Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 74-О07-69

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 8 апреля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 74-О07-69

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 8 апреля 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Глазуновой Л.И.,
судей Зыкина В.Я. и Зелен ина С.Р.,

рассмотрела в судебном заседании от 8 апреля 2008 года кассационные жалобы осужденных Кондратенко СВ. и Долгополова А.А., адвокатов Баишева Д.И., Логинова Д.А. на приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 3 сентября 2007 года , которым Кондратенко С В , , судимый 15 мая 2007 г. по ст. 158 ч.2 п. «а» УК РФ к 3 годам 4 месяцам лише­ ния свободы условно с испытательным сроком на 3 года, осужден по ст. 105 ч.2 п. «к» УК РФ к 14 годам лишения свободы; по ст. 158 ч.2 п. «а» к 3 годам лишения свободы ; на основании ст.69 ч.З УК РФ по совокуп­ ности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свобо­ ды сроком на 16 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; приговор от 15 мая 2007 года постановлено исполнять самостоятельно, Долгополов А А , судимый 15 мая 2007 г.

по ст. 158 ч.2 п. «а» УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы условно с испытательным сро­ ком на 3 года, осужден по ст. 105 ч.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы; по ст. 158 ч.2 п. «а» к 3 годам лишения свободы ; на основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности 2 преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сро­ ком на 12 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; приговор от 15 мая 2007 года постановлено исполнять самостоятельно, В приговоре содержатся решения по предъявленным гражданским искам, о вещественных доказательствах и о мере пресечения в отношении осужден­ ных.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Куз­ нецова СВ., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Кондратенко СВ. и Долгополов А.А. осуждены за кражу чужого имуще­ ства, совершенную совместно и по предварительному сговору.

Кондратенко СВ., кроме того, осужден за убийство П , кото­ рое совершил с целью скрыть совершенную кражу, а Долгополов А.А. осужден за убийство А . на почве личных неприязненных отношений.

Судом установлено, что преступления совершены 29 декабря 2006 г. и 3 января 2007 г. при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Адвокат Логинов Д.А. в защиту осужденного Долгополова А.А. в касса­ ционной жалобе и дополнениях к ней просит приговор изменить, уголовное преследование в отношении Долгополова прекратить, освободив его из-под стражи; по мнению адвоката, выводы суда о виновности Долгополова в хище­ нии чужого имущества, а также в убийстве А . на почве личных неприязненных отношений не основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании, а являются всего лишь предположением. Адвокат Логинов в кассационной жалобе и дополнениях к ней подробно анализирует рассмот­ ренные в судебном заседании доказательства, полагая их недостаточными для признания вины Долгополова в инкриминированных ему деяниях. Как считает защитник, судом не учтены показания подсудимых Кондратенко и Долгополо­ ва, данные ими в судебном заседании об отсутствии сговора на хищение ди­ зельного топлива, а также об отсутствии умысла на хищение чужого имущест­ ва; судом не устранены противоречия между показаниями Кондратенко и Дол­ гополова, данные ими на предварительном следствии и в суде; по мнению ад­ воката, приговор не соответствует требованиям ст.307 п.1 УПК РФ, поскольку в нем не указаны способ совершения хищения, форма вины, мотивы и цели, ко­ торые преследовал Долгополов; размер ущерба, причиненного в результате хищения, не подтвержден доказательствами, рассмотренными в судебном засе­ дании и приведенными в приговоре; судом не установлено, из какой именно емкости было совершено хищение дизельного топлива и в каком объеме, то есть не установлено наличие предмета преступления, предусмотренного ст. 158 УПК РФ. Защитник осужденного Долгополова адвокат Логинов утверждает, что Долгополов выстрелом из ружья причинил смерть потерпевшему А ­ , находясь в состоянии необходимой обороны; действия потерпевшего А3 в сложившейся ситуации адвокат считает неправомерными и полагает, что со стороны потерпевшего существовала реальная опасность для жизни и здоровья Долгополова; по утверждению автора кассационной жалобы, в при­ говоре не установлены обязательные признаки такого состава преступления как убийство. Указание в приговоре на то, что действия Долгополова привели к то­ му, что лишился жизни еще один человек - Ш , по мнению адвоката, не основано на материалах дела и не соответствует требованиям закона; назначен­ ное осужденному Долгополову наказание защитник считает несправедливым вследствие чрезмерной суровости наказания и полагает, что судом не учтены молодой возраст осужденного и условия жизни его семьи.

Осужденный Долгополов А.А. в кассационной жалобе и дополнениях к ней приводит доводы, аналогичные доводам жалобы адвоката Логинова Д.А., и утверждает, что смерть потерпевшему А причинил, находясь в состоя­ нии необходимой обороны, поскольку, как он заверяет, А посягал на его жизнь и на жизнь Т , пытавшегося предотвратить его общественно опасное посягательство; указывает, что мотивов убийства потерпевшего у него не было; считает, что доказательств его причастности к хищению дизельного топлива в деле не имеется. Просит учесть его молодой возраст, характеристики с места жительства, инвалидность его матери, о которой он заботился.

Адвокат Баишев Д.В. в защиту осужденного Кондратенко СВ. в касса­ ционной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить и дело напра­ вить на новое судебное разбирательство; по мнению адвоката, судом не уста­ новлено юридическое лицо, на балансе которого находились емкости, из кото­ рых, как установлено в приговоре, было совершено хищение дизельного топли­ ва; судом в приговоре не опровергнуты доводы осужденного Кондратенко о случайном наезде на потерпевшего П , результатом которого явилась смерть потерпевшего, то есть доводы о неосторожном причинении смерти по­ терпевшему; действия осужденного Кондратенко, по мнению автора кассаци­ онной жалобы, суду необходимо было квалифицировать по наступившим по­ следствиям, то есть как нанесение тяжкого вреда здоровью и причинение смер­ ти по неосторожности; судом неверно, как считает адвокат, сделан вывод о том, что убийство Кондратенко совершил с целью скрыть другое преступление; суд необоснованно, как утверждает защитник, отказал в удовлетворении его ходатайства о назначении в отношении Кондратенко дополнительной судебной психиатрической экспертизы, а также о вызове в суд экспертов, давших заклю­ чение в ходе предварительного следствия по делу; защитник полагает , что описательно-мотивировочная часть приговора не соответствует требованиям ст.307 ч.2 УПК РФ, поскольку в приговоре не приведены мотивы, по которым суд отверг доводы стороны защиты Кондратенко; указание суда на особо ак­ тивную роль Кондратенко в совершении преступлений как на обстоятельство, отягчающее его наказание, по мнению адвоката, необоснованно, органами следствия обвиняемому Кондратенко не вменялось, поэтому не могло учиты­ ваться судом при назначении наказания.

Осужденный Кондратенко СВ. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбира-4 тельство; он утверждает, что доказательств его вины в умышленном убийстве и в краже чужого имущества не имеется; предварительное и судебное следствия проведены неполно и односторонне; выводы суда о его виновности основаны не на доказательствах, а на предположениях. В жалобе и дополнениях к ней он подробно излагает обстоятельства случившегося и утверждает, что судом не­ обоснованно были отвергнуты его показания, данные в судебном заседании; за­ являет, что на предварительном следствии к нему применялись незаконные ме­ тоды ведения следствия, в результате чего он вынужден был оговорить себя; заключение судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в отношении него, считает необоснованным; заявляет о необоснованности решения судьи, отклонившего ходатайство защитника о проведении повторной судебно- психиатрической экспертизы; полагает, что суд при назначении наказания не учел данные о его семейном положении.

Государственным обвинителем Протопоповым И.И., а также потерпев­ шими П , А и представителем потерпевшей Маисо­ вым М.С поданы возражения на кассационные жалобы, в которых они выска­ зывает свое несогласие с доводами жалоб и просят приговор суда оставить без изменения.

Проверив уголовное дело и обсудив доводы кассационных жалоб, судеб­ ная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения жалоб.

Вывод суда о виновности Кондратенко СВ. и Долгополова А.А. в совер­ шении преступлений основан на исследованных в судебном заседании доказа­ тельствах, содержание которых достаточно подробно изложено в приговоре.

Совокупность приведенных в приговоре доказательств явилась достаточ­ ной для вынесения судом законного и обоснованного приговора.

Суд первой инстанции проанализировал все доказательства, на которые ссылались стороны в ходе судебного следствия, и дал им надлежащую оценку в приговоре.

У судебной коллегии нет каких-либо оснований не согласиться с такой оценкой доказательств.

Доводы кассационных жалоб о том, что судом не были учтены показания осужденных Кондратенко СВ. и Долгополова А.А., данные ими в судебном за­ седании, - неосновательны, поскольку судом первой инстанции показания осу­ жденных были учтены и обоснованно отвергнуты в приговоре как противоре­ чащие исследованным в судебном заседании доказательствам.

При этом суд тщательно исследовал показания Кондратенко СВ. и Дол­ гополова А.А., данные ими как в судебном заседании, так и на предваритель­ ном следствии, сопоставил их с другими доказательствами по делу, выяснил причины изменения показаний, и признал достоверными те из них, которые подтверждаются другими доказательствами по делу, в частности, показаниями свидетелей, протоколами осмотров мест происшествия, заключениями экспер­ тиз - содержание которых приведено в приговоре.

Суд также дал правильную оценку изменению в суде свидетелем Т - показаний, данных им на предварительном следствии. 5 Каких-либо невыясненных обстоятельств по делу, а также доказательств, которые бы не получили оценки суда и повлияли или могли бы повлиять на за­ конность и обоснованность приговора, из материалов уголовного дела не ус­ матривается.

Доводы кассационных жалоб о том, что судом не установлен собственник похищенного имущества (дизельного топлива), а также о том, что не установ­ лено точное количество похищенного топлива - неосновательны, поскольку судом на основании исследованных в суде доказательств: показаний самих под­ судимых Кондратенко и Долгополова, данных ими на предварительном следст­ вии, показаний свидетелей П ., П ., Х ., про­ токола осмотра места происшествия (территории буровой скважины ОАО « - транснефтегаз»), протокола осмотра бензовоза с помощью которого совершалось хищение, копии свидетельства о поверке цистерны, справки ОАО « транснефтегаз» о стоимости похищенного дизельного топлива - правиль­ но установлено, что осужденные совершили хищение 4254 кубометров дизель­ ного топлива стоимостью рубля коп., принадлежащего ОАО « ­ транснефтегаз».

Способ совершения хищения, форма вины, и корыстный мотив данного преступления судом установлены и в приговоре приведены.

Приговор соответствует требованиям ст.307 УПК РФ, и нет оснований согласиться с доводами жалоб адвокатов Логинова Д.А. и Баишева Д.В., приве­ денными в этой части.

Доводы кассационных жалоб осужденных и их защитников о причинении осужденным Долгополовым смерти потерпевшему Алексееву в состоянии не­ обходимой обороны, а также о причинении осужденным Кондратенко смерти потерпевшему П по неосторожности - были предметом исследования в суде первой инстанции и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Как правильно установлено судом, Долгополов А.А. на почве личных неприязненных отношений, вызванных тем, что А ., действуя в рамках необходимой стороны ударил его ножом, умышленно, с целью при­ чинения смерти произвел один выстрел из ружья в затылочную часть голо­ вы А и убил его, хотя в это время потерпевший лежал на крова­ ти лицом вниз, будучи придавленным Т . и не представлял опасности им обоим.

Кондратенко СВ. решил убить потерпевшего П после того, как тот высказал угрозу сообщить правоохранительным органам о совершен­ ной им накануне краже дизельного топлива. С этой целью, непосредственно после высказанной угрозы, он ударил потерпевшего железной монтировкой по голове и со словами о том, что надо убить обоих охранников ОАО « ­ транснефтегаз» съездил в соседнюю буровую и привез А . Ко­ гда потерпевшему П , после продолжительного нахождения без сознания, удалось очнуться и убежать в сторону своей буровой, Кондратенко СВ. со словами: «Надо добить его!», - погнался за ним на автомашине « » и, реализуя свой преступный умысел, направленный на убийство, на скорости совершил наезд на П , выехав на обочину дороги в сугроб, куда пы-6 тался убежать потерпевший. Затем нанес несколько ударов по голове по­ терпевшего, лежавшего на сугробе, железной монтировкой и сказал: «Теперь точно мертвый».

При таких обстоятельствах действия Долгополова А.А. правильно квали­ фицированы судом как убийство, а действия Кондратенко СВ. - как убийство, совершенное с целью скрыть другое преступление.

Суд правильно пришел к выводу о том, что не Долгополов А.А., а наобо­ рот, потерпевший А . находился в состоянии необходимой обороны.

В сложившейся ситуации потерпевший действовал правомерно.

Доводы жалоб осужденного Кондратенко и адвоката Баишева о необос­ нованности комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в отношении Кондратенко СВ., - неосновательны.

Из имеющегося в материалах уголовного дела заключения комиссии экс­ пертов № Республиканского психоневрологического диспансера, проводивших в отношении Кондратенко СВ. амбулаторную комплексную су­ дебную психолого-психиатрическую экспертизу в период с 14.02.2007 по 28.03.2007, следует, что Кондратенко в период инкриминируемых ему деяний временного расстройства психической деятельности не обнаруживал, у него не выявлено какой бы то ни было психотической симптоматики, признаков слабо­ умия или психотических нарушений. Он мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Обнаруженные у него во время обследования признаки расстройства личности возбудимого типа не лишали его возможности правильно понимать фактический характер и об­ щественную опасность своих действий и руководить ими.

Поскольку данное заключение экспертов является обоснованным, то оно правильно было принято во внимание судом при решении вопроса о вменяемо­ сти осужденного.

Доводы кассационных жалоб о том, что экспертами Респуб­ ликанского психоневрологического диспансера не учтены сведения о состоя­ нии психики Кондратенко, содержащиеся в медицинских документах психиат­ рического диспансера Республики , неосновательны, поскольку из содержания указанного заключения экспертов № видно, что эти сведения комиссией экспертов были учтены.

Поскольку оснований для проведения повторной экспертизы в отноше­ нии Кондратенко, а также оснований для вызова в суд экспертов не имелось, то судья обоснованно отказал стороне защиты Кондратенко в удовлетворении со­ ответствующих ходатайств.

Доводы жалобы осужденного Кондратенко о применении к нему на пред­ варительном следствии незаконных методов ведения следствия - неоснова­ тельны. Из материалов дела видно, что Кондратенко в качестве подозреваемого и обвиняемого был допрошен в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона, в присутствии защитника, то есть в условиях, исклю­ чающих оказание на него давления, и каких-либо заявлений по поводу незакон­ ных методов ведения следствия не делал. 7 Наказание осужденным Кондратенко СВ. и Долгополову А.А. назначено судом справедливое, с учетом характера и степени общественной опасности со­ вершенных ими преступлений, личности каждого из них, а также обстоя­ тельств, смягчающих и отягчающих наказание Кондратенко, о которых указан­ но в приговоре.

Судом правильно в качестве отягчающего наказания Кондратенко учтена его особо активная роль в совершении преступлений.

Доводы жалобы адвоката Баишева о том, что суд не вправе был учиты­ вать данное обстоятельство в качестве отягчающего наказания, поскольку оно не было указано органами следствия в обвинительном заключении - не могут быть приняты во внимание.

Согласно раздела 3 УК РФ и ст.29 ч.1 п.1 УПК РФ вопрос о наказании лица, признанного виновным в совершении преступления, относится к исклю­ чительной компетенции суда.

В соответствии со ст.60 УК РФ при решении вопроса о назначении спра­ ведливого наказания суд обязан учесть также и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание виновного.

При этом закон не связывает возможность признания обстоятельства, отягчающим наказание, с наличием или отсутствием об этом указания в обви­ нительном заключении.

Наличие у Кондратенко СВ. малолетнего ребенка, подтвержденное сви­ детельством о рождении, судом признано обстоятельством, смягчающим его наказание.

Судебная коллегия приходит к выводу о необходимости исключения из описательно-мотивировочной части приговора указания суда о том, что пре­ ступные действия Кондратенко и Долгополова привели к лишению жизни еще одного молодого человека - Ш в результате нанесенного ему удара ножом потерпевшим А ., находившимся в состоянии необходи­ мой обороны перед тем как потерпевшего убили выстрелом из ружья.

Как видно из материалов дела, Кондратенко и Долгополову органами следствия не инкриминировалась причастность к смерти Ш , поэтому суд не вправе был допускать такое высказывание в приговоре при решении вопроса о наказании осужденных.

Вместе с тем, судебная коллегия отмечет, что ошибочное высказывание суда первой инстанции, которое подлежит исключению из приговора, само по себе не влияет на справедливость приговора, и оснований для смягчения нака­ зания осужденным не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 3 сентября 2007 г. в отношении Кондратенко С В и Долгополова А А изменить: исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание суда о том, что их преступные действия привели к лише-8 нию жизни Штейле В.В. в результате нанесенного ему удара ножом потерпев­ шим Алексеевым М.Е. В остальном тот же приговор в отношении Кондратенко СВ. и Долгопо­ лова А.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы- без удовлетворе­ ния.

Статьи законов по Делу № 74-О07-69

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 158. Окончание предварительного расследования
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания

Производство по делу

Загрузка
Наверх