Дело № 77-О12-7СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 августа 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 77-О12-7СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 21 августа 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.
судей Пейсиковой Е.В. и Ботина А.Г.
при секретаре Полищуке О.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Федянина В.А. на приговор Липецкого областного суда от 18 июня 2012 г., постановленный с участием присяжных заседателей, по которому Седоплатова Н П несудимая, оправдана по чч. 4, 5 ст. 33, пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ за непричастностью к совершению преступления на основании пп. 2, 4 ч.2 ст.302 УПК РФ. За ней признано право на реабилитацию; Бредихин О А несудимый, осуждён по чч. 4, 5 ст. 33, ч.4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) с применением ч.1 ст. 65 УК РФ на 7 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В период отбывания ограничения свободы на Бредихина О.А. возложены следующие обязанности: не выезжать за пределы территории района, не изменять места жительства или пребывания без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания, проходить регистрацию в данном органе 3 раза в месяц; Фурсов С А несудимый, осуждён по ч.4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ на 9 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В период отбывания ограничения свободы на Фурсова С.А. возложены следующие обязанности: не выезжать за пределы территории района, не изменять места жительства или пребывания без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания, проходить регистрацию в данном органе 2 раза в месяц.

Постановлено взыскать с осуждённого Бредихина О.А. в доход государства в возмещение сумм, выплаченных за счёт средств федерального бюджета за оказание ему юридической помощи адвокатами на предварительном слушании и в судебном заседании, рубля копеек.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, выступления адвокатов Лунина Д.М., Кабалоевой В.М., Захаровой Ю.Е., возражавших против удовлетворения кассационного представления, просивших приговор оставить без изменения, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Аверкиевой В.А., полагавшей приговор отменить по доводам, изложенным в кассационном представлении, уголовное дело направить на новое рассмотрение, Судебная коллегия

установила:

по приговору, постановленному с участием присяжных заседателей, признаны виновными: - Фурсов С.А. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни Ю повлекшем по неосторожности его смерть, совершённом по найму; Бредихин О.А. в подстрекательстве Фурсова к умышленному причинению тяжкого вреда здоровью Ю повлекшему по неосторожности его смерть, за обещанное вознаграждение, т.е. по найму, и в пособничестве в совершении Фурсовым указанного преступления. Кроме того, органами следствия Седоплатова Н.П. обвинялась в том, что на почве неприязненных отношений с Ю склонила Бредихина за денежное вознаграждение к совершению убийства Ю предоставила ему информацию о месте жительства Ю времени его передвижения, распорядке дня и наличии у него огнестрельного охотничьего оружия, выплатила Бредихину аванс в размере рублей до убийства и рублей после совершения убийства Ю Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано недоказанным совершение Седоплатовой Н.П. инкриминируемого ей преступления, предусмотренного чч. 4, 5 ст. 33, пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ по основаниям, указанным в пп. 2, 4 ч.2 ст. 302 УПК РФ.

В кассационном представлении государственный обвинитель Федянин В.А., выражая свое несогласие с приговором, считает его незаконным и подлежащим отмене. В обоснование своего довода государственный обвинитель утверждает, что вердикт присяжных заседателей является неясным и противоречивым. Так, по мнению обвинения, ввиду внесённых изменений коллегией присяжных заседателей при ответе на поставленные перед ними вопросы № 1, 2 и 5 исказились фактические обстоятельства дела, имеющие существенное значение для ответов на поставленные вопросы и требующие дополнительного исследования. Однако в нарушение ч.5 ст. 344 УПК РФ присяжные заседатели не возвратились в зал судебного заседания и старшина не обратился с соответствующей просьбой к председательствующему. Так, при ответе на вопрос № 1 о доказанности события деяния в отношении Ю присяжные ответили утвердительно, исключив слова «с целью убийства» Ю при этом не оспаривая тот факт, что не менее 5 выстрелов были произведены именно в Ю Отвечая на вопрос № 2, в котором описаны мотивы, роль и степень соучастия Бредихина в лишении жизни Ю присяжные, внося изменения, исключили указание на мотив в действиях Бредихина, тем самым уменьшили его преступную роль, и признали недоказанным то, что он выплатил Фурсову после совершения преступления рублей. Таким образом, фактически присяжные признали Бредихина соучастником в лишении жизни Ю однако в вопросе № 1 исключили указание на цель деяния - убийство. Государственный обвинитель указывает на то, что при рассмотрении уголовных дел, связанных с убийством, установление мотива совершения преступления является обязательным, поскольку он является одним из фактических обстоятельств дела, доказанность которых подлежит разрешению присяжными заседателями. В то же время, как отмечает государственный обвинитель, присяжные, отвечая на вопрос № 5, в противоречие ответу на вопрос № 2 нашли доказанным наличие корыстного мотива у Фурсова при производстве выстрелов. Кроме того, по мнению автора представления, неясность вердикта просматривается также в ответах на вопросы № 3 и 6 о виновности Фурсова и Бредихина в совершении деяния, поскольку ввиду внесённых изменений в первоначальную редакцию вопросного листа не ясно, о каких деяниях идёт речь. Таким образом, ответы на вопросы № 1,2, 3, 5, 6, 8 являются неясными и противоречивыми, что привело к вынесению приговора на основании противоречивого и неясного вердикта. Кроме того, в ходе судебного заседания свидетели Ч Г , Я , С С П , подсудимые Седоплатова Н.П., Фурсов С.А. не менее 19 раз доводили до сведения присяжных информацию, отрицательно характеризующую личность потерпевшего, упоминали его судимости, аморальный образ жизни. Однако председательствующий лишь дважды сделал замечания о недопустимости таких действий и дал соответствующие разъяснения присяжным. Подсудимые Седоплатова, Бредихин, Фурсов, свидетели С и С в присутствии присяжных не менее 12 раз допускали высказывания о порядке получения и сбора доказательств, оценке законности проведения следственных действий. Однако председательствующий лишь один раз указал на нарушение закона и обратился к присяжным с просьбой не принимать во внимание доведённую до их сведения информацию. Государственный обвинитель полагает, что систематическое обсуждение в присутствии присяжных заседателей вопросов, которые находятся за пределами их компетенции, свидетельствует о том, что у присяжных могли появиться сомнения в правильности получения доказательств, что в итоге привело к нарушению принципа объективности и беспристрастности при вынесении вердикта. Государственный обвинитель полагает, что указанные нарушения уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них и повлекли вынесение неправосудного приговора как в части оправдания Седоплатовой Н.П., так и в части осуждения Фурсова и Бредихина, квалификации их действий и назначения им несправедливого, чрезмерно мягкого наказания. Просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое рассмотрение.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении, Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора в отношении Бредихина, Фурсова и Седоплатовой.

Так, согласно ч.2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменён по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них. Согласно ч.2 ст. 379 УПК РФ основаниями обвинительного приговора, вынесенного с участием присяжных заседателей, являются: нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона, несправедливость приговора.

Как следует из материалов дела, ни в процессе расследования, ни в ходе судебного разбирательства нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих в соответствии с ч.2 ст.385 УПК РФ и ч.2 ст.379 УПК РФ отмену соответственно оправдательного и обвинительного приговора, органами следствия и судом не допущено.

Согласно протоколу судебного заседания уголовное судопроизводство по настоящему делу осуществлялось в соответствии с требованиями ст. 15 УПК РФ на основе состязательности сторон, в судебном заседании исследованы все собранные по делу доказательства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, с учётом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. Каких-либо заявлений и замечаний по формированию коллегии присяжных заседателей, так же как и заявлений о тенденциозности сформированной коллегии присяжных заседателей, от стороны защиты и стороны обвинения не поступало.

Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и юридические последствия вердикта, а также порядок и пределы обжалования приговора сторонам были разъяснены.

Так, в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Председательствующим по делу судьёй были созданы все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Как следует из протокола судебного заседания, стороны защиты и обвинения в равной степени участвовали в обсуждении доказательств, доводили до сведения коллегии присяжных заседателей свою позицию по делу.

