Дело № 78-О12-2СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 февраля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №78-О12-2СП

от 15 февраля 2012 года

 

председательствующего Пелевина Н.П. судей Истоминой Г.Н. и Нестерова В.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Мариинской Н.В. и кассационную жалобу потерпевшей [скрыто] на приговор Санкт-Петербургского

городского суда с участием присяжных заседателей от 7 ноября 2011 года, которым

Лукин [скрыто]

[скрыто], несудимый, [скрыто]

по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, пп. «б», «г», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ от 24.07.2007 г.) оправдан в соответствии с вынесенным коллегией

присяжных заседателей оправдательным вердиктом в связи с непричастностью подсудимого к совершению преступления.

За Лукиным В.И. признано право на реабилитацию, с разъяснением ему установленного главой 18 УПК РФ порядка возмещения ущерба, связанного с уголовным преследованием,

Органами предварительного следствия Лукин обвинялся в

приготовлении к убийству по найму [скрыто] заведомо для него

находящейся в состоянии беременности, в связи с осуществлением ею служебной деятельности.

Вердиктом присяжных заседателей совершением Лукиным указанного преступления признано недоказанным, в связи с чем судом постановлен оправдательный приговор.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., выступление прокурора Митюшова В.П., поддержавшего доводы кассационного представления об отмене приговора, объяснения потерпевшей Б Щ, поддержавшей

доводы жалобы об отмене приговора, возражения оправданного Лукина В.И. и его защитника Афанасьева А.Я., полагавших приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационном представлении и дополнении к нему государственный обвинитель ставит вопрос об отмене приговора, направлении дела на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания.

По доводам представления при рассмотрении дела были допущены нарушения уголовно-процессуального закона. На всем протяжении судебного разбирательства на присяжных заседателей со стороны подсудимого и его защитника оказывалось незаконное воздействие, что повлияло на формирование их мнения и содержание ответов на вопросы.

Защита была построена на намеках на незаконные методы следствия, на фальсификацию материалов дела, на связь потерпевшей с правоохранительными органами. Уже во вступительном слове адвокат обратил внимание присяжных заседателей на то, что действия подсудимого, потерпевшей, свидетелей на протяжении месяца находились под тщательным контролем правоохранительных органов. Попытка ввести присяжных заседателей в заблуждение была подкреплена показаниями свидетеля стороны защиты [скрыто] - жены Лукина о противоправных

действиях потерпевшей [скрыто] и ее связях с сотрудниками МВД. (т. 11

л.д. 155, 150).

В отношении [скрыто] заключившего соглашение о

сотрудничестве, Лукин заявил, что тот пытается прикрыться им в соответствии со своими обязательствами по заключенному со следствием соглашению, (т. 11 л.д. 183).

Неоднократно сторона защиты допускала высказывания, отрицательно характеризующие потерпевшую.

В ходе допроса потерпевшей адвокат Афанасьев А.Я. своим вопросом намекнул на то, что потерпевшая вымогала деньги с работников Государственной [скрыто] академии.

В судебном заседании был допрошен свидетель [скрыто]

против допроса которого возражала сторона обвинения, который пояснил, что уже после возбуждения уголовного дела к нему обращалась [скрыто] с

просьбой «усилить мотивацию по доказательствам преступления», на что он объяснил ей, что документы, представленные [скрыто], не могут лечь в

основу обвинения Лукина.

Допрошенная вопреки возражениям стороны обвинения свидетель [скрыто] дала показания об обстоятельствах, не имеющих отношения к уголовному делу, она допустила высказывания о передаче взятки свидетелю [скрыто] и потерпевшей [скрыто] (т. 11 л.д. 178).

Подсудимый Лукин допустил оскорбление потерпевшей по

национальному признаку, рассказывая о жалобах Ж на действия

[скрыто] и [скрыто] он пояснил, что успокаивая [скрыто] говорил

ему, что «на [скрыто] так принято», (т. 11 л.д. 181).

В прениях адвокат Афанасьев еще раз обратил внимание присяжных заседателей на действия сотрудников правоохранительных органов и личную заинтересованность потерпевшей в привлечении Лукина к уголовной ответственности, сослался на показания свидетеля [скрыто], не

допрошенной в судебном заседании, прокомментировал решение суда об отказе в исключении из числа доказательств показаний Лукина в ходе предварительного следствия. Кроме того он выдвинул собственную версию событий об оговоре Лукина свидетелем [скрыто], не основанную на

доказательствах.

Незаконно адвокатом была предпринята попытка рассказать о различии в жизненных позициях подсудимого и потерпевшей, в воспитании, «пропасти в отношении к жизни» (т. 12 л.д. 30-31, 33).

Выступив с возражениями на напутственное слово председательствующего, адвокат еще раз обратил внимание присяжных заседателей на заключение [скрыто] соглашения о сотрудничестве, (т.

12 л.д. 37).

В последнем слове Лукин также заявил о недостойном поведении потерпевшей, о неправомерных действиях сотрудников правоохранительных органов, в связи с чем председательствующий дважды его прерывал (т. 12 л.д. 33, 35).

Несмотря на то, что председательствующий в ходе всего судебного следствия прерывал недопустимые высказывания стороны защиты, систематическое обсуждение подсудимым и его защитником вопросов, которые находятся за пределами компетенции присяжных заседателей, свидетельствует о том, что присяжные заседатели не были ограждены от возможного влияния на существо принимаемых ими впоследствии решений.

Полагает, что допущенные нарушения закона являются основанием отмены приговора.

В кассационной жалобе потерпевшая [скрыто] также указывает

на нарушения норм уголовно-процессуального закона, допущенные в ходе судебного разбирательства.

Полагает, что при формировании коллегии присяжных заседателей кандидаты в присяжные заседатели на вопрос председательствующего о том, не сложилось ли у них по данному делу некое мнение под влиянием СМИ, умолчали об этом. В начале второго судебного заседания несколько присяжных заседателей признались в том, что знали о деле из средств массовой информации.

По ее мнению, председательствующий обязан был освободить от исполнения обязанностей присяжного заседателя, чья объективность вызывает сомнения вследствие оказанного на это лицо незаконного воздействия, наличия у него предвзятого мнения, знания им обстоятельств дела из средств массовой информации.

Во время судебного разбирательства подсудимый давал интервью средствам массовой информации, заявляя о своей невиновности, оказывая тем самым давление на присяжных заседателей.

На протяжении двух с половиной лет после неудавшегося покушения на ее жизнь в СМИ против нее ведется информационная война. Общественному мнению навязывалось, что подсудимый не мог совершить данное преступление, а она является олицетворением зла. Полагает, что эти измышления повлияли на решение присяжных заседателей.

Отмечает также, что в силу тенденциозности коллегия присяжных заседателей не в состоянии была вынести справедливый вердикт, о чем было заявлено в судебном заседании.

В ходе всего судебного процесса подсудимым и его защитником, а также свидетелями защиты оглашалась информация, не подлежащая рассмотрению с участием присяжных заседателей, что повлияло на их ответы. До сведения присяжных заседателей доводились сведения о личности подсудимого, свидетели защиты высказывали суждения, положительно характеризующие подсудимого, приводили конкретные примеры в подтверждение своих слов, а о ней высказывались негативно.

Подсудимым неоднократно в ее адрес допускались оскорбления, националистические высказывания, он указывал на то, что она азиатка и

действует с азиатской жестокостью, он употреблял такие выражения как «черные», «у них на! Iтак принято».

Лукин в своих показаниях ставил под сомнение правомерность действий сотрудников ОВД, указывал на то, что они неоправданно затягивали с окончанием оперативно-розыскных мероприятий, обвинял их в провокации преступления.

Сторона защиты поставила под сомнение допустимость показаний Лукина на предварительном следствии, в которых он признал свою причастность к преступлению.

Подсудимый, объясняя причину противоречий в его показаниях, заявил о применении к нему недозволенных методов ведения следствия.

Председательствующий не остановил его своевременно и не разъяснил присяжным заседателям, что они не должны принимать во внимание прозвучавшую информацию.

В нарушение требований ст. 335 УПК РФ сторона защиты преподнесла присяжным заседателям факт заключения соглашения о сотрудничестве [скрыто] таким образом, что только лишь оклеветав его (Лукина),

они смогли обрести свободу.

Фактически ее обвинили в должностных преступлениях, которых она не совершала, а Лукина представили как человека, борющегося с ее произволом.

В прениях подсудимый и его защитник касались обстоятельств, не относящихся к делу, высказывали домыслы о причастности к преступлению [скрыто] преподнося это как установленный факты, ссылались на

доказательства, не исследованные в судебном заседании.

Несмотря на это, председательствующий не всегда останавливал подсудимого и его защитника, а на сделанные замечания сторона защиты не исправила свое поведение.

В нарушение требований ст. 258 УПК РФ надлежащих мер по прекращению действий стороны защиты председательствующим принято не было.

Отмечает также что 20 сентября 2011 года и 22 сентября 2011 года она не участвовала в судебных заседаниях в связи со служебной командировкой, однако судебное заседание не было отложено, в результате чего она не смогла присутствовать на допросе свидетелей, исследовании письменных материалов дела, а после того как она явилась в судебное заседание, председательствующий не ознакомил ее с показаниями свидетелей, допрошенных в ее отсутствие. Считает, что ее права на участие в исследовании доказательств существенно ущемлены.

Не присутствовала она и при формулировке вопросного листа, чем также нарушены ее права.

Напутственное слово председательствующего не отвечало

требованиям ст. 340 УПК РФ, он не в полном объеме напомнил присяжным заседателям доказательства, уличающие Лукина, а также высказал свое

личное отношение к произошедшим событиям. Ненадлежаще были доведены до присяжных заседателей сущность принципа презумпции невиновности, а также положения о толковании неустранимых сомнение в пользу подсудимого, тем самым было создано мнение о наличии сомнений в виновности Лукина.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя Мариинской Н.В. и кассационную жалобу потерпевшей [скрыто] оправданный Лукин В.И. и его защитник Афанасьев А.Я.

просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с оправдательным вердиктом коллегии присяжных заседателей о недоказанности участия Лукина в совершении преступлений.

Вопреки доводам жалобы дело рассмотрено законным составом коллегии присяжных заседателей, которая сформирована с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.

Данных о том, что в составе коллегии присяжных заседателей принимали участие лица, которые в силу закона не имели права исполнять обязанности присяжного заседателя, из материалов дела не усматривается.

Лица, старше 65 лет исключаются из основного и запасного списков кандидатов в присяжные заседатели по письменному заявлению кандидата. Никто из вошедших в состав коллегии присяжных заседателей, в том

числе присяжный заседатель [скрыто]

такого заявления не сделали.

После формирования коллегии присяжных заседателей сторона обвинения не сделала заявления о тенденциозности ее состава. В жалобе также не указано, в силу каких обстоятельств, сформированный состав коллегии присяжных заседателей не способен был вынести объективный вердикт.

Заявление защитника подсудимого о роспуске коллегии присяжных заседателей в связи с тем, что из 18 присяжных заседателей 15 женщин, которые в связи с тем, что потерпевшей является беременная женщина, не способны вынести справедливый вердикт, было рассмотрено председательствующим и обоснованно отклонено.

Состав коллегии присяжных заседателей формируется из граждан без учета пола. В соответствии с Конституцией РФ мужчины и женщины имеют равные права, свободы, в том числе на участие в отправлении правосудия.

Роспуск коллегии присяжных заседателей по половому признаку нарушает право женщин на равное с мужчинами участие в рассмотрении уголовного дела.

При таких данных доводы жалобы о тенденциозности состава коллегии присяжных заседателей нельзя признать обоснованными.

Не основаны на материалах дела и доводы жалобы потерпевшей о том, что присяжные заседатели вынесли оправдательный вердикт под воздействием средств массовой информации.

Как следует из протокола судебного заседания, при формировании коллегии присяжных заседателей кандидатам задавался вопрос о том, есть ли среди них лица, которым известно об обстоятельствах данного уголовного дела из любых источников и сформировали ли они определенное мнение в силу полученной информации. На данный вопрос никто из кандидатов в присяжные заседателей не дал утвердительный ответ. В то же время кандидат в присяжные заседатели № [скрыто] на вопрос

председательствующего о том, составил ли кто-либо твердое мнение о виновности или невиновности подсудимого, заявила, что у нее сложилось мнение о виновности подсудимого под влиянием прочитанного об этом деле в средствах массовой информации и просмотра сюжета по телевизору, в связи с чем председательствующий исключил данного кандидата из предварительного списка (т. 11 л.д. 80).

После дачи Лукиным интервью ряду телекомпаний председательствующий задал присяжным о том, смотрели ли они 13 сентября 2011 года передачи телекомпаний [скрыто]»,

[скрыто]», в которых был репортаж, посвященный рассматриваемому делу. Четыре присяжных заседателя дали утвердительный ответ, но в тоже время они пояснили, что ставшие им известными сведения не повлияли на их объективность и беспристрастность.

При таких обстоятельствах доводы жалобы о том, что ответы на вопросы присяжные заседатели дали под влиянием средств массовой информации носят предположительный характер, а потому не могут быть признаны обоснованными.

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, из материалов дела не усматривается.

Доводы кассационного представления о нарушении судом пределов судебного разбирательства, о допросе в присутствии присяжных заседателей

Статьи законов по Делу № 78-О12-2СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх