Дело № 74-О07-52СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 11 марта 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №74-О07-52СП

от 11 марта 2008 года

 

председательствующего Глазуновой Л.И.,

рассмотрела в судебном заседании от 11 марта 2008 года кассационное представление государственного обвинителя Жарниковой Т.Ю., кассационные жалобы осужденных Шибашова СВ., Кашина О.М., Бородулина В.В., адвоката Дохунаева М.Н., потерпевшей [скрыто]. на приговор Верховного суда

Республики Саха (Якутия) от 10 мая 2007 г. по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, которым

Бородулин [скрыто] в [скрыто]

осужден по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ к лишению свободы сроком на 11 лет; по ст. 167 ч.1 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год; на основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 11 лет 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Кашин [скрыто] м [скрыто]

судимый [скрыто]

сентября 2000 г. по ст.ст. 213 ч.З, 222 ч.1 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет, освобожден из мест лишения свободы 29 апреля 2003 г. условно-досрочно на неотбытый срок 2 года 5 месяцев 6 дней.

осужден по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет; по ст. 167 ч.1 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год; на основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде лишения

свободы сроком на 9 лет 6 месяцев; в соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 11 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Шибашов [скрыто] в [скрыто]

осужден по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ к лишению свободы сроком на 14 лет; по ст. 167 ч.1 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев; на основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 15 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По предъявленным гражданским искам [скрыто]. и [скрыто].

постановлено:

иск [скрыто]. удовлетворить частично, взыскать с осужденных Ши-

башова СВ., Кашина О.М. и Бородулина В.В. в пользу потерпевшей по [скрыто] рублей с каждого в счет компенсации морального вреда;

иск [скрыто]. удовлетворить частично, взыскать с осужденных

Шибашова СВ., Кашина О.М. и Бородулина В.В. в пользу потерпевшей в возмещение материального вреда по [скрыто] рублю с каждого, что в общей сумме составляет [скрыто] рубля, а также по [скрыто] рублей с каждого в счет компенсации морального вреда.

В приговоре содержатся решения о вещественных доказательствах и о мере пресечения в отношении осужденных.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., изложившего содержание приговора, доводы кассационных жалоб и кассационного представления, объяснения осужденного Шибашова СВ., участвовавшего в заседании суда кассационной инстанции путем использования системы видеоконференц-связи и поддержавшего свою кассационную жалобу, выступление его защитника адвоката Волобоевой Л.Ю., просившую кассационную жалобу Шибашова удовлетворить, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова СВ., поддержавшего кассационное представление государственного обвинителя и возражавшего против доводов кассационных жалоб, судебная коллегия

 

установила:

 

Шибашов СВ., Кашин О.М. и Бородулин В.В. на основании вердикта присяжных заседателей осуждены за убийство [скрыто]., совершенное

группой лиц по предварительному сговору, а также осуждены за умышленное уничтожение чужого имущества - автомобиля [скрыто] стоимостью [скрыто]

рубля, принадлежащего [скрыто].

Судом установлено, что преступления совершены 16 июня 2004 года при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Жарни-кова Т.Ю. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в связи с нарушением председательствующим уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона. В кассационном представлении указано, что приговор не соответствует требованиям ст.297 УПК РФ; вопросный лист составлен с нарушением требований ч.5 ст.339 УПК РФ; ни в приговоре, ни в вердикте присяжных заседателей не указано, в чем именно выразился «предварительный сговор» осужденных на убийство потерпевшего; судья неправильно квалифицировал действия осужденных как убийство, совершенное «по предварительному сговору»; необоснованно не согласился с предложением государственного обвинителя о квалификации действий Шибашова по ст.ст.33 ч.4 и 167 чЛ УК РФ, а Бородулина - ст.ст. 30 ч.З и 167 ч.1 УК РФ; не учел положений ст.78 УК РФ и не освободил осужденных от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст. 167 ч.1 УК РФ, в связи с истечением сроков давности; усилил наказание осужденному Кашину О.М. по сравнению с предыдущим приговором, который был отменен судом кассационной инстанции по жалобам осужденных; утверждает, что приговор не содержит обоснование принятых решений по гражданским искам; определенный судом в приговоре долевой порядок возмещения ущерба потерпевшим не основан на законе и не отвечает интересам потерпевших.

Потерпевшая [скрыто]. в кассационной жалобе просит отменить

приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение в другой суд. Она считает, что всем осужденным по делу лицам назначено явно несправедливое чрезмерно мягкое наказание; не согласна с размером компенсации морального вреда, взысканного с осужденных в ее пользу, считая его недостаточным; утверждает, что суд необоснованно отказал ей в удовлетворении исковых требований о взыскании с осужденных материального вреда в части, касающейся ее расходов на организацию похорон погибшего сына.

Осужденный Шибашов СВ. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. Он указывает, что председательствующим по делу судьей Пинегиным А.И. были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, повлекшие за собой вынесение незаконного вердикта присяжных заседателей и незаконного приговора; в ходе судебного разбирательства не установлено от чьих именно действий и от какого удара наступила смерть потерпевшего; председательствующий судья проявил необъективность, предвзятость к подсудимым, нарушил принцип состязательности сторон; допустил к исследованию в присутствии присяжных заседателей доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона; необоснованно отклонил ряд его ходатайств, а также ходатайств защитников о признании доказательств недопустимыми; о проведении в суде следственного эксперимента; об исследовании вещественных доказательств; о вызове в суд эксперта; лишил его (Шибашова)

права реплики; вопросный лист составил с нарушением требований закона и без учета предложений, высказанных стороной защиты; напутственное слово произнес с использованием юридических терминов, не понятных для присяжных заседателей, и не довел до присяжных заседателей позицию стороны защиты; не дал возможности высказать возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности; необоснованно отклонил заявленный ему, как председательствующему, отвод; не возвратил дело прокурору при наличии сведений о том, что дело расследовано следователем, не имевшим на это права. Утверждает, что коллегия присяжных заседателей была сформирована с нарушением закона, поскольку в ее состав вошли родственники [скрыто]), которые, в виду своей тенденциозности, могли повлиять на мнение коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта.

Адвокат Дохунаев М.Н. в кассационной жалобе в защиту осужденного Кашина О.М. просит приговор изменить и смягчить назначенное Кашину наказание; защитник в жалобе указывает, что суд в нарушение требований уголовно-процессуального закона усилил наказание осужденному Кашину О.М. по сравнению с предыдущим приговором, который был отменен судом кассационной инстанции не в связи с чрезмерной мягкостью назначенного наказания, а по жалобам осужденных; судьей не учтено наличие у Кашина такого смягчающего наказание обстоятельства, как совершение преступления в силу материальной и служебной зависимости от осужденного Шибашова; считает, что у суда были все основания для назначения Кашину наказания с применением ст.64 УК РФ, то есть ниже низшего предела, предусмотренного законом за совершенное преступление.

Осужденный Кашин О.М., считая приговор несправедливым, в кассационной жалобе приводит доводы, аналогичные доводам жалобы адвоката Доху-наева М.Н. Кроме того, он утверждает, что Шибашов заставил его нанести удар по голове потерпевшего, поэтому он действовал под принуждением, исключающим преступность деяния; в ходе судебного следствия не было установлено, от какого именно удара и от чьих именно действий наступила смерть потерпевшего [скрыто] полагает, что он, Кашин, нанес удар потерпевшему в тот момент, когда тот уже был мертв; перед присяжными заседателями председательствующим были поставлены вопросы двусмысленного содержания, что не позволило им вынести справедливый вердикт; вопросный лист составлен без учета предложений, высказанных его защитником - адвокатом Дохунаевым М.Н.; вопросный лист составлен с использованием юридических терминов, не понятных для присяжных заседателей; вопросы составлены таким образом, что заранее предполагают ответы о виновности подсудимых в инкриминированном им деянии; председательствующий необоснованно не согласился с предложением государственного обвинителя о переквалификации действий осужденных по обвинению в умышленном уничтожении чужого имущества; в напутственном слове председательствующий выразил свое мнение по предъявленному подсудимым обвинению; в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства, собранные следователем Тищенко, который, как считает осуж-

денный, не вправе был расследовать дело; полагает, что его (Кашина) действия по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ судом квалифицированы неправильно. В связи с изложенным просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в ином составе судей.

Осужденный Бородулин В.В. в кассационной жалобе просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в ином составе судей, полагая, что приговор является незаконным и несправедливым, поскольку председательствующим судьей были допущены нарушения уголовно-процессуального закона и неправильно применен уголовный закон. Он утверждает, что умысла на убийство потерпевшего [скрыто] не имел, и от его «слепого» удара палкой по голове [скрыто] смерть потерпевшего не наступила, причиной смерти явились телесные повреждения, причиненные потерпевшему в результате ударов, нанесенных другими лицами; считает, что неосторожно причинил потерпевшему тяжкий вред здоровью и его действия должны быть квалифицированы по ст. 109 ч.1 УК РФ; суд не установил и не разграничил действий и роли каждого из соучастников преступления; председательствующий не принял во внимание позиции государственного обвинителя, высказанной в прениях, по вопросу о квалификации действий подсудимых; утверждает, что, исходя из вердикта присяжных заседателей, председательствующий обязан был освободить его от уголовной ответственности, поскольку он (Бородулин) добровольно отказался от поджога автомашины; в вопросном листе председательствующий судья допустил формулировки, требующие от присяжных заседателей юридической подготовки, при этом судья не учел замечания по вопросному листу, высказанные адвокатом Кузнецовым; вопросы перед присяжными заседателями были поставлены в формулировках, предполагающих заранее утвердительные ответы о виновности подсудимых.

Проверив уголовное дело и обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований для изменения приговора.

Доводы кассационного представления и кассационных жалоб осужденных о допущенных председательствующим по делу судьей нарушениях уголовно-процессуального закона во время судебного разбирательства дела - неосновательны, поскольку при формировании коллегии присяжных заседателей, проведении судебного следствия, составлении вопросного листа и произнесении напутственного слова со стороны председательствующего нарушений уголовно-процессуального закона допущено не было.

Вопросный лист не содержит вопросов и формулировок, требующих от присяжных заседателей юридической квалификации статуса подсудимых или же собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта.

Поставленные перед присяжными заседателями вопросы понятны, по своему содержанию не являются двусмысленными и не предполагают заранее предрешенных ответов на них.

Предусмотренная уголовно-процессуальным законом (ст.338 УПК РФ) процедура постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, председательствующим по делу судьей соблюдена.

Вопросы перед присяжными заседателями судьей были поставлены с учетом результатов судебного следствия и прений сторон. При этом, как видно из протокола судебного заседания, сторонам было предоставлено право высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внести предложения о постановке новых вопросов.

Каких-либо сведений о том, что судья отказал подсудимым Шибашову, Кашину и Бородулину или их защитникам в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимых за содеянное или влекущих за собой их ответственность за менее тяжкое преступление, - в материалах дела не содержится; не приведено таких сведений и в самих кассационных жалобах осужденных.

Что касается доводов жалоб осужденных о недопустимости доказательств, рассмотренных в судебном заседании, то эти доводы являются несостоятельными, поскольку из протокола судебного заседания видно, что в присутствии присяжных заседателей исследовались лишь допустимые доказательства.

Ходатайства стороны защиты подсудимых о признании доказательств недопустимыми и исключении их из перечня доказательств, председательствующим судьей были рассмотрены в порядке, предусмотренном ст.335 ч.б УПК РФ, и обоснованно отклонены мотивированными постановлениями (т.5 л.д. 8384, 89-91).

При этом судьей проверялись доводы подсудимых и их защитников о проведении предварительного следствия ненадлежащим лицом: следователем Тищенко С.Н., который, якобы, сфальсифицировал доказательства по уголовному делу. Судья установил, что Тищенко С.Н. был назначен на должность следователя с соблюдением действующего законодательства и расследование данного уголовного дела относилось к его компетенции. Каких-либо нарушений следователем Тищенко уголовно-процессуального закона при собирании доказательств по данному уголовному делу председательствующим судьей установлено не было. В связи с чем доказательства, представленные стороной обвинения, обоснованно были признаны допустимыми.

Оснований не согласиться с принятыми судьей решениями по вопросам о допустимости доказательств судебная коллегия не усматривает.

Доводы жалоб осужденных о необъективности и предвзятости председательствующего по делу судьи - неосновательны.

Из протокола судебного заседания видно, что рассмотрение уголовного дела с участием присяжных заседателей проведено с соблюдением принципа состязательности сторон. Председательствующий по делу судья создал сторонам обвинения и защиты необходимые условия для исполнения ими их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Все ходатайства, заявленные подсудимыми и их защитниками, председательствующим

ставились на обсуждение сторон и по результатам их рассмотрения судьей принимались законные и обоснованные решения.

Заявленный подсудимым Шибашовым СВ. отвод председательствующему по делу судье Пинегину А.И. был рассмотрен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и обоснованно отклонен, поскольку оснований для отвода судьи, предусмотренных статьями 61, 63 УПК РФ, не имелось.

Напутственное слово председательствующим произнесено в соответствии с требованиями ст.340 УПК РФ. В напутственном слове председательствующий напомнил присяжным заседателем об исследованных в суде доказательствах, как уличающих подсудимых, так и оправдывающих их, не выражая при этом своего отношения к этим доказательствам и не делая выводов из них, а также изложил позиции государственного обвинителя и защиты.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий спрашивал у сторон, имеются ли у них замечания или возражения в связи с содержанием напутственного слова, однако стороны замечаний не высказали и не заявили о нарушении судьей принципа объективности и беспристрастности при произнесении им напутственного слова перед присяжными заседателями.

Утверждение осужденного Шибашова о том, что он был лишен права реплики, не основано на протоколе судебного заседания, из которого видно, что после выступления перед присяжными заседателями в прениях Шибашов правом реплики воспользовался (т.5 л.д. 167). Правом реплики он также воспользовался и в стадии обсуждения последствий вердикта присяжных заседателей (т.5 л.д. 174).

Доводы жалоб осужденных о неправильной квалификации действий каждого из них как совершение убийства группой лиц, об отсутствии у них умысла на убийство, а также доводы Кашина о том, что он нанес удар по телу уже мертвого потерпевшего - неосновательны.

В соответствии с ч.2 и ч.З ст.348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, и он квалифицирует действия подсудимого в соответствии с обвинительным вердиктом.

Присяжными заседателями вынесен обвинительный вердикт, из которого следует, что Бородулин, Кашин и Шибашов совместно участвовали в лишении жизни потерпевшего Ковальчука. Согласно вердикту присяжных заседателей смерть потерпевшего наступила в результате совместных действий осужденных, избивших потерпевшего.

При таких обстоятельствах председательствующий по делу судья правильно квалифицировал действия Шибашова СВ., Кашина О.М. и Бородулина В.В. как убийство, совершенное группой лиц.

Согласно ч.4 ст.347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Частью 2 ст.379 УПК РФ не предусмотрено такого основания к отмене судебного решения, вынесенного с участием присяжных заседателей, как несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Таким образом, основанный на вердикте присяжных заседателей вывод суда первой инстанции о виновности осужденных в инкриминированных им деяниях не может быть поставлен под сомнение и судом кассационной инстанции.

Основанный на вердикте присяжных заседателей приговор содержит описание преступных деяний, в совершении которых каждый из подсудимых признан виновным, квалификацию содеянного, мотивы назначения наказания и обоснование решения суда в отношении гражданских исков потерпевших [скрыто]

Доводы жалобы Шибашова о том, что коллегия присяжных заседателей была сформирована с нарушением закона, поскольку в ее состав, как он утверждает, вошли родственники [скрыто]), которые могли повлиять на мнение коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта, - не основаны на материалах дела.

Из протокола судебного заседания видно, что коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями ст.328 УПК РФ. При этом сторонам была предоставлена возможность задать кандидатам в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию в качестве присяжных заседателей в рассмотрении данного уголовного дела, а также предоставлено право заявить кандидатам в присяжные заседатели мотивированные и немотивированные отводы.

Кандидату в присяжные заседатели [скрыто]. под [скрыто] в предвари-

тельном списке, которая впоследствии вошла основной состав коллегии присяжных заседателей под этим же номером, а также кандидату [скрыто], значившейся в предварительном списке кандидатов в присяжных заседателей под [скрыто], и вошедшей в число запасных присяжных заседателей под [скрыто], сторонами вопросов по поводу родственных отношениях не задавалось и отводов им не заявлялось.

Обстоятельств, препятствий участию указанных лиц в качестве присяжных заседателей, предусмотренных частями 2 и 3 ст.З Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации», не имеется.

Заявлений о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава от сторон не поступило.

Таким образом, вердикт вынесен законным составом коллегии присяжных заседателей.

Приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Действия осужденных в приговоре квалифицированы как убийство, совершенное группой лиц «по предварительному сговору».

Однако, как видно из материалов дела, вопросов о доказанности заранее состоявшего между подсудимыми сговора на убийство потерпевшего председательствующим пред присяжными заседателями не ставилось, поэтому вывод о наличии «предварительного сговора» на убийство не основан на вердикте присяжных заседателей и подлежит исключению из приговора.

Судьей при постановлении приговора были допущены и другие нарушения уголовно-процессуального закона.

Кашину О.М. по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет, по совокупности преступлений - 9 лет 6 месяцев, а по совокупности приговоров окончательно - 11 лет лишения свободы, тогда как по предыдущему приговору от 20 марта 2006 года, который был отменен не в связи с чрезмерной мягкостью наказания, а по жалобе осужденных в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, за это же преступление ему было назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы, по совокупности преступлений - 9 лет лишения свободы, а по совокупности приговоров - 9 лет 6 месяцев лишения свободы.

Такой порядок назначения наказания (усиление наказания) противоречит статьям 6, 29, 297, 360, 383 УПК РФ, по смыслу которых судом первой инстанции наказание осужденному может быть усилено лишь в том случае, если предыдущий приговор был отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего и в связи с несправедливостью приговора вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания.

В связи с чем судебная коллегия приходит к выводу о необходимости снижения размера назначенного осужденному Кашину наказания.

Судом первой инстанции также не обращено внимание на то, что сроки давности, предусмотренные ст.78 УК РФ, за преступление, предусмотренное ст. 167 ч.1 УК РФ, истекли.

Кроме того, председательствующий по делу судья необоснованно не согласился с предложением государственного обвинителя, высказанным в прениях в стадии обсуждения последствий вердикта, о том, что действия Бородулина в части обвинения в умышленном уничтожении чужого имущества (автомобиля) надлежит квалифицировать по ст.ст.30 ч.З и 167 ч.1 УК РФ, т.е. как неоконченное преступление.

Вердиктом присяжных заседателей признано доказанным, что после убийства потерпевшего Бородулин В.В. пытался сжечь автомобиль, но не смог это сделать по причине того, что его зажигалка оказалась в нерабочем состоянии. После неудавшейся попытки Бородулина поджечь автомобиль, это сделал Кашин, который с помощью своей зажигалки сжег автомобиль. Об этом же указано и в приговоре при описании преступного деяния, в совершении которого каждый из подсудимых признан виновным.

При таких обстоятельствах и с учетом того, что предварительный сговор осужденных на уничтожение автомобиля судом установлен не был, действия Бородулина В.В. надлежит квалифицировать по ст.ст.30 ч.З и 167 ч.1 УК РФ, то есть как покушение на уничтожение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба.

Доводы жалобы Бородулина о добровольном отказе от преступления (поджога автомобиля) не основаны на вердикте присяжных заседателей, из которого следует, что довести преступление до конца он (Бородулин) не смог по той причине, что его зажигалка не сработала, то есть его действия были непо-

средственно направлены на совершение данного преступления, однако он не довел его до конца по не зависящим от него (Бордулина) обстоятельствам.

Кроме того, вердиктом присяжных заседателей признано доказанным, и это отражено в приговоре, что Шибашов СВ. непосредственного участия в поджоге автомобиля не принимал, а дал указание Кашину открыть пробку слива с горючего бака для того, чтобы сжечь автомобиль. То есть он являлся пособником в совершении данного преступления и его действия надлежит квалифицировать по ст.ст. 33 ч.5 и 167 ч.1 УК РФ.

Доводы кассационного представления государственного обвинителя о том, что приговор не содержит обоснованного доказательствами и нормами права размера денежных сумм, взысканных с осужденных в пользу потерпевших и гражданских истцов [скрыто]. и [скрыто] - неосновательны, поскольку в приговоре суда содержится обоснование принятого решения по заявленным гражданским искам.

Доводы жалобы потерпевшей [скрыто]. о недостаточном размере

компенсации морального вреда, взысканного с осужденных в ее пользу, - несостоятельны, поскольку размер компенсации морального вреда судом определен правильно, с учетом степени нравственных страданий потерпевшей и материального положения осужденных.

Доводы жалобы потерпевшей [скрыто]. о том, что суд необосно-

ванно отказал ей в удовлетворении исковых требований о взыскании с осужденных материального вреда, причиненного ей в связи с расходами на организацию похорон погибшего сына, не основаны на приговоре, из которого видно, что такого решения суд не принимал.

Вместе с тем, приговор в части решения по гражданскому иску [скрыто]. подлежит изменению.

Судья, принимая решение о возмещении причиненного потерпевшей материального вреда, возложил на осужденных долевую ответственность, чем нарушил правила ст. 1080 ГК РФ, согласно которой лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

Суд вправе возложить на лиц, совместными действиями которых причинен ущерб, долевую ответственность, если имеется соответствующее заявление потерпевшего и такой порядок взыскания соответствует его интересам.

Потерпевшая [скрыто]. такого заявления не делала и мотивов, в

Статьи законов по Делу № 74-О07-52СП

ГК РФ Статья 1080. Ответственность за совместно причиненный вред
УК РФ Статья 109. Причинение смерти по неосторожности
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УПК РФ Статья 6. Назначение уголовного судопроизводства
УПК РФ Статья 29. Полномочия суда
УПК РФ Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх