Дело № 74-АПУ15-9

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 29 апреля 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Шамов Алексей Викторович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 74-АПУ15-9

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 29 апреля 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Иванова ГЛ., судей Боровикова В.П. и Шамова А.В., при секретаре Смирновой О.П., с участием переводчика Федосеевой С.С, рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осуждённых Гоголева С.А. и Крылатовой С.А. на приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 17 февраля 2015 года, которым Гоголев С А , , судимый 15 апреля 2014 года по части 1 статьи 157 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработной платы в доход государства, осуждён по п. «ж» части 2 статьи 105 УК РФ на 13 лет лишения свободы, с ограничением свободы на 2 года с установлением ограничений, указанных в приговоре. На основании части 5 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказания, назначенного по настоящему приговору, и наказания, назначенного по приговору мирового судьи судебного участка Вилюйского района от 15 апреля 2014 года, окончательно назначено 13 лет месяц 1 лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года с установлением ограничений, перечисленных в приговоре; Крылатова С А , несудимая, осуждена по п. «ж» части 2 статьи 105 УК РФ на 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, с ограничением свободы на 2 года с установлением ограничений, указанных в приговоре. Мера пресечения Гоголеву С.А. и Крылатовой С.А. в виде заключения под стражу - оставлена без изменения. Срок отбывания наказания Гоголеву С.А. и Крылатовой С.А. исчислен с 17 февраля 2015 года, в срок отбытия наказания зачтено время содержания под стражей Гоголева С.А. - с 8 марта 2014 года по 16 февраля 2015 года, Крылатовой С.А. - с 7 марта 2014 года по 16 февраля 2015 года. Удовлетворен гражданский иск о взыскании компенсации морального вреда, в пользу П взыскано с Гоголева С.А. и Крылатовой С.А. по рублей с каждого. Приговором решен вопрос о вещественных доказательствах. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шамова А.В., выступления осужденных Гоголева С.А. и Крылатовой С.А., в защиту их интересов адвокатов Пержановской Е.Г. и Кузнецовой АС. по доводам апелляционных жалоб, прокурора отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации Полеводова С.Н., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия У С Т А Н О В ИЛА: приговором суда Гоголев С.А. и Крылатова С.А. признаны виновными в том, что в период времени с 20 часов 1 марта 2014 года до 10 часов 2 марта 2014 года , действуя группой лиц, при обстоятельствах, подробно описанных в приговоре, совместно совершили убийство П В апелляционных жалобах и дополнениях: - осужденный Гоголев С.А. заявляет о несогласии с приговором. Утверждает, что он совершил преступление один, Крылатова С.А. к совершению преступления непричастна. В ходе следствия Крылатова С.А. была допрошена в состоянии опьянения, однако суд этому значения не придал и положил ее первоначальные показания в основу приговора. Материалы дела сфальсифицированы. Обвинительное заключение составлено с нарушением требований закона 2 следователем Н следственные же действия проводил следователь С во время ознакомления с материалами дела следователь не разъяснял права и не ознакомил с уголовным делом в полном объеме, в связи с чем, он (Гоголев) заявлял ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ, о вызове и допросе в судебном заседании следователя Н но суд эти ходатайства безосновательно отклонил. Адвокат П также не разъяснял ему права. В судебном заседании он не признал вину по предъявленному обвинению даже частично, так как преступление совершил один, то есть признает вину по части 1 статьи 105 УК РФ и в содеянном раскаивается. Настаивает на том, что смерть П наступила именно от его действий. Следователь С постарался изложить первоначальные показания его и Крылатовой С.А., а также показания свидетелей С и П таким образом, что их содержание согласуется, в связи с чем, суд признал их более достоверными и отверг их (Гоголева и Крылатовой) пояснения о самооговоре Крылатовой С.А. Экспертом М не установлено, что колото-резаную рану шеи слева нанесла Крылатова С.А. Судом не исследовались вещественные доказательства и видеозапись об обнаружении ножей. В ходе следствия оказывалось незаконное воздействие со стороны сотрудников полиции, однако суд не принял это во внимание. На орудии преступления отсутствуют отпечатки пальцев Крылатовй С.