Дело № 78-О11-69

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 июля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалумов Михаил Славович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №78-О11-69

от 21 июля 2011 года

 

председательствующего Ворожцова С.А., судей Хомицкой Т.П. и Шалумова М.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Рыжкова Е.С. и его защитников Войтенко И.Е., Кашкаровой Г.О. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 11 мая 2011 года, которым

Рыжков [скрыто]

[скрыто] не судимый,

осужден:

по ч. 5 ст. 33, пп. «а», «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. от 27.12.2009) к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

ч. 1 ст. 105 УК РФ (в ред. от 27.12.2009) к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

На основании чч. 3, 4 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения основных и дополнительных наказаний назначено окончательное наказание

17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

Срок наказания постановлено исчислять с 6 марта 2010 г.

Заслушав доклад судьи Шалумова М.С., объяснения осужденного Рыжкова Е.С. в режиме видеоконференцсвязи, и его защитника Войтенко И.Е., поддержавших кассационные жалобы, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Рыжков Е.С. признан виновным в пособничестве в убийстве своих детей [скрыто] г. рождения, и [скрыто]

[скрыто] г. рождения, то есть в содействии другому лицу в

умышленном причинении смерти двум лицам, малолетним, заведомо для виновного находящимся в беспомощном состоянии, и в убийстве [скрыто]

Преступления совершены им в ночь с 5 на 6 марта 2010 г. в городе ( при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Рыжков Е.С, не оспаривая вину в убийстве Р I, высказывает несогласие с приговором в части его

осуждения за пособничество в убийстве детей, ссылаясь на то, что инъекции детям с целью лишения их жизни производила [скрыто], он своего согласия

на данные действия жене не давал и не воспринимал высказанные ею намерения убить детей как реальные, полагая, что она лишь пугает его. Поэтому вывод суда о том, что он был заранее осведомлен о намерении другого лица совершить убийство, желал помочь другому лицу и содействовал убийству, является, по мнению осужденного, необоснованным. Приготовленная им и переданная [скрыто] смесь имела низкое содержание наркотиков и не могла послужить причиной смерти детей. Полагает, что Рыжкова сама что-то добавила в смесь.

Первоначальные показания от 6 и 12 марта 2010 г., на которые ссылается суд, не могут, по мнению осужденного, быть признаны достоверными доказательствами, поскольку он давал их в отсутствие адвоката под психологическим давлением и под воздействием опиатов, находясь в состоянии физиологического истощения в связи с обострением туберкулеза. Об этом свидетельствуют показания [скрыто] в судебном

заседании, не подтвердившей показания на предварительном следствии о том, что подсудимый, придя в себя, рассказал ей о своих действиях, и показания [скрыто] опровергающие утверждение [скрыто] о том,

что подсудимый находился в сознании и давал пояснения, а также показания

настаивавшей на его повторном психиатрическом

освидетельствовании. В приговоре показания ряда свидетелей изложены неполно либо неверно.

Также указывает в жалобе, что обнаруженные на месте происшествия в комнате детей шприц и стакан не исследовались. Судом не дана оценка тому, что в вещественных доказательствах присутствуют 13 шприцев, тогда как им использовано только 5.

При назначении наказания суд не учел наличие у него ряда опасных для жизни хронических заболеваний, что подразумевало, по его мнению, применение ст. 64 УК РФ.

С учетом приведенных доводов просит изменить приговор, в части осуждения по ч. 5 ст. 33, пп. «а», «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ его оправдать, а наказание по ч. 1 ст. 105 УК РФ смягчить.

В кассационной жалобе защитник Войтенко И.Е. приводит аналогичные доводы о недоказанности пособничества Рыжкова убийству детей, ссылаясь на недостоверность первоначальных пояснений и показаний Рыжкова, находившегося в состоянии острого отравления опиатами, и о чрезмерной строгости наказания Рыжкова по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Кроме того, полагает, что действия, за которые осужден Рыжков, не могут квалифицироваться как пособничество в убийстве, так как Рыжков отказался сам убивать детей и таким образом имел место его добровольный отказ от совершения убийства. То, что Рыжков не предпринял мер по предотвращению преступления со стороны своей жены, не может расцениваться как пособничество в убийстве.

Также защитник оспаривает в жалобе допустимость доказательств -ряда заключений экспертиз (химической, почерковедческой, дактилоскопической), с которыми сторона защиты знакомилась одновременно с постановлениями об их назначении, и по этой причине была лишена возможности ставить перед экспертами вопросы в защиту подсудимого.

На этом основании просит приговор в части осуждения Рыжкова по ч. 5 ст. 33, пп. «а», «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ отменить, наказание по ч. 1 ст. 105 УК РФ смягчить.

В кассационной жалобе защитник Кашкарова Г.О. ссылается на то, что Рыжков, страдающий рядом заболеваний, в том числе наркоманией, и, будучи слабохарактерным и физически истощенным, находился в материальной и психологической зависимости от [скрыто] поэтому не

смог противостоять и возражать требованиям жены совершить действия, направленные на лишение жизни детей и своей. В этой связи полагает, что при назначении Рыжкову наказания в качестве смягчающих обстоятельств не были учтены стечение тяжелых жизненных обстоятельств, а также психическое принуждение со стороны жены, и поэтому просит Судебную коллегию с учетом данных обстоятельств снизить наказание Рыжкову.

В возражениях на кассационные жалобы государственные обвинители Ярыжко А.Н., Лихачев Ю.М. и потерпевший [скрыто] указывают на

несостоятельность приведенных в них доводов и просят оставить их без удовлетворения.

Изучив уголовное дело, проверив и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым, а кассационные жалобы осужденного и его защитников не подлежащими удовлетворению.

В судебном заседании Рыжков свою вину в предъявленном обвинении признал частично, а именно в убийстве [скрыто] в остальной части не

признал. Не отрицал, что согласился с предложением жены [скрыто] вместе

уйти из жизни, и что при этом она не хотела оставлять в живых детей. По просьбе [скрыто] из приобретенного ею героина приготовил наркотический

раствор, которым заполнил в различных пропорциях 4 шприца - для себя, жены, и детей, после чего жена сделала инъекции детям, он сделал инъекцию жене, отчего та уснула, потом сделал инъекцию себе и тоже уснул. Полагает, что от приготовленного им раствора жена и дети умереть не могли, а их смерть наступила от дополнительных лекарственных средств, которые его жена приняла сама и дала детям. Жене ничем в убийстве детей не помогал, но и не препятствовал, так как сам тоже собирался покончить жизнь самоубийством.

Несмотря на занятую подсудимым позицию, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Рыжкова в совершении обоих инкриминированных им преступлений, который подтверждается достаточной совокупностью достоверных и допустимых доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании с участием сторон, и подробно изложенных в приговоре.

В частности, на допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого, и в ходе проверки показаний на месте преступления, Рыжков в присутствии адвоката пояснял, что он согласился с предложением жены вместе уйти из жизни и не оставлять в живых детей, для чего они решили, что все должны умереть от передозировки героина. В ночь с 5 на 6 марта 2010 г. купили с женой шприцы, вернувшись домой, уложили детей спать, вместе составили предсмертную записку. Затем из имевшегося у жены героина в количестве 10 или 12 г он приготовил раствор, взяв для себя 5 г наркотика, для жены 2,5 г, оставшуюся часть разделил для приготовления раствора для детей, разлил все в шприцы, но жене сказал, что не сможет сам убить детей. Тогда она взяла шприцы и ушла в комнату к детям, после ее возвращения они зашли в комнату к детям, те были уже мертвы. После этого он сделал инъекцию

раствора жене, и она умерла. Когда вводил раствор себе, то потерял сознание.

Суд, сопоставив сообщенные Рыжковым на предварительном следствии сведения с другими материалами дела, обоснованно признал их достоверными доказательствами и положил в основу приговора, поскольку они соответствуют другим доказательствам:

показаниям свидетелей [скрыто] и [скрыто] которые

беседовали с осужденным сразу после случившегося, Рыжков был в сознании и рассказал им, что они с женой решили уйти из жизни и детей никому не оставлять, для чего он приготовил раствор героина и наполнил шприцы, жена сделала инъекции с большими дозами героина детям, а он сделал инъекции жене и себе;

аналогичным показаниям свидетелей [скрыто] и [скрыто]

[скрыто]., беседовавших с осужденным на следующий день в больнице, при этом свидетели пояснили, что Рыжков вел себя адекватно и спокойно рассказывал подробности совершенных им преступлений;

показаниям свидетеля [скрыто] о том, что следы инъекции были

у [скрыто] на правой руке, сама она могла бы уколоть себя в правую руку,

только если была бы левшой;

заключению и показаниям эксперта [скрыто] согласно

которым ориентировочная доза наркотического вещества у [скрыто]

составила 5,6 г, у [скрыто] 4,69 г, у [скрыто] - 4,93 г,

соответственно, концентрация героина в крови у потерпевших составила 1,59 мл/л, 1,34 и 1,41 мл/л при смертельной концентрации 0,3 мл/л;

показаниям свидетелей [скрыто] протоколам

осмотров места происшествия и вещественных доказательств, иных следственных действий, заключениям судебно-медицинских и иных экспертиз, а также другим приведенным в приговоре доказательствам.

Все доказательства надлежащим образом проверены и оценены судом.

Доводы Рыжкова о том, что первоначальные пояснения вышеуказанным свидетелям и признательные показания следствию он давал, находясь в неадекватном состоянии вследствие отравления опиатами, в отсутствие адвоката и под психологическим давлением сотрудников правоохранительных органов, тщательно проверялись в ходе судебного разбирательства, в том числе по поручению суда проводилась доследственная проверка в отношении следователей, однако своего объективного подтверждения эти доводы не нашли.

Суд подробно отразил в приговоре результаты проверки доводов Рыжкова, привел мотивы, по которым он принял вышеперечисленные доказательства в качестве допустимых и достоверных, и критически отнесся к показаниям подсудимого в свою защиту.

Судебная коллегия также не находит оснований для признания

сведений, сообщенных Рыжковым на предварительном следствии,

недостоверными и недопустимыми доказательствами, и полагает приведенные судом мотивы убедительными.

Вопреки доводам стороны защиты, показания свидетеля [скрыто] не содержат существенных противоречий с показаниями [скрыто] 1, поскольку именно она как фельдшер оказывала Рыжкову первую медицинскую помощь, и во время сопровождения в медицинское учреждение беседовала с ним о случившемся, на что [скрыто] как врач мог не обратить внимания.

Как следует из показаний [скрыто] ее рекомендация провести

повторное консультирование Рыжкова врачом-психиатром никак не связана с оценкой способностей Рыжкова правильно воспринимать события и давать о них показания, так как была обусловлена необходимостью дальнейшего лечения Рыжкова как наркозависимого лица.

Замечания на протокол судебного заседания сторонами не приносились, поэтому доводы Рыжкова о неправильном отражении в протоколе сведений, сообщенных свидетелями, не могут быть приняты во внимание.

В соответствии с принципом состязательности сторон судом исследовались те доказательства обвинения, которые представлены органами предварительного следствия и государственными обвинителями. Согласно оглашенным в судебном заседании протоколам осмотров места происшествия и вещественных доказательств, и заключениям экспертиз, на месте происшествия в числе других предметов были обнаружены 15 шприцев (13 использованных и 2 неиспользованных) и флакон, которые подверглись экспертным исследованиям. Ходатайств об изъятии дополнительных вещественных доказательств и о проведении дополнительных экспертиз Рыжков и его защитник в ходе и по окончании предварительного и судебного следствия не заявляли.

Оспаривая допустимость ряда заключений экспертиз, защитник Войтенко И.Е. не привел какие-либо нарушения при производстве экспертиз. Судебная коллегия не усматривает существенных нарушений процессуальных прав обвиняемого и при одновременном ознакомлении обвиняемого Рыжкова и его защитника с постановлениями и заключениями о производстве экспертиз на предварительном следствии, так как в этом случае они также не были лишены возможности заявлять различные ходатайства, в том числе о постановке перед экспертами дополнительных вопросов, однако согласно протоколам, таких ходатайств от них не поступало (т. 2 л.д. 33-34, 47-55, 58-67, 91-92, т. 4 л.д. 171-180 и др.).

Судебная коллегия полагает, что все принятые судом решения по оценке доказательств основаны на законе и материалах дела.

Квалификация действий осужденного является правильной, основанной на исследованных в судебном заседании доказательствах и установленных судом фактических обстоятельствах дела, и по эпизоду лишения жизни [скрыто] им не оспаривается.

По эпизоду убийства детей суд, проанализировав в приговоре доказательства, подтверждающие осведомленность Рыжкова о реальном намерении [скрыто] умертвить детей и его желание помочь ей в

достижении этого намерения, правильно исходил из того, что Рыжков участвовал в приобретении шприцев, приготовил раствор героина, наполнил им шприцы для инъекций детям и передал их [скрыто] зная о том, что она

собирается с помощью этих инъекций лишить детей жизни и именно с этой целью направилась к ним в комнату, тем самым содействовал исполнителю убийства малолетних [скрыто] и [скрыто]

предоставлением средств и орудий совершения преступления, сознавая количество потерпевших и их беспомощное состояние.

Каких-либо оснований для изменения квалификации действий осужденного либо их оценки как добровольного отказа от совершения преступления не имеется.

В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства. Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов подсудимому и его защитнику в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Наказание Рыжкову как за каждое преступление, так и по их совокупности назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела, и сведений о его личности, в том числе с учетом перечисленных в приговоре смягчающих обстоятельств, оно полностью отвечает требованиям ст.ст. 6, 60, 69 УК РФ, и потому является справедливым. Основания для признания смягчающими иных обстоятельств отсутствуют.

В этой связи доводы стороны защиты о суровости назначенного наказания Судебная коллегия полагает необоснованными.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 11 мая 2011 года в отношении Рыжкова [скрыто] оставить без изменения, а

кассационные жалобы осужденного Рыжкова Е.С. и защитников Войтенко И.Е., Кашкаровой Г.О. - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 78-О11-69

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх