Дело № 74-АПУ14-15

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 31 июля 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 74-АПУ14-15

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 31 июля 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоЧервоткина А С ,
судейЗыкина В.Я. и Чакар Р.С.
при секретареСтручеве В.А., с участием прокурора Модестовой А.А., осуж­

денных Кожана А.В. и Степанова А.П., адвокатов Андреева Б.И., Шевченко Е.М., Кротовой СВ., потерпевшей Ф переводчика К ., рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осу­ жденных Кожана А.В. и Степанова А.П., адвоката Андреева Б.И. на приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 13 мая 2014 года.

Заслушав доклад судьи Зыкина В.Я., выступление осужденных Кожана А.В. и Степанова А.П., адвокатов Андреева Б.И., Шевченко Е.М., Кротовой СВ., потерпевшей Ф возражения на жалобы прокурора Гене­ ральной прокуратуры Российской Федерации Модестовой А.А., судебная кол­ легия,

установила:

по приговору Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 13 мая 2014 года Кожан А В ранее не судимый, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, за которое ему назначено наказание в виде лишения сво­ боды на срок 17 лет с ограничением свободы на 2 года, с установлением сле­ дующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания, место работы, а также не выезжать за пределы территории муниципального образо­ вания - городской округ «Город » Республики без согла- сия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в который также являться 2 раза в месяц для регистрации, с отбыванием наказания в ис­ правительной колонии строгого режима; Степанов А П ранее не судимый, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, за которое ему назначено наказание в виде лишения сво­ боды на срок 19 лет с ограничением свободы на 2 года, с установлением сле­ дующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания, место работы, а также не выезжать за пределы территории муниципального района « район» Республики без согласия специализирован­ ного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуж­ денными наказания в виде ограничения свободы, в который также являться 2 раза в месяц для регистрации, с отбыванием наказания в исправительной коло­ нии строгого режима.

Судом постановлено: взыскать с Степанова А П : - в пользу Ф компенсацию морального вреда в размере рублей -в пользу Ф компенсацию морального вре­ да в размере рублей; взыскать с Кожана А В : - в пользу Ф компенсацию морального вреда в размере рублей -в пользу Ф компенсацию морального вре­ да в размере рублей; взыскать с Степанова А П и Кожана А В солидарно в возмещение расходов на погребение: - в пользу Ф рубля -в пользу Ф рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований Ф Ф отказано.

В приговоре содержится решение о вещественных доказательствах по делу.

Кожан А.В. и Степанов А.П. осуждены за убийство двух лиц, совершен­ ное группой лиц.

Преступление совершено 19.11.2012 г. в помещении административного здания «ИП , расположенного в г. при обстоятельствах, уста­ новленных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный Кожан А.В. просит пересмотреть приговор и снизить срок наказания. При этом он ссылается на то, что вину при- знал частично, ранее не судим, к уголовной ответственности привлечен впер­ вые, просит учесть его молодой возраст и «трудное детство», воспитание «в не­ благополучной семье». Кроме того, высказывает несогласие с приговором, ут­ верждая, что следователь С изменил его показания, необоснованно указав о совершении им преступления «по предварительному сговору»; на оч­ ной ставке следователь сам написал, сколько ударов он (Кожан) наносил; заяв­ ляет, что свидетели «путались в показаниях»; осужденный утверждает, что он «умственно отсталый».

Осужденный Степанов А.П. в апелляционной жалобе просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение. Он утверждает, что судом нарушены требования уголовно-процессуального закона (ч.З ст. 15 УПК РФ), а также полагает, что его действия неправильно квалифицированы судом как убийство; считает, что совершенное им деяние должно быть квали­ фицировано по ч.4 ст. 111 УК РФ, т.е. как причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, совершенное группой лиц в отношении двух лиц; утверждает, что совершая преступления, не имел умыс­ ла не убийство потерпевших Ф и Ф заявляет, что инициатором конфликта был Ф который первым начал избивать его (Степанова). При этом, ссылаясь на показания свидетелей П и С в жалобе Степанов А.С излагает обстоятельства произо­ шедшей драки, описывая действия каждого из ее участников, в том числе свои действия и действия Кожана А.В. Осужденный Степанов А.П. утверждает, что председательствующим по делу судьей Т нарушены принципы состязательности сторон и беспристрастности суда, поскольку судья фактиче­ ски взяла на себя функции государственного обвинителя, вместе с прокурором задавала свидетелям «наводящие вопросы» с обвинительным уклоном, добива­ ясь от них определенных ответов. Осужденный заявляет, что в приговоре суда необоснованно указано о том, что он (Степанов) бил потерпевшего Ф . обрезком трубы по голове, поскольку никто из свидетелей об этом не го­ ворил; утверждает, что перед тем как он (Степанов) лег спать, избитые потер­ певшие еще были живы; потерпевшего Ф они с Кожаном А.В. вы­ везли из помещения и отвезли в подъезд другого дома в надежде, что его кто-то обнаружит, окажет ему необходимую медицинскую помощь и спасет его. Осу­ жденный Степанов утверждает, что имеет «патологические отклонения», педа­ гогически запущен, не умеет читать и писать по-русски; заявляет, что первые следственные действия с его участием проводились на русском языке, протоко­ лы этих следственных действий ему не оглашались, переводчик при проведе­ нии следственных действий отсутствовал; несмотря на это, суд отклонил хода­ тайства стороны защиты о признании указанных протоколов недопустимыми доказательствами.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Андреев Б.И. (за­ щитник Степанова А.П.) просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции. Адвокат утверждает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоя­ тельствам уголовного дела, установленным судом; судом не учтены показания свидетеля С данные ею на предварительном следствии, где она рассказывала, что не видела начала драки, а проснулась лишь тогда, когда подсудимые вдвоем избивали лежавшего на полу (Ф адво­ кат полагает, что из-за алкогольного опьянения свидетель С бы­ ла не в состоянии запомнить происходящие события. Защитник также ставит под сомнение достоверность показаний свидетеля П считая их «путанными» и противоречивыми. Защитник заявляет, что председательст­ вующий судья Т вместе с государственным обвинителем задава­ ли свидетелям С и П наводящие вопросы и тем самым вынудили их изменить свои первоначальные показания. Адвокат, также как и Степанов А.П., утверждает, что на предварительном следствии было на­ рушено право Степанова А.П. пользоваться помощью переводчика, в связи с чем протоколы первоначальных следственных действий, проведенных без уча­ стия переводчика, должны быть признаны недопустимыми доказательствами.

Защитник полагает, что суд не был беспристрастным, поскольку председатель­ ствующий по делу судья Т С вела процесс с обвинительным укло­ ном, находясь на стороне обвинения и задавая свидетелям «наводящие» вопро­ сы. По мнению адвоката, действия Степанова А.П. и Кожана А.В. должны быть квалифицировано по ч.4 ст. 111 УК РФ. Как считает защитник, Степанову А.П. назначено чрезмерно суровое несправедливое наказание, судом не учтены все смягчающие Степанова обстоятельства: привлечение к уголовной ответст­ венности впервые, противоправность поведения потерпевшего Ф признание вины по ч.4 ст. 111 УК РФ. Кроме того, как указывает защитник в жалобе, судом было безосновательно отклонено ходатайство стороны защиты о проведении в отношении Кожана А.В. повторной «психо-психиатрической» экспертизы; высказывает сомнение в объективности выводов проведенной ра­ нее в отношении Кожана А.В. такой экспертизы.

Государственным обвинителем Балаевым А.Ю., а также потерпевшими Ф и Ф поданы возражения на апелляционные жа­ лобы осужденных и защитника, доводы которых прокурор и потерпевшие счи­ тают необоснованными, просят приговор оставить без изменения.

Осужденные Кожан А.В., Степанов А.П. и их защитники адвокаты Анд­ реев Б.И., Шевченко Е.М. (защитники Степанова А.П.), Кротова СВ. (защитник Кожана А.В.) в заседании суда апелляционной инстанции поддержали доводы апелляционных жалоб и просили их удовлетворить.

Прокурор Генеральной прокуратуры Российской Федерации Модестова А.А., а также потерпевшая Ф возражали против доводов жалоб, просили приговор оставить без изменения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционных жалоб осужденных Степанова А.П., Кожа­ на А.В. и защитника Андреева Б.И. Вывод суда о виновности Кожана А.В. и Степанова А.П. в совершении инкриминированного им преступления основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, оценка которым дана в приговоре.

Положенные в основу приговора доказательства являются допустимыми, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В жалобах осужденными Кожаном А.В. и Степановым А.П., а также за­ щитником Андреевым Б.И. не оспаривается факт избиения Кожаном А.В. и Степановым А.П. потерпевших Ф и Ф Доводы жалоб осужденных и защитника о том, что действия Кожана и Степанова подлежат квалификации по ч.4 ст.111 УК РФ как причинение тяжко­ го вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевших, а также о том, что у них не было умысла на убийство потерпевших - не могут быть при­ знаны обоснованными.

Как установлено судом, в том числе из показаний свидетелей-очевидцев П и С Кожан А.В. и Степанов А.П. избивали по­ терпевших совместно, сначала одного, затем второго потерпевшего, нанеся им множество ударов руками и обутыми ногами, а Степанов А.П. также обрезком металлической трубы. В процессе их избиения каждый из потерпевших нахо­ дился в положении лежа на полу и не оказывал никакого сопротивления. Сте­ панов А.П. и Кожан А.В. были агрессивными, злыми, удары потерпевшим на­ носили совместно, со значительной силой, избивали каждого потерпевшего на протяжении 10-15 минут, что подтверждается как показаниями свидетелей, так и характером, количеством причиненных потерпевшим травм, механизмом их образования и причиной их смерти.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз, потерпевшему Ф было нанесено множество, не менее 45, травматических воз­ действий, в том числе не менее 20 ударов в область головы, а потерпевшему Ф нанесено не менее 26 травматических воздействий, из которых не менее 15 ударов в область головы. Кроме того, они нанесли потерпевшим удары в область туловища, шеи.

Свидетель П показала, что Степанов А.П. наносил удары именно тем обрезком металлической трубы, который был приобщен к делу в качестве вещественного доказательства и осмотрен в суде. От полученных тяжких повреждений потерпевший Ф скончался на месте проис­ шествия, а потерпевший Ф скончался спустя непродолжительное время.

Из показаний подозреваемого Кожана А.В., признанных судом достовер­ ными, следует, что он совместно со Степановым А.П. избили потерпевших Ф и Ф в результате чего те умерли. При этом они били потерпевших по всему телу руками и обутыми ногами, а Степанов также взял железную трубку длиной примерно 1 метр, диаметром 15 мм. и начал наносить ею удары (Ф по ребрам, по спине. Этой же трубой Степа­ нов избивал и (Ф после того, как они избили Ф Использование Степановым металлической трубы при избиении потер­ певших, о чем показывали свидетель П и Кожан А.В., подтвержда­ ются и другими доказательствами. Сам Степанов А.П. не отрицал в суде, что наносил Ф удары подобным предметом, называя его «стойкой от микрофона».

Согласно показаниям Кожана А.В., они потерпевших «запинали», сна­ чала одного, а затем второго. Степанов А.П. и Кожан А.В. избивали лежащих на полу и не оказывающих сопротивления потерпевших в основном обутыми ногами. Характерно, что согласно выводам судебно- медицинских экспертиз у самих подсудимых Кожана и Степанова каких-либо существенных поврежде­ ний не обнаружено, за исключением ссадины на плече у Кожана А.В. и крово­ подтека нижнего века у Степанова А.П. Это обстоятельство также свидетельст­ вует о том, что подсудимые не оборонялись от потерпевших, а избивали их.

С учетом данных обстоятельств, а также характера согласованных совме­ стных действий Степанова А.П. и Кожана А.В., нанесших потерпевшим с большой силой множество ударов руками и обутыми ногами, а Степанова А.П. также обрезком металлической трубы, обладающим высоким травми­ рующим свойством, в область расположения жизненно - важных органов - в голову, шею и туловище, суд пришел к обоснованному выводу о том, что под­ судимые осознавали общественно - опасный характер своих действий, предви­ дели возможность наступления смерти потерпевших и желали этого, то есть действовали с умыслом, направленным на лишение жизни потерпевших.

Об умысле на убийство также свидетельствуют и последующие дейст­ вия Степанова А.П. и Кожана А.В., которые расчленили труп Ф а Ф выбросили в подъезде дома подальше от базы, т.е. места пре­ ступления.

О совершении убийства потерпевших Ф Ф группой лиц свидетельствует то обстоятельство, что Кожан А.В. и Степанов А.П. действовали совместно, с умыслом на причинение смерти потерпевшим, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни обоих потерпевших, применяя к ним насилие; смерть потерпевших наступила от их совместных действий.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что мотивом преступления (убийства потерпевших Ф Ф явилась внезапно воз­ никшая к ним личная неприязнь подсудимых.

Судом установлено, что между Степановым А.П. и Ф произошла ссора, что вызвало у Степанова А.П. неприязнь к Ф и Степанов стал избивать потерпевшего. Кожан, увидев происходившую между Степановым и Ф драку, воспринял это как личную обиду за своего друга Степанова А.П., что соответственно также вызвало у него неприязнь к потерпевшему Ф Затем неприязнь у подсудимых возникла и к потерпевшему Ф который являлся другом Ф что и послужило мотивом убийства обоих потерпевших.

С учетом изложенного, суд правильно квалифицировал действия Кожана А.В. и Степанова А.П. по п. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, как убийство, то есть умышленное причинение смерти двум лицам, совершенное группой лиц.

Судом были проверены доводы защиты Степанова А.П. о неправомерном поведении потерпевшего Ф послужившем, как утверждала сторо­ на защиты, поводом к совершению преступления.

Эти утверждения, как правильно отмечено судом, опровергаются показа­ ниями свидетеля П явившейся очевидцем начала развития кон­ фликта между Степановым А. и Ф Согласно показаниям данного свидетеля, потерпевший Ф ника­ ких противоправных или аморальных действий, которые могли бы послу­ жить поводом для совершения Степановым А.П. и Кожаном А.В. его убий­ ства, не совершал.

О таком неправомерном поведении потерпевшего не говорил и сам Сте­ панов А.П. в своих показаниях, данных в ходе следствия и в суде. По поводу причин возникновения ссоры с Ф Степанов А.П. выдвигал разные версии, его показания в это части не стабильны.

В своих первоначальных показаниях Степанов А.П. указывал о том, что после прихода А он вступил в словесную перепалку с Федоровым , затем он сразу начал драться с Ф Впоследствии Степанов по­ казывал, что не помнит из-за чего начался конфликт с Ф В судеб­ ном заседании Степанов А.П. утверждал, что Ф высказывал недоволь­ ство тем, что он дружит с русским, из-за чего у них с Ф произошла ссора.

Из первоначальных показаний Кожана А.В. следует, что он начала кон­ фликта не видел, так как заснул за столом. Однако в последующем он стал ут­ верждать, что драку начал Ф Говоря о мотивах своих действий, Ко­ жан А.В. заявил, что избил потерпевшего Ф со злости.

Оценив показания подсудимых, сопоставив их показания с показаниями свидетеля П суд обоснованно признал достоверными показания свидетеля П о том, что Степанов А.П. подошел к Ф стал вызывающе разговаривать с ним, в результате чего между ними произошла словесная перепалка, в ходе которой Степанов А.П. стал бить Ф Эти показания свидетеля подтверждаются первоначальными показаниями Степа­ нова А.П. Таким образом, суд пришел к обоснованному выводу о том, что инициа­ тором конфликта явился сам Степанов А.П. Вопреки утверждению стороны защиты, суд дал правильную оценку ис­ следованным в суде доказательствам, в том числе показаниям свидетелей П и С Оценивая их показания, суд обоснованно пришел к выводу, что показания свидетелей П и С присутствовавших на месте преступления и явившихся очевидцами совершенного Степановым А.П. и Ко­ жаном А.В. преступления в отношении потерпевших Ф и Ф стабильны, последовательны, не противоречивы, согласуются между собой и с другими доказательствами, исследованными в суде, в том числе с показаниями Степанова А.П. и Кожана А.В., данными ими в ходе предвари- тельного следствия, которые были исследованы судом на основании п.1.ч.1 ст. 276 УПК РФ.

Вопреки доводам защиты, судом не установлено, что свидетели П . и С находились в такой степени алкогольного опьянения, когда они были бы не способны адекватно воспринимать происходившие со­ бытия и давать о них достоверные показания.

Каких-либо оснований для оговора подсудимых свидетелями П и С судом не установлено.

Судом также дана надлежащая оценка показаниям подсудимых.

Оценив показания подсудимых, данные ими в ходе предварительного следствия и в суде, сопоставив их с показаниями свидетелей П и С а также с другими доказательствами по делу, суд пришел к обоснованному выводу о том, что наиболее достоверными и соответствующи­ ми фактическим обстоятельствам дела являются первоначальные показания Степанова А.П. и Кожана А.В., поскольку они в части описания деяний, со­ вершенных каждым из них, обстоятельств применения насилия, количества, характера, локализации нанесенных потерпевшим ударов и причиненных по­ вреждений, орудия преступления, сокрытия следов преступления, существен­ ных противоречий не содержат, согласуются между собой и с иными имею­ щимися по делу доказательствами, в том числе с показаниями свидетелей П и С П К протоколами осмотров мест происшествия и трупов, заключениями судебно-медицинских экспертиз трупов, протоколами осмотров предметов, а также заключением су- дебно-биологической экспертизы.

Показания подсудимых, данные ими на предварительном следствии и в судебном заседании, суд признал достоверными лишь в той части, в которой они не противоречат другим исследованным доказательствам.

Доводы Степанова А.П. и его защитника Андреева Б.И. о недопустимо­ сти первоначальных показаний Степанова А.П., в связи с нарушением ст. 18 УПК РФ, т.е. права делать заявления, давать показания, заявлять ходатайства, знакомиться с материалами уголовного дела на родном языке, а также пользо­ ваться помощью переводчика, судом первой инстанции были проверены и при­ знаны не состоятельными, о чем вынесено постановление от 15.04.2014 г. (т.9 л.д. 205-210).

Оснований не согласиться с данным постановлением суда не имеется, по­ скольку оно является законным, обоснованным и мотивированным.

Судом также были проверены доводы защиты о том, что подсудимые увезли потерпевшего Ф и оставили в подъезде другого дома с це­ лью его обнаружения людьми и оказания ему неотложной медицинской помо­ щи, что, по мнению стороны защиты, является свидетельством отсутствия у них умысла на убийство потерпевших.

Эти доводы стороны защиты обоснованно отвергнуты судом в приговоре на листе 28.

Содержащиеся в апелляционной жалобе осужденного Кожана А.В. дово­ ды о том, что следователь С изменил его показания, на очной ставке сам написал, сколько ударов он (Кожан) наносил потерпевшим - являются го­ лословными, ни на чем не основаны, и опровергаются протоколом соответст­ вующего следственного действия, проведенного с участием Кожана А.В., в ко­ тором он и его защитник своими подписями удостоверили правильность зане­ сенных в протокол сведений (т.2 л.д. 19-28).

Что касается психического состояния Степанова А.П. и Кожана А.В., то оно было проверено органами следствия и судом.

С этой целью на предварительном следствии были назначены и проведе­ ны экспертизы.

Как следует из заключения первичной амбулаторной комплексной су­ дебной психолого-психиатрической экспертизы № 51 от 29.01.2013 г. (т.З л.д.8-13), у Кожана А.В. имеются признаки Бытовое пьянство. У него выявлено Указанные психические нарушения у Кожана легко выражены, не сопровождаются психотическими нарушениями в виде бреда и галлюцинаций, помрачением сознания, грубыми расстройствами па­ мяти и не нарушают его способности правильно осознавать фактический ха­ рактер и общественную опасность своих действий и руководить ими как на пе­ риод инкриминируемых ему деяний, так и в настоящее время. В период ин­ криминируемых деяний у Кожана А.В. не было признаков какого-либо вре­ менного расстройства психической деятельности; у Кожана не выявлено на тот период какой бы то ни было психотической симптоматики; он был в простом алкогольном опьянении, мог правильно осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера Кожан не нуждается. Признаков физиологического аффекта в период времени, относящийся к инкриминируе­ мому деянию, у Кожана не выявлено.

Из заключения первичной амбулаторной комплексной судебной психо­ лого-психиатрической экспертизы № 56 от 30.01.2013 г. (т.З л.д.37-43) следу­ ет, что Степанов А.П. психическим расстройством не страдал и в настоящее время не страдает. В его анамнезе нет указаний, а при настоящем психолого- психиатрическом обследовании у него не выявлено признаков нарушенного сознания, расстройств памяти и интеллекта, бреда, галлюцинаций и других психотических нарушений в сфере эмоций и воли, которые бы лишали его возможности осознавать фактических характер и общественную опасность своих действий и руководить ими как на период инкриминируемых ему дея­ ний, так и в настоящее время. Выявленные у Степанова при настоящем психо­ лого-психиатрическом обследовании признаки акцентуации характера по эпилептоидно-истероидному типу такие как: обидчивость, недоверчивость, чувствительность к критическим замечаниям, подозрительность, обладание повышенным чувством справедливости, стремление настоять на своем, нуж­ даемость в признании авторитета в глазах окружающих - к психическим рас­ стройствам не относятся, рассматриваются как вариант нормы и не нарушали и не нарушают его способность правильно осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. У него на тот пе­ риод не выявлено какой бы то ни было психотической симптоматики, он был в простом алкогольном опьянении, мог правильно осознавать фактический ха­ рактер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В при­ менении принудительных мер медицинского характера Степанов А.П. не нуж­ дается. Признаков физиологического аффекта в период времени, относящийся к инкриминируемому деянию, у Степанова А.П. нет.

Указанные экспертизы были проведены в соответствии с требованиями уголовно - процессуального закона и обоснованно признаны судом допусти­ мыми и достоверными доказательствами, поскольку их выводы подтверждают­ ся сведениями о личностях подсудимых и другими материалами дела.

Каких-либо оснований для проведения дополнительных или повторных экспертиз в отношении Кожана А.В. и Степанова А.П. не имелось.

С учетом выводов амбулаторных комплексных судебных психолого- психиатрических экспертиз, исследованных материалов дела, адекватного по­ ведения подсудимых в судебном заседании, суд пришел к обоснованному вы­ воду о вменяемости Кожана А.В. и Степанова А.П. Приговор в полной мере соответствует требованиям уголовно- процессуального закона, в нем приведены доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности подсудимых Степанова А.П., Кожана А.В. и мотивы, по которым суд отверг доказательства и доводы, приводимые стороной защиты.

Выводы суда противоречивыми не являются.

Из протокола судебного заседания видно, что дело рассмотрено судом объективно и всесторонне; принципы беспристрастности суда и равенства сто­ рон не нарушены.

Председательствующим судьей Т сторонам созданы не­ обходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осу­ ществления предоставленных им прав.

Вопреки утверждениям стороны защиты, председательствующим судьей участникам процесса (в том числе свидетелям) не задавалось «наводящих» во­ просов и не оказывалось на них какого-либо давления.

Назначенное Степанову А.П. и Кожану А.В. наказание соответствует ха­ рактеру и степени общественной опасности совершенного преступления, об­ стоятельствам его совершения, личности каждого из них и является справедли­ вым.

Все смягчающие наказание обстоятельства осужденных судом были уч­ тены при назначении им наказания.

Оснований для смягчения наказания Степанову А.П. и Кожану А.В. су­ дебная коллегия не усматривает.

20 28 Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 389, 389 УПК РФ, су­ дебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 13 мая 2014 года в отношении Кожана А В и Степанова А П оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и защитника - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года со дня оглашения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 74-АПУ14-15

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 18. Язык уголовного судопроизводства
УПК РФ Статья 276. Оглашение показаний подсудимого

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх