Дело № 77-О11-20

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 18 января 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Мещеряков Дмитрий Анатольевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №77-О11-20

от 18 января 2012 года

 

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

при секретаре Белякове A.A.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осуждённых Семина A.B., Ивлева А.Н., Мельникова В.А. и Воронежцева В.В., адвокатов Чесноковой Н.В. и Сырбу Ж.А. на приговор Липецкого областного суда от 7 сентября 2011 года, по которому

СЕМИН А

Щнесудимый, -

осуждён:

по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) на 9 лет лишения свободы без штрафа;

по пп. «а», «б» ч.4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) на 9 лет лишения свободы без штрафа.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима без штрафа.

Он же оправдан по ч.1 ст.209 УК РФ на основании п.З ч.2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, а по ч. 1 ст.222 УК РФ и

ч.З ст.222 УК РФ на основании п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступлений.

ИВЛЕВ [скрыто] в [скрыто]

несудимый, -

осуждён:

по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) на 9 лет лишения свободы без штрафа с лишением на основании ст.48 УК РФ специального звания прапорщик милиции;

по пп. «а», «б» ч.4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) на 9 лет лишения свободы без штрафа с лишением на основании ст.48 УК РФ специального звания прапорщик милиции.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений назначено 14 лет лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима с лишением на основании ст.48 УК РФ специального звания прапорщик милиции.

Он же оправдан по ч.1 ст.209 УК РФ на основании п.З ч.2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, а по ч.З ст.222 УК РФ на основании п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению I преступления.

МЕЛЬНИКОВ Ь)

несудимый, -осуждён:

по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) на 8 лет лишения свободы без штрафа;

по пп. «а», «б» ч.4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) на 8 лет лишения свободы без штрафа.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ВОРОНЕЖЦЕВ Ц_В

[скрыто] несудимый,

осуждён:

по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) на 8 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в счёт возмещения морального вреда 1 потерпевшей [скрыто] с Воронежцева В.В. [скрыто] рублей, с Мельникова

В. [скрыто] рублей.

По данному делу осуждён также Кулиев P.C., приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., объяснения: осуждённых Семина A.B., Ивлева А.Н., Мельникова В. А. и Воронежцева В.В., поддержавших доводы своих кассационных жалоб; адвоката Лунина Д.М., поддержавшего доводы кассационных жалоб осуждённого Семина A.B.; адвоката Бицаева В.М., поддержавшего доводы кассационных жалоб осуждённого Ивлева А.Н. и адвоката Сырбу Ж.А.; адвоката Тавказахова В.Б., поддержавшего доводы кассационных жалоб осуждённого Мельникова В.А., адвоката Кабалоевой В.М., поддержавшей доводы кассационных жалоб осуждённого Воронежцева В.В. и адвоката Чесноковой Н.В., мнение прокурора Синицыной У.М., полагавшей приговор и определения о рассмотрении замечаний на протокол оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Семин A.B. признан виновным в том, что совершил: разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершённое с применением насилия, опасного для здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой (разбойное нападение на [скрыто]); разбой, то есть нападение в целях

хищения чужого имущества, совершённое с применением насилия, опасного для здоровья, и с угрозой применения такого насилия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, в особо крупном размере (разбойное нападение на [скрыто]).

Ивлев А.Н. и Мельников В.А. также признаны виновными в совершении разбойных нападений на [скрыто] и [скрыто] и при таких же обстоятельствах,

а Воронежцев признан виновным в разбойном нападении на [скрыто]

Преступления были совершены 14 июля и 10 ноября 2009 года в [скрыто] области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

[скрыто]

В кассационных жалобах осуждённый Семин A.B. просит приговор суда отменить. Указывает, что приговор постановлен с нарушениями уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона. Так, по делу было необоснованно назначено предварительное слушание, хотя оснований к этому не было, а его ходатайство на слушании о возвращении дела прокурору было необоснованно отклонено. В период слушания дела его состояние здоровья резко ухудшилось, однако судебный процесс, несмотря на это, продолжался, а его адвокат - защитник плохо защищал его интересы, но заменён не был, что нарушило его право на защиту. У судьи же была личная заинтересованность по данному делу, так как он на его заявления и ходатайства не реагировал, даже когда он рассказал судьи о подброшенном работником милиции пистолете, то судья на это не прореагировал. Он не совершал преступления 14 июля 2009 года, доказательств его вины нет, а показания об этом на следствии Воронежцева крайне противоречивы, тем более, что Воронежцев затем от этих показаний отказался, объяснив их появление применением к нему недозволенных методов ведения следствия. Противоречия касаются способа проникновения в дом, орудий преступления, обстоятельств нападения, достоинства похищенных денег. Потерпевшая К I не опознала

в суде Воронежцева. На предварительном следствии Мельников также оговорил себя и других в совершении данного преступления из-за применения недозволенных методов ведения следствия, но затем от этих показаний отказался, тем более, что эти его ложные показания противоречили показаниям потерпевшей об обстоятельствах совершённого преступления. Хозяин автомашины, на которой они, якобы, приехали на место преступления, по делу не допрошен. Потерпевший К i и потерпевшая КИ i давали крайне противоречивые показания об обстоятельствах совершённого на них нападения и эти показания не могут быть положены в основу обвинительного приговора. Заключение судебно-медицинского эксперта о тяжести телесных повреждений

у К__________J является недопустимым доказательством, как и заключение

фоноскопической экспертизы. Заключение товароведческой экспертизы также является недопустимым доказательством, так как дано на основании

недостоверных данных. По факту нападения на семью Б_________J действия его и

других лиц неверно квалифицированы как разбой, так как угроз применением насилия, опасного для жизни и здоровья не было, насилия к ним не применялось, а заключение судебно-медицинского эксперта о наличии телесных повреждений надуманно, в связи с чем следовало произошедшее расценивать как грабёж. Необоснованно эти действия квалифицированы как совершённые организованной группой, так как доказательств этого не имеется, а также и в особо крупном размере, что базируется на ложных показаниях потерпевших о количестве похищенного. Кроме того, считает, что необоснованно в большей части отклонены его замечания на протокол судебного заседания.

В кассационной жалобе осуждённый Ивлев А.Н. просит приговор суда отменить как незаконный.

В кассационной жалобе в защиту осуждённого Ивлева А.Н. адвокат Сырбу Ж.А. просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что доказательств виновности Ивлева в разбойном нападении на [скрыто] не имеется, а в отношении [скрыто] имел

место грабёж, который надлежало квалифицировать по пп. «а», «в», «г», «д» ч.2 ст. 161 УК РФ. Так, в основу доказательств вины осуждённых в разбойном нападении на [скрыто] положены показания об этом Воронежцева и

Мельникова на начальном этапе предварительного следствия, от которых они затем отказались, объяснив дачу таких показаний применением к ним недозволенных методов ведения следствия, а иных доказательств не имеется.

Хищение имущества Б_ было совершено путём грабежа, так как

телесные повреждения [скрыто] были причинены по неосторожности. Данное преступление не было совершено организованной группой, так как доказательств этого не имеется, членов группы между собой ничто не связывало. Особо крупный размер похищенного не нашёл своего подтверждения в судебном заседании. В отношении Ивлева были проведены амбулаторная и стационарная судебно-психиатрические экспертизы, однако судебное заседание по делу продолжалось длительное время и у Ивлева стали проявляться отклонения в психике, в связи с чем суду следовало назначить еще одну судебно-психиатрическую экспертизу. Наказание Ивлеву назначено чрезмерно суровое, без учёта состояния здоровья его матери.

В кассационных жалобах осуждённый Мельников В.А. просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что председательствующий по делу был пристрастен и это выразилось в необоснованном проведении по делу предварительного слушания, на котором, однако, все ходатайства его и адвоката были оставлены без удовлетворения. Он

не причастен к совершенному преступлению в отношении [скрыто] и на

предварительном следствии он оговорил себя в совершении этого преступления из-за применения к нему недозволенных методов ведения следствия, что подтверждается материалами дела. Воронежцев также оговорил себя и его в совершении этого преступления, но затем от этих показаний отказался, объяснив их применением к нему недозволенных методов ведения следствия, протокол обыска у его матери является недопустимым доказательством, так как составлен с нарушением требований уголовно-процессуального закона, а потому изъятые при обыске предметы также не могут быть признаны доказательствами по делу. Потерпевшая к [скрыто] вначале не указывала эти предметы среди тех, которые у неё были похищены, протоколы опознания ею вещей являются недопустимым доказательством. Телесные повреждения [скрыто] (согласно медицинских документов) были получены при падении с

лестницы. Из распечатки телефонных переговоров следует, что в момент совершения преступления он находился в г. I Преступление,

совершённое им в отношении [скрыто] неверно квалифицировано как разбой, так как он на предварительном следствии оговорил себя в совершении таких

действий, которых не совершал, из-за применения к нему недозволенных методов ведения следствия. Присутствовавший адвокат не пресекал этих действий. Раций, масок, перчаток и ножа он не видел, у него их не было, протокол проверки его показаний сфальсифицирован. В связи с недопустимостью протокола осмотра места происшествия (дома [скрыто]), недопустимыми доказательствами являются и все вещественные доказательства, изъятые в рамках осмотра. Заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшей [скрыто] является недопустимым доказательством, так как при производстве были допущены нарушения уголовно- процессуального закона, а потому нанесение телесных повреждений потерпевшей недоказано и действия осуждённого подлежали квалификации по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ. Не установлено, был ли у осуждённых нож, а также отсутствуют данные о том, что осуждённые совершили преступление организованной группой. Не установлен и особо крупный размер похищенного, доказательств этого не имеется. Считает, что его действия надлежало квалифицировать по ч.1 ст. 139 УК РФ, как незаконное проникновение в жилище. Наказание ему назначено чрезмерно суровое, без учёта явки с повинной, наличия у него несовершеннолетнего ребёнка, активного способствования раскрытию преступлений, положительных характеристик, состояния здоровья его матери. Кроме того считает, что необоснованно отклонены его замечания на протокол судебного заседания.

В кассационных жалобах осуждённый Воронежцев В.В. просит приговор суда отменить как незаконный. Указывает, что суд отнесся к нему предвзято и это видно из необоснованно проведенного предварительного слушания, а также из необоснованного отклонения ходатайств его и адвоката, председательствующий был заинтересован в исходе дела. На предварительном следствии он оговорил себя в совершении преступления из-за применения к нему недозволенных методов ведения следствия, оговорил и других осуждённых. Явка с повинной им была написана в состоянии стресса, что могла подтвердить почерковедческая экспертиза, но в её производстве ему было отказано. У него экспертиза зафиксировала побои. При проверке его показаний на месте адвокат не присутствовал. Из осуждённых он знал только Семина, но никаких преступлений с ним не совершал.

Свидетель [скрыто] - его бывшая жена - заинтересована в его

осуждении из-за жилплощади, а потому оговорила его в отношении

принадлежности украшений. Потерпевшая [скрыто] опознала эти украшения,

как принадлежащие ей, но её показания об отличительных особенностях этих украшений противоречивы. В судебном заседании К

его не опознала,

хотя видела нападавшего в момент совершения преступления.

Кроме того, считает, что необоснованно отклонены его замечания на протокол судебного заседания.

В кассационной жалобе в защиту осуждённого Воронежцева В.В. адвокат Чеснокова Н.В. просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Указывает, что Воронежцев отрицает своё участие в совершении преступления, заявляет о своём алиби, так как безвыездно находился в это время в г, [скрыто]. Потерпевшая [скрыто] видевшего в лицо одного из нападавших, не опознала в суде Воронежцева, как нападавшего на неё. Судом не принято также во внимание, то, что согласно медицинским документам [скрыто] получил травму при падении с лестницы. Свидетель [скрыто] оговорила из неприязненных отношений Воронежцева относительно золотых изделий, которые были предъявлены для опознания к [скрыто], но данные протоколы являются недопустимым доказательством, так как потерпевшая на следствии в начале не давала показаний об особенностях похищенных изделий из золота. Осуждённый Мельников показал, что на следствии оговорил Воронежцева в совершении преступления.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Федянин В.А. просит приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина осуждённых в совершении преступлений подтверждается следующими доказательствами.

Так, допрошенный на предварительном следствии в качестве обвиняемого Воронежцев показал, что в июле 2009 года Семин и Ивлев

предложили ему совершить нападение на какого-то человека в [скрыто]

области и в начале июля он вместе с Семиным, Ивлевым и [скрыто] на автомобиле приехали в [скрыто] как он понял для разведки

местности. Так Ивлев указал на дом, в который они хотели проникнуть, но возле дома было много машин и они уехали, вновь приехали в г. [скрыто] 13

июля около 24 часов. Ивлев и Семин принесли фрагмент лестницы, Ивлев всем раздал чулки для масок.

У Семина и Ивлева были наручники. Он из машины взял два пластиковых хомута и гвоздодёр, а Вячеслав - металлическую палку, на руках у всех были перчатки. Ивлев подставил лестницу к окну, он передал Ивлеву гвоздодёр и тот им приоткрыл окно, через которое все проникли в дом. В спальне на кровати спали мужчина и женщина. Семин придавил голову мужчины к кровати, а он стал удерживать женщину, но она вырвалась и сорвала с его головы чулок. Он выбежал из комнаты, чтобы не узнали и одел маску, в этот момент услышал выстрелы, увидел, что мужчина лежит на полу с наручниками на руках, а Семин наносит тому удары ногами. На женщине также

были наручники и он связал ей ноги хомутом из пластика, отвел в ванную. В шкафу он обнаружил ювелирные изделия, передал их Ивлеву, который с Семиным искал деньги и ценности, складывал похищенное в сумки. Среди похищенного была водка и коробка из-под видеокамеры. У Семина были две раны в боку. В г, [скрыто] они осмотрели похищенное, там были ещё [скрыто]

рублей, около [скрыто] (долларов США. Семин дал ему [скрыто] (долларов и 5 тысяч рублей, золотой кулон и кольцо. Золотой кулон он сдал в ломбард, а кольцо продал своей бывшей жене 1г [скрыто]

Допрошенный на предварительном следствии в качестве подозреваемого Мельников показал, что в начале июля 2009 года Семин предложил ему совершить хищение ценностей у какого-то человека, и он вместе с Семиным, Ивлевым и В I поехали на автомобиле в Л I, но возле дома

находилось много автомобилей и они вернулись в [скрыто] Через некоторое

время они опять выехали в [скрыто], где надели на голову капроновые

Г

чулки, Воронежцев взял гвоздодёр, а Ивлев металлическую палку в резиновой оболочке, подошли к дому. Там подставили к окну лестницу, помощью гвоздодёра приоткрыли окно и вчетвером проникли в дом. В спальне на кровати спали мужчина и женщина, Семин придавил голову мужчины к кровати, [скрыто] П подошёл к женщине. Вдруг мужчина выстрелил несколько раз в Семина, а Ивлев металлической палкой в резиновой оболочке нанёс несколько ударов мужчине по телу, после чего они одели на мужчину наручники. Воронежцев отвел куда-то женщину, он видел её в ванной, руки её были зафиксированы, он ей ослабил пластиковый хомут на ногах. Кто-то спрашивал у мужчины про деньги и драгоценности, но он лично ничего не похищал. Из дома они вынесли две или три сумки с похищенным, вернулись в 1. Семин жаловался на боли в боку и груди, у него текла кровь. Воронежцев рассказывал, что женщина сняла с него маску. Семин отдал ему часть похищенного: золотую и серебряные цепочки, золотой зажим для галстука, серьги, кольцо мужское с камнем, две иконки, видеокамеру, I

ЕВРО и I рублей. Похищенные вещи отвёз своей матери в г.

Потерпевший [скрыто] показал, что проснулся от того, что кто-то прижал его голову к подушке, увидел четверых мужчин в масках, у одного из них в руках был гвоздодёр, и он понял, что совершается нападение, а потому вытащил из-под матраца травматический пистолет и произвёл пять выстрелов в одного из нападавших. Тот отклонился и сразу же нанёс ему удар по лицу, а другой мужчина ударил по голове гвоздодёром. Его сбросили на пол и стали наносить удары гвоздодёром по голове и рукам, а также руками и ногами по телу, после чего надели наручники и связали ноги пластиковым хомутом. Мужчина, в которого он произвёл выстрелы стал спрашивать об орденах, найденных в [скрыто]», деньгах, украшениях и патронах, и он сказал,

где находятся деньги. Он слышал, как нападавшие нашли драгоценности его жены. Мужчина заявил, что он должен привезти в [скрыто] рублей и он

продиктовал ему номер мобильного телефона.

После ухода нападавших они освободились и установили что похищено. Работниками милиции его мобильный телефон был поставлен на контроль, на который поступил затем звонок от мужчины, голос которого был похож на голос нападавшего.

Потерпевшая [скрыто] подтвердила показания мужа, перечислила похищенное, в том числе индивидуальные особенности похищенных украшений.

Свидетель [скрыто] ^ показал, что во второй половине июля 2009 года

видел на животе Семина раны и тот пояснил, что получил ранения при «разборке».

Статьи законов по Делу № 77-О11-20

УК РФ Статья 48. Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград
УК РФ Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх