Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 75-АПУ13-5

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 17 июля 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Галиуллин Зямиль Фаррахович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 75-АПУ13-5

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 17 июля 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Галиуллина З.Ф. судей Валюшкина В.А. и Борисова В.П. при секретаре Головач А.М.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Ковина М.Н., Агафоновой М.А., адвокатов Ильина Д.С. и Евдокимова В.М. на приговор Верховного Суда Республики Карелия от 20 мая 2013 года, по которому Ковин М Н судим: 19.12.2005 г. по п. «г» ч. 2 ст. 161, ч.2 ст. 162, ч.1 ст. 161, ч. 1 ст. 158 УК РФ (с учетом внесенных в приговор изменений) к 7 годам 10 месяцам лишения свободы, освобожден 29.10.2010 условно-досрочно на 2 года 5 месяцев 24 дня; 30.07.2012 г. по ч.1 ст. 158(4 эпизода), ч.З ст. 30, ч.1 ст. 166 УК РФ с применением ч.2 ст. 69, ст. 70 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, осужден по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год (ограничения указаны в приговоре); по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год (ограничения указаны в приговоре). На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 15 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев (ограничения указаны в приговоре).

В силу ч.5 ст.69 УК РФ окончательно назначено 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев (ограничения указаны в приговоре), с отбыванием первых 4-х лет в тюрьме, а остального срока наказания в исправительной колонии строгого режима.

Агафонова М А несудимая, осуждена по ч.4 ст. 33, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год(ограничения указаны в приговоре), по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год (ограничения указаны в приговоре). На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев (ограничения указаны в приговоре).

Постановлено взыскать в пользу Д в счет компенсации морального вреда с Ковина М.Н. - руб., а с Агафоновой М.А. - рублей.

Заслушав доклад судьи Галиуллина З.Ф., изложившего обстоятельства дела и доводы апелляционных жалоб, выступления осужденных Ковина М.Н., Агафоновой М.А. в режиме видеоконференц-связи, в их защиту адвокатов Лунина Д.М. и Бицаева В.М., поддержавших доводы апелляционных жалоб, а также выступление прокурора Потапова И.Е., просившего об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

установила:

Ковин М.Н. и Агафонова М.А. признаны виновными в разбойном нападении на Даясова ЮН. в целях хищения его имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Кроме того, Ковин М.Н. признан виновным в убийстве, то есть в умышленном причинении смерти Д сопряженном с разбоем, а Агафонова М.А. - в подстрекательстве к этому убийству, то есть в умышленном причинении смерти Д Преступления совершены 21 января 2012 года в г.

Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Ковин М.Н. вину признал частично, а осужденная Агафонова М.А. вину не признала.

В апелляционных жалобах (основных и дополнениях к ним): осужденный Ковин М.Н. и в его защиту адвокат Ильин Д.С. указывают, что приговор суда является незаконным, необоснованным и несправедливым. Из показаний осужденных Ковина и Агафоновой в судебном заседании следует, что у осужденных не было совместного умысла на разбойное нападение на Д и его убийство. Ковин на почве личных неприязненных отношений с Д самостоятельно принял решение о причинении потерпевшему телесных повреждений. При этом Агафонова не давала указаний убить Д в момент применения Козиным насилия к потерпевшему Агафонова спала. Умысел на хищение имущества Д возник у Ковина после причинения смерти потерпевшему. Поэтому просят приговор суда отменить, квалифицировать действия Ковина по ч. 4 ст. 111 УК РФ в части причинения смерти Д и по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ в части хищения имущества потерпевшего и назначить справедливое наказание с учетом требований УК РФ; осужденная Агафонова М.А., выражая свое несогласие с приговором суда, утверждает, что никакого сговора на разбойное нападение на Д не было, она не подстрекала Ковина к убийству потерпевшего и её вина не доказана. Вывод суда о её виновности основан на показаниях осужденного Ковина, свидетелей З , Б которые оговорили её, а также на её первой явке с повинной, которая была написана без участия адвоката, а также на её последующих показаниях на предварительном следствии, которые были даны под давлением оперативных работников. Считает себя виновной лишь в том, что не могла оттащить Ковина, который избивал Д Просит разобраться в деле; адвокат Евдокимов В.М. в защиту осужденной Агафоновой М.А., анализируя показания осужденных Агафоновой и Ковина, утверждает, что в деле нет доказательств, подтверждающих участие Агафоновой в совершении разбойного нападения на Д и в подстрекательстве Ковина к убийству потерпевшего. Если даже считать установленным, что Агафонова подсыпала Д препарат феназепам, то не установлено, что этим самым она применила к нему насилие, опасное для жизни. Просит приговор суда изменить: в части осуждения Агафоновой В.М. по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ её оправдать; переквалифицировать её действия с п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ на ч.2 ст. 158 УК РФ.

Государственный обвинитель Лиминчук Т.М. в возражении на апелляционные жалобы осужденных и их адвокатов указывает на необоснованность приведенных в них доводов и просит оставить их без удовлетворения, а приговор суда - без изменения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности осужденных Ковина и Агафоновой в совершенных преступлениях соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на всесторонне исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Доводы апелляционных жалоб осужденных и их защитников о том, что у Агафоновой М.А. и Ковина М.Н. не было предварительной договоренности на совершение разбойного нападения на Д и умысла на его убийство судом проверены и обоснованно отвергнуты с приведением в приговоре подробных доказательств, которые соответствуют фактическим материалам дела.

Так, из показаний осужденных Ковина М.Н. и Агафоновой М.А., данных ими в качестве подозреваемых и обвиняемых, следует, что они совместно в целях завладения чужим имуществом пришли в квартиру Д . Для того, чтобы лишить потерпевшего возможности сопротивляться их действиям по изъятию принадлежащего ему имущества, они решили усыпить Д , то есть дать ему против воли сильнодействующее вещество - феназепам. После того, как Агафонова подсыпала в несколько приемов в рюмки с водкой размельченный феназепам, и потерпевший стал засыпать, Агафонова сказала Ковину убить Д Осужденный Ковин потащил потерпевшего, находящегося под воздействием сильнодействующего вещества, в комнату, где и убил. Потом они оба собрали имущество, представляющее какую-либо ценность, и вывезли в дом, где снимали жилье. Вырученные от продажи похищенного имущества деньги они впоследствии истратили.

Эти показания осужденных на предварительном следствии полностью подтверждаются и другими объективными доказательствами по делу.

В частности, протоколом осмотра места происшествия и обнаружения трупа Д , изъятыми с места происшествия вещественными доказательствами, заключением судебно-медицинского эксперта о характере и степени тяжести обнаруженных у потерпевшего телесных повреждений и причине его смерти.

Показания осужденных о совместном распитии с потерпевшим спиртного, в ходе которого Агафонова подсыпала Д феназепам, подтверждается заключениями экспертиз. Согласно заключению дополнительной дактилоскопической экспертизы на рюмке, на бутылке из-под водки, на стакане с окурками, на бутылке из-под коньяка, изъятых с места происшествия, обнаружены следы пальцев рук, принадлежащие осужденному Ковину, а на стиральной машине, на тарелке с окурками - следы пальцев рук осужденной Агафоновой. Из выводов судебного эксперта-химика следует, что в смывах из рюмок, изъятых с места происшествия, обнаружен феназепам.

Из заключений судебно-медицинской и молекулярно-генетической экспертиз следует, что на окурках, изъятых также с места происшествия, а именно с кухни, где находились Ковин и Агафонова, а также потерпевший Д обнаружена слюна, принадлежащая данным лицам.

Показания осужденных о применении насилия Ковиным, повлекшего смерть Д о локализации и механизме причинения Ковиным потерпевшему телесных повреждений, в том числе травмы шеи, квалифицированные как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, подтверждаются заключениями судебно-медицинских экспертиз трупа.

Так, Агафонова показала, что осужденный Ковин нанес потерпевшему Д неоднократные удары по голове и телу, шее, а именно не менее 5 ударов ногами по голове и телу, от 5 до 15 ударов кулаками по голове и телу, несколько раз ударил головой об пол, не менее 2 ударов табуретом по голове, душил руками (то руками, то локтем правой руки), что соответствует выводам судебно-медицинских экспертов о том, что черепно-лицевая травма возникла не менее чем от 16 травматических воздействий, травма груди возникла не менее, чем от 2 ударных травматических воздействий в совокупности со сдавлением груди в передне-заднем направлении, травма шеи возникла не менее, чем от двукратного сдавления шеи.

Показания Агафоновой о том, что Ковин наносил удары ногами по голове в области висков потерпевшего, нашло свое подтверждение в заключении эксперта, указавшего о наличии кровоизлияний в височных мышцах, входящих в состав черепно-лицевой травмы, установленной у Д Кроме того, эксперт, изучив описание Агафоновой примененного Ковиным механизма удушения потерпевшего руками, не исключает возникновение травмы шеи данным способом.

Осужденный Ковин показал, что он нанес удары кулаками и ногами в область головы и груди потерпевшего Д , что также нашло свое подтверждение в заключении судебно-медицинского эксперта, установившего повреждения в области носа, губ, подбородка, а также переломы 2-8 по средне- ключичной линии и 6 по средней подмышечной линии слева.

На стадии предварительного следствия Агафонова указывала о том, что Ковин душил потерпевшего руками, что подтвердилось заключением эксперта.

Кроме того, Ковин указал, что наносил удары табуретом по голове потерпевшего, что нашло свое подтверждение, поскольку согласно заключению молекулярно-генетической экспертизы на сиденье табурета и на его ножке, изъятом с места происшествия, обнаружена кровь человека, которая произошла от потерпевшего Д Перечисленные доказательства признаны судом достоверными и обоснованно положены в основу обвинительного приговора, так как они получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в том числе и показания осужденных, которые даны в присутствии защитников, они являются последовательными, согласованными между собой, существенных противоречий не содержат, подтверждаются другими доказательствами по делу.

Доводы апелляционных жалоб об отсутствии в действиях осужденных Ковина М.Н. и Агафоновой М.А. состава преступления, предусмотренного ст. 162 УК РФ, в связи с неустановлением экспертом опасных свойств феназепама для жизни и здоровья потерпевшего, являются несостоятельными.

Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы феназепам относится к сильнодействующим лекарственным средствам, относится к группе транквилизаторов, обладает снотворной активностью, возможны побочные реакции со стороны нервной системы и органов чувств, нарушение координации движений, усиливает действие алкоголя, при его передозировке наблюдается выраженное угнетение сознания, сердечной и дыхательной деятельности. Потерпевшим Д принято в течение короткого промежутка времени количество феназепама, превышающее однократную дозу -0,5-1 мг, и равное средней суточной дозе препарата - 3-5 мг, что могло привести к появлению побочных реакций и симптомом передозировки препарата. Из показаний эксперта Ж следует, что прием сильнодействующего вещества - феназепама свыше максимальной суточной дозы 10 мг вызывает токсический эффект и является опасным для здоровья человека. Токсический эффект проявляется вплоть до наступления комы, а при совместном приеме феназепама с алкоголем его действие усиливается, так как он быстрее всасывается, и эффект усиливается. В этом случае количество таблеток для получения максимальной суточной дозы может быть меньше той, которая указана выше. Кроме того, осужденные поясняли, что проходили лечение от алкоголизма в наркологическом диспансере, принимали данный препарат и были осведомлены о его свойствах и воздействии на человека, а также о последствиях его передозировки.

Несмотря на не определение у Д развитие опасного для жизни состояния в результате употребления феназепама, с учетом свойств данного сильнодействующего вещества, употребленного совместно с алкоголем, взаимно усиливающим данный эффект, использование Агафоновой и Ковиным феназепама в момент нападения на потерпевшего, как правильно пришел суд к выводу, является применением к нему насилия, опасного для жизни и здоровья.

Выводы суда о том, что данное сильнодействующее вещество введено в организм потерпевшего против его воли, незаметно для него, с целью приведения Д в беспомощное состояние и беспрепятственного хищения принадлежащего ему имущества, являются обоснованными, подтверждаются материалами уголовного дела.

В судебном заседании установлено, что осужденные пришли в квартиру Д с одной целью - применить насилие к потерпевшему, опасное для жизни и здоровья, что в результате они и осуществили, в связи с этим, все участники нападения должны нести ответствешюсть за содеянное как соисполнители разбойного нападения.

Довод защитников о том, что действия Ковина М.Н. и Агафоновой М.А., связанные с хищением имущества потерпевшего, следует квалифицировать как кража, не основано на материалах дела, поскольку опровергается приведенными выше показаниями осужденных, данных ими в ходе предварительного следствия.

Также нельзя признать состоятельным довод апелляционных жалоб о том, что Агафонова М.А. не совершала подстрекательство к убийству потерпевшего.

Из показаний Ковина М.Н., данных им неоднократно в ходе предварительного следствия, следует, что Агафонова участия в процессе лишения жизни потерпевшего не принимала. В процессе совершения разбоя, в гот момент, когда потерпевший стал засыпать под воздействием феназепама, Агафонова склонила Ковина к совершению убийства Д обратившись к нему словами "убей его!". После этих слов Атафоновой и нанесения Ковиным потерпевшему телесных повреждений, повлекших тяжкий вред здоровью, его удушения, Агафонова никуда не ушла, находилась на месте происшествия, убедилась совместно с Ковиным в смерти Д , она не прекратила свои действия, не отказалась от них, имея такую возможность, а активно продолжила с соучастником преступлений выполнять заранее обусловленную договоренность на хищение чужого имущества путем разбоя в результате убийства потерпевшего, которая была ими достигнута.

Таким образом, выводы суда о том, что Агафонова М.А. совершила подстрекательство к убийству, сопряженное с разбоем, являются мотивированными, подтверждаются совокупностью исследованных и приведенных в приговоре доказательств.

Суд обоснованно подверг критической оценке показания Ковина М.Н. и Агафоновой М.А., данные в ходе судебного заседания о причинении Ковиным тяжких телесных повреждений, повлекших смерть Д и кражи его имущества без участия Агафоновой, а также пояснения Агафоновой о причинах оговора Ковиным в ходе предварительного следствия, вызванного личной неприязнью.

Суд обоснованно отверг довод Агафоновой М.А. о даче ею первоначально признательных показаний под давлением сотрудников полиции, так как они не нашли своего подтверждения в судебном заседании. Суд правомерно признал протокол ее явки с повинной и допросы в качестве подозреваемой и обвиняемой допустимыми доказательствами.

Таким образом, исследовав и оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Ковина М.Н. и Агафоновой М.А. в совершении разбойного нападения в целях хищения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, Ковина М.Н. - в совершении убийства, сопряженного с разбоем, и Агафоновой М.А. - в совершении подстрекательства к убийству, сопряженного с разбоем.

О совершении разбойного нападения Ковиным М.Н. и Агафоновой М.А. группой лиц свидетельствует совместность и согласованность их действий, направленных на изъятие принадлежащего Д имущества, распределение ролей, приготовление и использование сильнодействующего вещества для достижения корыстной цели, поиск покупателей и реализация похищенного из квартиры потерпевшего имущества.

Также у Ковина и Агафоновой установлен умысел на убийство Д в процессе разбойного нападения, о чем свидетельствуют обстоятельства и способ совершения преступления, использование табуретки при нанесении неоднократных ударов потерпевшему в область жизненно-важного органа - голове, удушении его за шею, характер и локализация телесных повреждений, наступившие последствия - смерть потерпевшего, а также последующее поведение осужденных. Осужденные осознавали общественную опасность своих действий, предвидели и желали наступление смерти потерпевшего, то есть действовали с прямым умыслом на совершение убийства.

При таких обстоятельствах преступным действиям осужденных судом дана правильная юридическая оценка, поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционных жалоб о переквалификации действий осужденных на более мягкий закон.

Наказание осужденным Ковину М.Н. и Агафоновой М.А. назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершённых преступлений, данных о личности осужденных и всех обстоятельств по делу.

При назначении наказания суд обоснованно признал смягчающими им наказание обстоятельства: явки с повинной, частичное признание вины, активное способствование расследованию преступлений, изобличению другого соучастника преступлений, состояние здоровья.

С учетом степени общественной опасности и тяжести содеянного, личности осужденных, смягчающих им наказание обстоятельств, наличие отягчающего наказание Ковину обстоятельства- рецидива преступлений, влияния наказания на их исправление, и условия жизни их семей, суд обоснованно назначил им наказание без учета требований ст. 64 УК РФ.

Таким образом, назначенное осужденным Ковину и Агафоновой наказание нельзя признать явно несправедливым вследствие суровости и оснований для его смягчения судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389-13, 389-20, 389-28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Карелия от 20 мая 2013 г. в отношении Ковина М Н и Агафоновой М А оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 75-АПУ13-5

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх