Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 3
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 78-О11-84

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 29 сентября 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 78-О11-84

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 29 сентября 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Старкова А.В.,
судей Ворожцова С.А. и Скрябина К.Е.,
при секретаре Кошкиной А.М.

рассмотрела в судебном заседании от 29 сентября 2011 года кассационную жалобу осужденного Арутюняна А.А. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 14 марта 2011 года, которым АРУТЮНЯН А А ранее не судимый, осужден по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. «а» УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Арутюняна А.А. в пользу Щ рублей и в пользу С рублей.

Арутюнян осужден за покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти, двух лиц - Щ и С Преступление совершено 4 октября 2009 года в при обстоятельствах, изложенных в приговоре. 2 Заслушав доклад судьи Старкова А.В., объяснения осужденного Арутюняна А.А. и адвоката Романюка К.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Кокориной Т.Ю., полагавшей кассационную жалобу оставить без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Арутюнян А.А. выражает несогласие с приговором, считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым. Не отрицая нанесения потерпевшим Щ и С ударов ножом в салоне маршрутного автобуса, утверждает, что умысла на их убийство он не имел, указанные его действия были вынужденными, направленными на самозащиту и защиту его девушки А от действий потерпевших, которые, находясь в тяжелой степени алкогольного опьянения, сначала оскорбили его, а затем начали избивать его и А Указывает также, что если бы он хотел убить потерпевших, то он мог нанести им удары ножом, когда вслед за ними выходил из автобуса и когда вышел из автобуса, однако он этого не сделал. Считает, что указанные выше его доводы подтверждаются показаниями свидетелей Н А А , Н и других, однако суд исказил их показания или дал им неверную правовую оценку, а сославшись в приговоре на показания свидетелей Д и Н о нанесении ударов С и на улице, суд не учел, что их показания в этой части являются противоречивыми и другими доказательствами не подтверждаются. Полагает, что его показания о том, в каком состоянии находились потерпевшие, а также о его психическом и эмоциональном состоянии, могли бы быть подтверждены в случае проведения в отношении него и потерпевшего Щ повторных психолого- психиатрических экспертиз в ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В », однако в удовлетворении ходатайств стороны защиты о проведении данных экспертиз судом было необоснованно отказано, при этом суд необоснованно не принял во внимание показания допрошенного в судебном заседании специалиста Б Считает, что факт избиения его и А потерпевшими подтверждается наличием у них многочисленных телесных повреждений, о чем пояснили в судебном заседании свидетели Г Л а также свидетели стороны защиты, однако суд необоснованно в нарушение требований ст. ст. 17, 88 УПК РФ признал их недостоверными. Обращает также внимание на то, что повреждения от клинка ножа на одежде потерпевших в протоколе осмотра её следователем не зафиксированы и были обнаружены лишь при повторном осмотре этой одежды в судебном заседании. Указывает, что предварительное следствие по делу проведено необъективно и предвзято, о чем, по его мнению, свидетельствуют показания А о том, что следователь не записывал достоверно её показания, не допросил свидетелей, которые могли подтвердить наличие у неё травмы на голове, а также решение суда о получении некоторых 3 доказательств с нарушением закона. Утверждает, что председательствующим в ходе судебного разбирательства также допущены нарушения уголовно- процессуального закона, которые выразились в унизительном отношении к участникам процесса со стороны защиты и подчеркнуто уважительном отношении к прокурору, в многократных переговорах председательствующего с прокурором наедине как в совещательной комнате, так и в зале судебного заседания, а также в не предоставлении стороне защиты возможности ознакомиться с протоколом судебного заседания. Кроме того считает, что указав в приговоре, что он совершил покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, потерпевших Щ и С суд в нарушение ст. 252 УПК РФ вышел за рамки предъявленного ему обвинения. Просит приговор в отношении него отменить и уголовное дело прекратить или направить на новое рассмотрение.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного Арутюняна А.А. государственный обвинитель Михайлова Е.Н., потерпевший Щ и представитель потерпевшего С просят оставить жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на неё, судебная коллегия находит выводы суда о доказанности вины Арутюняна в совершении указанного преступления правильными, основанными на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Приведенные в кассационной жалобе Арутюняна доводы об отсутствии у него умысла на убийство потерпевших Щ и С , а также о том, что в момент нанесения потерпевшим ударов ножом он находился в состоянии необходимой обороны и аффекта, судом проверялись и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку они опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, из показаний потерпевшего Щ на которые суд сослался в приговоре, как на одно из доказательств виновности Арутюняна в совершении указанного преступления, следует, что никаких оскорблений и угроз осужденному Арутюняну и его спутнице - А ни он, ни С не высказывали, нецензурной бранью не выражались, а лишь, увидев недовольство и опасения А когда С наклонился к запасной двери, он попросил Арутюняна не переживать, сказал ему, что все будет хорошо, а затем, видя, что Арутюнян разозлился, пытался словесно его успокоить. Однако Арутюнян неожиданно вскочил с места и сильно ударил кулаком в челюсть сначала его, а потом С . Они со С встали со своих сидений, С толкнул Арутюняна на сидение и стал придерживать его за плечи, а он пытался нанести Арутюняну удар кулаком, 4 однако не знает, попал или нет. Арутюнян пытался встать, при этом руки у него были свободными, и тут он почувствовал снизу удар ножом в живот, отпрянул в сторону, но почувствовал еще два удара ножом в грудь и живот. После этого он крикнул пассажирам, что у Арутюняна нож, маршрутное такси остановилось и пассажиры вышли из автобуса. Он тоже вышел на улицу, за ним вышел С и упал. Затем вышел Арутюнян и, увидев его (Щ ), что-то сказав, с ножом в руке направился к нему. Он побежал от него, Арутюнян последовал за ним, продолжая что-то кричать. После этого он упал и, оставаясь лежать, достал телефон и позвонил своим знакомым.

Приведенные выше показания потерпевшего Щипкова суд правильно признал достоверными, поскольку они полностью подтверждаются показаниями свидетелей Н А С и Д которые были очевидцами произошедшего и дали показания об обстоятельствах совершенного Арутюняном преступления, аналогичные показаниям потерпевшего Щ , и кроме того пояснили, что Арутюнян, выйдя из автобуса в ножом в руке, погнался сначала за Щ , но не догнал его, затем побежал за С догнал его и нанес ему еще удары ножом, а подойдя после этого к А как пояснили свидетели Н и Д , сказал ей, что убил его.

Кроме того, суд правильно указал в приговоре, что показания потерпевшего Щ и указанных выше свидетелей об обстоятельствах совершенного Арутюняном преступления согласуются с показаниями свидетелей Н З П С К П а также объективно подтверждаются: протоколами осмотра места происшествия; справками станции скорой медицинской помощи и Военно-медицинской академии; заключениями судебно-медицинских экспертиз и показаниями экспертов К и С не исключающими причинение обнаруженных у потерпевших Щ и С повреждений, которые по признаку опасности для жизни квалифицируются как тяжкий вред здоровью, при обстоятельствах, указанных в постановлениях о назначении экспертиз; протоколами осмотра вещественных доказательств; заключениями судебных криминалистических и биологических экспертиз; справками операторов и протоколами соединений между абонентами сотовой связи.

Указанные выше и другие исследованные в судебном заседании и приведенные в приговоре в обоснование виновности Арутюняна доказательства, вопреки доводам жалобы, получены с соблюдением требований УПК РФ, не усматривается из материалов дела и каких-либо данных, свидетельствующих о том, что потерпевший Щ и указанные выше свидетели в своих показаниях оговорили осужденного Арутюняна, поэтому 5 оснований для признания этих доказательств недостоверными и недопустимыми у суда не имелось.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами жалобы осужденного Арутюняна о том, что суд не дал оценки его показаниям и показаниям А которые, по его мнению, подтверждают его доводы о том, что удары ножом потерпевшим он наносил вынуждено, защищая себя и А от действий потерпевших, которые оскорбили и избили их, а также показаниям свидетелей В Б М А К Ю Ф подтвердивших в судебном заседании наличие у него и А телесных повреждений.

Как видно из материалов уголовного дела, приведенные выше доводы Арутюняна и показания указанных им свидетелей судом проверялись и получили надлежащую оценку. При этом суд правильно указал в приговоре, что приведенные выше доводы Арутюняна и показания свидетелей А ., В Б М А данные со слов осужденного Арутюняна, а также показания свидетелей К Ю Ф и других свидетелей, на которых осужденный ссылается в жалобе, являются неправдивыми и недостоверными, поскольку опровергаются полученными в ходе судебного разбирательства доказательствами, в том числе показаниями потерпевшего Щ свидетелей Н А Д и С которые непосредственно наблюдали за происходящим, как в салоне маршрутного такси, так и на остановке, и которые пояснили, что инициатором конфликта был именно Арутюнян, при этом Щ первым ударов осужденному не наносил, каких-либо телесных повреждений у Арутюняна и А кроме раны на руке А они не видели.

Кроме того, опровергая доводы осужденного Арутюняна, суд правильно сослался на заключение амбулаторной комплексной судебной психолого- психиатрической экспертизы, согласно которого Арутюнян в момент инкриминируемых ему деяний не находился в состоянии аффекта, а также на показания эксперта-психиатра К и эксперта-психолога С которые полностью подтвердили в судебном заседании выводы указанной экспертизы.

Показаниям допрошенного в судебном заседании по ходатайству стороны защиты в качестве специалиста Б давшего свою отрицательную оценку примененных экспертами тестов, суд также дал надлежащую оценку, правильно расценив их как субъективное мнение, поскольку они не подкреплены какими-либо объективными данными. 6 С учетом данных обстоятельств суд пришел к правильному выводу о том, что никаких противоправных действий со стороны потерпевших в отношении осужденного Арутюняна и свидетеля А в том числе оскорбления, избиения и причинения телесных повреждений, совершено не было, поэтому в момент нанесения ударов ножом потерпевшим осужденный Арутюнян не находился как в состоянии необходимой обороны, так и в состоянии аффекта.

Правильными судебная коллегия находит выводы суда о несостоятельности доводов стороны защиты об отсутствии у осужденного Арутюняна умысла на убийство потерпевших Щ и С , поскольку, как правильно указано в приговоре, о наличии у Арутюняна прямого умысла на убийство потерпевших свидетельствует характер и способ причинения повреждений потерпевшим, которые выразились в нанесении ударов потерпевшим ножом в область расположения жизненно-важных органов, в преследовании потерпевших после того, как они вышли из маршрутного автобуса, в нанесении при этом потерпевшему С еще двух ударов ножом и в высказываниях осужденного после этого, что он убил его. При этом суд правильно также указал в приговоре, что довести до конца свои действия, непосредственно направленные на лишение жизни потерпевших, Арутюнян не смог по независящим от него обстоятельствам, так как потерпевшим была своевременно оказана квалифицированная медицинская помощь, кроме того, после нанесения ножевых ранений потерпевшим они потеряли сознание и Арутюнян, посчитав, что нанесенных им ранений потерпевшим достаточно для наступления их смерти, прекратил преступные действия и скрылся с места происшествия.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что надлежащим образом оценив исследованные в судебном заседании доказательства, суд правильно установил фактические обстоятельства совершенного осужденным Арутюняном преступления и дал его действиям правильную правовую оценку, квалифицировав их по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.

«а» УК РФ, как покушение на умышленное убийство двух лиц.

Доводы жалобы осужденного Арутюняна о том, что суд при этом вышел за рамки предъявленного ему обвинения, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они основаны на неправильном толковании приведенных в приговоре выводов суда о квалификации действий осужденного.

Несостоятельными и противоречащими материалам дела судебная коллегия находит и доводы кассационной жалобы осужденного Арутюняна о том, что предварительное следствие по данному уголовному делу проведено необъективно и предвзято, поскольку каких-либо данных, свидетельствующих 7 о необъективности и заинтересованности следователя в исходе дела, из материалов дела не усматривается, не могут свидетельствовать об этом и установленные судом нарушения, допущенные следователем при изъятии одежды осужденного.

Судебное следствие, как это видно из протокола судебного заседания, проведено в соответствии с требованиями УПК РФ, с достаточной полнотой и объективно. Стороны, в том числе и сторона защиты, не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные сторонами доказательства судом исследованы, заявленные ходатайства, в том числе ходатайства стороны защиты о проведении дополнительных судебных психолого-психиатрических экспертиз, о вызове дополнительных свидетелей, разрешены судом в соответствии с требованиями закона, принятые по ним решения мотивированы и являются правильными. По окончании судебного следствия, заявлений о дополнении судебного следствия от стороны защиты не поступало. Вопреки доводам жалобы осужденного Арутюняна, каких-либо данных, свидетельствующих о необъективности и неуважительном отношении председательствующего к участникам процесса со стороны защиты, а также о нарушении председательствующим и государственным обвинителем требований уголовно-процессуального закона, регламентирующих порядок проведения судебного разбирательства, в материалах дела не имеется.

Доводы осужденного Арутюняна о не предоставлении стороне защиты возможности ознакомиться с протоколом судебного заседания во время судебного разбирательства, не являются основанием к отмене приговора, поскольку изготовление протокола судебного заседания по частям и ознакомление с ними участников процесса в ходе судебного разбирательства является правом, а не обязанностью суда. Кроме того, как видно из материалов дела, по окончании судебного разбирательства осужденный Арутюнян и его защитник с протоколом судебного заседания были ознакомлены.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ. Замечания осужденного Арутюняна А.А. и адвоката Асландзия В.Т. о неполноте протокола судебного заседания и неправильном отражении в нем хода судебного заседания рассмотрены председательствующим в соответствии со ст. 260 УПК РФ и отклонены. Оснований для признания постановлений председательствующего, вынесенных по результатам рассмотрения указанных замечаний, необъективными и необоснованными не имеется.

Таким образом, нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается. 8 Психическое состояние осужденного Арутюняна судом исследовано с достаточной полнотой. С учетом данных о личности и выводов судебной психолого-психиатрической экспертизы он обоснованно признан вменяемым.

Как видно из материалов дела, амбулаторная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза в отношении Арутюняна проведена в соответствии с требованиями закона, выводы этого заключения являются мотивированными и основаны на полном исследовании экспертами материалов дела и сведений о личности Арутюняна. Поэтому оснований не доверять выводам экспертов и для проведения повторной экспертизы у суда не имелось.

Наказание осужденному Арутюняну назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, данных о его личности, оснований для признания назначенного ему наказания несправедливым не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 14 марта 2011 года в отношении Арутюняна А А оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Арутюняна А.А. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 78-О11-84

УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания

Производство по делу

Загрузка
Наверх