А. Суд не учел смягчающие наказание обстоятельства: наличие малолетнего ребенка, родившегося у Крылатовой С.А., заслуги перед Отечеством, явку с повинной, признание вины по части 1 статьи 105 УК РФ, противоправное и аморальное поведение потерпевшего, спровоцировавшего его на такое деяние. Отмечает, что он не в состоянии возместить моральный вред в указанной судом сумме, так как материально не обеспечен. Просит переквалифицировать его действия с п. «ж» части 2 статьи 105 УК РФ на часть 1 статьи 105 УК РФ. Также выражает несогласие с тем, что судьей отклонены его замечания на протокол судебного заседания и просит считать правильными показания свидетеля И , как они изложены им (Гоголевым); - осужденная Крылатова С.А., не соглашаясь с приговором, считает его незаконным и необоснованным. Указывает, что суд, опираясь на ее первоначальные показания, данные в состоянии алкогольного опьянения, то есть доказательство, полученное с нарушением норм уголовно-процессуального закона, так как следователь не провел обязательного медицинского освидетельствования, постановил обвинительный приговор, не исследовав все возникшие по делу версии, не оценив и не устранив имеющиеся противоречия. Подвергает сомнению утверждение органов следствия о том, что она изначально призналась в совершении преступления, в связи с отсутствием в деле ее явки с повинной; вместе с тем, в уголовном деле есть явка с повинной Гоголева С.А., согласно которой она непричастна к совершению убийства П Считает выводы суда противоречивыми: суд отмечает, что в силу алкогольного опьянения она могла не помнить, как выглядел нож, однако суд не допускает, что по этой же причине она могла не помнить, в какую область тела потерпевшего был нанесен удар ножом, и отвергает их показания (ее и Гоголева) о совершении преступления одним Гоголевым С.А., поскольку их пояснения о нанесенном ножом ударе в грудь потерпевшего не подтверждаются заключением эксперта. Она не знала, как 3 выглядел нож, поскольку преступления не свершала. Записка, изъятая в камере, где она содержалась, и представленная стороной обвинения в качестве доказательства ее виновности, не содержит сведений о совершении ею убийства П в этой записке Гоголев С.А. просит ее не оговаривать себя в совершении преступления. О ее непричастности к совершению преступления свидетельствует и то, что ни на одном из орудий преступления не обнаружено следов ее рук. Она не является ранее судимой, поэтому указание суда о том, что ранее она судима за преступления, совершенные группой лиц, необоснованно. В судебном заседании не исследовались вещественные доказательства - одежда со следами крови, орудия преступления. В подтверждение своей непричастности к совершению преступления приводит выдержки из протокола допроса (в котором оговорила себя), протокола проверки показаний на месте, заключения медико- криминалистической экспертизы, анализирует их, указывает на имеющиеся противоречия; отмечает, что между нею и Гоголевым С.А. проводилась очная ставка, однако это нигде не отражено. Указывает, что следствие и судебное заседание проводились с обвинительным уклоном. В приговоре суда фактически отсутствует описание деяния, признанного судом доказанным, отдельные доказательства приведены избирательно с позиции стороны обвинения, не приведены мотивы, по которым суд отверг доказательства и доводы стороны защиты. При провозглашении приговора отсутствовали адвокат, переводчик и потерпевший П Просит приговор в отношении нее отменить и вынести оправдательный приговор. В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Л.Н. Третьякова, потерпевший П указывают о несогласии с изложенными в них доводами, просят приговор оставить без изменения. Проверив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным. Судебная коллегия находит не основанными на материалах уголовного дела доводы апелляционных жалоб о нарушениях, допущенных в ходе предварительного следствия. Расследование уголовного дела проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства. Довод Гоголева С.А. о том, что при окончании предварительного расследования он не был ознакомлен с материалами дела в полном объеме, ему не разъяснялись его права, опровергается имеющимся в уголовном деле и исследованным судом протоколом ознакомления обвиняемого Гоголева С.А. и защитника П с материалами уголовного дела от 3 октября 2014 года (т.5, л.д.93, 9 торого усматривается, что требования статьи 217 УПК РФ выполнены, каких-либо замечаний у обвиняемого и защитника не возникло. Обвинительное заключение составлено в соответствии со статьей 220 УПК РФ, у суда не имелось оснований для удовлетворения ходатайства стороны защиты о 4 возвращении уголовного дела прокурору в порядке, предусмотренном статьи 237 УПК РФ. Уголовно-процессуальный закон (статья 39 УПК РФ) предусматривает возможность передачи уголовного дела в производство от одного следователя к другому, поэтому составление обвинительного заключения следователем Н а не следователем С не противоречит требованиям закона. Рассмотрение уголовного дела судом проведено в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, глав 37-39 УПК РФ, определяющих процедуру рассмотрения уголовного дела. Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела не допущено. Заявление Гоголева С.А. об оказании физического и психологического воздействия со стороны сотрудников полиции проверялось судом и обоснованно отвергнуто как несостоятельное, поскольку объективного подтверждения не нашло. В приговоре приведены убедительные мотивы в обоснование данного вывода, при этом суд справедливо указал, что каких-либо телесных повреждений у Гоголева С.А. при неоднократном проведении медицинских осмотров не обнаружено, в результате проведенной по заявлению Гоголева С.А. проверки вынесено решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Не допущено и нарушения права на защиту Гоголева С.А. и Крылатовой С.А., на что они обращают внимание в своих апелляционных жалобах. Их интересы в ходе следствия и в судебном заседании надлежащим образом осуществляли адвокаты, в производстве по делу участвовал переводчик, о нуждаемости в услугах которого заявила Крылатова С.А. Уголовно-процессуальным законом не предусмотрено обязательное участие адвоката и переводчика, а также потерпевшего во время провозглашения приговора. Копия приговора, переведенного на якутский язык, вручена Крылатовой С.А. Право на апелляционное обжалование приговора Крылатовой С.А. реализовано. Из протокола судебного заседания усматривается, что суд, соблюдая принципы уголовного судопроизводства, в том числе принцип состязательности, закрепленный в статье 15 УПК РФ, обеспечил сторонам равные права в предоставлении и исследовании доказательств. Все ходатайства участников процесса и в частности, заявленные стороной защиты, рассмотрены судом в порядке, предусмотренном статьей 271 УПК РФ, по ним приняты мотивированные решения, в том числе об удовлетворении ходатайств в случае их обоснованности. Отказ суда в удовлетворении некоторых ходатайств при соблюдении процедуры их рассмотрения не свидетельствует о необъективности суда. Замечания на протокол судебного заседания, поданные Гоголевым С.А., в которых он отмечал неправильность изложения в протоколе показаний свидетеля И рассмотрены судьей в порядке, предусмотренном статьей 260 УПК РФ, принято мотивированное решение об отклонении замечаний. 5 Представленные сторонами и исследованные непосредственно в судебном заседании доказательства получили в приговоре надлежащую оценку с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела, как того требует статья 88 УПК РФ. Данных о фальсификации материалов уголовного дела не имеется, ни судом, ни судебной коллегией такие обстоятельства не установлены. В приговоре суд в соответствии со статьей 307 УПК РФ описал преступное деяние, признанное судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, а также привел доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимых, в полном объеме раскрыв их содержание, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. Каких-либо противоречий суд в приговоре не допустил. Таким образом, доводы жалобы Гоголева С.А. об обвинительном уклоне и доводы жалобы Крылатовой С.А. об отсутствии в приговоре описания преступного деяния, приведении доказательств избирательно с позиции стороны обвинения, являются несостоятельными. Указание в приговоре о частичном признании вины Гоголева С.А. не противоречит его позиции в судебном заседании, поскольку Гоголев С.А., не отрицая убийства П лишь настаивал на том, что это деяние совершил один, а Крылатова С.А. к преступлению не причастна, об этом же он указывает и в апелляционной жалобе. В судебном заседании тщательно исследовались показания Гоголева С.А. и Крылатовой С.А., данные ими как в ходе судебного разбирательства, так и при их допросах в качестве подозреваемых, обвиняемых и при поверке показаний на месте. Все их показания подробно изложены и проанализированы в приговоре, им дана надлежащая оценка. Суд обоснованно признал достоверными и положил в основу приговора наряду с другими доказательствами первоначальные показания Гоголева С.А. от 8, 10 и 14 марта 2014 года ( т.2, л.д.48-53, 56-61, 126-147) и Крылатовой С.А. от 8, 9 и 10 марта 2014 года (т.1, л.д.225-229, т.2, л.д.96-100, 108-124) о совместном совершении ими убийства П поскольку именно эти их показания согласуются не только между собой, но и с совокупностью других доказательств, исследованных судом и приведенных в приговоре в обоснование виновности осужденных. Названные показания Гоголева С.А. и Крылатовой С.А. являются допустимыми доказательствами, так как получены с соблюдением требовании уголовно-процессуального закона: оба они допрошены в присутствии адвокатов, перед началом допроса им разъяснялись права; протоколы допросов составлены в соответствии со статьей 166 УПК РФ и содержат необходимые реквизиты, в 6 частности, подписи участвующих лиц, в том числе Гоголева С.А. и Крылатовой С.А., их защитников. Мнение Крылатовой С.А. об обязательном медицинском освидетельствовании перед допросом является ошибочным, поскольку уголовно-процессуальный закон такого требования не содержит. Отсутствие явки с повинной, на что указывает в жалобе Крылатова С.А., по смыслу уголовно-процессуального закона не свидетельствует о недостоверности признательных показаний. Оценивая показания Гоголева С.А. и Крылатовой С.А., суд обсуждал их доводы о нарушениях, допущенных следователем при первоначальном допросе Крылатовой С.А. в части того, что она давала показания в состоянии алкогольного опьянения, и справедливо пришел к выводу об их несостоятельности. Как следует из материалов уголовного дела, Крылатова С.А. была задержана 7 марта 2014 года, а впервые допрошена 8 марта 2014 года; допрошенный в судебном заседании следователь С отрицал факт нахождения Крылатовой С.А. во время допроса в состоянии опьянения; Крылатова С.А. допрашивалась в присутствии адвоката, при этом ни она, ни защитник каких-либо заявлений и замечаний не делали. К тому же признательные показания о совместном совершении преступления Гоголев С.А. и Крылатова С.А. давали неоднократно в присутствии защитников, подтвердили их при проведении проверок показаний на мете с участием понятых, при этом каждый из них указывал время, место и способ совершения преступления, подробно описывая не только свои действия, но и действия другого соучастника. Между тем, последующие показания Гоголева С.А. и Крылатовй С.А., которые суд справедливо оценил критически, как избранный виновными способ защиты, содержат внутренние противоречия, которые подробно суд описал в приговоре, и не согласуются с другими доказательствами. Добровольность показаний Гоголева С.А. при проведении их проверки на месте подтвердил также допрошенный в судебном заседании свидетель А , участвовавший в следственном действии в качестве понятого. О недостоверности последующих показаний Гоголева С.А. и Крылатовой С.А., в которых они стали отрицать причастность Крылатовой С.А. к совершению преступления в отношении П свидетельствует и содержание записки, изъятой у Крылатовой С.А. 10 апреля 2014 года в ходе обыска (т.2, л.д.219) и впоследствии в установленном уголовно-процессуальным законом порядке приобщенной к материалам уголовного дела. Утверждение Крылатовой С.А. о том, что в записке, текст и подпись в которой согласно заключению эксперта (т.4, л.д.81-83) выполнены Гоголевым С.А., тот лишь просил ее не оговаривать себя в совершении преступления, не соответствует содержанию записки, из которого следует, что Гоголев С.А. дает указания Крылатовой С.А., какую именно версию убийства П им необходимо выдвинуть (о совершении убийства только Гоголевым С.А.), при этом их показания должны быть согласованными. 7 Из показаний Гоголева С.А. и Крылатовой С.А., признанных судом достоверными, следует, что Крылатова С.А. первой зашла в комнату, где наносила П удары кухонным ножом, при этом первый удар попал в область горла; затем в комнату зашел Гоголев С.А. и стал наносить удары П ножом в область лица, шеи, груди, потом топором по голове; после нанесения ударов потерпевшему Гоголев С.А. и Крылатова С.А. забрали из дома П продукты, телефон. Согласно показаниям Гоголева С.А., он, войдя в комнату, увидел лежащего на полу П на полу была кровь. Показания Гоголева С.А. и Крылатовой С.А. о совместном совершении убийства потерпевшего объективно подтверждаются заключением судебно- медицинского эксперта (т.З, л.д.124-180), которым установлено количество, характер, локализация, степень тяжести, механизм образования телесных повреждений, обнаруженных на теле П при этом экспертом установлено наличие прямой причинно-следственной связи между причинением множественных рубленых ран головы, колото-резаной раны левой боковой поверхности шеи с повреждением левой наружной сонной артерии и наступлением смерти потерпевшего. Указание Крылатовой С.А. при первоначальных допросах о нанесении ею удара ножом в горло потерпевшего не противоречит заключению судебно-медицинского эксперта, согласно которому у потерпевшего наряду с другими телесными повреждениями обнаружена колото-резаная рана левой боковой поверхности шеи с повреждением левой наружной сонной артерии. Несостоятелен довод жалобы Гоголева С.А. о недостоверности указанного заключения в связи с отсутствием в нем суждения о причинении потерпевшему колото-резаной раны шеи слева Крылатовой С.А. Суд пришел к выводу о виновности в убийстве П Гоголева С.А. и Крылатовой С.А., в результате анализа и оценки совокупности всех исследованных доказательств. При этом суд признал достаточной для разрешения дела той совокупности доказательств, которая приведена в приговоре, поэтому доводы осужденных относительно проведенной между ними очной ставки не влияют на выводы суда. Виновность Гоголева С.А. и Крылатовой С.А. в совершении установленного приговором преступления при обстоятельствах, указанных в описательно- мотивировочной части приговора, подтверждаются также: - протоколами осмотров мест происшествия от 5, 6, 7 и 8 марта 2014 года (т.1, л.д.12-43, 45-48, 198-207, 232-242, т.2, л.д.1-16, 27-31), в ходе которых был осмотрен дом, где проживал П обнаружен его труп со множеством телесных повреждений, установлено, что обстановка в доме нарушена, имеются следы вещества бурого цвета; изъяты смывы вещества бурого цвета, следы пальцев рук, следы обуви, топор и нож со следами вещества бурого цвета; на прилегающей к дому П территории, в палисаднике одного из домов и в других домах, где после совершения преступления некоторое время находились Гоголев С.А. и 8 Крылатова С.А., изъяты предметы, которые они забрали из дома П (согласно их показаниям, признанным судом достоверными) после совершения убийства, штаны Крылатовой С.А. с помарками темно-бурого цвета, похожими на кровь, толстовка, принадлежащая Крылатовой С.А., с пятнами вещества, похожего на кровь; по месту проживания Гоголева С.А. и Крылатовой С.А. изъята одежда Гоголева С.А.; заключением эксперта по результатам медико-криминалистического исследования о возможности нанесения телесных повреждений, обнаруженных на теле П изъятыми при осмотре места происшествия и представленными на экспертизу топором и ножом (т.З, л.д.224-235); - протоколом от 8 марта 2014 года выемки у Крылатовой С.А. обуви и куртки (т.2, л.д.67-70); - заключениями экспертов (т.З, л.д.173-180, 196-219, т.4, л.д.50-62), согласно которым на топоре, ноже, одежде Гоголева С.А., одежде и обуви Крылатовой С.А. обнаружена кровь потерпевшего П след пальца руки, изъятый в доме П принадлежит Крылатовй С.А., следы подошвы, изъятые там же, могли быть оставлены обувью Крылатовй С.А.; - показаниями свидетелей С П П и И пояснивших, что в квартиру, где они совместно распивали спиртное, ночью пришли Гоголев С.А. и Крылатова С.А., принесли продукты, также свидетели сообщили, что видели на одежде и обуви Крылатовой С.А. и одежде Гоголева С.А. пятна крови. Показания указанных свидетелей оглашались в судебном заседании в соответствии с частью 3 статьи 281 УПК РФ, все свидетели после оглашения свои показания подтвердили. При таких обстоятельствах судебная коллегия признает несостоятельными доводы жалобы Гоголева С.А. о неправильном изложении следователем в протоколах допроса показаний свидетелей С и П Является несостоятельным и довод Крылатовой С.А. о том, что судом не исследованы все возникшие версии и не устранены все имеющиеся противоречия, поскольку версия Гоголева С.А. и Крылатовой С.А. о непричастности Крылатовой С.А. к совершению убийства П и возникшие в связи с этим противоречия тщательно проверялись и подробно обсуждались судом, что нашло свое отражение в описательно-мотивировочной части приговора, при этом суд свои выводы в полном объеме мотивировал и обоснованно отверг выдвинутую виновными версию. Отсутствие на орудиях преступления следов рук Крылатовой С.А., как и тот факт, что она не помнит внешние признаки ножа, которым наносила удары потерпевшему, при наличии совокупности других доказательств, подтверждающих ее виновность, не опровергают выводов суда. 9 Уголовно-процессуальный закон, статья 284 УПК РФ, не обязывает суд исследовать приобщенные к уголовному делу вещественные доказательства. В судебном заседании подробно исследовались все документы, касающееся изъятия, осмотра и приобщения к делу вещественных доказательств. Ходатайств об исследовании вещественных доказательств сторонами в судебном заседании не заявлялось. Судебное следствие было закончено при отсутствии возражений участников судебного разбирательства. В материалах уголовного дела имеются сведения о том, что Гоголев С.А. и Крылатова С.А. ранее привлекались к уголовной ответственности, в том числе за совершение преступлений группой лиц, в связи с чем, ссылка суда на данное обстоятельство при оценке их показаний не противоречит закону. Проанализировав исследованные непосредственно в судебном заседании доказательства в их совокупности, суд правильно установил обстоятельства совершения преступления в отношении П и пришел к обоснованному выводу о виновности в его совершении Гоголева С.А. и Крылатовой С.А. Содеянное осужденными получило надлежащую юридическую оценку. Квалификация действий Гоголева С.А. и Крылатовой С.А. по п. «ж» части 2 статьи 105 УК РФ является правильной. Выводы суда, в том числе и о совершении преступления группой лиц, мотивированы в приговоре. Судом, при назначении наказания Гоголеву С.А. и Крылатовой С.А. учтены обстоятельства, указанные в статье 60 УК РФ - характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения, данные о личности виновных, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семьи. В качестве смягчающих наказание Гоголева С.А. и Крылатовой С.А. обстоятельств суд признал и учел признание вины во время совершения предварительного расследования, молодой возраст, наличие у Крылатовой С.А. малолетнего ребенка, отсутствие у нее судимостей, участие Гоголева С.А в контртеррористической операции на территории Республики, явку с повинной Гоголева С.А., т.е. те обстоятельства, на которые указывает осужденный Гоголев С.А. в своей апелляционной жалобе. Таким образом, несостоятельным является довод жалобы Гоголева С.А. о том, что суд при постановлении приговора не учел его заслуги перед Отечеством. Мотивируя свое решение о непризнании в качестве смягчающего наказание Гоголева С.А. обстоятельства наличие малолетнего ребенка, суд обоснованно указал, что Гоголев С.А. отцом родившегося у Крылатовой С.А. ребенка в установленном порядке не признан, обязанностей родителя, в том числе по воспитанию и материальному содержанию ребенка, не исполнял. 10 Вопреки доводу жалобы Гоголева С.А., обстоятельств, свидетельствующих о противоправном или аморальном поведении потерпевшего П суд обоснованно не установил. С учетом характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновных суд правомерно признал отягчающим обстоятельством для обоих осужденных совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. Назначенное Гоголеву С.А. и Крылатовой С.А. наказание является справедливым. Гражданский иск о взыскании морального вреда, причиненного преступлением, разрешен судом с соблюдением требований ст.ст. 151, 1101 ГК РФ. Оснований для признания обоснованными доводов жалобы Гоголева С.А. в этой части судебная коллегия не находит. Обстоятельств, влекущих отмену или изменение приговора в отношении Гоголева С.А. и Крылатовой С.А. по доводам апелляционных жалоб осужденных, судебной коллегией не установлено. 13 20 28 33 Руководствуясь статьями 389, 389, 389, 389 УПК РФ, судебная коллегия О П Р Е Д Е Л И Л А : приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 17 февраля 2015 года в отношении Гоголева С А и Крылатовой С А оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения. Председательствующий Судьи 11

null

Статьи законов по Делу № 74-АПУ15-9

ГК РФ Статья 151. Компенсация морального вреда
ГК РФ Статья 1101. Способ и размер компенсации морального вреда
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 157. Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 39. Руководитель следственного органа
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 166. Протокол следственного действия
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 220. Обвинительное заключение
УПК РФ Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 271. Заявление и разрешение ходатайств
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 284. Осмотр вещественных доказательств
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх