Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 78-О09-29

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 апреля 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ворожцов Сергей Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 78-О09-29

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 23 апреля 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Магомедова ММ.
судей Ворожцова С.А. и Истоминой Г.Н.
при секретаре Алиеве А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 23 апреля 2009 года кассационные жалобы осужденных Бурылева А.Ю., Гнутова А.В., Павлова Н.А., Гаврилова П.Н., Индоиту Г.П., Смекалова Д.Ю., Холопова В.В., адвокатов Каграманяна Д.С., Романовой Е.Г., Петрова А.А., Трутнева С.А., Черемчука Р.Н. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 24 декабря 2008 года, которым Бурылев А Ю , осужден: по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ч. 4 ст. 174- 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Бурылеву А.Ю. постановлено исчислять с 24 декабря 2008 года.

Постановлено зачесть Бурылеву в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 23 декабря 2006 г. по 23 декабря 2008г.

включительно.

Он же оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Павлов Н А оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Он же осужден: по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ч. 4 ст. 174 - 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Павлову постановлено исчислять с 24 декабря 2008 года.

Постановлено зачесть Павлову в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 23 августа 2006 г. по 23 декабря 2008г.

включительно.

Гаврилов П Н , оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Он же осужден: по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ч. 4 ст. 174- 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Гаврилову постановлено исчислять с 24 декабря 2008 года.

Постановлено зачесть Гаврилову в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 15 июля 2007 г. по 23 декабря 2008г.

включительно.

Гнутов А В , оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Он же осужден: по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ч. 4 ст. 174- 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Гнутову постановлено исчислять с 24 декабря 2008 года.

Постановлено зачесть в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 23 августа 2006 г. по 23 декабря 2008г. включительно.

Индоиту Г П , , судимый 30 сентября 2002 года по п. «в» ч. 3 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ - условно с испытательным сроком в 3 года - оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Он же осужден: по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ч. 4 ст. 174- 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 30 сентября 2002 года.

На основании ст. 70 УК РФ назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Индоиту постановлено исчислять с 24 декабря 2008 года.

Постановлено зачесть в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 31 июля 2006 г. по 23 декабря 2008г. включительно.

Смекалов Д Ю , оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Он же осужден: по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ч. 4 ст. 174- 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Смекалову постановлено исчислять с 24 декабря 2008 года.

Холопов В В , оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Он же осужден: по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ч. 4 ст. 174- 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Холопову постановлено исчислять с 24 декабря 2008 года.

Постановлено зачесть в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 18 октября 2006 г. по 23 декабря 2008г. включительно.

Этим же приговором осужден Шишкир В.П., в отношении которого приговор в кассационном порядке не обжалован.

Бурылев А.Ю., Павлов П.Л., Индоиту Г.П., Холопов В.В., Гаврилов П.Н., Смекалов Д.Ю., Гнутов А.В., Шишкир В.П., каждый осуждены за то, что совершили мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана, совершенное организованной группой и в особо крупном размере.

Они же осуждены за то, что совершили легализацию (отмывание) иного имущества, приобретенного лицом в результате совершения им преступления, то есть в совершении сделок с имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в крупном размере, организованной группой.

Преступления совершены в 2005 году при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., выступления осужденных Бурылева А.Ю., Смекалова Д.Ю., Холопова В.В в режиме видеоконференцсвязи, адвокатов Романовой Е.Г., Трутнева С.А., Петрова А.А., Каграманяна Д.С., Черемчука Р.Н., Шинелевой Т.Н., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего необходимым исключить из приговора указание о признании отягчающим наказание Индоиту обстоятельством, то, что он ранее судим, а в остальном, оставить приговор без изменения, судебная коллегия

установила:

в кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Бурылев, считая приговор незаконным и необоснованным, просит его отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение.

Бурылев в жалобе указывает, что судом при вынесении приговора не были приняты во внимание следующие обстоятельства: похищенное имущество в ходе предварительного следствия было передано на ответственное хранение потерпевшим; в приговоре суда не указано в отношении кого он (Бурылев) нарушил закон; состав преступлений в группе у Бурылева отличается от составов преступлений, совершенных другими подсудимыми, при этом наказание назначено всем одинаковое; суд применил ст. 64 УК РФ только при назначении наказания по ст. 174 УК РФ; при вынесении режима» суд не учел его состояние здоровья, службу в армии, которая являлась смыслом и целью его жизни, а также не учтены спортивные заслуги и хорошее поведение в ИЗ .

Осужденный просит по закону оценить его действия и назначить справедливое наказание, без его изоляции от общества. Данное обращение Бурылев мотивировал следующим образом: суд совершил ошибку или описку при описании преступления в отношении ООО « »; в приговоре неправильно указана очередность его действий, связанная с посещением нотариуса; в его обвинительном заключении не было указано уведомление от 22 июля 2005 года, и он не мог обжаловать это обстоятельство в ходе судебного разбирательства. Имеются расхождения в описании доказательств в обвинительном заключении и приговоре; он не осознавал, что осуществляет мошеннические действия, так как ему об этом никто не говорил; суд в приговоре не указал его конкретные действия по каждому из составов преступлений.

В кассационной жалобе адвоката Романовой Е.Г. и дополнениях к жалобе также содержится просьба об отмене приговора в отношении Бурылева.

По мнению адвоката, судом не установлено, каким образом Бурылев применил «способ обмана» по отношению к Ш Обман как квалифицирующий признак не был применен для изъятия имущества у собственника и обращения в свою пользу. Субъективная сторона преступления Бурылева в приговоре не отражена. Прямой умысел в данном случае отсутствует, а в рамках исследованных доказательств, ничем не подтвержден. Показания Бурылева в части передачи ему документов искажены. Не было исследовано ни одного оригинала, какой - либо доверенности. Бурылев свою роль воспринимал как посредническую между законным продавцом и законным приобретателем недвижимости. Вывод суда о виновности Бурылева по ст. 174-1 УК РФ ничем не подтвержден.

Судом нарушен принцип равноправия сторон, поскольку прокурор представил в качестве доказательств, протоколы допросов обвиняемых по основному делу избирательно и неполно (какие это конкретно доказательства, в жалобе не указывается). Судом не отражен тот факт, почему ст. 64 УК РФ применена по отношению к ст. 174-1 УК РФ. Судом назначено Бурылеву чрезмерно суровое наказание.

В кассационной жалобе осужденный Гнутов просит приговор изменить: переквалифицировать его действия со ст. 159 ч. 4 УК РФ на ч. 1 ст. 327 УК РФ и назначить наказание не связанное с лишением свободы; по ст. 174-1 УК РФ приговор отменить, а уголовное дело и уголовное преследование в этой части прекратить в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Аналогичная просьба содержится в кассационной жалобе и дополнении к жалобе адвоката Трутнева С.А. В жалобах подробно анализируются имеющиеся в деле доказательства, и адвокат делает свой вывод о том, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, так как выводы суда о совершении Гнутовым А.В. мошенничества, то есть приобретения права на чужое имущество путем обмана, совершенное организованной группой и в особо крупном размере, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; о мошенническом характере своих действий мог сознавать только в том случае, если бы ему было известно о мошенническом характере совершаемых с имуществом ООО « » сделок. Гнутов полагал, что является временным собственником фирмы. Выводы суда, о совершении Гнутовым легализации (отмывании) иного имущества, приобретенного лицом в результате совершения им преступления, то есть в совершении сделок с имуществом, приобретенным лицом в результате совершения им преступления, в крупном размере, организованной группой, не подтверждаются рассмотренными в судебном заседании доказательствами. Доказательств того, что ему кто-либо предлагал войти в такую группу, и он заранее объединился с каким - либо лицами для совершения преступлений - не добыто. В суде не были исследованы доказательства того, что Гнутов осознавал, что своими действиями совершает легализацию (отмывание) имущества ООО « ».

Адвокат полагает, что действия Гнутова, связанные с подписанием договоров купли-продажи недвижимого имущества, принадлежащего ООО « », 23 августа 2005 года и 26 сентября 2005 года, образуют состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ, что, по его мнению, подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами.

Приговор, по мнению адвоката, является несправедливым. Суд не учел данные о личности осужденного, состояние здоровья, тяжелое семейное положение.

Осужденный Индоиту в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить и направить дело на дополнительное следствие (в первой жалобе) и на новое судебное рассмотрение (в остальных жалобах).

Жалобы содержат развернутое изложение жизненного пути осужденного и анализ имеющихся в деле доказательств. При этом Индоиту полагает, что выводы суда о его виновности не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что он участвовал в совершении преступлений не в связи с желанием обогатиться, а в связи с опасностью для его жизни. При этом осужденный не указывает, от кого эта опасность исходила.

В жалобах указывается, что по делу не были допрошены необходимые свидетели. В подтверждение своих показаний ссылается на показания свидетеля К . Полагает, что на него (Индоиту) было оказано давление.

Документов, которые подписывал, не читал, не понимал происходящего. Ему никто и ничего не разъяснял.

Квалификация его действий по ст. 174-1 УК РФ не подтверждается исследованными доказательствами, в связи с чем просит его по этой статье оправдать.

Адвокат Петров А.Г. в кассационной жалобе просит приговор в отношении Индоиту изменить, исключить из приговора обстоятельства, отягчающие ответственность, с учетом смягчающих наказание обстоятельств, назначить по ч. 4 ст. 159 УК РФ в соответствии со ст. 64 УК РФ более мягкое наказание. По мнению адвоката, суд учел не все смягчающие наказание обстоятельства и необоснованно отнес к обстоятельству, отягчающему наказание наличие у Индоиту судимости, что не предусмотрено ст. 63 УК РФ.

Осужденный Холопов в кассационной жалобе и дополнении к ней считает приговор незаконным и необоснованным, просит его отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

Холопов полагает, что по делу не установлено, кто является организатором группы, неясно, в чем состоят его составы преступлений.

Размер ущерба суд не вменил по заключению эксперта. Приговор постановлен на недопустимых доказательствах. При назначении экспертизы были нарушены его процессуальные права.

В кассационной жалобе, дополнении к ней и дополнительных письменных доводах к жалобам адвокат Каграманян Д.С. считает приговор в отношении Холопова подлежащим отмене и полагает, что приговор постановлен с нарушением уголовного и уголовно-процессуального закона, на недопустимых доказательствах, с нарушениями требований ст.299 ч.1 п.п.2,4,9, ст. 307 п.п. 1-3 УПК РФ. При назначении наказания Холопову не учтены в качестве смягчающих, обстоятельства, указанные в ст.61 ч.1 п. «к» УК РФ: заглаживание вреда в виде выплаты денег за ООО « » потерпевшему У , которому принадлежало % уставного капитала ООО « » в определенной им сумме в период, когда потерпевшая М ( % уставного капитала этого ООО) выдала У нотариальную доверенность на право распоряжаться ее % уставного капитала. Определив Холопову отбытие наказания в исправительной колонии строгого режима, суд не обосновал выбор этого вида режима. В жалобе указывается, что не приведены допустимые доказательства вины Холопова в совершении преступлений.

Не подтвержден доказательствами вывод суда о совершении преступлений организованной группой, не приведены доказательства осведомленности Холопова о планировании сделок с недвижимым имуществом ООО « » и об осведомленности Холопова в совершении сделок с другими лицами, о стоимости этого имущества. В приговоре не указано кем Холопов вовлечен в эту преступную группу. Соединение объективной стороны при описании преступлений в приговоре является нарушением закона. Холопов осужден за совершение преступлений, предусмотренных ст.ст.159 ч.4, 174-1 ч.4 УК РФ, в приговоре описаны вместе оба эти деяния (лист 3 приговора) и не приведены доказательства отдельно по каждому из них. Это, по мнению адвоката, препятствует и осужденному Холопову, и его защите более полно обосновать его невиновность. Суд дал необоснованную оценку показаниям Холопова. В приговоре содержатся существенные противоречия в оценке действий Холопова и свидетеля Ф . Выбранные в заключении экспертов для исследования и сравнения аналоги размерами своих площадей существенно отличаются от объектов недвижимости ООО « ».

Адвокат указывает, что в приговоре не приведены доказательства о том, что Холопов знал о мошенническом характере сделок, о том, что в дальнейшем после его действий будет совершена легализация имущества и что он знал о наличии какого - либо имущества ООО « ». Все это, по мнению адвоката, имеет существенное значение для дела. Адвокат анализирует имеющиеся в деле доказательства и полагает, что выводы суда о виновности Холопова не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Заключения строительно - технических экспертиз, определивших стоимость имущества, являются недопустимыми доказательствами. Показания С и А также являются недопустимыми доказательствами. Не подтвержден доказательствами вывод суда о том, что подпись У на представленных Холоповым документах, поддельная.

Осужденный Гаврилов в кассационной жалобе считает приговор незаконным и необоснованным, а назначенное наказание жестоким.

Указанных в приговоре преступлений он не совершал. О легализации имущества впервые услышал на следствии. Полагает, что с учетом имеющихся у него смягчающих обстоятельств, суд мог назначить условное наказание.

Адвокат Черемчук Р.Н. в кассационной жалобе и дополнении к ней просит приговор в отношении Гаврилова изменить, переквалифицировать действия осужденного на ч. 1 ст. 327 и ч. 1 ст. 330 УК РФ и с учетом смягчающих наказание обстоятельств, на которые имеются подробные ссылки в жалобе, назначить Гаврилову условное наказание с применением ст. 73 УК РФ.

Обосновывая просьбу об этом, адвокат в жалобах указывает, что не имеется доказательств участия Гаврилова в организованной группе, тот не был знаком с руководителями организованной группы, поэтому данный квалифицирующий признак вменен осужденному не правильно. Гаврилов не знал, что с его помощью происходит хищение имущества магазина, поскольку делал все, что ему говорили юристы, которым он доверял.

Гаврилов не предвидел наступление таких общественно опасных последствий, как изъятие недвижимого имущества из владения собственника.

Обвинительное заключение составлено с нарушением требований уголовно- процессуального закона.

Осужденный Павлов в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, так как выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Павлов указывает, что судом не установлено каким образом он применил способ обмана к потерпевшей Ш . Он непосредственно к этой потерпевшей обмана не применял.

Субъективная сторона преступления в приговоре не отражена. Не доказано, что он, Павлов, входил в состав организованной группы. Он никогда не был знаком с организаторами и руководителями преступной группы. Судом высказана противоречивая позиция о назначении наказания с применением ст. 64 УК РФ только по одному составу преступления, хотя такие основания имелись и для другого состава преступления.

Осужденный Смекалов в кассационной жалобе просит вынести гуманный приговор, применить ст. 73 УК РФ, а в дополнении к ней просит приговор отменить и направить дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания. Смекалов полагает, что в обвинительном заключении и приговоре смысл и факты несколько искажены. Все действия он совершил по рекомендации сотрудников ООО « », документы не готовил, с ними не знакомился, а только ставил на них печати. Интересы каких-либо лиц, которые хотели мошенническим способом завладеть имуществом ООО « » им не учитывались. Заключения экспертиз не могут оцениваться как доказательства его вины. В судебном заседании не были исследованы доказательства того, что он осознавал, что своими действиями совершал легализацию (отмывание) имущества ООО « ». Не установлены доказательства совершения им преступлений в составе организованной группы.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных государственный обвинитель Мариинская Н.В. просит приговор в отношении всех осужденных оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности всех осужденных правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Факт правомерного владения потерпевшей Ш ООО « » на июль 2005 года подтвержден решением об учреждении В ООО « », договором продажи его Ш и свидетельством о регистрации права собственности последней.

В было сделано письменное заявление 01 июля 2005 года, в котором он извещал ООО « » о полной продаже, принадлежащей ему доли в уставном капитале ООО « », а именно в размере % , по договору купли-продажи от 01 июля 2005 года Ш (том 7 л.д. 21) Как пояснил свидетель Н в судебном заседании в соответствии с Федеральным Законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» приобретатель доли в уставном капитале общества осуществляет права и несет обязанности участника общества с момента уведомления общества.

То обстоятельство, что пакет документов не был представлен незамедлительно в МИ ФНС для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы, а также не связанных с внесением изменений в учредительные документы, не ставит под сомнение правомерность владения, пользования, распоряжения потерпевшей Ш % долей в уставном капитале ООО « » с 01 июля 2005 года.

Как правильно отмечено в приговоре, пояснения, данные потерпевшей Ш , а также свидетелем Н в судебном заседании о причине подачи документов в МИ ФНС только в сентябре 2005 года, а именно нахождение в отпуске В , затем Ш , являются убедительными.

В ходе судебного заседания было достоверно установлено, что до момента подачи документов для регистрации в МИ ФНС в сентябре 2005 года ни Ш , ни В не было известно о нарушении их прав, выразившихся в неоднократном отчуждении доли в уставном капитале ООО « » другими лицами.

Из показаний потерпевшей Ш в суде и показаний В в ходе предварительного следствия и оглашенных в судебном заседании следует, что отказ в регистрации был для них неожиданностью, поскольку ни В , ни Ш никому не отчуждали свою долю в уставном капитале ООО « ». Данные обстоятельства подтвердили свидетели Н , потерпевший Х в суде и свидетель Ф в ходе предварительного следствия.

Свидетели Г , Х ., Г , Ю , С , М , С , Г , П изложили обстоятельства пропажи и похищения из МИ ФНС регистрационного дела ООО « ».

Из показаний этих лиц установлено, что в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» в регистрационном деле содержатся документы, представленные в регистрирующий орган, а именно заявления в оригиналах по установленным формам, за подписью заявителя, подлинность которой засвидетельствована в нотариальном порядке, решение о внесении изменений в учредительные документы юридического лица, изменения, вносимые в учредительные документы и документ об оплате государственной пошлины.

Таким образом, как правильно установил суд, были похищены документы, касающиеся переоформления % доли в уставном капитале ООО « » и замене генерального директора с В на Бурылева Л.Ю. В ходе судебного заседания Бурылев А.Ю. пояснил, что в июле 2005 году к нему обратился С с предложением за денежное вознаграждение в долларов США оформить на него (Бурылева) магазин, на что он согласился. Бурылев передал ксерокопию своего паспорта, затем подписывал различные документы, подготовленные другими лицами, ходил к нотариусу, и предоставлял документы на регистрацию в МИ ФНС . Кроме того, Бурылев не отрицал, что являлся фиктивным приобретателем доли в уставном капитале ООО « » и генеральным директором.

Судом установлено, что Бурылев 14 июля 2005 года сдал в МИ ФНС документы, предоставленные ему другими лицами, для регистрации изменений вносимых в учредительные документы ООО « », а также для регистрации изменений не связанных с внесением изменений в учредительные документы. В пакете документов, среди прочих были заявления, заверенные у нотариусов, и поддельная доверенность от 11 июля 2005 года от имени В на имя Бурылева.

Бурылев в судебном заседании не отрицал факт подписания и подачи пакета документов, среди которых была и доверенность от 11 июля 2005 года от имени В на его (Бурылева) имя, однако, пояснил, что доверенность, которая находится в материалах уголовного дела не та доверенность, которую он предоставлял в МИ ФНС , поскольку не содержала стилистической ошибки в окончании его фамилии, вместе с тем по содержанию обе эти доверенности аналогичны.

Довод подсудимого Бурылева А.Ю. относительно доверенности от 11 июля 2005 года, был всесторонне исследован в судебном заседании и обоснованно признан не состоятельным.

Из показаний свидетеля Г , следует, что в 2005 году ей был передан оригинал доверенности ООО « » от 11 июля 2005 года от В на имя Бурылева А.Ю., который хранился у нее в сейфе вплоть до момента изъятия сотрудниками правоохранительных органов. Данное обстоятельство полностью подтверждается протоколом выемки от 24 апреля 2006 года с приложением доверенности, и протоколом осмотра доверенности в ходе предварительного следствия.

Кроме того, из показаний свидетеля Ф в ходе предварительного следствия и оглашенных в судебном заседании, следует, что в октябре 2005 года по запросу в МИ ФНС ему была предоставлена копия доверенности от 11 июля 2005 года от имени В на имя Бурылева А.Ю., которую он выдал сотрудникам милиции. Данные обстоятельства также подтверждаются протоколом выемки от 15 ноября 2005 года с приложением копии доверенности, подлинность которой удостоверена штампом МИ ФНС с указанием даты - «10 октября 2005 года» и протоколом осмотра копии доверенности в ходе предварительного следствия.

Согласно заключению судебно-технической экспертизы от 25 мая 2006 года копия доверенности, предоставленная Ф , является копией доверенности, выданной Г , либо является копией копии указанного документа.

Проанализировав доказательства в совокупности друг с другом, судом достоверно установлено, что доверенность от 11 июля 2005 года от В на имя Бурылева А.Ю. , выданная Г , является оригиналом, и именно с этой доверенности была сделана ксерокопия, которая и была выдана сотрудниками МИ ФНС Ф по его запросу.

Согласно заключений судебно-технической и судебно- почерковедческих экспертиз, оттиски печати на доверенности выполнены не печатью ООО « », а подпись от имени В , выполнена не этим лицом.

В ходе предварительного следствия у свидетеля А - жены Индоиту Г.П. была произведена выемка печати ООО « ».

Свидетель А в суде пояснила, что указанная печать принадлежала Индоиту Г.П. и по просьбе адвоката Индоиту она выдала печать следователю, (при производстве судебно-технической экспертизы ( том 6 л.д. 157-159, 164-66, 169) было установлено, что именно этой печатью были сделаны оттиски на доверенности от 11 июля 2005 года от В на имя Бурылева А.Ю., а также на документах, полученных в ходе выемки из МИ ФНС .

Таким образом, судом установлено, что доверенность от 11 июля 2005 года от имени В на имя Бурылева Л.Ю., является поддельной и соответственно не подписывалась и не выдавалась В Судебная коллегия считает правильным вывод суда о том, что Бурылев осознавал, что, осуществляя фиктивную сделку в рамках отведенной ему роли, не является добросовестным приобретателем % доли в уставном капитале ООО « » и генеральным директором. Исходя из этого, подавая, данные документы в регистрирующий орган Бурылев понимал, что тем самым ввел в заблуждение сотрудников МИ ФНС , которые, находясь под воздействием обмана, вынесли решение 19.07.2005 года о регистрации изменений, согласно которым Бурылев А.Ю. стал единственным участником ООО « » и его генеральным директором.

Не выполняя фактически никаких функций генерального директора и единственного участника ООО « », не внося средств в уставной капитал общества, не неся расходов по содержанию помещений, принадлежащих ООО, Бурылев А.Ю., действуя в рамках отведенной ему роли, с целью дальнейшего отчуждения ООО и выведения его из правомерного владения потерпевших, подписал документы, согласно которых произошла передача % доли в уставном капитале ООО « » и замена генерального директора с Бурылева А.Ю. на Павлова Н.Л.. В ходе судебного заседания Бурылев А.Ю. не отрицал факт подписания доверенности на имя Павлова Н.А., но, пояснил, что доверенность, находящаяся в материалах уголовного дела, это не та доверенность, поскольку подпись на ней стоит не его. Однако данное обстоятельство на основании исследованных доказательств и приведенных в приговоре доказательств было обоснованно опровергнуто в ходе судебного заседания.

Павлов Н.А. в суде не отрицал факт подписания им ряда документов и предоставления их для регистрации в МИ ФНС .

Свидетель Ф разъяснила процедуру нотариального удостоверения подписи на заявлениях по формам Р 13001 и Р 14001 и подтвердила, что подписи подсудимого Бурылева Л.Ю. на заявлениях были заверены ею, что подтверждается также письмом нотариуса Ф от 18.11.2005 года (том 5 л.д. 88), копией реестра , согласно которых нотариусом была удостоверена подпись Бурылева А.Ю. на заявлениях с оплатой госпошлины (том 5 л.д. 93-94), заключением судебно- почерковедческой экспертизы, согласно которой подпись на указанных заявлениях выполнены Буры левым А.Ю. Следует признать правильным вывод суда и о том, что совершая действия, направленные на переоформление % доли в уставном капитале ООО « » и замене генерального директора на Павлова Н.Л., Бурылев Л.Ю., вводил в заблуждение сотрудников МИ ФНС , относительно достоверности предоставляемых сведений, с целью придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению ООО « », полученного в результате, ранее совершенного им мошенничества, в котором принимали участие и другие лица, дело в отношении которых выделено в отдельное производство.

Осужденный Павлов Н.А. в суде пояснил, что в 2005 году к нему обратился П с предложением за денежное вознаграждение в размере долларов США оформить на него (Павлова) фирму, на что он согласился.

Передал свой паспорт, затем подписывал документы, подготовленные другими лицами, ходил к нотариусу, сдавал в МИ ФНС пакет документов, среди которых был Устав, заявление от Бурылева и другие. При этом Павлов пояснил, что собственником становиться не хотел, приобретал долю в уставном капитале, функций никаких не выполнял.

Исходя из показаний Павлова Н.А., а также исследованных судом доказательств, установлено, что 25 июля 2005 года Павлов, не имея намерения быть подлинным генеральным директором и единственным участником ООО « », подал в МИ ФНС для регистрации изменений документы, подписанные как Бурылевым А.Ю., так и им самим, а именно решение единственного участника и изменения в Устав ООО « », чем ввел в заблуждение сотрудников регистрирующего органа, которые на основании, предоставленных подсудимым Павловым Н.Л. документов, 27 июля 2005 года вынесли решение о государственной регистрации, согласно которому Павлов Н.А. стал единственным участником и генеральным директором ООО « ».

Судом правильно указано, что Павлов Н.А., так же как и другие лица, осужденные по настоящему уголовному делу, фактически не выполнял никаких функций генерального директора и единственного участника ООО « », вклад в уставной капитал Общества не вносил, расходов по содержанию помещений не нес, однако, действуя в рамках отведенной ему роли, для дальнейшего отчуждения ООО « » и невозможности в последующем оспорить правомерность сделок, 5 августа 2005 года переоформил на осужденного Индоиту Г.П. % доли в уставном капитале ООО « » и замене генерального директора, для чего у нотариуса удостоверил на заявлениях по формам Р 13001 и Р14001 свою подпись, представил от своего имени сведения на Индоиту Г.П. как лице, имеющем право без доверенности представлять ООО « ». Совершая указанные действия Павлов Н.Л. понимал, что отчуждение доли является фиктивной сделкой, а в заявлениях он указал недостоверную информацию, не смотря на то, что в бланках указанных заявлений содержится специальное предупреждение о предоставлении только достоверных сведений.

Осужденный Индоиту Г.П. в судебном заседании отказался от дачи показаний, в связи с чем, были оглашены его показания, данные в ходе предварительного следствия.

В своих показаниях, Индоиту не отрицал, что согласился участвовать в сделке и оформил на себя ООО « », подписывал документы, представлял их в МИ ФНС , ходил к нотариусу, подписывал договор купли-продажи, представлял документы в ГУ ФРС и участвовал в физическом захвате помещений.

Показания Индоиту в части его конкретных действий по ООО « » подтверждаются совокупностью следующих, исследованных судом доказательств.

Так, судом установлено, что Индоиту подписал решение единственного участника ООО « », а также изменения в устав ООО « », и вместе с пакетом документов, подписанных Павловым Н.А., сдал их 5 августа 2005 года в МИ ФНС для регистрации изменений и 9 августа 2005 года было вынесено решение о государственной регистрации изменений, согласно которого Индоиту Г.П. стал единственным участником и генеральным директором ООО « ».

Как правильно отмечено в приговоре, Индоиту Г.П. было достоверно известно, что подаваемые им для регистрации документы содержали не достоверные сведения, поскольку совершаемые сделки в действительности являлись фиктивными. Данное обстоятельство давало основание суду полагать, что Индоиту Г.П. осознавал, что, не сообщая достоверную информацию, тем самым он вводит в заблуждение сотрудников МИ ФНС , которые, находясь под воздействием обмана, на основании недостоверной информации, принимали решение о государственной регистрации.

Далее, как правильно отмечено в приговоре, 23 августа 2005 года Индоиту, являясь фиктивным единственным участником и генеральным директором ООО « », однако, получив в результате совершенного мошенничества юридически закрепленное право на недвижимое имущество ООО « », в рамках отведенной ему роли, подписал договор купли-продажи нежилых помещений, принадлежащих ООО « ». Согласно этому договору Индоиту продал Гнутову нежилые помещения за Орублей.

Гнутов Л.В. в судебном заседании показал, что действительно летом 2005 года к нему обратился К с предложением оформить на него (Гнутова) фирму, на что он согласился, поскольку имел долговые обязательства перед К , и передал свой паспорт. В последующем он, Гнутов подписывал документы, ходил к нотариусу, предоставлял документы на регистрацию в ГУ ФРС , оплатил у нотариуса госпошлину, за участие в указанной сделке ему было заплачено долларов США и погашен долг перед К за автомобиль в размере долларов США. При этом Гнутов пояснил, что в действительности он никакую недвижимость не покупал и не отчуждал, денег не платил и не получал, имуществом не владел, не управлял и не распоряжался, доход не декларировал.

Исходя из показаний как самого Гнутова А.В., так и исследованных судом доказательств, установлено, что Индоиту Г.П., и Гнутов А.В., понимали, что в действительности они лично не отчуждают и не приобретают помещения, так как данный договор для них являлся фиктивным, поскольку никаких обязанностей по данному договору они не несли, денег по договору не передавали и соответственно не получали.

Данное обстоятельство давало основания суду полагать, что Индоиту Г.П. и Гнутов Л.В., безусловно осознавали, что оформляя такой договор купли-продажи нежилых помещений, который впоследствии предоставили на регистрацию в ГУ ФРС , они тем самым путем обмана выводят нежилые помещения из активов ООО « », с целью придания этому имуществу легального вида.

Предоставляя указанный фиктивный договор для государственной регистрации Индоиту и Гнутов вводили тем самым в заблуждение сотрудников регистрирующего органа, которые под воздействием обмана, не зная и по обстоятельствам дела не предполагая о фиктивности сделки, вынесли решение о государственной регистрации.

После регистрации 21 сентября 2005 года договора купли-продажи от 23.08.2005 года в ГУ ФРС , было выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на Гнутова на нежилые помещения, принадлежащие ООО « ». Тем самым Гнутов юридически закрепил свое право пользования, владения и распоряжения имуществом ООО» », полученного в результате совершенного мошенничества.

Не выполняя никаких функций по владению, распоряжению и содержанию помещений, Гнутов А.В. , действуя в рамках отведенной ему роли, с целью дальнейшего отчуждения недвижимого имущества, 26.09.2005 года заключил договор купли-продажи нежилых помещений, , ООО « » в лице генерального директора - Смекалова Д.Ю. за рублей.

Доводы Гнутова А.В. в суде о том, что сумма вознаграждения первоначально не оговаривалась, а его участие сводилось к погашению долга перед К , как правильно отмечено в приговоре, опровергается показаниями Гнутова в ходе предварительного следствия и оглашенными в судебном заседании. В этих показаниях он указывал, что изначально сумма вознаграждения составляла долларов США. Данные показания суд считает обоснованно посчитал правдивыми, оснований для самооговора у Гнутова не усмотрел.

Осужденный Смекалов Д.Ю. в судебном заседании подтвердил фактические обстоятельства, предъявленного обвинения по эпизоду с ООО « », а именно то, что в сентябре 2005 года по указанию Г , он неоднократно ездил в ООО « », где подписывал документы, ставил на них печати ООО « », предоставлял юристам пакет документов по ООО « », ходил к нотариусам, сдавал документы на регистрацию в ГУ ФРС , денег по договору займа не передавал.

В судебном заседании были исследованы обстоятельства, заключения договоров купли-продажи нежилых помещений, одной из сторон по которым было ООО « » в лице генерального директора - Смекалова Д.Ю. Так, судом было установлено, что поскольку помещения приобретались не физическим лицом, а оформлялось на предприятие ООО « », то при заключении договоров купли-продажи были предоставлены протоколы общего собрания учредителей ООО « » об одобрении приобретения Обществом помещений.

В судебном заседании были исследованы протоколы общего собрания ООО « » и допрошены свидетели К и Р , которые являлись учредителями ООО « » и которые пояснили, что им ничего не было известно о приобретении помещений.

Свидетель Р в суде пояснил, что участия в собраниях ООО « » не принимал, о приобретении нежилых помещений узнал то ли от Г , то ли от Б , которые лишь уведомили его о своем намерении.

Смекалов Д.Ю. в судебном заседании также отрицал свое участие в общих собраниях ООО « ».

Таким образом, анализируя показания допрошенных лиц, суд пришел к обоснованному выводу о том, что протоколы общего собрания ООО « » являются подложными.

Фиктивность указанного договора купли-продажи от 26.09.2005 года, согласно которому ООО « » приобрела нежилые помещения как правильно отмечено в приговоре, заключается и в фиктивности произведенного по нему расчета (платежа).

Согласно договору займа Смекалов передал взаймы ООО « » деньги в сумме рублей для оплаты Гнутову за приобретенные у последнего помещения. Согласно расписки Гнутов получил указанную сумму в счет оплаты помещений.

Однако как обоснованно указано в приговоре, ни одно из этих обстоятельств не соответствует действительности. Смекалов пояснил, что никаких денег взаймы не передавал, а Гнутов пояснил, что никаких денег по договору купли-продажи не получал, поскольку договор был формальным, только на бумаге.

Нежилые помещения согласно договору купли-продажи от 26.09.2005 года были поставлены на баланс ООО « », однако, данное обстоятельство не свидетельствует о подлинности приобретения помещений, поскольку из показаний свидетеля Ю , бухгалтера ООО « », следует, что в указанных помещениях она никогда не была, ей был предоставлен договор купли-продажи от 26.09.2005 года и дано указание поставить их на баланс ООО « », что она и сделала, при этом ООО « » никаких расходов по содержанию приобретенных помещений не несла.

С учетом изложенного, суд пришел к правильному выводу о том, что заключенный договор купли-продажи от 26.09.2005 года является фиктивным, поскольку ни Гнутов, ни Смекалов никаких обязанностей по данному договору не несли, реально нежилые помещения никто не продавал и соответственно не покупал. Для регистрации указанного договора в ГУ ФРС , Смекаловым и Гнутовым были выданы доверенности на имя К и Г , которые и предоставили документы на регистрацию.

Сотрудники регистрирующего органа, находясь под воздействием обмана, вынесли решение о регистрации права собственности, и после регистрации договора 6 октября 2005 года собственником помещений стало ООО « » в лице генерального директора - Смекалова Д.Ю. В результате совершенных ранее сделок в отношении ООО « » как по отчуждению доли в уставном капитале, смене генерального директора ООО, так и купли-продажи нежилых помещений, принадлежавших ООО « », в которых принимали участие Бурылев А.Ю., Павлов Н.А., Индоиту Г.П., Гнутов А.В. и Смекалов Д.Ю., помещения, были выведены из активов ООО « », и было юридически закреплено право собственности ООО « » в лице генерального директора - Смекалова Д.Ю. на указанные помещения.

Вместе с тем, не смотря на то, что с июля 2005 года по 06 октября 2005 года произошла неоднократная смена единственного участника и генерального директора ООО « », помещения, юридически ООО « » уже не принадлежали, В , потерпевшие Ш и Х , не зная об указанных выше обстоятельствах, продолжали занимать помещения и вести в них хозяйственную деятельность.

Таким образом, как правильно отмечено в приговоре, имея юридически закрепленное право собственности на нежилые помещения, как осужденные, так и другие лица, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, не имели реальной возможности по осуществлению права пользования и распоряжения заказанными помещениями, в связи с нахождением в помещениях настоящих собственников.

Для фактического обладания помещениями с целью дальнейшей легализации и заключения сделок по отчуждению, был организован физический захват помещений, в котором принимали участие Индоиту и Смекалов.

Индоиту в ходе предварительного следствия, а Смекалов в суде, не отрицали, что примерно 15 октября 2005 года были приглашены в офис ООО « », где юристы проинструктировали их, разъяснив какие конкретно действия они должны будут совершать, что говорить, какие объяснения давать сотрудникам правоохранительных органов, а 18 октября 2005 года они вместе с охранниками и юристами проникли в помещение ресторана « », принадлежащего ООО « ».

Осужденные подтвердили, что, действуя в рамках полученных инструкций, представились новым собственником и генеральным директором соответственно, успокоили сотрудников ресторана, сообщив им, что рабочие места за ними будут сохранены, опечатали помещения, принесенными с собой бумажными лентами, на которых были проставлены оттиски поддельной печати ООО « ». В их присутствии в срочном порядке устанавливались металлические двери, а окна тонировались. Из показаний потерпевшего Х в суде и показаний свидетеля И в ходе предварительного следствия и оглашенных в судебном заседании следует, что пришедшие вели себя уверенно, понимали, что происходит. Показания указанных лиц, как правильно отметил суд, опровергают показания Индоиту и Смекалова в той части, что их роль являлась незначительной, и они лишь фактически присутствовали при совершении физического захвата. Показания потерпевшего Х и И подтверждаются другими доказательствами, исследованными в судебном заседании, а именно актом опечатывания объектов, бумажными полосками с оттисками печати ООО « », печатью ООО « », выданной свидетелем А - женой Индоиту Т.П., протоколом осмотра помещений. В связи с этим суд в приговоре правильно указал, доверяет их показаниям и считает их правдивыми, поскольку оснований для оговора подсудимых у потерпевшего Х и свидетеля И не имеется.

При проведении судебно-технической экспертизы было установлено, что оттиски печати на бумажных полосках, которыми были опечатаны помещения ООО « » были нанесены печатью, хранящейся по месту жительства Индоиту Г.П. и выданной следователю свидетелем А - женой Индоиту.

Фактические обстоятельства физического захвата нежилых помещений, установленные в судебном заседании, как правильно отметил суд, свидетельствуют о том, что и Индоиту и Смекалов были активными участниками указанного события.

Индоиту и Смекалов, не являясь подлинными генеральным директором и участником ООО « », а также собственником помещений, понимали, что, участвуя в физическом захвате помещений, совершая активные действия, сообщая сотрудникам ресторана, а затем и сотрудникам правоохранительных органов, информацию, не соответствующую действительности, вводили в заблуждение указанных лиц и тем самым облегчали и способствовали неправомерному захвату помещений, с целью последующей их продажи.

Для обеспечения реальной возможности владения и распоряжения нежилыми помещениями, принадлежавшими ООО « », с целью дальнейшей их продажи 24 октября 2005 года Смекалов заключил договор купли-продажи этих помещений другому лицу, дело, в отношении которого выделено в отдельное производство, за рублей и данный договор был предоставлен ими для регистрации в ГУ ФРС , однако, не был зарегистрирован, в связи с обращением потерпевших в Арбитражный суд.

Доводы осужденных о том, что они не обладали юридическими знаниями, подписывали документы, фактически их не читая, никакой информацией об объектах недвижимости не располагали, опровергаются письменными доказательствами, исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре.

Кроме того, в судебном заседании было установлено, что, помимо подписания и предоставления в регистрирующие органы документов, осужденные, в рамках отведенной им роли подписывали и иные документы, которые создавали видимость фактического правомерного владения, пользования и распоряжения ООО и имуществом, принадлежащим ООО.

Установлено, что Индоиту подписал акт опечатывания объекта от 18.10.2005 года, приказ от 16.12.2005 года о прекращении действия всех ранее выданных доверенностей, сопроводительное письмо в арбитражный суд о направлении приказа о прекращении действия всех ранее выданных доверенностей, приказ об инвентаризации от 18.10.2005 года, уведомление от 5.08.2005 года об уступке доли в уставном капитале, квитанцию об оплате госпошлины от 4.08.2005 года, расписку в налоговой инспекции о представлении документов, учетные карточки юридического лица; Павлов подписал уведомление от 5.08.2005 года об уступке доли в уставном капитале, расписки в налоговой инспекции о подаче документов, учетные карточки юридического лица, доверенность от 1.08.2005 года от Павлова на имя Л ; Смекалов - подписал уведомление о смене собственника помещения от 18.10.2005 года с установлением недельного срока на перезаключение договоров аренды, доверенность от 7.10.2005 года на М , Л , К , подписал договор от 7.10.2005 года между ООО « » и ООО « » в лице генерального директора М об оказании юридических услуг, договор займа от 2.12.2005 года, доверенность на имя С от 2.12.2005 года, акт приема - передачи здания от 6.10.2005 года, заявление в ГУ ФРС , нотариальную доверенность от 26.09.2005 года на имя К и Г ; Бурылев подписал сведения о Павлове Н.А. как лице, имеющем право без доверенности представлять ООО « »; Гнутов подписал две нотариальные доверенности от 10.09.2005 года и от 25.09.2005 года, расписку о получении денег от Смекалова Д.Ю. в сумме рублей, 4 заявления в ГУ ФРС .

Указанный объем и содержание подписанных документов, как правильно отмечено в приговоре, свидетельствует об осведомленности относительно неправомерного характера, осуществляемых ими сделок.

С учетом вышеизложенного, доводы Бурылева А.Ю., Павлова Н.А., Гнутова А.В., Индоиту Г.П. и Смекалова Д.Ю., каждого, суд обоснованно расценил как несостоятельные.

Вывод суда о том, что каждый из осужденных, совершая мошеннические действия, приобретал право на чужое имущество, а затем совершал сделки с этим имуществом, полученным в результате совершенного им преступления, с целью придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению этим имуществом, является правильным.

Факт правомерного владения ООО « » потерпевшими У и М на июль 2005 года установлен следующими доказательствами.

Согласно Уставу ООО « », утвержденного решением Собрания учредителей (протокол № 2 от 22.02.1993 года) и новой редакции Устава, утвержденного решением собрании я учредителей (протокол № 1 от 24.03.1998 года) было создано ООО « ». Данный Устав ООО « » и новая редакция были зарегистрированы в установленном законом порядке 2 марта 1993 года и 9 апреля 1998 года соответственно.

26.07.1995 года был заключен договор купли-продажи, согласно которому ООО « » в лице генерального директора У , приобрело в собственность нежилые помещения, Указанный договор был зарегистрирован в установленном законом порядке и право собственности на нежилые помещения были закреплены свидетельством о государственной регистрации от 08.12.1995 года.

17.01.2000 года был заключен договор купли-продажи, согласно которому ООО « » в лице генерального директора У получило в собственность долю в праве общей собственности на земельный участок в размере 314/1945 площадью кв. м, . Право собственности ООО » на земельный участок было зарегистрировано 25 апреля 2000 года, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации, исследованном в судебном заседании.

19 ноября 2000 года между потерпевшими У и М был заключен учредительный договор, согласно которому М принадлежит % доли в уставном капитале ООО « », а У - % соответственно.

Из выписки ЕГРЮА от 29.11.2005 года по состоянию на 18 июля 2005 года видно, что генеральным директором ООО « » и участником являлся потерпевший У , вторым участником была потерпевшая М .

В ходе судебного заседания было установлено, что 23 октября 2005 года был совершен физический захват помещений, в которых располагался магазин « » и кафе « » и именно в этот день потерпевшим М и У стало известно о смене участника, генерального директора и собственника ООО « ».

Данный вывод суда подтвержден показаниями потерпевшей М о том, что утром 23 октября 2005 года ей позвонил У , сообщил о захвате помещений магазина « » и попросил ее подъехать к магазину и разобраться, что она и сделала. Ближе к вечеру к магазину приехал и У . У был растерян, говорил, что никому свою долю не продавал. Для нее (М ) все происходящее тоже было неожиданностью, поскольку никаких разговоров о продаже ООО « » не велось, магазин приносил прибыль и, кроме того, планировалось расширение бизнеса путем переоборудования помещения подвала и открытия в нем бара.

Показания потерпевшей М согласуются с показаниями свидетеля К , являющейся на тот период заместителем Генерального директора ООО « », которая подтвердила как обстоятельства ведения хозяйственной деятельности магазина « », так и обстоятельства событий, имевших место 23 октября 2005 года, очевидцем которых она явилась.

Версии потерпевшего У , относительно выдачи им доверенности, а также обстоятельств заключения договоров купли-продажи были всесторонне проверены в ходе судебного заседания и как правильно отмечено в приговоре, не нашли своего подтверждения.

Из материалов дела видно, что сразу после событий 23 октября 2005 года потерпевшие У и М обратились в различные правоохранительные органы, прокуратуру и к губернатору с заявлениями, в которых изложили обстоятельства произошедшего 23 октября 2005 года. Данные документы были исследованы в ходе судебного заседания.

В своем заявлении от 16 ноября 2005 года на имя прокурора потерпевший У указывал, что никому свою долю не продавал, фамилии К и Ф ему неизвестны, в связи с чем просил возбудить уголовное дело. В этом же заявлении У указал, что ему поступают угрозы с требованием не обращаться в милицию.

В судебном заседании потерпевший У , подтвердив факт обращения с указанным заявлением к прокурору , стал отрицать обстоятельства поступавших в его адрес угроз, о которых говорится в заявлении, пояснив, что заявление составляли юристы, фамилии которых он не помнит.

Данное пояснение потерпевшего У суд обоснованно расценил как надуманное.

Так, из показаний потерпевшей М следует, что со слов У ей известно об угрозах, поступавших в его адрес, в связи с чем, он был вынужден обеспечить охрану членов своей семьи. Поступающие в адрес У и членов его семьи угрозы, послужили толчком для продажи У , принадлежащей ему доли в мини-гостинице, а также обращения У к М с предложением продать и ее долю.

Обстоятельства, изложенные М , подтверждаются показаниями свидетеля Х , к которой М весной 2006 года обратилась по поводу своей доли в мини-отеле и возврата доли в уставном капитале ООО « ».

Неблагоприятная обстановка, сложившаяся после 23 октября 2005 года вокруг У и М , в связи с принадлежащей им доли в уставном капитале ООО « », привела к тому, что М была вынуждена 16 декабря 2005 года выдать доверенность от своего имени на имя У о продаже, принадлежащей ей, % доли в уставном капитале ООО « ».

В опровержение версии потерпевшего У , выдвинутой в ходе судебного заседания, а также в ходе предварительного следствия, как правильно отмечено в приговоре, свидетельствуют и конкретные действия У после 23 октября 2005 года, которые были направлены на восстановление нарушенных прав. Установлено, что У обратился в суд с иском о наложении ареста на помещения, принадлежащие ООО « ».

Данное обстоятельство подтверждается показаниями свидетеля Р о том, что она по просьбе У , и, действуя по доверенности от его имени, обращалась в районный суд с заявлением о наложении ареста на помещения, принадлежащие ООО « », и определением суда был наложен арест на данные помещения. В последующем по просьбе У она (Р ) предоставила указанное определение суда в ГУ ФРС .

Изложенные свидетелем Р обстоятельства подтверждаются доверенностью от 21 ноября 2005 года, выданной У на имя Р , а также определением районного федерального суда от 24 ноября 2005 года о наложении ареста на помещения, принадлежащие ООО « ».

Таким образом, после событий 23 октября 2005 года, как правильно отметил суд, У в установленном законом порядке принял меры для восстановления своих нарушенных прав.

Факт подписания договоров купли-продажи между Холоповым В.В., с одной стороны, и У и М , с другой, 27 декабря 2005 года, а не 13 июля 2005 года, основан на письменных доказательствах, согласно которых выплата У долларов США, указанных в договоре, произошла только в январе 2006 года. Из показаний свидетеля К , усматривается, что в декабре 2005 года к нему обратился Д , и, передав номер расчетного счета, попросил перевести на этот счет долларов США. Поскольку для осуществления финансовой операции требовался договор, то он (К ) обратился с указанным вопросом к Д , на что последний ответил, что договора нет, и посоветовал К самому составить договор, но К ответил отказом. Через некоторое время был представлен договор, в котором не отражалась суть, в результате был составлен договор между У и ООО « » и в два этапа были переведены деньги.

Таким образом, судом правильно установлено, что доверенность от 11 июля 2005 года от У на имя Холопова В.В. не выдавалась У , а являлась поддельной, и содержала сведения, не соответствующие действительности; договоры купли-продажи от 13 июля 2005 года между У и Холоповым, а также между М и Холоповым, были заключены не 13 июля 2005 года, а в декабре 2005 года. При этом, инициатива заключения договоров купли-продажи долей ООО « » исходила не от потерпевших М и У , а являлось для них вынужденным действием с учетом сложившейся для них негативной ситуации.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что на момент 23 октября 2005 года У и М свои доли в уставном капитале никому не отчуждали, о происходивших сменах участников, генеральных директоров и собственников ООО « » не знали.

Поскольку показания потерпевшей М последовательны и непротиворечивы, подтверждаются другими доказательствами, суд правильно указал в приговоре, что он доверяет показаниям им, и что оснований для оговора осужденных у М не имелось.

Судом достоверно установлено, что первым приобретателем % доли в уставном капитале ООО « » у потерпевшего У стал Холопов В.В. В ходе судебного заседания Холопов В.В. пояснил, что летом 2005 года ему от мужчины по имени С , который являлся знакомым Г и С , поступило предложение за денежное вознаграждение в размере долларов США на какое-то время стать собственником магазина « » и исполнять волю собственника, на что он (Холопов В.В.) согласился. Через некоторое время он передал ксерокопию своего паспорта, подписал документы, предоставленные ему С , затем два раза ходил в налоговую инспекцию, оформлял доверенность у нотариуса.

Согласно исследованным в суде документам, 14 июля 2005 года Холопов предоставил для регистрации изменений в учредительные документы ООО « » и о внесении записи в ЕГРЮЛ, пакет документов, подготовленный другими лицами. Среди документов были представлены: заявления по формам Р 13001 и Р 14001, доверенность от 11 июля 2005 года от У на имя Холопова ВВ., решение единственного участника ООО « » Холопова ВВ. от 13 июля 2005 года, изменения к Уставу ООО « », утвержденные решением Холопова от 13 июля 2005 года как единственного участника ООО « ».

Обстоятельства похищения указанных документов подтвердили свидетели Г , Х ., Г , Ю , С М , С , Г П Указанные свидетели изложили обстоятельства пропажи и похищения из МИ ФИС регистрационного дела ООО « , разъяснили порядок предоставления документов в налоговую инспекцию для регистрации изменений в учредительные документы, а также процедуру регистрации изменений и формирования регистрационного дела юридического лица, также были исследованы служебные записки Г , заключения по результатам служебной проверки и приказы по результатам служебной проверки.

В приговоре сделан правильный вывод о том, что Холопов, подписывая и предоставляя указанные документы для регистрации, понимал, что вводит в заблуждение сотрудников регистрирующего органа, поскольку фактически он не желал становиться подлинным единственным участником ООО « » и его генеральным директором. Данный вывод суда согласуется, в том числе и с показаниями самого Холопова, который в суде пояснил, что ничего покупать и продавать не хотел.

Сотрудники налоговой инспекции под воздействием обмана со стороны Холопова и других лиц, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, будучи не осведомлены о фиктивности замены участника и генерального директора, а также подложности предоставленных документов, 19 июля 2005 года вынесли решение о регистрации изменений, согласно которым Холопов стал единственным участником и генеральным директором ООО « ».

Холопов, исполняя отведенную ему роль, используя право на ООО « », переоформил % долю в уставном капитале на Ф Впоследствии Ф заключил договор купли-продажи % доли в уставном капитале ООО « на К , а К заключил договор купли-продажи нежилых помещений, принадлежащих ООО « » и земельного участка.

Осужденный Шишкир В.П. в судебном заседании показал, что ему от С поступило предложение за денежное вознаграждение в размере долларов США оформить на него недвижимость, а именно предприятие, примерно на 1 месяц. Он (Шишкир) подписывал документы, ходил к нотариусу, вместе с К был в ГУ ФРС и в Фонде имущества.

Судом установлено, что Шишкир, не имея намерения в действительности приобретать нежилые помещения и земельный участок, принадлежащий ООО « », нести расходы по оплате суммы, указанной в договоре, вместе с тем, выступая в роли добросовестного приобретателя помещений и земельного участка, каковым он в действительности не являлся, заключил с К 23 августа 2005 года договор купли-продажи, в котором выступил в роли покупателя, и согласно указанного договора фиктивно приобрел за рублей недвижимое имущество, состоящее из нежилых помещений и земельного участка.

Судом правильно установлено, что Шишкир, понимая, что заключенный им договор, является фиктивным, ввел в заблуждение сотрудников ГУ ФРС , которые под воздействием обмана, 21 сентября 2005 года произвели государственную регистрацию договора купли-продажи от 23.08.2005 года и выдали свидетельство о государственной регистрации права собственности Шишкира В.П. 26 сентября 2005 года Шишкир заключил договор купли-продажи этих помещений и земельного участка с Гавриловым П.П., за рублей. При этом, как правильно установил суд, это договор купли-продажи также является фиктивным.

Осужденный Гаврилов в суде показал, что ему от А , фамилию которого он не знает, поступило предложение за денежное вознаграждение в размере долларов США стать собственником недвижимости, на что он согласился и передал ксерокопию паспорта. Затем, он подписывал предоставленные ему документы, понимая, что не является реальным собственником. Один раз был в ГУ ФРС , ходил к нотариусам, где оформлял доверенности и договор купли- продажи с Б . Осенью 2005 года ездил в ООО « », где состоялся инструктаж относительно физического захвата помещений, а также вместе с охранниками, юристами и К проник в помещение магазина « », откуда были выдворены работники магазина.

Из показаний, как самого Гаврилова, так и исследованных в суде доказательств, следует, что Гаврилов, так же как и Шишкир, не имел намерения в действительности приобретать объекты недвижимости и земельный участок, однако, выступил в роли добросовестного покупателя, что не соответствовало действительности.

Сотрудники ГУ ФРС , будучи введены в заблуждение и находясь под воздействием обмана, вынесли решение о государственной регистрации и 5 октября 2005 года собственником нежилых помещений и земельного участка стал Гаврилов П.Н.. После того, как юридически было закреплено право собственности Гаврилова на нежилые помещения и земельный участок, Гаврилов и К приняли участие в физическом захвате помещений, действуя согласно инструкциям, полученным примерно 15 октября 2005 года в ООО « . Указанные обстоятельства не отрицал как Гаврилов ПН. в судебном заседании, так и допрошенный в судебном заседании К Факт осуществления физического захвата помещений подтвердили свидетели Д и К Д показал, что именно от Гаврилова исходили указания о выдворении сотрудников магазина из помещения, ограничения доступа в магазин других лиц, а также об установлении решеток на окна и металлических дверей. К показала, что именно Гаврилов попросил ее покинуть помещение, говоря, что он стал новым владельцем магазина и для решения возникших вопросов передал ей свой номер телефона.

Оснований для оговора Гаврилова данными свидетелями суд обоснованно не усмотрел.

Доводы осужденных о том, что они не обладали юридическими знаниями, подписывали документы фактически их не читая, никакой информацией об объектах недвижимости не располагали, как правильно отмечено в приговоре, опровергаются письменными доказательствами, исследованными в судебном заседании, а именно заявлениями по формам Р 13001 и Р 14001, нотариальными доверенностями, договорами купли-продажи, также показаниями нотариусов И , Ф , допрошенных в судебном заседании, которые пояснили, что вся информация об объектах недвижимости, то есть наименование, местонахождение, номера помещений, размер долей и т.д. были получены ими от самих осужденных, при этом последним разъяснялась суть нотариального действия, которая была им, была понятна.

Несостоятельность доводов осужденных, как правильно отмечено в приговоре, установлена данными о роде их занятий. Так в ходе судебного заседания было установлено, что Павлов Н.А. являлся генеральным директором и главным бухгалтером ООО « », и был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, что подтверждается пакетом документов, изъятых у него в ходе обыска, занимался сделками с недвижимостью и ресторанным бизнесом; Смекалов Д.Ю. длительное время являлся генеральным директором ООО « »; Бурылев А.Ю. на арендованной автостоянке организовал комиссионную продажу автомашин из-за рубежа; Гнутов А.В. занимался сделками с недвижимостью; Индоиту Г.П. учредил кафе, которое работало в течение 2 лет и в частном порядке был риэлтором.

Таким образом, как правильно установлено судом, указанные лица обладали достаточным опытом в сфере предпринимательской деятельности, а также регистрации прав на недвижимость.

Также судом достоверно установлено, что преступления в отношении указанных в приговоре объектов сходны между собой, что выразилось в постоянстве форм и специфических методов преступной деятельности по подготовке и совершению преступлений.

Осужденные по настоящему делу и лица, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, объединились для совместного совершения ряда тождественных преступлений в течение достаточно длительного промежутка времени (более 6 месяцев). В группе происходил подбор соучастников, осуществлялись координация действий участников группы и распределение между ними ролей, тщательное планирование совершения преступлений и обеспечение мер по сокрытию совершенных преступлений. Группа отличалась сплоченностью членов, постоянством форм и методов преступной деятельности, узкой преступной специализацией участников.

Для реализации преступной цели лицами, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, были разработаны планы совершения преступления, выделены финансовые средства, для осуществления физического захвата предприятий, привлечены сотрудники Охранного предприятия « », для осуществления юридического сопровождения сделок и иных действий были привлечены сотрудники ООО « ». Кроме того были изготовлены подложные документы для предоставление их в МИ ФНС , подысканы соучастники - осужденные по настоящему делу, которые выступали в роли добросовестных приобретателей % доли в уставном капитале, генеральных директоров ООО, каковыми они в действительности не являлись, а затем эти лица продавали недвижимое имущество, принадлежащие ООО другим лицам для придания законного вида имуществу, приобретенному в результате совершенного ими преступления, были инициированы и проведены арбитражные процессы между участниками организованной группы, после возбуждения уголовного дела организована дача ложных показаний осужденными по настоящему уголовному делу.

Данные обстоятельства подтверждаются показаниями допрошенных в судебном заседании свидетелей Ш , К , К , К , С , Х , Г , показаниями С в ходе предварительного следствия и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

В ходе судебного заседания был исследован вопрос о знакомстве между собой осужденных, а также их знакомстве с другими лицами, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, а также лицами, имеющим отношение к рассматриваемому делу.

Таким образом, судом достоверно установлено, что осужденные входили в состав организованной группы и выполняли преступные действия в рамках отведенной им роли.

Каждый из осужденных, совершая мошеннические действия, приобретал право на чужое имущество, а затем совершал сделки с этим имуществом, полученным в результате совершенного им преступления, с целью придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению этим имуществом.

Все вышеперечисленные доказательства свидетельствуют о совершении осужденными мошенничества и легализации имущества, добытого в результате совершении ими преступлений.

Обвинительное заключение составлено в соответствии с требованиями УПК РФ.

Объективная и субъективная стороны преступлений в приговоре описаны.

Размер причиненного преступлениями ущерба установлен правильно.

Юридическая оценка, содеянного осужденными, судом дана правильно.

В связи с изложенным, доводы всех кассационных жалоб, о якобы неправильной квалификации действий осужденных, судебная коллегия признает не состоятельными.

Нарушений норм уголовно - процессуального закона, влекущих отмену приговора по делу не допущено, в том числе не допущено и нарушения принципа состязательности, на что имеются ссылки в кассационных жалобах.

При назначении наказания осужденным суд учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные о личности каждого, все смягчающие их наказание обстоятельства, в том числе и те, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах, влияние назначенного наказания на их исправление.

Вместе с тем, суд необоснованно признал в качестве отягчающего Индоиту обстоятельства, что он ранее судим.

Данное обстоятельство не входит в перечень обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, поэтому указание о наличии у Индоиту этого отягчающего обстоятельства подлежит исключению из приговора.

Однако вносимое изменение не уменьшает степень общественной опасности совершенных этим осужденным преступлений, поэтому оснований для смягчения ему наказания судебная коллегия не усматривает.

Оснований для признания назначенного и остальным осужденным наказания несправедливым, не имеется.

Оснований для назначения наказания с учетом требований ст. 73 УК РФ, за исключением осужденного Шишкира, суд обоснованно не усмотрел.

Вид исправительного учреждения осужденным определен правильно.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, ст. 378 и ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Санкт - Петербургского городского суда от 24 декабря 2008 года в отношении Индоиту Г П изменить. Исключить указание о признании отягчающим Индоиту обстоятельством то, что он ранее судим.

В остальной части этот приговор в отношении Индоиту Г.П., а также Бурылева А Ю , Павлова Н А , Гаврилова П Н , Гнутова А В , Смекалова Д Ю , Холопова В В оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвокатов Каграманяна Д.С, Романовой Е.Г., Петрова А.А., Трутнева С.А., Черемчука Р.Н. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 78-О09-29

УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 174. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем
УК РФ Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков
УК РФ Статья 330. Самоуправство
УК РФ Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 74. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу

Загрузка
Наверх