Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 77-О09-24

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 22 декабря 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Батхиев Рашид Хусейнович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №77-О09-24

от 22 декабря 2009 года

 

Председательствующего Кузнецова В.В.

при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Давыдова В.Ю. в защиту Матюнина В.Н. на приговор Липецкого областного суда от 30 сентября 2009 года, которым

Матюнин [скрыто] в [скрыто]

осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 105 УК РФ на 14 лет, по ч.З ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет, по ч.1 ст. 223 УК РФ на 3 года, по ч. 1 ст. 222 УК РФ на 3 года, по совокупности этих преступлений на основании ч.З ст. 69 УК РФ на 21 год в исправительной колонии строгого режима.

В приговоре разрешена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х. о доводах кассационной жалобы и обстоятельствах дела, мнение прокурора Генеральной прокуратуры

Российской Федерации Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору Матюнин В.Н. признан виновным в:

незаконном изготовлении огнестрельного оружия из сигнального

револьвера и не менее 11 атипичных самодельных патронов,

снаряженных картечью;

незаконном хранении в своём автомобиле и ношении этих

огнестрельного оружия и боеприпасов;

убийстве [скрыто] и покушении на убийство [скрыто]

Щ в ссоре из-за неприязненных отношений.

Смерть [скрыто] не наступила по обстоятельствам, не

зависевшим от осуждённого.

Преступления совершены в октябре 2007 года [скрыто] при

обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Матюнин В.Н. виновным себя в незаконном изготовлении хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов признал, а в умышленном убийстве [скрыто] и

покушении на убийство [скрыто] не признал, утверждая, что

стрелял в потерпевших, защищаясь от их нападения.

В кассационной жалобе и дополнениях адвокат Давыдов В.Ю. в защиту Матюнина В.Н., подробно анализируя показания осужденного,

потерпевшего Сщ [скрыто], утверждает, что их показания, данные на

предварительном следствии, «не могут быть признаны допустимыми» в качестве доказательств обвинения. Считает, что причины противоречий между их показаниями, данными на предварительном следствии и в судебном заседании, и другими доказательствами надлежащим образом невыяснены. Указывает, что вывод об убийстве [скрыто] и покушении на

убийство Сщ Щ в приговоре сделан на предположениях. Обращая

внимание на сведения, отрицательно характеризующие [скрыто] в местах

лишения свободы, и показания его матери [скрыто] что у сына

имелся газовый пистолет, считает, что оценка доказательствам дана без учёта всех фактических данных в совокупности. Утверждает, что на показания осуждённого, данные на предварительном следствии, повлияло его психическое состояние, что его подзащитный обнаруживал признаки психического расстройства личности. Анализируя акты экспертиз, считает, что ходатайство о назначении осуждённому дополнительной стационарной судебно-психиатрической экспертизы в институте им. В.П. Сербского отклонено без достаточных оснований. Указывает, что при постановлении обвинительного приговора доказательствам в совокупности дана

неправильная оценка, что учли не все обстоятельства дела и данные о личностях осуждённого и потерпевших. Ссылаясь на акты судебно-медицинских, психолого-психиатрических экспертиз и другие доказательства, считает, что Матюнин В.Н. по ст. 105 УК РФ осужден ошибочно, что не проверено надлежащим образом нуждается ли он в принудительных мерах медицинского характера, а наказание является несправедливым. Просит «приговор отменить и дело прекратить».

В письменных возражениях государственный обвинитель Н.И. Гончарова, оспаривая доводы кассационной жалобы, просит приговор в отношении Матюнина В.Н. оставить без изменения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы кассационной жалобы в защиту осуждённого и возражения на эти доводы государственного обвинителя, находит приговор в отношении Матюнина В.Н. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Как установлено по приговору, Матюнин В.Н. в октябре 2007 года [скрыто] незаконно изготовил огнестрельное оружие из

сигнального револьвера марки «Блеф» под капсюль-воспламенитель «жевело» и не менее одиннадцати атипичных самодельных патронов. Осуждённый оружие и боеприпасы носил и хранил в автомобиле. В ходе возникшей ссоры на почве личных неприязненных отношений 31 октября 2007 года, примерно в 19 часов, выстрелом в голову Матюнин В.Н. убил [скрыто] и покушался на убийство [скрыто],

причинив последнему сквозное огнестрельное ранение правого плеча и грудной клетки, повлекший тяжкий вред здоровью. Умысел на убийство двух лиц не был доведен до конца в связи с тем, что [скрыто] удалось убежать после получения огнестрельного ранения, повлекшего тяжкий вред здоровью, и он срочно был доставлен в больницу.

Вопреки доводам жалобы, вывод о виновности Матюнина В.Н. в совершении указанных действий в приговоре основан на доказательствах, добытых с соблюдением уголовно-процессуального закона, непосредственно и объективно исследованных в судебном заседании.

Сведения о характере телесных повреждений, причиненных потерпевшим [скрыто] и [скрыто] содержащиеся в актах

судебно-медицинских, судебно-биологических, медико-криминалистических и судебно-баллистических экспертиз, согласуются с показаниями осуждённого, потерпевшего С( I и свидетеля [скрыто]., данными на

предварительном следствии.

Смерть [скрыто] наступила от слепого огнестрельного ранения

головы с повреждением костей лицевого и мозгового скелетов и головного мозга. Повреждения 6-7 шейных позвонков образовались в результате

сочетания действий остро-рубящего и остро-режущего воздействия орудия и носят посмертный характер. Указанные повреждения могли быть причинены при обстоятельствах, сообщённых осуждённым при проверке показаний на месте, а также при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого.

_ В приговоре приведены также показания потерпевших [скрыто]

1-, С ^ , свидетелей [скрыто]., [скрыто].,

[скрыто]., других лиц и сведения, содержащиеся в письменных

источников доказательств.

Вопреки доводам в защиту осуждённого, показания указанных и других лиц согласуются со сведениями, содержащимися в протоколах осмотра места происшествия, актах экспертиз и в других письменных

источниках, а также с показаниями, данными Матюниным_В.Н.,

потерпевшим [скрыто] и свидетелем [скрыто] - на

предварительном следствии.

Что касается доводов о том, что осуждённый действовал не умышленно с целью лишить потерпевших жизни, а оборонялся от их нападения, что при получении первоначальных показаний оперативные работники использовали его психическое состояние, применили незаконные методы при первых допросах, то с этим нельзя согласиться.

Указанный довод опровергается приведёнными выше показаниями самого осужденного, свидетелей и другими сведениями, подробно изложенными в приговоре.

Так, из показаний самого Матюнина В.Н. при допросах с участием защитника (адвокатов), понятых в качестве подозреваемого, обвиняемого и при выходе на место захоронений им останков трупа [скрыто] видно,

что он умышленно с целью лишения жизни стрелял в потерпевших. Он рассказал и показал, как расчленил труп [скрыто], отрезал и отдельно

закопал голову.

В последующем, по истечении длительного времени после задержания, он давал показания, изменяя их при последующих допросах.

Как видно из протокола судебного заседания и приговора, причины противоречий в показаниях самого осуждённого, потерпевшего [скрыто], свидетеля [скрыто] и в других доказательствах были выяснены

и указано, какие сведения правдивы, а какие отвергаются.

Изначально претензии по поводу стекла к потерпевшему С

возникли у осуждённого из предположения, что это мог сделать только он, хотя никто не видел и не говорил, кем это стекло было повреждено.

Из показаний сына осуждённого, свидетеля [скрыто] следует,

что он у гаражей находился рядом со [скрыто], который отцу оружием

не угрожал и никаких действий не совершал.

[скрыто], не отрицая, что в «опущенной вдоль туловища руке» у

него находился газовый пистолет, как и [скрыто]., пояснил, что

пистолет он не демонстрировал и им осуждённому не угрожал при возникновении ссоры.

Не подтвердили [скрыто] и_С [скрыто] показания осуждённого и

в части, что [скрыто] Щ предлагал СЩ~ Сдержать [скрыто] «на

мушке», высказывая при этом угрозы убийством.

Установлено, что у потерпевшего [скрыто] огнестрельного оружия

не было, причинить вред здоровью кому-либо он не мог, но^Игшонин В.Н. убил [скрыто] выстрелом в голову, а затем стрелял в [скрыто] с целью

лишения жизни.

Из показаний свидетелей, видевших Матюнина В.Н. и его сына после убийства [скрыто] и покушения на [скрыто], усматривается, что

потерпевшие не угрожали, никаких ударов осуждённому и его сыну не наносили, телесных повреждений на осуждённом и его сыне не заметили.

Следовательно, действия Матюнина В.Н. не были связаны с необходимой обороной от нападения потерпевших и не являлись неосторожными, как утверждается в кассационной жалобе в его защиту.

Доводы о том, что на показания осуждённого повлияла неспособность правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания в период предварительного следствия, опровергаются, кроме того, сведениями, содержащимися в актах судебно-психиатрических экспертиз, которые проводились неоднократно, в том числе и по инициативе стороны защиты.

Так, из акта комплексной амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы от 3 марта 2008 года усматривается, что после задержания и привлечения к уголовной ответственности, в условиях психотравмирующей ситуации, у Матюнина В.Н. развилось психическое расстройство, лишившее способности осознавать фактический характер своих действий, воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания.

Однако, после этого были неоднократно проведены новые обследования осуждённого.

По заключению комиссионной судебно-психиатрической экспертизы от 12 марта 2009 года, проведённой после излечения Матюнина В.Н., он мог при совершении преступлений и может в настоящее время осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить собой, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания.

При проведении 27 августа 2009 года стационарной психиатрической экспертизы учитывались данные всех экспертиз, содержащиеся в материалах дела, в том числе, проведенных с участием психолога, а также данные об этапах привлечения к уголовной ответственности, относительно которых исследовалось его состояние.

В приговоре дана соответствующая оценка выводам, содержащимся во всех актах экспертиз, в том числе и экспертизы, проведённой в ходе судебного разбирательства, и сделан обоснованный вывод

о том, что Матюнин В.Н. мог давать правильные показания в период предварительного следствия при производстве следственных действий 18,19 и 27 февраля 2008 года и не нуждается в применении принудительных мер медицинского характера.

Как видно из протокола судебного заседания и приговора, все доказательства тщательно исследованы, причины противоречий в показаниях осужденного Матюнина В.Н., потерпевшего [скрыто] и других

доказательствах в судебном заседании выяснены, дана надлежащая оценка каждому доказательству в отдельности и в совокупности, как того требует закон.

Доводы жалобы о том, что в ходе предварительного расследования осуждённый оговорил себя в результате применения к нему, пользуясь психическим расстройством, недозволенных методов, проверялись и опровергаются материалами дела.

Нельзя согласиться с тем, что первоначальные показания осуждённого недопустимы в качестве доказательства обвинения, якобы из-за развития у подсудимого временного психического расстройства, сделанного при проведении одной из экспертиз, поскольку по заключению экспертизы начало течения болезни возникло после первоначальных допросов, когда он дал правдивые показания.

Допросы Матюнина В.Н. проводились в присутствии адвоката, показания его подробны и при первоначальных допросах были последовательны и логичны, замечаний и заявлений по поводу содержания указанных протоколов допроса ни им самим, ни его адвокатом не были сделаны.

Согласно актам экспертиз в период времени, относящийся к совершению инкриминируемого ему деяния, и при производстве следственных действий после задержания, Матюнин В.Н. не обнаруживал и не обнаруживает в настоящее время признаков психического расстройства, не позволяющих ему осознавать происходящее или отдавать отчёт своим действиям.

Статьи законов по Делу № 77-О09-24

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 223. Незаконное изготовление оружия
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх