Дело № 8-О07-36СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 8 октября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ворожцов Сергей Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №8-О07-36СП

от 8 октября 2007 года

 

председательствующего - Пелевина Н.П. судей - Ворожцова С.А. и Истоминой Г.Н.

Ашкарян [скрыто] А

Y

по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ оправдан в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта за непричастностью к совершению преступления.

признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, за которое назначено наказание с применением ст.ст. 65, 62 УК РФ в виде 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ашкарян P.A. органами предварительного следствия обвинялся в том, что он в один из дней июля 2006 года Щ решил

организовать причинение смерти [скрыто], для чего уговорил Морозова H.H. причинить смерть [скрыто] за денежное

вознаграждение в размере [скрыто] рублей, и до 7 ноября 2006 года

содействовал Морозову H.H. в лишении жизни [скрыто] советами, указаниями, предоставлением информации.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано недоказанным совершение Ашкаряном указанного преступления, в связи с чем, судом постановлен оправдательный приговор.

Вердиктом присяжных заседателей Морозов H.H. признан виновным

в том, что 7 ноября 2006 года [скрыто] I за_обещанное другим

лицом денежное вознаграждение нанес [скрыто]. множественные удары колюще-рубящим предметом, причинив телесные повреждения, от которых наступила смерть потерпевшего, то есть совершил убийство по найму.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., выступление прокурора Полеводова С.Н., поддержавшего кассационное представление об отмене приговора в отношении Ашкаряна и просившего оставить приговор в отношении Морозова без изменения, объяснения оправданного Ашкаряна, адвокатов Сохояна В.О., Жукова М.Ю., просивших оставить оправдательный приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационном представлении государственный обвинитель Рачинская Т.В. ставит вопрос об отмене приговора, направлении дела на новое судебное рассмотрение. Автор представления полагает, что стороной защиты неоднократно нарушалась процедура судебного разбирательства в присутствии присяжных, что повлекло за собой

постановление оправдательного вердикта в отношении Ашкаряна._

Свидетели защиты [скрыто]

допрашивались по вопросам, не входящим в предмет судебного разбирательства.

Адвокат Сохоян и подсудимый Ашкарян в прениях сторон касались вопроса, не подлежащего исследованию в присутствии присяжных заседателей, указывая, что в обвинительном заключении отсутствует указание на смягчающее вину обстоятельство Ашкаряна -наличие у последнего детей.

Ашкарян, выступая в прениях сторон, воздействуя на присяжных, касался вопросов не связанных с предъявленным обвинением, в том числе излагая данные, негативного характера в отношении потерпевшего [скрыто] касался обстоятельств, не

исследованных в суде (относительно обстоятельств залога цепочки Морозовым).

В репликах защита (адвокат Жуков) не просто исказила показания свидетеля обвинения [скрыто] пояснявшей о том, что

[скрыто] уклонялась от исполнения решения суда (эти

показания являются значимыми для установления мотива совершенного Ашкаряном преступления), а адвокат ввел присяжных в заблуждение, заявив, что [скрыто] не говорила о нежелании

[скрыто] исполнять судебные решения. Председательствующий не

остановил адвоката, не обратил внимание присяжных на то, что сказанное адвокатом не соответствует действительности. В напутственном слове председательствующий также не обратил внимание присяжных на то, что сказанное адвокатом в отношении показаний свидетеля [скрыто] они не должны принимать во

внимание.

Указанные выше обстоятельства повлекли, по мнению государственного обвинителя, вынесение коллегий присяжных заседателей оправдательного вердикта в отношении Ашкаряна.

В представлении также указывается, что сторона государственного обвинения была ограничена судом в представлении доказательств: вопросы государственного обвинителя снимались

председательствующим, как не относящиеся к предъявленному обвинению;

стороне обвинения не была предоставлена возможность задать

вопросы свидетелю защиты [скрыто]о внесудебном

урегулировании споров по квартиреП в то же время

аналогичные вопросы защиты к тому же свидетелю судом не снимались.

Поэтому нарушение судом принципа равноправия сторон повлекло за собой вынесение оправдательного вердикта в отношении Ашкаряна.

Председательствующим были нарушены требования ст. 340 УПК РФ, выразившиеся в том, что он напутственном слове сослался на неисследованные в судебном заседании доказательства - показания на предварительном следствии свидетеля под псевдонимом Е1 указав, что показания этого свидетеля были частично оглашены.

Государственный обвинитель полагает, что присяжными заседателями вынесен противоречивый и неясный вердикт. В указанных ответах на вопросы №№ 1 и 5 имеются существенные противоречия.

Все эти нарушения, по мнению автора представления, относятся к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона и повлияли на постановление законного и обоснованного приговора.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя оправданный Ашкарян, адвокаты Жуков и Сохоян просят оставить приговор в отношении Ашкаряна без изменения.

В кассационных жалобах осужденного Морозова и адвоката Балыбердина В.А. содержится просьба об изменении приговора. Осужденный и адвокат полагают, что поскольку вердиктом присяжных Ашкарян не признан виновным в том, что за [скрыто] рублей нанимал Морозова совершить убийство р [скрыто] и не оказывал пособничество в этом убийстве, Морозов должен нести ответственность за убийство без отягчающих обстоятельств, то есть по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Кроме того, в жалобах содержится просьба о смягчении наказания Морозову.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, возражений на него и доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о недоказанности участия Ашкаряна в совершении инкриминируемых ему деяний и о признании виновным Морозова в убийстве [скрыто] по найму, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или было отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Материалами дела не установлено, что со стороны председательствующего проявлялись предвзятость, необъективность или заинтересованность в исходе дела.

Как видно из протокола судебного заседания свидетели защиты [скрыто] I, К I I допрашивались по

вопросам, входящим в предмет судебного разбирательства. Государственный обвинитель активно участвовал в допросах этих лиц, высказывал свое мнение против постановки стороной защиты некоторых вопросов свидетелям. Данные возражения

председательствующим принимались.

Стороне обвинения не чинилось препятствий задавать вопросы свидетелю [скрыто] (в представлении указано [скрыто],

однако такой свидетель в суде не допрашивался).

Во время допроса [скрыто] вопросы государственного

обвинителя председательствующим не снимались.

При допросах других свидетелей некоторые вопросы прокурора снимались председательствующим в связи с тем, что не относились к предмету доказывания.

Требования ст. 15 УПК РФ не были нарушены.

Поэтому утверждения государственного обвинителя в представлении о том, что ее вопросы снимались председательствующим незаконно, и что стороне обвинения не была предоставлена возможность задавать вопросы [скрыто] не

состоятельны, противоречат материалам дела.

Как видно из протокола судебного заседания, о залоге цепочки Морозовым, присяжным стало известно от подсудимого Морозова и от свидетеля [скрыто]. Каких-либо возражений при ответах на

поставленные свидетелю защитой вопросы, у стороны обвинения не было.

Упоминание об этом факте в выступлениях Ашкаряна не является нарушением уголовно - процессуального закона, влекущим за собой отмену приговора.

Следует отметить, что во время выступления Ашкаряна государственный обвинитель высказал возражение, которое председательствующим было принято.

Прения сторон проведены в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ. При выступлении в ходе прений Ашкаряна, адвокатов Жукова и Сохояна председательствующий неоднократно останавливал каждого из них и разъяснял присяжным заседателям, что некоторые из указанных выступающими обстоятельств и которые не должны были прозвучать в прениях, не должны быть приняты во внимание при вынесении вердикта.

В частности, как усматривается из протокола судебного заседания, когда Ашкарян начал говорить, что « у него тоже есть дети, а это не является смягчающим обстоятельством» председательствующий прервал его речь и разъяснил, что суд с участием присяжных заседателей не исследует смягчающие обстоятельства, а исследуются только фактические обстоятельства дела. Когда в ходе выступления в прениях Ашкарян начал упоминать об отношениях с [скрыто] председательствующий также остановил

его выступление и разъяснил, что выступление должно касаться только предъявленного обвинения. Данные действия председательствующего произведены в полном соответствии с требованиями закона.

Оснований полагать, что сказанное Ашкаряном как- то повлияло на вынесение присяжными заседателями вердикта, не имеется.

По делу не установлено, что адвокат Жуков ввел присяжных в заблуждение, заявив, что [скрыто] не говорила о нежелании [скрыто]

[скрыто] исполнять судебные решения.

Как видно из протокола судебного заседания свидетель [скрыто] давала показания в присутствии присяжных заседателей. На

данные показания председательствующий сослался в напутственном слове. Эти показания были оценены присяжными заседателями при вынесении вердикта.

Поэтому нельзя согласиться с доводами преставления о том, что вышеупомянутое заявление адвоката, оказало какое - либо негативное влияния на мнение присяжных заседателей при вынесении вердикта.

Напутственное слово председательствующего соответствует положениям ст. 340 УПК РФ.

_Ошибочное упоминание в нем на показания свидетеля

[скрыто], якобы частично оглашенные в судебном заседании

(как видно из протокола судебного заседания данный свидетель допрашивался в судебном заседании в соответствии с требованиями УПК РФ) не повлияло и не могло повлиять на вынесение присяжными вердикта.

Вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, были сформулированы судьей с учетом результатов судебного следствия и прений сторон, с учетом замечаний стороны обвинения. При постановке вопросов перед присяжными заседателями судьей соблюдены требования ст. 338, 339 УПК РФ.

Содержание сформулированных вопросов за рамки предъявленного каждому из подсудимых обвинения не выводит.

При вынесении вердикта в совещательной комнате при ответах на вопросы были исключены некоторые фактические обстоятельства, которые присяжные признали не доказанными. Однако подобное исключение, какого - либо влияния на объективность вердикта не оказало, и он полностью соответствует требованиям ст. 343 УПК РФ.

Противоречий в ответах на поставленные вопросы не имеется.

Согласно ч. 4 ст. 347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Основанный на вердикте присяжных приговор (как в отношении Ашкаряна, так и в отношении Морозова) отвечает требованиям ст. 351 УПК РФ.

Оправдательный приговор постановлен председательствующим в соответствии с оправдательным вердиктом коллегии присяжных заседателей, является законным и обоснованным. Оснований для его отмены по доводам представления не имеется.

В приговоре в отношении Морозова изложены обстоятельства, также установленные вердиктом. К обстоятельствам дела, как они установлены вердиктом, уголовный закон применен правильно.

Из ответа на вопросы №№ 1 и 5 следует, что Морозов совершил убийство, то есть умышленно причинил смерть [скрыто]. за денежное

вознаграждение, обещанное другим лицом, то есть совершил убийство по найму.

Оснований для изменения квалификации Морозову как об этом указывается в его жалобе и жалобе адвоката, судебная коллегия не усматривает.

Наказание назначено Морозову соразмерно содеянному, с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на его исправление.

Все смягчающие наказание Морозова обстоятельства: наличие у него малолетнего ребенка, явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, то, что он является ветераном боевых действий, ранее не был судим, а также вердикт присяжных о признании его заслуживающим снисхождения в полной мере учтены судом при назначении ему наказания.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для признания назначенного осужденному наказания несправедливым и для его снижения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, п. 1 ч. 1 ст. 378, ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

Статьи законов по Делу № 8-О07-36СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх