Дело № 75-О07-23

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 8 октября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 75-О07-23

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 8 октября 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пелевина Н.П.
судей Истоминой Г.Н. и Ворожцова С.А.
при секретаре

рассмотрела в судебном заседании от 8 октября 2007 года кассационное представление государственного обвинителя Дубейковской Т.В. и кассационные жалобы адвокатов Рывкинда П.Л., Тимонина А.В., Кукушкина А.В. на приговор Верховного суда Республики Карелия от 26 июля 2007 года, которым МИГУНОВЛ И В осуждена по п. «а» ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 05.06.1996 г.) к 6 годам лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 5 лет.

МАРКЕЛОВЛ Н А осуждена по п. «а» ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 05.06.1996 г.) к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 5 лет.

БАРАНОВА О А осуждена по п. «а» ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 05.06.1996 г.) к 5 годам лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 5 лет.

ГЕРАСИМОВА Г А осуждена по п. «а» ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 05.06.1996 г.) к 5 годам лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 5 лет.

БЕЗУГЛЕНКО С В осуждена по п. «а» ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 05.06.1996 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 5 лет.

Постановлено взыскать с Безугленко СВ.: в пользу Ш рубля, в пользу С - рубль, в пользу С . — рублей; с Безугленко СВ. и Барановой О.А. в солидарном порядке в пользу У . рубль; с Барановой О.А. в пользу Л . - рублей копеек, в пользу Л . - рублей, в пользу О - рублей, в пользу А - рублей копеек, в пользу С — рублей, в пользу Ст - рублей; с Барановой О.А. и Мигуновой И.В. в солидарном порядке в пользу А рублей копеек; с Герасимовой Г.А. в пользу Т - рублей, в пользу Ч - рубля, в пользу К - рублей, в пользу Ю - рублей, в пользу К . - рубля.

с Герасимовой Г.А. и Мигуновой И.В. в солидарном порядке в пользу К - рублей копеек.

с Мигуновой И.В.: в пользу Л . - рублей, в пользу С - рублей, в пользу Х - рублей копеек; с Мигуновой И.В. и Маркеловой Н.А. в солидарном порядке в пользу: К - рубля копеек, в пользу К . - рублей копеек, в пользу С - рубль копейку, в пользу Д . - рублей копеек, в пользу М - рублей копеек, в пользу Д рублей копеек, в пользу К . - рублей копеек, в пользу В рублей копеек, в пользу С рубль копеек, в пользу С рублей копеек, в пользу Г рублей копеек, в пользу К рубля, в пользу А - рублей копеек, в пользу П .

- рублей.

За П , О К ., В признано право на удовлетворение гражданского иска, вопрос о размере возмещения гражданского иска передать для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

В удовлетворении исков С , О , Д , В о взыскании морального вреда отказано.

Арестованное имущество: принадлежащая Мигуновой И.В. квартира, расположенная по адресу: и принадлежащие Маркеловой Н.А. квартиры, расположенные по адресам: обращено на возмещение причиненного ущерба.

Взысканы процессуальные издержки, связанные с оплатой проведения экспертиз с Мигуновой И.В. рублей, с Маркеловой Н.А. - рублей, с Барановой О.А. - рублей, с Герасимовой Г.А. - рублей, с Безугленко СВ. - рублей.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., выступление прокурора Полеводова С.Н., не поддержавшего доводы кассационного представления, полагавшего приговор оставить без изменения, объяснения осужденной Маркеловой Н.А., поддержавшей доводы кассационных жалоб, судебная коллегия

установила:

В кассационном представлении государственный обвинитель, не оспаривая фактические обстоятельства и юридическую оценку действий осужденных, ставит вопрос об отмене приговора в отношении Мигуновой, Маркеловой, Барановой и Герасимовой и об изменении приговора в отношении Безугленко.

По доводам представления, назначая условное наказание Мигуновой, Маркеловой, Барановой и Герасимовой суд не в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, отнесенных к категории тяжких, то что каждая осужденная входила в соств высоко организованной группы, действовавшей на протяжении почти четырех лет на территории Преступная группа обладала иерархическим построением, были четко распределены роли каждого члена группы, использовались специально разработанные технологии психологического воздействия на потерпевших с целью получения одностороннего выигрыша. Недостаточно учел суд и количество совершенных осужденными преступлений, количество потерпевших граждан, суммы причиненного ущерба: Мигуновой на руб., Маркеловой - на рублей, Барановой - на рублей, Герасимовой - на рубля, их роли в содеянном, наиболее активную роль Мигуновой и Маркеловой.

Не учел суд и то, что осужденные вину не признали, в содеянном не раскаялись, не приняли никаких мер к возмещению ущерба.

Кроме того суд неправильно возложил на осужденных обязанность в течение испытательного срока возместить причиненный потерпевшим ущерб. Эта обязанность реально неисполнима, ущемляет права осужденных, препятствует надлежащему исполнению условного осуждения.

С учетом этих обстоятельств просит приговор в отношении Мигуновой, Маркеловой, Барановой и Герасимовой отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда, а в отношении Безугленко приговор изменить, исключить возложенную на нее обязанность по возмещению причиненного ущерба в течение испытательного срока.

В кассационной жалобе адвокат Рывкинд П.Л. в защиту Маркеловой указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Вывод суда о том, что Маркелова участвовала в работе фондов с целью хищения путем мошенничества является необоснованным.

В обвинительном заключении указано, что Р К и П и другие неустановленные лица, умышленно скрыли от представителей и участников фонда истинные намерения относительно дальнейшей деятельности организации, ввели в штат официальных сотрудников - президента и бухгалтера, изготовили бланки документов, приобрели радиотелефоны, светопроецирующую аппаратуру, разработали технологии психологического воздействия с целью получения одностороннего выигрыша.

Доказательство того, что Маркелова с кем либо объединилась для совершения преступления, не имеется в материалах дела. Она не принимала непосредственное участие в деятельности фонда, не отыскивала граждан - объектов мошенничества, не занималась их психологической обработкой, не проводила собеседований, учебы. Она являлась так называемым «бизнесменом», пригласила в фонд четырех человек С А Н Т и получила за это вознаграждение.

Умысла на хищение денежных средств Маркелова не имела. Обмана она не совершала. О том, что не было обмана с ее стороны свидетельствуют показания многих потерпевших и свидетелей, в частности, С А К , С Л Ч , Б П из которых следует, что им была понятна структура и работа фонда, которая заключалась в вовлечении в фонд людей.

Маркелова не имела отношения к перераспределению финансовых потоков. Через нее только передавались деньги. Исходя из этого, считает вывод суда о виновности Маркеловой незаконным.

Просит проверить законность, обоснованность и справедливость приговора и вынести в отношении Маркеловой оправдательный приговор.

Адвокат Кукушкин А.В. в защиту Мигуновой указывает на незаконность и необоснованность приговора.

Подробно приводя показания потерпевших К М А , Л С С К , К Д ., Д О О , К , К С , С , М Д К С С Х В Г А К К П В В , свидетелей С , С ., К , К , У Т , М о том, что Мигунова не оказывала психологического воздействия на потерпевших, объясняла им, что деньги можно получить только в результате работы по привлечению к деятельности фонда новых лиц, а также объясняла, как можно занять недостающую сумму для вступления в фонд, отмечает, что ссылка суда на данные показания как на доказательства, подтверждающие виновность Мигуновой явно несостоятельна и противоречит фактическим обстоятельствам дела.

Опознание Мигуновой проведено с нарушением закона. С учетом того, что потерпевшие были знакомы с Мигуновой, встречались с ней и общались, никаких оснований для производства опознания не было. Полагает, что опознание имело цель создать видимость полного и объективного расследования. Кроме того, в нарушение требований ч. 7 ст. 193 УПК РФ в протоколах опознания отсутствуют достаточные данные о том, по каким приметам опознающие опознали Мигунову, имеется лишь ссылка на то, что они опознали ее «по чертам лица и другим приметам». Кроме объяснений о приметах в протоколах приведены показания потерпевших по существу предъявленного Мигуновой обвинения, при этом опознающим не разъяснялась ст. 51 Конституции РФ, они не предупреждались об ответственности по ст.ст. 307, 308 УК РФ.

Поскольку в протоколах опознания приведены показания потерпевших, то для их оглашение возможно было только при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 281 УПК РФ.

Не соответствует действительности и вывод суда о полном соответствии содержания протокола просмотра видеозаписей и самих видеозаписей.

Исследование видеозаписей в судебном заседании показало крайне низкое их качество, невозможность определить принадлежность выступающих лиц, их фамилии, произносимый ими текст. Несмотря на это осмотр видеозаписей произведен следователем в отсутствие специалиста и без использования специальной аппаратуры.

Анализируя заключение эксперта П о том, что семинар представляет собой сеанс массового гипноза участников с использованием прямых и косвенных внушений, считает это заключение несостоятельным.

Эксперт не провел полного исследования представленных материалов дела, не обосновал его научными и практическими данными, фактически исказил представленные данные. В заключении эксперта не указано какие конкретно потерпевшие находились в необычном, странном, не свойственном им состоянии, не дано оценки показаниям свидетелей, присутствовавших на семинаре и дававших зачастую прямо противоположные показания относительно показаний потерпевших.

Свидетели М , Т , К , Б , Р , У К , Г , А , З Т дали показания, опровергающие выводы эксперта, о том, что на семинаре их никто не обманывал, какого-либо воздействия на них не оказывал.

Однако этим обстоятельствам суд не дал оценки в приговоре.

Заключение комплексной экономической судебной экспертизы противоречит положениям ст.ст. 6, 8 ФЗ от 31 мая 2001 года «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». Эксперты, не обладающие специальными познаниями в области психологии, вышли за пределы своей компетенции, указав в исследовательской части о том, что приемы сбора средств от граждан явно носят характер психологического воздействия, а также о том, что присутствует факт мошенничества, так как участники чаще всего сознательно обманывают тех, кого вербуют.

Финансовые и бухгалтерские документы фонда не исследовались, а потому непонятно, на каком основании эксперты сделали свои выводы. Эксперт К пояснила в судебном заседании, что для ответов на поставленные вопросы необходимо исследование первичных бухгалтерских документов, без чего невозможно сделать объективный вывод. Заключение комиссии экспертов, по ее мнению, является несостоятельным. Однако суд не дал оценку показаниям этого свидетеля.

Большинство действий, в которых обвинялась Мигунова, совершены иными лицами. Непосредственным отысканием граждан - объектов мошенничества, она не занималась, поездки на «информационные» семинары не организовывала, не обучала граждан обману и сбору денежных средств.

Отсутствуют и доказательства того, что она контролировала работу своей структуры, распределяла похищенные денежные средства.

Признавая Мигунову виновной в обмане и злоупотреблении доверием, суд указал в приговоре на действия, которые не указаны в предъявленном ей обвинении. В нарушение требований ст. 175 УПК РФ суд самостоятельно изменил предъявленное обвинение, указав другую дату вступления Мигуновой в преступную группу, то есть признал ее виновной в совершении преступления, которое ей не предъявлялось, нарушив тем самым ее право на защиту.

Просит приговор отменить, уголовное дело в отношении Мигуновой прекратить.

Адвокат Тимонин А.В. в защиту Барановой О.А. и Безугленко С,В.

указывает, что приговор суда содержит в себе ссылки на показания потерпевших без достаточного на то письменного подтверждения факта передачи денежных средств, без иных доказательств, в том числе показаний свидетелей по делу по каждому эпизоду в отдельности. Обвинение не может быть построено только на показаниях потерпевших, которые субъективно и голословно утверждали о передаче денежных средств.

Протокол осмотра и прослушивания 3 видеокассет является недопустимым доказательством. Длительность просмотра, указанная в протоколе как 1 рабочий день, не соответствует реальному временному просмотру видеозаписей. Звуковой ряд в большинстве своем остался неразличим. Соответствующего экспертного исследования проведено не было. Просмотренные записи не содержит указание на П и Р однако в протоколе имеется указание на этих лиц. Полагает, что просмотренные видеозаписи не имеют доказательственного значения в отношении Барановой и Безугленко, поскольку события, отраженные на записи, находятся вне временных рамок предъявленного им обвинения.

Отраженные на записи обстоятельства не соответствуют и противоречат показаниям допрошенных в судебном заседании лиц. Данное доказательство получено с нарушением требований УПК РФ, поскольку три видеокассеты были получены по запросу начальника С который не имел никакого отношения к делу. Протоколы допросов свидетелей на предварительном следствии, оглашенные в судебном заседании в связи с отказом данных лиц давать показания, являются недопустимыми доказательствами, поскольку нарушен принцип непосредственности исследования доказательств в судебном заседании (ст.240 УПК РФ), принцип состязательности и равноправия сторон, сторона защиты лишена возможности проверить достоверность данных доказательств, а также непосредственно допросить свидетеля в судебном заседании. Оглашение показаний свидетелей по этим основаниям является незаконным.

Судом неправильно применен уголовный закон РФ, так как ч.З ст. 159 УК РФ в действующей редакции не содержит в себе признака совершения преступления «в составе организованной группы». Со ссылкой на ст. 10 УК РФ автор жалобы считает, что если судебная коллегия придет к выводу о совершении Барановой и Безугленко преступления, то необходимо исключить квалифицирующий признак мошенничества, как совершенного организованной группой, и смягчить наказание.

Просит приговор в отношении Барановой О.А. и Безугленко СВ.

отменить, прекратив уголовное преследование.

В возражениях на кассационные жалобы адвокатов Рывкинда П.Л., Тимонина А.В., Кукушкина А.В. государственный обвинитель Дубейковская Т.В. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалоб о непричастности осужденных к мошенничеству, о том, что они не совершали обмана потерпевших, не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, из показаний потерпевших Ш , С С Л Л О А П С , С , С , И , У , У ., А ., А ., Т , С , К Ч К Ю , К М Л , С , Х М , К К Д , Д , О , О , К , К , С , С , М , Д , К С С , В Г А , К К П В В В , В ., Е У , К свидетелей П , Г , П Е , Л М Е , Е ., К , У Т , С С , Л , З Т Т , С А К К , Б содержание которых подробно приведено в приговоре, следует, что они принимали участие в семинаре, проводимом на входе в здание стояла охрана, в фойе играла громкая музыка, было много людей, царила праздничная обстановка, присутствовавшие выглядели обеспеченными людьми, знакомились, желали удачи, перед началом лекции выполнялся определенный ритуал: крики и хлопки под музыку. В ходе лекции руководители фонда рассказывали о возможности достичь высокого благосостояния после вступления в общественный фонд, приводили множество примеров. Их убеждали также в том, что фонд не является финансовой пирамидой. При вступлении в фонд требовалось внести взнос в размере рублей, после чего необходимо было привлекать в фонд новых людей, за что получать вознаграждение. После лекции им раздали бланки о неразглашении информации и пригласили на собеседование с руководителями групп, в ходе которого они передали им деньги.

Потерпевшие Ш С С свидетели Е и П пояснили, что руководителем одной из групп являлась Безугленко, которой они и передали деньги, после чего были приняты в фонд, Безугленко проводила с ними и обучающие семинары, по результатам которых, как пояснили Ш и С они поняли, что деятельность фонда заключается в обмане людей.

Потерпевшие О , С С , С И , П , М М , А ., А пояснили, что деньги передали Барановой, которая проводила с ними собеседование и обучающие семинары.

Свидетель Г пояснил также, что Баранова в структуре являлась координатором Потерпевшая У пояснила, что именно Баранова уговаривала ее продолжать работу в фонде.

Потерпевшие Т , С К Ч К Ю свидетели К У пояснили, что после семинара собеседование с ними проводила Герасимова, которой они и передали имевшиеся у них суммы денег. Герасимова проводила и обучающие семинары, на которых она объясняла, как завлекать людей в фонд, после посещения семинаров они поняли, что деятельность фонда строится на обмане.

Потерпевшие С К Ч К Ю пояснили также, что просили Герасимову вернуть деньги, но все было безрезультатно. О том, что Мигунова являлась руководителем одной из групп, принимала деньги у вступивших в фонд, проводила собеседования, обучающие семинары, в ходе которых инструктировала, как надо приглашать людей в фонд, пояснили потерпевшие Л С „ Х С , М , Л С К К Д О , О , К К М , Д , К , С , С ., В , Г , А , К , П , В , В Потерпевшие С К К Д О К К С С М Д К С С В Г А К П В , В пояснили, что после передачи первоначального взноса Мигуновой оставшуюся сумму денег они передали Маркеловой, которая и познакомила их с Мигуновой, как с руководителем фонда Маркелова также неоднократно объясняла им как нужно собирать деньги для выплаты взноса.

К пояснил, что, приехав Маркелова не отпустила его домой, и он жил у нее до тех пор, пока не собрал всю сумму взноса.

Приведенными показаниями потерпевших и свидетелей опровергаются доводы жалоб о том, что осужденные не принимали активного участия в деятельности фонда, не участвовали в обмане потерпевших, а были членами фонда в такой же роли «бизнесменов», как и сами потерпевшие.

Виновность осужденных подтверждается также просмотренными в судебном заседании видеокассетами семинаров для «кандидатов в бизнесмены» от 22 ноября 2002 года, для «бизнесменов» от 25 ноября 2002 года, «информационного» семинара от 23 ноября 2002 года. Суд в приговоре сослался лишь на те обстоятельства, которые были установлены в результате просмотра видеозаписей в судебном заседании, отметив недостатки этих видеозаписей, на которые обращается внимание в жалобах.

Из просмотренных видеозаписей семинаров видно, что под громкую музыку в зал вбегают либо входят быстрым шагом люди и заполняют определенные ряды, после чего все приветствуют ведущего криками «хэй» и длительными хлопками в ладоши. Далее следует поздравления, вручения подарков, затем лекция в быстром темпе. Хотя часть текста непонятна, смысл прозвучавшей на семинарах информации сводится к тому, что представляет всем без исключения возможность участвовать в уникальном бизнесе, даются рекомендации по приглашению «кандидатов в бизнесмены», которых нужно привезти на личном автомобиле либо заказать такси, по поведению с приглашенными, доводится до сведения слушателей информация о структуре фонда, график получения денег, из которого следует, что на 10-м бизнес семинаре доход участника фонда составляет долларов США. Получены были данные видеозаписи в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий. Видеозаписи произведены в залах, доступ в которые, а также проведение видеозаписи не были ограничены законом. Результаты оперативно-розыскных мероприятий были рассекречены и постановлением оперуполномоченного, утвержденным начальником ОРБ ГУ МВД РФ от 20 декабря 2004 года переданы следователю в соответствии со ст. 11 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», а потому суд правильно признал эти доказательства допустимыми.

Просмотренные видеозаписи полностью соответствуют показаниям потерпевших и свидетелей об обстоятельствах проведения семинаров, о доводившейся до их сведения информации о возможности получения доходов в результате вступления в фонд.

Согласно заключения психолога по результатам исследования видеозаписей действия «пригласителей», «бизнесменов», «руководителей групп», «лекторов» и других участников представляют грамотно спланированную и четко осуществляемую технологию психологического воздействия на потерпевших, преследующую две цели: получить от каждого привлеченного человека определенную сумму денег и побудить человека к привлечению финансовых доноров, что изменяло и снижало способность потерпевших к критическому осмыслению ситуации и волевой регуляции своего поведения настолько, что потерпевшие действовали в ущерб своим интересам.

Допрошенный в судебном заседании эксперт П пояснил, что ряд потерпевших не ощутили на себе психологическое воздействие в силу индивидуальных особенностей.

Проведена экспертиза с соблюдением закона, выводы экспертом мотивированы. Сопоставив выводы эксперта с показаниями потерпевших Ш С Б С П , П Т О , П которые пояснили о том, что вступили в фонд под влиянием оказанного на них психологического воздействия, суд обоснованно признал выводы эксперта достоверными и сослался на них в приговоре как на допустимое доказательство.

То обстоятельство, что не все потерпевшие ощутили на себе психологическое воздействие, что эксперт объяснил их индивидуальными особенностями, не может поставить под сомнение достоверность выводов эксперта.

Согласно заключению комплексной экономической экспертизы возврат денежных средств всем членам РОФ и БФССИ не гарантирован, предполагаемые схемы перераспределения денежных средств, при самом выгодном варианте, предоставляет теоретическую возможность только 20 % членам организации вернуть свой взнос и получить прибыль, а оставшиеся 80 % не только не смогли бы получить прибыль, но и не имели бы возможности вернуть внесенные средства.

Из приведенных же выше показаний потерпевших и свидетелей следует, что перед вступлением в фонд им не разъяснялась низкая вероятность получения прибыли и возврата внесенных сумм. Напротив их убеждали в том, что за короткий промежуток времени они получат высокую прибыль.

Вопреки доводам жалоб суд дал правильную оценку этому заключению. Только на указанный вывод экспертов, сделанный на основе математических расчетов, для которых экспертам были предоставлены необходимые материалы, суд сослался в приговоре как на доказательство виновности осужденных.

Ответы же на вопросы № 1, требующий правовых оценок, на вопросы № 2-7, для ответа на которые необходимо исследование бухгалтерских документов, которыми не располагали эксперты, признаны судом недостоверными и на них суд не ссылался в приговоре.

Суд также сослался в приговоре на протоколы опознания осужденных Мигуновой, Барановой, Герасимовой, Безугленко как на доказательство их виновности, правильно признав их допустимыми доказательствами.

Подробные суждения об этом приведены в приговоре, с которыми судебная коллегия согласна.

Обстоятельства содеянного осужденными, представленные сторонами доказательства исследованы в судебном заседании с достаточной полнотой.

Всем рассмотренным доказательствам суд дал надлежащую оценку, положив в основу приговора только допустимые доказательства.

Исследованные судом доказательства свидетельствуют о том, что осужденные действовали в составе организованной группы, выполняя отведенную им роль. Сразу после проведения лекций, в ходе которых потерпевшим с использованием методов психологического воздействия давались обещания за «мизерную» плату стать успешными и богатыми, осужденные Мигунова, Баранова, Герасимова и Безугленко проводили с потерпевшими индивидуальные собеседования, укрепляя в них убежденность в правильности принимаемого ими решения о внесении вступительного взноса, устанавливались обязательные для исполнения сжатые сроки по внесению полной суммы взноса, что не давало потерпевшим возможности осмыслить сложившуюся обстановку, оценить происходящее как обман. Злоупотребляя доверием потерпевших, осужденные предоставляли потерпевшим «шанс» вступить в фонд при частичной уплате взноса, обязывая их в короткий срок выплатить оставшуюся часть взноса. Маркелова действовала с этой же целью. Перед поездкой в она сама представлялась потерпевшим как руководитель группы по В ходе бесед с потерпевшими, злоупотребляя доверием, она убеждала их в законности предполагаемой деятельности, убеждала вступить в фонд, а также в необходимости уплаты оставшейся части взноса, давала советы по сбору денег, контролировала этот процесс, обучала способам вовлечения в фонд новых членов, организовывала поездки на семинары в Потерпевшие пояснили, что в силу занимаемой Маркеловой должности в администрации они верили ей.

С учетом этих действий осужденных, а также умолчания ими негативной информации о деятельности организации, об отсутствии финансовой базы для возврата всеми потерпевшими внесенного взноса и получения прибыли, а также получение ими денег без выдачи потерпевшим документов об этом суд обоснованно признал Маркелову, Мигунову, Баранову, Герасимову и Безугленко виновными в мошенничестве.

Обстоятельства содеянного осужденными установлены судом правильно в соответствии с предъявленным им обвинением. Требования ст. 252 УПК РФ не нарушены судом. Изменив дату вступления Мигуновой и Барановой в состав организованной группы и установив более поздний срок вступления их в группу, Барановой - с сентября 2000 года вместо февраля 2000 года, а Мигуновой - с июля 2001 года вместо марта 2001 года, суд не вышел за рамки предъявленного им обвинения, не ухудшил их положение и не нарушил права на защиту, о чем утверждается в жалобах.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по доводам кассационных жалоб.

Действиям осужденных суд дал правильную юридическую оценку.

Принимая во внимание сплоченность членов организованной группы, устойчивый характер связей между ними, наличие иерархической подчиненности членов группы, распределение между ними ролей, планирование и тщательную организацию проводимых мероприятий, суд правильно расценил их действия как совершенные в составе организованной группы.

Наказание назначено осужденным соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, конкретной роли каждой осужденной в достижении преступного результата, а также влияния назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей. Общественная опасность совершенного осужденными преступления, тяжесть наступивших от их действий последствий в виде материального вреда, причиненного потерпевшим, смягчающие наказание Мигуновой, Безугленко и Барановой: наличие у них малолетних детей обстоятельства, а также положительные данные о личности всех осужденных, их безупречное поведение в течение длительного времени (от 4 лет 6 месяце до 7 лет) после прекращения преступной деятельности учтены судом при назначении им наказания в полной мере.

Оснований для признания назначенного наказания несправедливым, для вывода о необоснованности назначения осужденным условного осуждения, о чем указывается в кассационном представлении, не имеется.

Вместе с тем, указание суда о возложении на осужденных обязанности по возмещению в течение испытательного срока причиненного потерпевшим ущерба подлежит исключению из приговора по следующим основаниям.

Как следует из приговора, судом разрешены гражданские иски потерпевших и суммы причиненного потерпевшим материального вреда взысканы с осужденных. Исполнение приговора в этой части регулируется Федеральным Законом «Об исполнительном производстве» от 21 июля 1997 года с последующими изменениями от 27 июня 2007 г., а потому установление судом иного порядка погашения осужденными задолженности нельзя признать законным и обоснованным.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Карелия от 26 июля 2007 года в отношении Мигуновой И В Маркеловой Н А Барановой О А Герасимовой Г А , Безугленко С В изменить.

Исключить указание суда о возложении на них обязанности по возместить причиненный потерпевшим ущерб в течение испытательного срока.

В остальном приговор в отношении них оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Дубейковской Т.В. и кассационные жалобы адвокатов Рывкинда П.Л., Тимонина А.В., Кукушкина А.В. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 75-О07-23

УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод
УК РФ Статья 308. Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний
УПК РФ Статья 175. Изменение и дополнение обвинения. Частичное прекращение уголовного преследования
УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
УПК РФ Статья 240. Непосредственность и устность
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх