Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 78-О08-62СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 июля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Нестеров Василий Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №78-О08-62СП

от 24 июля 2008 года

 

председательствующего Лутова В.Н.,

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственных обвинителей Лычак Е.Л., Тихомирова O.A. и кассационные жалобы адвокатов Павлова A.A., Яниной М.А. на приговор Санкт-Петербургского городского суда с участием присяжных заседателей от 28 апреля 2008 года, по которому

Ахундов [скрыто]

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 159 ч.4, 174 ч.З п. «а» УК РФ, за непричастностью к их совершению, по ст.ст. 30 4.1, 105 ч.2 п. «з» УК РФ - за отсутствием события преступления.

Признано за Ахундовым И.А. право на реабилитацию, разъяснен порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием, в соответствии со ст. 133 УПК РФ.

В иске [скрыто]» к

Ахундову И.А. о возмещении имущественного вреда на сумму [скрыто] руб.

[скрыто] коп. отказано.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., объяснения адвокатов Павлова A.A. и Яниной М.А., возражения адвоката Резникова А.Б. на кассационные представление и жалобы, мнение прокурора Погореловой В.Ю., поддержавшей кассационное представление и кассационные жалобы и полагавшей, что приговор подлежит отмене, судебная коллегия

 

установила:

 

Ахундов оправдан по обвинению в мошенничестве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, в легализации (отмывании) иного имущества, приобретенного в результате совершения преступления, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, и в приготовлении к убийству [скрыто] из корыстных побуждений, по найму.

В кассационном представлении государственных обвинителей Лычак Е.Л. и Тихомирова O.A. и кассационных жалобах адвокатов Павлова A.A. в защиту

интересов потерпевшего М и Яниной М.А. в защиту интересов

ОАО [скрыто]» и дополнениях

к ним поставлен вопрос об отмене приговора в отношении оправданного Ахундова и направлении дела на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания за нарушением требований уголовно-процессуального закона.

При этом в кассационном представлении указано, что в ходе судебного следствия были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые ограничили право стороны обвинения на представление доказательств.

В ходе судебного следствия прокурор заявил ходатайство об оглашении показаний Ахундова, данных в ходе предварительного следствия в качестве свидетеля, ввиду наличия существенных противоречий с его показаниями в ходе судебного следствия. Председательствующий отказал в удовлетворении данного ходатайства, не мотивировав отказ, а также отказал в оглашении иных документов, имеющих непосредственное отношение к предъявленному Ахундову обвинению.

В ходе оглашения судебных экспертиз председательствующий не разрешил государственным обвинителям предъявить присяжным заседателям вещественные доказательства - договоры аренды и иные документы, по которым и проводились многочисленные экспертизы, сославшись на то, что данные документы уже предъявлялись присяжным ранее в ходе допроса свидетелей.

На присяжных заседателей со стороны подсудимого Ахундова, адвокатов Резникова и Курчановой было оказано незаконное воздействие, что повлияло на формирование мнения присяжных заседателей, на содержание их ответов на вопросы. В нарушение требований ч.7 ст. 335 УПК РФ стороной защиты неод-

нократно обсуждались перед присяжными заседателями фактические обстоятельства, которые не устанавливаются ими, в том числе обстоятельства задержания Ахундова, оформления процессуальных документов, допускались ссылки на неисследованные в ходе судебного следствия доказательства.

В ходе судебного следствия стороной защиты многократно заявлялись ходатайства о признании ряда доказательств недопустимыми, которые суд ранее признал допустимыми. Однако в судебных заседаниях с участием присяжных заседателей адвокатами Резниковым и Курчановой, а также подсудимым Ахундовым многократно высказывались мнения о получении представляемых стороной обвинения доказательств с нарушением закона.

Адвокаты Резников, Курчанова и подсудимый Ахундов в присутствии присяжных заседателей неоднократно заявляли, что суд ограничивает их в представлении доказательств, говорили о каких-то доказательствах, которые им не дают представить присяжным, а сторона обвинения скрывает правду, дело носит заказной характер. Неоднократные замечания председательствующего они игнорировали.

В ходе судебных заседаний Ахундов и его защита стремились дать отрицательную характеристику личности потерпевшего [скрыто], заявляли при присяжных ходатайство об обозрении книги «Бандитский Петербург», где имеются фотографии потерпевшего. Ахундов также неоднократно заявлял о якобы совершаемых незаконных действиях по отношению к его родственникам со стороны потерпевшего и свидетелей обвинения, что могло вызвать предубеждение присяжных.

В ходе допроса свидетелей обвинения Ахундов неоднократно делал голословные заявления о том, что в отношении данных лиц возбуждались уголовные дела, в связи с чем свидетели его оговаривают.

Председательствующий неоднократно разъяснял подсудимому Ахундову о невозможности исследования в присутствии присяжных заседателей данных о личности подсудимого. Несмотря на это Ахундов неоднократно высказывался о том, что он якобы работал в прокуратуре, а также о том, что якобы «занимался политикой» в период совершения инкриминируемых ему деяний, чем и было вызвано уголовное преследование, чем была нарушены требования ч. 8 ст. 335 УПК РФ.

Свидетель А Щ - жена подсудимого в присутствии присяжных заседателей рассказывала о якобы имевшей место его политической деятельности, об убийстве адвоката мужа, в связи с чем председательствующий трижды останавливал ее.

В ходе представления стороной обвинения в качестве доказательства аудиозаписей разговоров между подсудимым и мнимым исполнителем убийства,

присяжный заседатель I I высказался относительно допустимости доказательств, дав им оценку, чем нарушил п. 2 ч. 2 ст. 333 УПК РФ. Суд необоснованно отказал в удовлетворении отвода присяжному заседателю № 10.

Кроме того, после вынесения присяжными заседателями 18 апреля 2008 года вердикта стороне обвинения стало известно о проведении следственным управлением Следственного комитета при прокуратуре [скрыто] проверки по заявлению [скрыто] участвовавшего в рассмотрении данного

уголовного дела в качестве присяжного заседателя [скрыто].

В заявлении [скрыто] указал, что с момента вхождения в состав колле-

гии присяжных заседателей в его адрес многократно поступали угрозы со ссылками на правоохранительные органы (ФСБ и МВД), не исключая, что эти угрозы связаны с исполнением им обязанностей присяжного заседателя.

Ряд присяжных заседателей сообщил недостоверную информацию или они скрыли ее при выяснении обстоятельств, препятствующих участию в качестве присяжного заседателя в рассмотрении уголовного дела. [скрыто] в ходе

отбора присяжных заседателей сообщила, что ее сын однократно «судим за наркотики», но не сказала, что он ранее 5 раз судим за хищения чужого имущества. Присяжный заседатель [скрыто] не сообщил суду, что в период ис-

полнения обязанностей присяжного заседателя дважды был привлечен к административной ответственности. Это могло повлиять на решение по делу и лишило стороны права на мотивированные и немотивированные отводы.

Многократные, грубые нарушения требований уголовно-процессуального закона, игнорирование замечаний председательствующего допускались стороной защиты с целью сформировать благоприятное для подсудимого мнение коллегии присяжных, повлиять на содержание ответов на поставленные перед присяжными заседателями вопросы. Указанные нарушения оказали существенное влияние на свободу оценки доказательств присяжными заседателями, грубо нарушили установленный ст. 15 УПК РФ принцип состязательности и равноправия сторон при отправлении правосудия.

При вынесении вердикта были нарушены требования ст. 345 УПК РФ, согласно которым председательствующий, найдя вердикт неясным, указывает на его неясность всей коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Однако суд, ознакомившись с вопросным листом, трижды приглашал к столу председательствующего только старшину коллегии и давал ей разъяснения, содержание которых не известно сторонам и другим присяжным заседателям. В связи с этим возникают сомнения в правильном донесении старшиной присяжных заседателей до остальных членов коллегии присяжных сути разъяснений председательствующего. В вопросном листе имеются многократные исправления, которые прямо противоположно меняют суть вынесенного вердикта с об-

винительного на оправдательный. Поэтому имеются основания считать, что допущенное нарушение норм УПК РФ повлияло на содержание ответов присяжных на поставленные вопросы.

В кассационных жалобах адвокатов Яниной М.А. и Павлова A.A. указано, что приговор подлежит отмене в соответствии с требованиями ч.2 ст. 385 УПК РФ, поскольку дело рассмотрено незаконным составом суда, в ходе судебного разбирательства допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые ограничили право потерпевшей стороны на представление доказательств и повлияли на содержание поставленных перед присяжными вопросов и ответов на них. В обоснование жалобы приведены те же доводы о нарушении требований ст.ст. 345 ч.2, 338 ч.4, 332 4.1, 258, 335 ч.7, 333 ч.2 и ч.4, 61 ч.2 УПК РФ, что и в кассационном представлении государственных обвинителей.

Кроме того, указано, что в нарушение ст. 339 ч.1 и ч.8 УПК РФ вопросы в вопросном листе не были поставлены в понятных присяжным заседателям формулировках, а председательствующий, обращаясь не ко всей коллегии, а только к старшине присяжных заседателей, неоднократно возвращал коллегию присяжных заседателей в совещательную комнату. Однако в нарушение требований ст. 344 УПК РФ он не разъяснил им, что в поставленные вопросы могут быть внесены уточнения либо вопросный лист может быть дополнен новыми вопросами. Это привело к вынесению неправосудного вердикта и необоснованному оправданию Ахундова. Присяжный заседатель [скрыто] при отборе присяжных сообщил, что его отец ранее судим за хулиганство, но он не был заменен председательствующим. Присутствие такого заседателя в коллегии присяжных повлияло на вынесение необъективного вердикта.

В возражениях на кассационное представление государственных обвинителей Лычак Е.Л. и Тихомирова O.A. и кассационные жалобы адвокатов Павлова A.A. и Яниной М.А. адвокат Резников А.Б. просит оставить их без удовлетворения, считая приговор законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия не находит оснований к удовлетворению кассационного представления и кассационных жалоб.

Приговор по данному делу постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о невиновности Ахундова И.А., основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела. Вердикт соответствует требованиям ст. 348 и ст. 351 УПК РФ, он является обязательным для председательствующего судьи.

В соответствии с требованиями ч.2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных засе-

дателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно -процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств, либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них. Однако таких нарушений по данному делу не имеется.

Вопреки доводам, изложенным в кассационном представлении и кассационных жалобах, коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Кандидат в присяжные заседатели С Щ на поставленный судьей

вопрос сообщила, что ее сын в настоящее время отбывает наказание за преступление, связанное с наркотиками. Других вопросов, касающихся прежних судимостей сына, перед ней не ставилось. Следовательно, она не скрывала никакой информации. Кроме того, из представленных государственными обвинителями дополнительных сведений усматривается, что судимости ее сына за кражи погашены 3 марта 2007 года, то есть до момента отбора кандидатов в присяжные заседатели. Поэтому [скрыто], вправе была не сообщать такие сведения.

Кандидат в присяжные заседатели [скрыто] при отборе присяж-

ных сообщил, что его отец ранее судим за хулиганство.

Однако стороной обвинения не было сделано заявлений об отводе [скрыто] иЮ [скрыто]

Присяжный заседатель [скрыто] был привлечен к администра-

тивной ответственности по ст. 20.20 ч.1 КоАП РФ 13 февраля 2008 года, то есть после формирования коллегии присяжных.

Кроме того, никаких замечаний по поводу процедуры отбора присяжных заседателей либо заявлений о тенденциозности коллегии присяжных заседателей стороной обвинения заявлено не было (т.43, л.д. 99).

Вопреки доводам кассационного представления и кассационных жалоб, нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора на представление доказательств, либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора с участием присяжных заседателей, по данному делу не допущено.

Судебное следствие проведено в соответствии со ст.ст. 243, 335 УПК РФ. Председательствующий судья принял предусмотренные законом меры по соблюдению установленного ст. 15 УПК РФ принципа состязательности и равно-

правил сторон, обеспечил необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Замечаний о нарушении председательствующим судьей указанного принципа сторона обвинения в процессе судебного разбирательства не заявляла.

Председательствующий правомерно не огласил в судебном заседании протокол допроса Ахундова И.А., так как его процессуальный статус изменился. Согласно ст. 276 УПК РФ оглашаются лишь показания подсудимого на предварительном следствии, которые он давал по обвинению, то есть в качестве подозреваемого или обвиняемого, а не в качестве свидетеля. В данном же случае Ахундов был допрошен в качестве свидетеля, предупрежден об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по ст. 308 УК РФ и за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ (т.1, л.д. 87-93, 94- 98), в то время как указанные нормы закона не могли быть применены при допросе его в качестве подозреваемого и обвиняемого.

Кроме того, из протокола допроса Ахундова в качестве свидетеля видно, что его допрашивали по тем обстоятельствам, которые вскоре были положены в основу его обвинения по данному делу. Он предъявил договоры аренды и иные документы, о повторном оглашении которых в судебном заседании ходатайствовала сторона обвинения. Поскольку договоры аренды с правом выкупа и иные документы, по которым проводились экспертизы, ранее предъявлялись присяжным в ходе допроса свидетелей, что не оспаривается в кассационном представлении и кассационных жалобах, отказ председательствующего в удовлетворении ходатайства стороны обвинения еще раз огласить их нельзя считать нарушением уголовно-процессуального закона.

Все заявленные стороной обвинения ходатайства рассмотрены, по ним приняты мотивированные решения, которые судебная коллегия считает обоснованными. Неудовлетворение отдельных ходатайств стороны обвинения не свидетельствует о неправильности принятых председательствующим решений.

Как видно из протокола судебного заседания, высказывания подсудимым Ахундовым и адвокатами Резниковым и Курчановой мнений о получении представляемых стороной обвинения доказательств с нарушением закона, заявления Ахундова о незаконных действиях по отношению к его родственникам со стороны потерпевшего и свидетелей обвинения, о том, что в отношении этих лиц возбуждались уголовные дела, в связи с чем свидетели его оговаривают, председательствующим прерывались. Председательствующий судья снимал не имеющие отношения к установлению фактических обстоятельств дела вопросы подсудимого Ахундова и его защитников, делал им замечания, прерывал и просил присяжных заседателей не принимать во внимание информацию о задержании Ахундова, о его отношениях с потерпевшим М 1(т.43, л.д. 107-108).

Кроме того, председательствующий снял вопрос адвоката Курчановой свидетелю [скрыто] и сделал ей замечание (т.43, л.д. 197). Председательствующий

также остановил допрос потерпевшего М и просил присяжных заседа

телей не принимать во внимание его показания относительно приписывания Ахундовым части задолженностей, поскольку данный факт не вменялся Ахундову в вину (т.43, л.д. 239).

Обстоятельства, связанные с реагированием председательствующего на действия участников процесса, не оспариваются и в кассационном представлении и кассационных жалобах.

Таким образом, председательствующий судья во всех случаях попыток нарушения указанными лицами установленного законом порядка принимал меры для соблюдения ими требований, предусмотренных ст. 243 УПК РФ, и, кроме того, в напутственном слове просил присяжных заседателей не принимать во внимание промелькнувшие в судебном заседании реплики, из которых можно сделать какие-либо выводы, касающиеся данных о личности. Он просил также не принимать во внимание высказывания свидетеля [скрыто] и подсудимого

Ахундова о его политической и общественной деятельности, слова потерпевшего [скрыто] свидетеля Я I о том, что Ахундов сообщил о намерении убить других лиц после убийства [скрыто] Он же просил присяжных не принимать во внимание сведения о наличии фотографий потерпевшего М I в книге «Бандитский Петербург», о «заказном» характере дела.

Председательствующий указал, что доказательства им проверены и признаны законными, и что при вынесении вердикта нельзя принимать во внимание доказательства, которые не исследовались в судебном заседании и о которых упоминали стороны. Он указал также, что на объективность присяжных заседателей не должны повлиять образ жизни, поведение, род занятий, наличие детей у подсудимого.

В соответствии с требованиями закона рассмотрено ходатайство стороны обвинения об отводе присяжного заседателя [скрыто] В связи с тем,

что он высказался относительно технического качества воспроизводимой аудиозаписи, а не относительно допустимости доказательств, суд обоснованно оставил без удовлетворения указанное ходатайство.

Ходатайство стороны защиты об обозрении книги «Бандитский Петербург», в которой помещены фотографии потерпевшего, председательствующим рассмотрено и оставлено без удовлетворения.

Доводы представления и жалоб о нарушении председательствующим требований ст.ст. 344, 345 УПК РФ, повлекших исправления в вопросном листе, повлиявшие на содержания ответов присяжных заседателей, несостоятельны.

Действия председательствующего полностью соответствовали требованиям закона.

Анализ содержания вопросного листа свидетельствует о том, что вопросы в нем в соответствии с ч.8 ст. 339 УПК РФ поставлены в понятных присяжным заседателям формулировках. От них никаких вопросов, требующих дополни-

тельных разъяснений по вопросному листу, не поступило. Присяжные не обращались к председательствующему с просьбой о каких-либо дополнительных разъяснениях по поставленным вопросам, хотя такая возможность предусмотрена ч.1 ст. 344 УПК РФ и была разъяснена им. Сторона обвинения не высказывала возражений против действий председательствующего во время проверки подписанного вопросного листа, тогда как могла сделать это в порядке, предусмотренном ч.З ст. 243 УПК РФ.

Поэтому довод о том, что председательствующий судья, обращаясь только к старшине присяжных заседателей, не довел до всей коллегии содержание своих разъяснений по заполнению вопросного листа, неоднократно возвращал коллегию присяжных заседателей в совещательную комнату, и это могло привести к вынесению ими незаконного вердикта, судебная коллегия считает предположительными, не основанными на материалах дела. Никаких обоснований в подтверждение этого довода не приведено.

В 18 часов 10 минут 18 апреля 2008 года старшина присяжных заседателей сообщил, что коллегия вынесла свой вердикт. В соответствии с положениями, содержащимися в ч.2 ст. 345 УПК РФ, председательствующий трижды указывал коллегии присяжных заседателей на неточности заполнения вопросного листа и предлагал им возвратиться в совещательную комнату для устранения неточностей заполнения вопросного листа. При этом стороны не обращались к председательствующему с заявлениями о необходимости внесения дополнительных вопросов в вопросный лист. Никаких норм закона при этом не нарушалось, закон не содержит ограничений количества возвращений председательствующим коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату.

Находясь в совещательной комнате, присяжные вправе были в вердикте вносить исправления в своих ответах на вопросы, которые удостоверены подписью старшины присяжных на страницах вопросного листа. При возвращении в совещательную комнату в порядке, предусмотренном ч.2 ст. 345 УПК РФ, присяжные могли обсуждать не только те неточности заполнения вопросного листа, на которые им указал председательствующий, но и другие вопросы, на которые председательствующий не указывал. Присяжные имели право и возможность при возвращении в совещательную комнату в порядке, указанном в ч.2 ст. 345 УПК РФ, пересматривать свои ответы на любые поставленные перед ними вопросы вопросного листа.

Доводы жалобы адвоката Яниной о нарушении ч.1 ст. 339 УПК РФ ввиду «некорректного» формулирования вопроса № 1 также несостоятельны. На первый вопрос присяжные дали положительный ответ, а оправдательный приговор не может быть пересмотрен по мотиву нарушения прав оправданного. Сторона обвинения в порядке, предусмотренном ч.2 ст. 338 УПК РФ, не высказывала никаких предложений по постановке новых вопросов. Адвокат Янина и другие участники процесса со стороны обвинения не предоставили суду письменных формулировок своих вопросов, не просили о внесении дополнительных вопро-

сов, они были согласны с формулировкой вопросов, изложенных в вопросном листе.

Утверждение в кассационной жалобе адвоката Яниной о том, что старшина присяжных якобы передала вопросный лист председательствующему со словами «мы совсем запутались», не соответствует материалам дела.

Согласно протоколу судебного заседания, в судебном заседании старшина присяжных произнес «мы вынесли свой вердикт», после чего передал вопросный лист председательствующему (т.47, л.д. 136).

Подав замечания на протокол судебного заседания, сторона обвинения не оспаривала его правильность в данной части.

Ссылка в представлении и жалобах на письмо присяжного заседателя [скрыто] от 3 апреля 2008 года как на обстоятельство, препятствующее его

участию в разбирательстве дела, несостоятельна. Его письмо было адресовано и направлено в Санкт-Петербургский городской суд, а не председательствующему судье или другим участникам процесса. Оно не связано с производством по настоящему делу, в силу чего текст письма 'не подлежал исследованию в судебном заседании.

Получив сведения о поступлении в суд письма, председательствующий выяснил, что изложенные [скрыто] обстоятельства не препятствуют его дальнейшему участию в деле, после чего продолжил рассмотрение дела в полном соответствии с требованием закона.

Таким образом, приговор соответствует требованиям УПК РФ. Обстоятельств, которые могли повлиять на обоснованность принятого коллегией присяжных заседателей решения, как об этом указано в кассационном представлении и кассационных жалобах, по данному делу не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

Статьи законов по Делу № 78-О08-62СП

КоАП РФ Статья 20.20. Потребление (распитие) алкогольной продукции в запрещенных местах либо потребление наркотических средств или психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ в общественных местах (в ред. Федерального закона от 21.12.2013 N 365-ФЗ)
УК РФ Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод
УК РФ Статья 308. Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 133. Основания возникновения права на реабилитацию
УПК РФ Статья 243. Председательствующий
УПК РФ Статья 276. Оглашение показаний подсудимого
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 333. Права присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 344. Дополнительные разъяснения председательствующего. Уточнение поставленных вопросов. Возобновление судебного следствия
УПК РФ Статья 345. Провозглашение вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора

Производство по делу

Загрузка
Наверх