Довод государственного обвинителя о том, что подсудимые Седоплатова Н.П., Фурсов С.А., свидетели Ч Г П Я С и С доводили до сведения присяжных информацию, отрицательно и негативно характеризующую личность убитого Ю , которая находится вне компетенции присяжных заседателей, что повлияло на вынесение ими необъективного вердикта, нельзя признать обоснованным. Так, сведения относительно личности потерпевшего имели значение для правильного установления фактических обстоятельств дела и в целом не являлись теми данными, исследование которых, как это предусмотрено ч.8 ст.335 УПК РФ, могут вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимых. В тех же случаях, когда сторона защиты касалась вопроса судимости потерпевшего Ю председательствующий по делу судья вовремя прерывал выступающего, делал ему соответствующее замечание и, обращаясь к присяжным заседателям, подчёркивал, что данные сведения не должны повлиять на их решение (т. 16, л.д. 28, 117, 139, 166).

Нельзя признать доводы государственного обвинителя обоснованными относительно того, что подсудимые, адвокаты и свидетели С С допускали высказывания отрицательного характера о действиях сотрудников полиции и предварительного следствия, а также о порядке получения и сбора доказательств, тем самым оценивая законность проведения следственных действий. Из протокола судебного заседания следует, что в ходе судебного разбирательства защитники и подсудимые с учётом особенностей дела и предъявленного обвинения анализировали и оценивали предъявляемые государственным обвинителем доказательства, что не противоречит положениям уголовно-процессуального законодательства о доказательствах, доказывании и о праве подсудимых на защиту всеми не запрещёнными законом способами. Однако, когда стороны касались вопросов, которые не могут исследоваться в присутствии присяжных заседателей, председательствующий прерывал участников процесса и разъяснял присяжным заседателям необходимость не принимать услышанное во внимание. Так, как следует из протокола судебного заседания, председательствующим были сделаны соответствующие замечания подсудимой Седоплатовой Н.П. относительно высказывания ею сведений, которые не подлежат рассмотрению в присутствии присяжных заседателей, а присяжным заседателям даны соответствующие разъяснения о том, чтобы они не принимали во внимание услышанные обстоятельства при вынесении вердикта (т. 16, л.д. 205-206). Равным образом председательствующим были сделаны замечания свидетелю Я адвокату Мещерякову Э.С., допустившим высказывания, связанные с данными о личности подсудимых и потерпевшего, а также адвокату Полещуку В.И., ссылавшемуся на данные, не исследованные судом (т. 16, л.д. 92, 229, 132). Кроме того, когда государственный обвинитель в присутствии присяжных заседателей допустил сомнение в содержании такого доказательства, как явка Бредихина О.А. с повинной, утверждая при этом, что в явке с повинной Бредихиным О.А. ранее было написано слово «убить», которое было им исправлено, предположительно на стадии ознакомления с материалами уголовного дела, на слово «напугать», председательствующим справедливо было сделано замечание государственному обвинителю, поскольку стороной обвинения в присутствии присяжных была поставлена под сомнение допустимость указанного доказательства. При этом председательствующий обратил внимание присяжных заседателей на то, что процессуальные вопросы не входят в их компетенцию, а разрешаются сторонами (т. 16, л.д. 152, 154, 194-195).

Кроме того, на недопустимость высказываний, допущенных как стороной обвинения так и стороной защиты, было указано председательствующим в его напутственном слове. Так, председательствующий обратился к присяжным заседателям с тем, что они не должны обращать внимания на высказывания подсудимого Фурсова С.А. о том, что ему кто-то надиктовал его показания, подсудимой Седоплатовой Н.П. о том, что она была вынуждена себя оговорить, а также высказывания подсудимого Бредихина О.А. о том, что в присутствии присяжных заседателей он не может рассказать, почему он дал такие показания. Также было обращено внимание присяжных заседателей на то, что все доказательства, исследованные с их участием, были получены с соблюдением требований закона, а сведения относительно данных о личности подсудимых и потерпевшего Ю не должны приниматься ими во внимание (т. 15, л.д. 185).

С учётом изложенного доводы государственного обвинителя, приведённые в кассационном представлении, о том, что председательствующий в присутствии присяжных заседателей допускал систематическое обсуждение вопросов, которые не входят в их компетенцию, недостаточно реагировал на допущенные нарушения стороны защиты, нельзя признать обоснованными.

Вопросный лист в целом отвечает требованиям ст. 338 УПК РФ, сформулирован в соответствии с предъявленным обвинением, с учётом прений сторон, предложений, высказанных стороной обвинения. Каких-либо возражений по содержанию предложенных председательствующим вопросов, равно как и постановке дополнительных вопросов от сторон обвинения или защиты не поступало (т. 16, л.д. 233-234). Сформулированные судом вопросы соответствуют требованиям, предусмотренным ст. 339 УПК РФ, поставлены в понятных присяжным заседателям формулировках. Неясностей в связи с поставленными вопросами у присяжных не возникало.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст.340 УПК РФ. После произнесения напутственного слова возражений от сторон не поступило, государственный обвинитель не заявлял о нарушении председательствующим принципа объективности и беспристрастности при его произнесении.

Вопреки доводам, изложенным в кассационном представлении, содержание единогласного вердикта не свидетельствует о его неясности, противоречивости и не позволяет сделать вывод о его вынесении присяжными заседателями в силу воздействий или предубеждений. Каких-либо противоречий в ответах на вопросы № 1, 2, 3, 5, 6 и 8, в связи с внесёнными присяжными заседателями изменениями в формулировки вопросов, в том числе в части установления мотива совершённого деяния, не усматривается. Доводов о наличии противоречий в вопросе № 8, сформулированном в отношении Седоплатовой Н.П., в кассационном представлении государственного обвинителя не приведено. Согласно ч. 6 ст. 343 УПК РФ присяжные заседатели вправе при вынесении обвинительного вердикта изменить обвинение в сторону, благоприятную для подсудимого. Учитывая данные обстоятельства, оснований считать, что внесённые присяжными заседателями при вынесении вердикта изменения в содержание вопросного листа требовали дополнительного исследования судом, не имеется. Нарушений ч.5 ст. 344 УПК РФ не допущено, поскольку данная норма предусматривает процедуру возобновления судебного следствия лишь в случаях, когда у присяжных заседателей во время совещания возникли сомнения по поводу каких-либо фактических обстоятельств уголовного дела, имеющих существенное значение для ответов на поставленные вопросы и требующих дополнительного исследования. Как следует из протокола судебного заседания, у присяжных заседателей указанных сомнений, разрешение которых требовало бы дополнительного исследования, не имелось, и старшина присяжных не обращался с соответствующей просьбой к председательствующему. Единодушность вердикта также свидетельствует об отсутствии у коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта сомнений по поводу каких-либо фактических обстоятельств содеянного. Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий, найдя вердикт неясным и противоречивым, указал на его неясность в вопросах № 9 и 10, 2 и 5 и предложил коллегии присяжных заседателей возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист, как того требует ч.2 ст. 345 УПК РФ. Какое- либо обсуждение вопросного листа сторонами на стадии проверки вердикта коллегии присяжных заседателей председательствующим судьёй уголовно- процессуальным законодательством не предусмотрено.

Квалификация действий осуждённого Фурсова С.А. по ч.4 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть человека, по найму соответствует вердикту коллегии присяжных заседателей. Квалификация действия Бредихина О.А. по чч. 4, 5 ст. 33, ч.4 ст. 111 УК РФ также не противоречит вердикту коллегии присяжных заседателей.

Оправдательный приговор в отношении Седоплатовой Н.П. вынесен на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей о непричастности Седоплатовой Н.П. к инкриминируемому ей деянию.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, постановленного с участием присяжных заседателей, не допущено.

При назначении наказания суд учёл характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности Фурсова С.А. и Бредихина О.А., их характеристики, влияние назначенного наказания на их исправление, а также наличие у осуждённых смягчающих наказание обстоятельств: их явок с повинной и активного способствования раскрытию и расследованию преступления в период досудебного разбирательства, наличие у Фурсова С.А. троих малолетних детей.

Наказание назначено с учётом положений ч.1 ст. 65 УК РФ о признании коллегией присяжных заседателей Фурсова С.А. и Бредихина О.А. заслуживающими снисхождения.

Оснований для применения ст. 64, 73 УК РФ судом не установлено.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Липецкого областного суда от 18 июня 2012 г. в отношении Седоплатовой Н П Бредихина О А и Фурсова С.А. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 77-О12-7СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 344. Дополнительные разъяснения председательствующего. Уточнение поставленных вопросов. Возобновление судебного следствия
УПК РФ Статья 345. Провозглашение вердикта
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх