Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 78-О10-117СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 7 октября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пелевин Николай Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 78-О10-117СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 7 октября 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пелевина Н.П.,
судей Хомицкой Т.П. и Скрябина К.Е.,
при секретаре Кошкиной А.М.

рассмотрела в судебном заседании от 7 октября 2010 года кассационные жалобы адвокатов Белинской М.А., Афанасьева А.Я., Черемчука Р.Н. на приговор суда с участием присяжных заседателей Санкт-Петербургского городского суда от 29 апреля 2010 года, которым БУРЫКИН В В 2 - осуждён: по ст.209 ч.1 УК РФ (в редакции от 19 июня 2001 года) к 10 годам лишения свободы; по ст. 105 ч.2 п.п. «з», «к» УК РФ к 14 годам лишения свободы, и на основании ст.69 ч.З У РФ путём частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснения адвоката Белинской М.А., поддержавшей кассационные жалобы по изложенным в них доводам, представителя потерпевших адвоката Улюкиной Л.В., возражавшей против удовлетворения кассационных жалоб, мнение прокурора 2 Козусевой Н.А., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, считая его законным и обоснованным, а кассационные жалобы адвокатов - без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей от 21 апреля 2010 года Бурыкин ВВ. признан виновным в том, что явился одним из создателей и руководителей не позднее 30 сентября 2001 года в г.

устойчивой группы лиц, имевшей на вооружении огнестрельное оружие - пистолет и не менее патронов к нему, в целях нападения на граждан; он же разработал план убийства с использованием указанного пистолета и поручил его исполнение одному из членов группы, после чего . 30 сентября 2001 года был убит.

Преступления совершены при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Белинская М.А. указывает, то приговор является незаконным и необоснованным, постановленным с нарушениями норм уголовного и уголовно-процессуального закона. Во время судебного разбирательства Бурыкин ВВ. последовательно отрицал свою причастность к организации убийства Е . со ссылкой на алиби, так как в это время находился за пределами . С учётом этого при формировании вопросного листа сторона защиты внесла предложение о постановке вопроса об алиби, как обстоятельства, исключающего ответственность Бурыкина за содеянное. Однако в нарушение требований ч.2 ст.338 УПК РФ председательствующий безмотивно отверг её предложения и не включил поставленные ею вопросы в вопросный лист, существенно ограничив её в реализации законных прав по защите осуждённого.

Были допущены и другие существенные ограничения прав стороны защиты по предоставлению присяжным заседателям доказательств, опровергающих доказательства стороны обвинения. Председательствующим необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства защиты об оглашении перед присяжными заседателями заключения судебно-медицинского эксперта в отношении потерпевшей Е по тем мотивам, что эпизод покушения на её убийство Бурыкину не инкриминируется, тогда как она является единственным очевидцем убийства и ранения получила именно в тот момент. При допросе потерпевшей Е .

председательствующий в то же время разъяснил присяжным заседателям принимать во внимание только те сведения в её показаниях, которые относятся к убийству , а в напутственном слове не делал никаких пояснений относительно показаний потерпевшей, в частности, по обстоятельствам получения ею телесных повреждений. В связи с этим в жалобе сделан вывод, что стороной обвинения при поддержке судьи до присяжных заседателей были доведены недопустимые сведения, которые учитывались ими при вынесении 3 вердикта, что является нарушением принципов равенства прав сторон в процессе и состязательности. Так, стороной обвинения с участием присяжных заседателей исследовались обстоятельства вымогательства денег у К , как причина конфликта, приведшего к убийству хотя эти обстоятельства в вину Бурыкину В.В. не вменялись и в нарушение ст.252 УПК РФ находились за рамками судебного разбирательства, и их исследование могло негативно повлиять на убеждения присяжных заседателей.

Председательствующий не сделала никаких разъяснений присяжным заседателям, в том числе, и в напутственном слове, не принимать эти обстоятельства во внимание при вынесении вердикта.

При допросах ряда свидетелей стороны обвинения неоднократно упоминалось о наличии у Бурыкина ВВ. пистолета «ТТ», который он постоянно имел при себе и использовал в преступной деятельности, но каких- либо разъяснений председательствующим по этому вопросу не было сделано вообще, хотя наличие пистолета «ТТ» на вооружении банды либо лично Бурыкина ему в вину не вменялось и было способно вызвать у присяжных заседателей предубеждение к нему. Стороной обвинения исследовались обстоятельства смерти Ве и А при допросе ряда свидетелей, а председательствующим данные вопросы не снимались и присяжным заседателям не делалось никаких разъяснений не принимать их во внимание, поскольку они выходили за рамки предъявленного Бурыкину обвинения.

Сторона защиты председательствующим была поставлена в явно неравное положение со стороной обвинения. Вопреки требованиям ч.ч.7 и 8 ст.335 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей постоянно исследовались данные о материальном и имущественном положении Бурыкина, что не было связано с характером предъявленного ему обвинения, на что председательствующим также не делалось никаких замечаний, что также было способно повлиять на объективность присяжных заседателей при вынесении вердикта. При допросе свидетелей обвинения Б . и П осуждённых за соучастие с Бурыкиным В.В. в убийстве Еф приговором , в присутствии присяжных заседателей им была разъяснена ответственность за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний, несмотря на возражение защиты ввиду незаконности такого разъяснения, а в напутственном слове председательствующий судья отметила, что Б и П в силу ст.51 Конституции РФ вправе не давать показаний о своём участии в инкриминируемых Бурыкину деяний, поскольку настоящее дело в отношении них не рассматривается, при этом не разъяснила, что они не несут ответственности за дачу ложных показаний по всему объёму обвинения в отношении Бурыкина, введя в заблуждение присяжных заседателей относительно процессуальных обязанностей данных свидетелей и достоверности их показаний, что могло повлиять на их оценку при вынесении вердикта, так как названные доказательства фактически являются недопустимыми. В ходе судебного разбирательства ряд свидетелей имели одинаковый статус ранее осуждённых за преступления, вменённые в вину 4 Бурыкину, однако Б и П в зал судебного заседания доставлялись не сотрудниками конвойной службы, а оперативными сотрудниками милиции, без применения к ним спецсредств и охраны в зале судебного заседания, тогда как свидетель Ч доставлялся в суд конвойной службой в наручниках и содержался в , что подчёркивало присяжным заседателям их неравноправное положение и различную степень общественной опасности, определяющие разный подход присяжных заседателей к оценке достоверности их показаний. Возражения на это стороны защиты председательствующим не приняты во внимание в нарушение требований ч.ч. 1 и 4 ст. 15 УПК РФ. Также указывает в жалобе, что стороне защиты из средств массовой информации стало известно о слежке за присяжным заседателем П неизвестными лицами, и по его заявлению было возбуждено уголовное дело по ст.294 ч.1 УК РФ. Сам присяжный заседатель об этом факте суду не заявил, а ходатайство защиты об отстранении его от дальнейшего участия в рассмотрении дела в связи с утратой им объективности постановлением суда от 1 марта 2010 г. было оставлено без удовлетворения за неустановлением фактов давления на присяжного заседателя и отсутствия связи инцидента с рассмотрением настоящего дела, что считает незаконным и необоснованным, так как инициатива возбуждения уголовного дела исходила от самого присяжного заседателя, утверждение которого о сохранении им объективности при рассмотрении данного дела значения не имеет.

Считает, что в ходе судебного разбирательства лица, проводившие предварительное следствие по настоящему делу и осуществлявшие оперативное сопровождение судебного процесса по нему, неправомерно создавали стороне защиты препятствия в реализации процессуальных прав, а председательствующим не принято никаких мер по пресечению таких действий. При этом ссылается, что после возбуждения уголовного дела по заявлению присяжного заседателя П было произведено ряд обысков у лиц, которых сторона защиты намеревалась допросить в качестве свидетелей защиты Бурыкина, в связи с чем эти лица отказались явиться в судебное заседание из-за болезни их преследования в будущем, то лишило сторону защиты опровергнуть доказательствами версию стороны обвинения. В связи с похищением защитника Бурыкина адвоката Л и регистрацией данного факта в РУВД стороной защиты было сделано в суде официальное заявление, по которому судья не приняла никаких мер по установлению связи данного факта с настоящим уголовным делом, материал по нему не истребовался и в судебном заседании не исследовался. Одновременно в жалобе указывается на проведение не имеющего отношения к нему Бурыкина, однако Бурыкиным , однако судьёй по её ходатайству не было принято никаких мер по действиям сотрудников правоохранительных органов, что 5 лишило её полноценной защиты Бурыкина на завершающей стадии процесса, нарушило адвокатскую тайну и процессуальные права, гарантированные нормами международного права. Нарушения закона были допущены судом и в стадии обсуждения последствий вердикта присяжных заседателей и постановления приговора. Полагает, что согласно вердикту Бурыкин предпринимал меры к оснащению членов банды огнестрельным оружием и боеприпасами, что предполагает наличие в его действиях преступления, предусмотренного ст.222 УК РФ, однако данного обвинения ему не предъявлялось, поскольку органы следствия не усмотрели в его действиях данного состава преступления. При таких обстоятельствах не имелось основания и для привлечения его к уголовной ответственности по ст.209 ч.1 УК РФ, поскольку вооружённость банды его умыслом не охватывалась. При квалификации содеянного в случае установления реабилитирующих оснований суд не связан с вердиктом присяжных заседателей и должен был сделать вывод об отсутствии в действиях Бурыкина состава преступления, предусмотренного ст.209 ч.1 УК РФ, что не было сделано. Кроме того, при осуждении Б и П а приговором г., кроме них, нет данных об участии в подготовке убийства Е других лиц, точно определено количество участников данного преступления, и в силу ст.90 УПК РФ осуждение Бурыкина за это преступление противоречило названному приговору, имеющему преюдициальное значение для решения по настоящему делу. Просит приговор в отношении Бурыкина В.В. отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

В кассационной жалобе адвокат Афанасьев А.Я. считает приговор незаконным и необоснованным, постановленным с нарушениями норм уголовно-процессуального закона. Полагает, что обвинительный вердикт присяжных заседателей вынесен в отношении лица, невиновного в совершении инкриминируемых ему преступлений. По его мнению, событие преступления, предусмотренного ст.209 ч.1 УК РФ, не установлено, и Бурыкин за него осуждён необоснованно. Согласно обвинительному заключению, созданная Бурыкиным и Б организованная преступная группа трансформировалась в банду после того, как они предприняли меры для оснащения её членов огнестрельным оружием, а затем и взрывными устройствами. При формировании вопросов для коллегии присяжных заседателей не был поставлен вопрос о происхождении пистолета «Браунинг» и патронов к нему и какова роль Бурыкина в оснащении членов группы конкретным видом оружия, чем допущено нарушение председательствующим положений ст.252 УПК РФ, повлекшем нарушение права осуждённого на защиту. Кроме того, такая постановка вопроса не соответствует обвинению в этом преступлении других лиц, осуждённых по приговору которым по ст.222 ч.З УК РФ был осужден только один Ч , а это, по его мнению, свидетельствует о непричастности к оружию других членов группы, в том числе, и Бурыкина. Председательствующим было отказано в постановке в вопросном листе вопроса о вооружённости организованной Бурыкиным 6 группы, разрешение которого исключило бы его ответственность по ст.209 УК РФ, и судья был не вправе согласно ст.338 ч.2 УПК РФ отказать ему в постановке данного вопроса.

Полагает, что для председательствующего, независимо от вердикта присяжных заседателей, приговор от 2 октября 2006 г. согласно ст.90 УПК РФ имел преюдициальное значение и по своему содержанию исключал возможность осуждения Бурыкина по ст.209 ч.1 УК РФ за неустановлением события данного преступления и давал основание для постановления оправдательного приговора. Также считает недоказанным участие Бурыкина в убийстве Е 30 сентября 2001 г., за которое вынесенным ранее приговором осуждены другие лица без указания на причастность к этому Бурыкина, в этой части данный приговор по настоящему делу также имеет преюдициальное значение, при этом представленные стороной обвинения доказательства причастности Бурыкина к убийству Е полностью являются предположениями стороны обвинения, не подтверждёнными объективными данными, что свидетельствует о их недопустимости. В ходе судебного разбирательства председательствующим судьёй были грубо нарушены права осуждённого на защиту, защитнику было запрещено довести до сведения присяжных заседателей заключение судебно-медицинского эксперта в отношении потерпевшей Е которое опровергает её показания об обстоятельствах причинения огнестрельных ранений ей и Е ., что могло существенно повлиять на их позицию при вынесении вердикта, который ими вынесен в отношении невиновного лица. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания.

В кассационной жалобе адвокат Черемчук Р.Н. указывает, что в судебном заседании судьёй систематически нарушились принципы состязательности и равенства сторон с явным предпочтением стороны обвинения, которая при допросе свидетелей пыталась показать Бурыкина с негативной стороны, выясняла его причастность к другим преступлениям, что не могло не повлиять на объективность и беспристрастность присяжных заседателей, а судьёй такие вопросы не снимались, а присяжным заседателям не всегда разъяснялось, что они не должны ответы на них принимать во внимание. При этом в жалобе подробно приводятся примеры и факты в подтверждение указанных выше доводов и делается вывод о нарушении судьей требований ч.7 ст.335 УПК РФ.

Одновременно считает, что вопросы стороны обвинения и показания свидетеля Н вышли за рамки пределов исследования обстоятельств с участием присяжных заседателей с целью дискредитировать сторону защиты и вызвать к ней негативное отношение у них. Этому также способствовали и средства массовой информации, распространявшие компрометирующие Бурыкина сведения, в том числе, по факту которое связывали с рассмотрением данного дела, как направленное на 7 срыв процесса, а судья не приняла никаких мер к опровержению данной информации, порочащей Бурыкина пред присяжными заседателями, которая дополнительно могла повлиять на их внутреннее убеждение о виновности осуждённого.

Кроме того, во время судебного разбирательства было возбуждено уголовное дело по факту слежки за одним из присяжных заседателей, а следившие лица были задержаны сотрудниками милиции. Данное обстоятельство было способно повлиять на объективность присяжного заседателя, но он об этом участникам процессе не сообщил, скрыв важную информацию о попытке воздействия на него, тем самым дал основание полагать о наличии у него заинтересованности в исходе дела, при этом не исключено, что об инциденте он сообщил другим присяжным заседателям, а судья поддержала его позицию, не сообщив о случившемся сторонам. В связи с указанным событием стороной защиты было заявлено ходатайство о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду возникших сомнений в их объективности и беспристрастности, которое необоснованно оставлено без удовлетворения.

Пристрастность присяжных заседателей подтверждается тем, что ими был вынесен единодушный вердикт о виновности Бурыкина при отсутствии каких-либо доказательств этого. Заявленный отвод судье ввиду её необъективности в процессе также не был удовлетворён. Несмотря на обязательный признак наличия банды - её вооружённость, Бурыкин по ст. 222 УК РФ не привлекался, что свидетельствует о его непричастности к незаконному обороту оружия и исключает его ответственность за бандитизм по ст. 209 УК РФ.

Одновременно указывает, что приговором виновными в убийстве Е а признаны другие лица, среди которых нет никого за рамками данного приговора, и согласно ст. 90 УПК РФ данный приговор к настоящему делу имеет преюдициальное значение, независимо от вердикта присяжных заседателей.

Просит вердикт присяжных заседателей и приговор суда в отношении Бурыкина В.В. отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания.

В возражениях на кассационные жалобы адвокатов государственный обвинитель Солодков В.В. и представитель потерпевших адвокат Улюкина Л.В. считают их необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката Белинской М.А. осуждённый Бурыкин ВВ., не оспаривая её доводов, считает её неполной, так как в ней не указаны причины заявления отвода судье Ту ., которая 8 противоправно оказывала давление на присяжных заседателей, давала оценку достоверности показаний свидетелей защиты, полагала, что он причастен , и была прямо заинтересована в обвинительном вердикте при полном отсутствии доказательств его виновности. Просит возражения приобщить к делу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Бурыкина В.В., основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Как видно из материалов дела, судебное разбирательство проведено в соответствии с общими правилами судопроизводства и особенностями производства в суде с участием присяжных заседателей.

Предварительное слушание и составление предварительного списка присяжных заседателей проведены с учётом требований ст.ст. 325, 326 УПК РФ, а подготовительная часть судебного заседания и формирование коллегии соответствует требованиям ст.ст. 327, 328 УПК РФ, при этом сторонам были разъяснены их процессуальные права, обеспечена возможность их реализации на основе принципов равенства сторон и состязательности.

Законность проведения данной стадии судебного разбирательства в кассационных жалобах не оспаривается, в связи с чем не имеется оснований говорить о тенденциозности сформированного состава коллегии присяжных заседателей.

Доказательства по делу исследованы полно, всесторонне и объективно, на основе принципа состязательности и равенства прав сторон.

Доводы адвоката Белинской М.А. в жалобе о том, что председательствующий судья существенно ограничил право стороны защиты на предоставление доказательств в опровержение позиции стороны обвинения, опровергаются протоколом судебного заседания.

При допросе потерпевшей Е которой были причинены телесные повреждения в момент убийства Е . судом обоснованно было доведено до сведения присяжных заседателей не принимать во внимание её показания в части причинения ей телесных повреждений, поскольку данное преступление в виду Бурыкину не вменялось, а за него, как за эксцесс исполнителя, ранее был осуждён Ч и действия председательствующего основаны на законе.

По этим же основаниям обоснованно было отказано в исследовании заключения судебно-медицинского эксперта в характере причинённых 9 Е телесных повреждений, как не имеющих отношения к обвинению Бурыкина В.В. Ссылка в жалобе на то, что присяжные заседатели при исследовании показаний потерпевшей Е были лишены возможности дать оценку достоверности данного доказательства, не может свидетельствовать о нарушении закона, поскольку в данном случае вопрос стоит не о достоверности, а о допустимости доказательства, оценка которой не относится к компетенции присяжных заседателей, что свидетельствует о несостоятельности данных доводов жалобы.

Доводы кассационных жалоб об исследовании в присутствии присяжных заседателей обстоятельств, не подлежащих исследованию с их участием, являются необоснованными и не соответствующими протоколу судебного заседания.

Государственным обвинителем при допросе потерпевших Е и Е была попытка задать им наводящие вопросы, на что ему председательствующим было сделано замечание, и обстоятельства, выходящие за рамки предъявленного Бурыкину обвинения, не исследовались, в связи с чем несостоятельным является довод жалоб о нарушении судом требований ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства.

Кроме того, по данному вопросу в ходе судебного заседания со стороны защиты каких-либо замечаний и возражений не поступило.

Не имеется нарушения ст. 252 УПК РФ и при исследовании данных о наличии у Бурыкина вида огнестрельного оружия, на что указано в жалобе адвоката, та как пистолет «ТТ» в показаниях свидетелей назван не в связи с убийством Е а в связи с созданием банды в пределах предъявленного Бурыкину обвинения, а доводы жалобы в этой части о том, что исследование данных обстоятельств могло вызвать предубеждение присяжных заседателей в отношении Бурыкина, является лишь предположением адвоката, не дающим оснований подвергать сомнению объективность присяжных заседателей.

Доводы жалобы адвоката о том, что в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей исследовались обстоятельства смерти В и А Бурыкину в вину не вменялось, связано не с конкретными действиями осуждённого, а с его действиями по руководству бандой, и содержание показаний перечисленных в жалобе свидетелей не свидетельствует об исследовании обстоятельств, не относящихся к обвинению Бурыкина, и нарушении ст. 252 УПК РФ. 10 Не соответствуют протоколу судебного заседания и доводы кассационной жалобе адвоката Белинской М.А. об исследовании в присутствии присяжных заседателей данных о личности Бурыкина В.В. и его материальном и имущественном положении, поэтому судебная коллегия не находит оснований для обсуждения законности действий суда по данному вопросу.

Допустимость показаний Б . и П при их допросе в судебном заседании судом проверена в установленном законом порядке, и доводы кассационных жалоб о том, что не предупреждались об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, касаются их процессуальных обязанностей, а не достоверности их показаний, подлежащих оценке присяжными заседателями, что для решения вопроса о доказанности вины Бурыкина значения не имеет, при этом доводы кассационных жалоб относительно достоверности показаний названных лиц носят предположительный характер, не влияющий на выводы суда.

Вопреки доводам жалоб, судом обоснованно не сделано для присяжных заседателей каких-либо замечаний о допустимости показаний Б . и П Доводы кассационной жалобы адвоката Белинской М.А. в жалобе о том, что способ доставления в судебное заседание свидетелей Б , П и Ч , которые были ранее осуждены за преступления, связанные с настоящим делом, мог повлиять на объективность присяжных заседателей, правового значения по делу не имеют, так как являются выходящими за правила судопроизводства по настоящему делу, не влияющими на процедуру исследования доказательств по нему.

Необоснованными являются и доводы кассационных жалоб об отстранении от дальнейшего участия в рассмотрении дела присяжного заседателя П . ввиду Как видно из материалов дела, о данном факте П . узнал из средств массовой информации и сообщил в правоохранительные органы, при этом в судебном заседании подтвердил, что данный факт не повлияет на его объективность при вынесении вердикта, в связи с чем вопрос об оставлении данного присяжного заседателя в составе колегии был мотивированно разрешен постановлением суда от 1 марта 2010 года, законность и обоснованность которого сомнений не вызывает.

Каких-либо данных, которые могли бы свидетельствовать о необъективности данного присяжного заседателя, в жалобах не приведено, и оснований, препятствующих его участию в составе коллегии присяжных заседателей судебная коллегия не находит. 11 Не нашло официального подтверждения и то обстоятельство, что лица, проводившие оперативное сопровождение судебного процесса и осуществлявшие предварительное расследование по делу, создавали препятствие стороне защиты для осуществления своих процессуальных прав, на что указано в жалобе адвоката Белинской М.А., при этом обоснованность данных доводов стороны защиты в судебном заседании проверялась и нашла мотивированное разрешение.

Ссылка в жалобе на факт, якобы, имевшего место похищения адвоката Л в настоящем судебном заседании не исследовался, отношения к делу не имеет, и в жалобе не указано, как он мог повлиять на объективность присяжных заседателей при вынесении вердикта в отношении Бурыкина В.В. Аналогичным образом не может влиять на законность рассмотрения данного дела и ссылка адвоката Б на что не имеет никакого отношения к доказанности вины Бурыкина в инкриминируемом ему деянии, и не могло повлиять на решение присяжных заседателей о его виновности. Ссылки в жалобах на допустимость доказательств и недоказанность предъявленному Бурыкину обвинения не могут быть приняты во внимание, поскольку данные вопросы относятся к вердикту присяжных заседателей, не подлежащему обжалованию, о чем участникам процесса было разъяснено в установленном законом порядке.

Тот факт, что действия Бурыкина не были дополнительно квалифицированы по ст.222 УК РФ, не влияют на правовую оценку его действий за преступления, признанные доказанными согласно вердикту коллегии присяжных заседателей.

Приговор , которым в убийстве Е . были признаны Б . и П без причастности к этому других лиц, не препятствует осуждению Бурыкина В.В. за совершенные им деяния по настоящему приговору. Кроме того, приговор а в данном судебном заседании не исследовался, и стороны об этом не ходатайствовали.

Вопросный лист составлен в соответствии с требованиями ст.339 УПК РФ, с учетом мнения сторон и правом председательствующего на окончательное формулирование вопросов, по поводу чего замечаний от сторон не наступило. Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, в соответствии с поставленными вопросами и требованиями ст.252 УПК РФ. 12 Возвращение присяжных заседателей в совещательную комнату для устранения недостатков вопросного листа основано на требованиях закона и не может свидетельствовать об оказании на них давления председательствующим.

Напутственное слово, вопреки доводам кассационных жалоб, согласуется с требованиями ст.340 УПК РФ и не могло сориентировать присяжных заседателей на вынесение необъективного вердикта.

Каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона по делу не имеется, юридическая квалификация действий Бурыкина по ст.ст.209 ч.1, 105 ч.2 п.п. «з, к» УК РФ соответствует вердикту присяжных заседателей.

Наказание Бурыкину соответствует требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ и не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб по изложенным в них доводам, а также для снижения Бурыкину наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор суда с участием присяжных заседателей Санкт-Петербургского городского суда от 29 апреля 2010 года в отношении Бурыкина В В оставить без изменения, а кассационные жалобы адвокатов Белинской М.А., Афанасьева А.Я. и Черемчука Р.Н. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 78-О10-117СП

УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 294. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 90. Преюдиция
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 325. Особенности проведения предварительного слушания
УПК РФ Статья 326. Составление предварительного списка присяжных заседателей
УПК РФ Статья 327. Подготовительная часть судебного заседания
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания

Производство по делу

Загрузка
Наверх