Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 78-АПУ14-52

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 11 февраля 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Романова Татьяна Анатольевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 78-АПУ14-52

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 11 февраля 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегосудьи Абрамова С.Н.,
судейРомановой ТА., Ситникова Ю.В.
при секретареМаркове О.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осуждённой Думшенковой Н.Я. и её защитника - адвоката Петровой О.В. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 9 июля 2014 г., по которому Думшенкова Н Я , , ранее не судимая, осуждена по ч. 2 ст. 159 УК РФ (в редакции Федеральных законов от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ, от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) к 2 годам исправительных работ, с удержанием 20 % заработка в доход государства, на основании п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ от назначенного наказания освобождена в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовой ТА. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб, возражений на них, выступление осуждённой Думшенковой Н.Я., адвоката Туманова С.С., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Телешевой-Курицкой НА., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Думшенкова Н.Я. признана виновной в мошенничестве, то есть приобретении путём обмана права на чужое имущество - квартиру дома по ул. в г. совершённом группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено в период с 24 июля 2003 г. по 26 апреля 2004 г. в при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах (основной и дополнительной): осуждённая Думшенкова Н.Я. выражает несогласие с приговором, просит его отменить и принять решение об оправдании. Указывает, что в ходе состоявшегося судебного разбирательства дела, суд: - ограничил её право на представление доказательств, нарушил принципы состязательности уголовного судопроизводства и равноправия сторон; - отказал стороне защиты в истребовании сведений о местонахождении свидетеля К чьи показания имеют существенное значение для дела, в направлении запроса в ОАО « » относительно возможности хранения сведений в архиве за более длительный срок, чем 3 года, в проведении экспертизы при наличии заявления о фальсификации в протоколе допроса подписи от имени свидетеля Д и заключения на этот счёт специалиста-эксперта; - исследовал распечатку телефонных соединений, удостоверенную ненадлежащим лицом; - не принял во внимание сообщение из ОАО « о наличии между нею и оператором связи договора на абонентский номер, которым она и пользовалась; - ненадлежащим образом оценил показания свидетелей К , С , К , С В ; П У , Б , С и Г , М ; не привёл конкретных обстоятельств дела, которые бы свидетельствовали о наличии у неё сговора с другими лицами, умысла, направленного на хищение; - не учёл, что она являлась материально обеспеченным человеком и не нуждалась в чужой жилплощади; - пришёл к неправильному выводу о заинтересованности свидетеля К в исходе дела; - не учёл, что при описании свидетелем Д приходившей к нему женщины, не упомянуто ни одного признака соответствующего её внешним данным, а свидетелем П не указывалось на наличие очков, которые она постоянно носила.

- дал оценку о её состоянии здоровья после проведённых медицинских процедур, не соответствующую сведениям, содержащимся в медицинских документах и в свидетельских показаниях; - безосновательно указал на наличие у неё возможности выезда из в в интересуемый период; адвокат Петрова О.В. в защиту осуждённой Думшенковой Н.Я. ссылается на то, что приговор является незаконным и необоснованным, подлежащим отмене в связи с существенными нарушениями требований Уголовно-процессуального кодекса РФ, несоответствием выводов суда, изложенным в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что в ходе рассмотрения дела участники процесса были лишены возможности знакомиться с протоколом судебного заседания; в приговоре не приведены обстоятельства, подтверждающие наличие сговора между С и Думшенковой, а также факт её обращения к К , К или М с целью привлечения их в качестве пособников, не установлено, когда и кем подано исковое заявление М ; не подтверждены выводы суда о приобретении С и Думшенковой совместно поддельного свидетельства о заключении брака между М и Б , о причастности Думшенковой к выселению каких-либо лиц из квартиры, являвшейся объектом хищения, даче ею указаний К о продаже указанной квартиры; судом дана ненадлежащая оценка документам, представленным стороной защиты о порядке приёма исковых заявлений в Невском районном суде, противоречивым показаниям свидетеля С о ведении ею личного приёма граждан по понедельникам, тогда как интересуемый день - 10 марта 2004 г. - являлся средой; не мотивированы причины, по которым признаны достоверными показания С , К , П в подтверждение факта нахождения С и П в помещении и отвергнуты показания свидетеля защиты А В своих возражениях на апелляционную жалобу осуждённой Думшенковой государственный обвинитель Мельников А.В., опровергая изложенные доводы со ссылкой на исследованные доказательства и установленные обстоятельства дела, утверждает о законности и обоснованности приговора, в связи с чем просит жалобу оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, содержащиеся в жалобах и возражениях на них, Судебная коллегия находит, что нарушений норм материального и процессуального права, которые, в соответствии со ст.389 УПК РФ, могли бы послужить основанием отмены либо изменения приговора судом не допущено.

Расследование уголовного дела было проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства. Направление уголовного дела с утверждённым обвинительным заключением в суд для рассмотрения, после состоявшегося по решению прокурора дополнительного расследования, свидетельствует об устранении всех имевшихся в деле и отмеченных в постановлении прокурора различного характера недостатков, а также о формировании доказательственной базы, достаточной для обвинения Думшенковой в совершении инкриминируемого ей преступления.

Выводы о виновности Думшенковой суд обосновал доказательствами, исследованными всесторонне, полно и объективно, в частности: - показаниями К о том, что к нему обратились его знакомые С и Думшенкова с просьбой уговорить директора агентства по приватизации С принять задним числом заявление о приватизации квартиры, съёмщик которой, как он (К ) понял, был мёртв; о содействии в этом он, в свою очередь, попросил работавшую в том же агентстве В сказав, что придёт молодой человек; от Думшенковой знал, что та поддерживала в суде иск о признании права на квартиру за вдовой, брак которой с умершим, а поэтому фиктивный, был зарегистрирован, по словам Думшенковой, во В загсе; - показаниями свидетеля В о том, что по просьбе К она ходатайствовала перед С о регистрации задним числом заявления о приватизации квартиры; - показаниями С о том, что по ходатайству своей знакомой по имени И была осуществлена регистрация задним числом заявления о приватизации квартиры, которое принёс с необходимыми для этого документами молодой человек позже заверявший у него копии некоторых из документов для представления их в суд; - показаниями свидетеля С о том, что исковое заявление от имени М было подано в суд Думшенковой, которая просила поскорее рассмотреть дело; - показаниями М о том, что Думшенкова участвовала в качестве представителя истца в суде; - показаниями свидетеля К об обстоятельствах знакомства при его посредничестве Д , которая нуждалась в консультации по поводу оставшейся после смерти её мужа квартиры, с К занимавшимся вопросами в сфере недвижимости; - показаниями К о том, что, получив от Д информацию о пустовавшей после смерти её гражданского мужа квартире, он поселил туда С и по просьбе своего знакомого - какого-то водителя; позже от С узнал, что к квартире проявляет интерес известная тому Д работавшая ранее в прокуратуре, ставшая заниматься сделками с недвижимостью и имевшая хорошие связи, с которой он (К ) по рекомендации С сначала созвонился, а потом встретился; от Думшенковой был осведомлён об оформлении этой квартиры на тёщу её убитого компаньона, между которой и умершим квартиросъёмщиком был оформлен задним числом брак; - показаниями С о том, что в период проживания его в квартире, в которую он был поселён К , ему позвонила женщина представившаяся сотрудником ЖЭКа, которая сообщила о том, что квартиру необходимо освободить; о визите женщины, которую интересовали основания проживания в квартире, ему было известно также от соседа по квартире П ; он (С ) связался по данному поводу с заместителем отдела милиции К и договорился с ним о проживании в квартире ещё некоторое время, но был предупреждён последним, что ему будет звонить Думшенкова; Думшенкова которую он знал, как бывшую сотрудницу прокуратуры, ему действительно в дальнейшем звонила, требовала освободить квартиру и передать К ключи, так как квартира выставлена на продажу и её будут просматривать покупатели; - показаниями свидетеля П об обстоятельствах прихода в квартиру, где он проживал со своим соседом, женщины с запомнившейся ему внешностью, ввиду чего утверждает, что это была Думшенкова, которая выясняла, на каком основании он проживает в квартире; - показаниями свидетелей П и У о том, что свидетельство о браке между Б и М ими не оформлялось и не выдавалось; - показаниями свидетеля Д о том, что она действительно обращалась к К для выяснения вопроса о возможности наследования квартиры, оставшейся после смерти её гражданского мужа Б но получила ответ об отсутствии у неё такого права; после этого к ней приезжал заместитель начальника отдела милиции К , который под предлогом оформления передачи квартиры в собственность государства брал её паспорт и свидетельство о смерти Б ; вместе с К в машине она видела женщину, которая позже заходила вместе с К к ней в квартиру и представилась Н вместе с К убеждала её лечь в больницу на операцию, обещая оказать в этом помощь.

В обоснование вины Думшенковой судом в основу приговора, наряду с показаниями свидетелей, положены письменные доказательства, такие как: справки из МП « » и ГП « », из которых следует, что Б не обращался в данные организации с заявлением о приватизации квартиры; копия свидетельства о заключении брака между Б и М от 20 июня 2002 г., выданная 22 февраля 2004 г., в которой отсутствует подпись начальника загса района области П ; материалы гражданского дела, подтверждающие рассмотрение судом гражданского дела по иску М от имени которой в судебном заседании по доверенности выступала Думшенкова; заключения экспертов о том, что рукописные тексты в квитанции на имя М об оплате госпошлины за подачу заявления в суд от 16 марта 2004 г.

выполнены Думшенковой; подпись от имени М на исковом заявлении от 16 марта 2004 г. выполнена не самой М , а, вероятнее всего, Думшенковой, при этом вероятность указанных выводов обусловлена отсутствием полностью сопоставимых образцов по причине отказа Думшенковой их предоставить; копии доверенностей, свидетельствующих о поручении М Т быть её представителем в ГУЮ « » администрации г.

по вопросу права регистрации на квартиру, а К - управлять и распоряжаться квартирой; копии договора от 26 апреля 2004 г.

и расписки, подтверждающие факт продажи К квартиры, и получения за неё денег от С и Г протокол осмотра детализации телефонных соединений, который свидетельствует о наличии телефонных соединений между абонентскими номерами, один из которых зарегистрирован на Думшенкову, а второй - на К а фактически использовался С Проверив доказательства с точки зрения их допустимости, относимости, сопоставив их друг с другом и оценив в совокупности, суд пришёл к обоснованному выводу об их достоверности и достаточности для разрешения дела, признав Думшенкову виновной в мошенничестве, совершённом ею совместно с другими лицами.

Все доводы стороны защиты о непричастности Думшенковой к преступлению проверялись судом первой инстанции, результаты проверки отражены в приговоре с указанием мотивов принятых решений. Судебная коллегия, проверив в ходе апелляционного рассмотрения дела аналогичные доводы, приведённые в жалобах, также приходит к выводу о том, что они полностью опровергаются исследованными судом и подробно изложенными в приговоре достоверными и допустимыми доказательствами, которые не содержат существенных противоречий и согласуются между собой.

Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о заинтересованности свидетелей К , К С , П С в оговоре Думшенковой, судом установлено не было.

Из содержания показаний названных свидетелей видно, что никто из них не указывал однозначно на как известный им факт - участие Думшенковой в завладении чужим имуществом, а лишь свидетельствовал о тех действиях Думшенковой, имеющих отношение к квартире, в которые они были посвящены ею самой или стали их очевидцами. Тем не менее анализ и оценка этих показаний и других доказательств в совокупности позволили суду установить истинную картину события преступления и причастность к нему Думшенковой как одной из соучастниц.

Суд правомерно указал на то, что сообщённые свидетелем Г сведения о рабочем месте Думшенковой и особенностях её трудовой деятельности в прокуратуре района не ставят под сомнение показания свидетеля С о том, что Думшенкова была ему известна именно с периода её работы в прокуратуре, обоснованно признал недостоверными показания свидетеля С который, не будучи когда- либо ранее упомянут Думшенковой в качестве лица, пользовавшегося её телефоном в период, когда были зафиксированы значимые для дела телефонные соединения, при допросе в суде, вспоминая о событиях более чем тринадцатилетней давности, утверждал о нахождении телефона Думшенковой в своём распоряжении, но каких-либо убедительных пояснений насчёт того, кем и в связи с чем осуществлялись эти телефонные соединения, дать не мог, в отличие от самого свидетеля С который последовательно настаивал на том, что ему звонила именно Думшенкова, по с требованиями об освобождении квартиры, и его показания в указанной части подтверждаются показаниями свидетеля К и протоколом осмотра детализации телефонных соединений.

Изложенные свидетелем С показания об общении его по поводу проживания в квартире с К и с Думшенковой соответствуют содержащимся в протоколе осмотра детализации данным об указанной последовательности связи С с указанными абонентами, а неоднократность таких телефонных соединений и длительность разговоров свидетельствуют, вопреки доводам Думшенковой, об их неслучайности.

Значимо и то обстоятельство, что такие соединения с абонентским номером Думшенковой имели место и в период, предшествовавший заключению договора купли-продажи, и фактически вслед за этим, что также в полной мере согласуется с показаниями С о времени передачи им ключей от квартиры.

Вывод суда не ставит под сомнение факт наличия у Думшенковой на рассматриваемый период договоров на оказание услуг иными операторами связи, как равно и то обстоятельство, что используемый С абонентский номер был зарегистрирован не на него, а на К чему судом дана также надлежащая оценка.

Наличие у С регистрации по другому адресу не может рассматриваться как, по мнению суда, так и Судебной коллегии свидетельством отсутствия у него необходимости в проживании на тот период в квартире, ставшей предметом мошенничества, тем более, что данные С указанному обстоятельству объяснения ничем не опровергнуты.

При наличии достаточных оснований суд сослался на показания К как на доказательство вины Думшенковой, поскольку они в полной мере согласуются с показаниями В , подтверждаются объективно выполненными С действиями по регистрации задним числом заявления Б о регистрации квартиры, а также иными доказательствами тех обстоятельств, о которых К свидетельствовал, зная их от Думшенковой, в частности о факте оформления брака с квартиросъёмщиком во загсе, о представительстве Думшенковой в суде интересов вдовы, результатах рассмотрения гражданского дела.

Доводы Думшенковой об оговоре её К судом мотивированно отвергнуты. Содержание аудиозаписи разговора К с нею, на что обращает внимание осуждённая, не убеждает Судебную коллегию, как и суд, в обратном, поскольку в указанном разговоре речь о фальсификации дела ведёт по существу Думшенкова, а не К , а его обращение именно к ней, а не к кому-либо иному свидетельствует о причастности Думшенковой к ситуации, ставшей поводом для расследования дела, обеспокоенность по поводу которой высказывал в беседе К . Доказательственное значение показаний названного свидетеля, а также свидетеля К не умаляют данные, характеризующие личность каждого из них, что суд справедливо указал в приговоре.

Не указывается осуждённой и её защитником в жалобах таких оснований, которые позволяли бы судить об оговоре её С и П с учётом того, что никто из названных свидетелей никогда не ссылался на принуждение их сотрудниками следственных органов к даче каких-то не соответствующих действительности показаний в отношении Думшенковой. Показания этих свидетелей нашли своё объективное подтверждение при сопоставлении с другими доказательствами, представленными по делу, в частности с показаниями С а также с материалами гражданского дела, свидетельствующими не только об участии Думшенковой в судебном заседании в качестве представителя М , но и совершении ею от имени последней других процессуальных действий, в частности уплаты госпошлины. Ответ из Невского районного суда и копия инструкции по судебному делопроизводству, на которые ссылается защитник в своей жалобе, не опровергают показания С о получении ею искового заявления от Думшенковой.

Показания К о том, что наряду с С в квартире проживал поселённый им по просьбе знакомого «татарина» водитель- дальнобойщик, а также показания С о соседстве с «дальнобойщиком из », показания П об обстоятельствах временного найма для него квартиры его работодателем Ш , позволили суду обоснованно признать показания свидетеля А относительно своего проживания в квартире недостоверными в связи с их противоречивостью и непоследовательностью.

Судом тщательно была исследована версия осуждённой о её состоянии здоровья и прохождении лечения как препятствиях для совершения ею инкриминируемых действий. Все представленные в этой части стороной защиты доказательства, включая показания неизвестных ранее следственным органам свидетелей Н , С Д Я (Г ), Г , С , М по причине заявления о них только в судебном заседании, а также медицинские документы, иные сведения из лечебных учреждений, судом проверены и оценены в установленном уголовно-процессуальным законом порядке - в отдельности и в совокупности, а последовавшие за этим выводы объективны и не опровергают обстоятельств дела, установленных в приговоре.

Не имелось у суда оснований усомниться в истинности показаний Д в части обстоятельств приезда к ней домой К с женщиной, известной ей как Н так как эти показания объективно подтверждаются наличием в распоряжении лиц, причастных к преступлению, копии свидетельства о смерти Б , переданного Д К а также показаниями Д , не отрицавшей по существу факты поездки с К и посещения женщины, которой ею (Д ) давались советы относительно получения врачебной помощи, что как на одно из обстоятельств указывалось и самой Д .

При таком положении утверждения Д в дальнейшем о том, что посещаемая ею с К женщина не являлась Д , поскольку та при встрече в суде её (Д ) не узнала, оправданно отвергнуты судом ввиду своей несостоятельности.

На выводы суда о виновности Думшенковой не влияет факт непринятия Думшенковой лично участия в оформлении сделки купли- продажи квартиры, так как согласно установленным судом обстоятельствам совершение ею преступления имело место в группе с другими лицами и её роль заключалась в иных действиях.

С учётом указанного обстоятельства судом дана оценка показаниям свидетелей Г , С Не приводится в приговоре таких обстоятельств, на основе которых требовалось обязательное подтверждение факта личного знакомства с Думшенковой свидетелей У и П , учитывая, что указанные лица в выдаче поддельного свидетельства о регистрации брака не участвовали, а их показания доказывают, что имевшийся в распоряжении Думшенковой и её соучастников документ никогда ими не выдавался и не подписывался, а следовательно, является поддельным.

Объективную оценку в приговоре получили также показания К , с учётом того, что по приговору суда он был признан участником преступления и в случае дачи им уличающих Думшенкову показаний, свидетельствовал бы, по существу, против себя, что явно не отвечает его интересам и ранее занятой им позиции по делу, тем более что негативные последствия содеянного для него и соответственно - Думшенковой не ограничиваются лишь назначением наказания и предусматривают возможность несения ответственности по возмещению вреда.

Вместе с тем показания К , в которых он оспаривает преступность своих действий и отрицает общение с Думшенковой по поводу продажи квартиры, не позволяет отнести их к числу доказывающих невиновность Думшенковой, так как излагая в них обстоятельства продажи квартиры, он называл причастных к этому лиц, связь с которыми Думшенковой прослеживается на основе исследованных по настоящему делу доказательств и те лица, как и К признаны следственными органами соучастниками преступления.

Не может быть признана бесспорным и достаточным доказательством невиновности осуждённой в отрыве от совокупности иных добытых и исследованных доказательств материальная обеспеченность Думшенковой с учётом относительности указанного понятия.

Иные доводы апелляционных жалоб в защиту осуждённой также не свидетельствуют о незаконности приговора и не вызывают сомнения в правильности выводов суда первой инстанции о доказанности события преступления, причастности к нему осуждённой и её вины.

Суд привёл в приговоре мотивы, по которым он принял одни доказательства в качестве допустимых и достоверных и отверг другие доказательства.

Вопреки доводам апелляционных жалоб все приведённые в обвинительном приговоре доказательства получены в соответствии с требованиями процессуального закона.

Информация о телефонных соединениях получена от оператора сотовой связи на основании судебного решения от 27 декабря 2011 г., осмотрена следователем в ходе соответствующего следственного действия, что опровергает доводы осуждённой о внепроцессуальном получении указанного доказательства. Не ставит под сомнение законность данного доказательства факт передачи оператором сотовой связи информации за период, превышающий установленный срок её хранения, ввиду того, что к моменту истребования она не была уничтожена и её более длительное хранение в архиве не противоречит Правилам взаимодействия операторов связи с уполномоченными органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность, а в рассматриваемом случае её сохранность подтверждена в сопроводительном письме от 16 января 2012 г. №217 из Суд правомерно признал недостаточным поводом для возникновения сомнений в принадлежности в одном из протоколов допроса подписи Д представленное стороной защиты «заключение специалиста- эксперта», отказал в назначении судебно-почерковедческой экспертизы с целью проверки подобных доводов, указав, что заключение не содержит убедительного обоснования, а в принадлежности Д изложенных в протоколе показаний суд имел возможность удостовериться путём сопоставления их с содержанием показаний, данных Д при допросе в суде в ходе рассмотрения уголовного дела в отношении лиц, признанных соучастниками Думшенковой.

Нарушений уголовно-процессуального закона, способных путём ограничения прав участников судопроизводства повлиять на правильность принятого судом решения, в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства по делу не допущено.

Исследование показаний свидетеля Д не противоречит положениям п.2 ч.2 ст.281 УПК РФ, так как факт невозможности по состоянию здоровья явки указанного свидетеля в суд и его допроса удостоверен медицинскими документами (т. И л.д.43).

Каждое из заявленных стороной защиты ходатайств рассмотрено и в основной своей массе удовлетворено; в случае отказа в удовлетворении - решение суда мотивированно.

В связи с тем, что установление местонахождения свидетеля К требовало, по существу, выполнения розыскных мероприятий, суд обоснованно в этом отказал ввиду несвойственности выполнения им такой функции. Кроме того, целью допроса указанного свидетеля, как видно из показаний Думшенковой и заявленного ею ходатайства, являлось выяснение процедуры проведённого её опознания с участием П протокол которого в качестве доказательства, подлежащего исследованию в судебном заседании, ни стороной обвинения, ни стороной защиты не заявлялся, что делало беспредметным допрос свидетеля.

Не основаны на материалах дела утверждения осуждённой о том, что суд обеспечил только стороне обвинения возможность представить доказательства в поддержку своей позиции. Как следует из протокола судебного заседания, с целью реализации стороной защиты права на представление доказательств суд создал ей все необходимые для этого условия, в том числе откладывая судебные заседания и предоставляя время для приглашения в суд свидетелей, истребования документов, а также для подготовки к даче показаний и к судебным прениям. Таким образом суд обеспечил стороне защиты возможность в полной мере реализовать свои процессуальные права предусмотренными уголовно-процессуальным законом способами.

В связи с вступлением 12 июля 2013 г. в процесс, наряду с адвокатом Тюриным, адвоката Петровой, последняя была проинформирована о состоявшемся без неё допросе свидетелей С и С и об оглашении их показаний, данных на предварительном следствии, ей было изложено краткое содержание их показаний в суде, после чего ходатайств о повторном производстве допроса названных лиц от неё не поступило.

По окончании рассмотрения дела право защитника на ознакомление с протоколом судебного заседания было реализовано надлежащим образом, о чём свидетельствует имеющаяся в материалах дела расписка в т. 13, л.д.187.

Предоставление протокола судебного заседания до окончания судебного разбирательства сторонам для ознакомления по частям является, в силу ч.б ст.259 УПК РФ правом суда.

С учётом установленных обстоятельств дела суд верно квалифицировал действия осуждённой по ч.2 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г.), поскольку она совершила мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путём обмана, группой лиц по предварительному сговору.

Назначенное осуждённой с соблюдением положений ст. 6, 60 УК РФ наказание Судебная коллегия находит справедливым.

В связи с тем, что до начала слушания дела осуждённая отказалась от прекращения уголовного дела в отношении её в связи с истечением сроков давности, суд обоснованно принял в приговоре решение об освобождении её по этому основанию от назначенного наказания.

Таким образом, постановленный судом приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, предъявляемым к его содержанию. В нём отражены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку с приведением её мотивов, аргументированы выводы, относящиеся к вопросу квалификации преступления, разрешены иные вопросы, имеющие отношение к делу, из числа предусмотренных ст. 299 УПК РФ.

20 28 На основании изложенного и руководствуясь ст. 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 9 июля 2014 г. в отношении Думшенковой Н Я оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения.

Пр [ьствующии судья Судьи

Статьи законов по Делу № 78-АПУ14-52

УК РФ Статья 159. Мошенничество
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 299. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Производство по делу

Загрузка
Наверх