Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 8-О10-15

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 30 июня 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Похил Алла Ивановна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 8-О10-15

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 30 июня 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Похил А.И.
судей Ворожцова С.А., Шмаленюка С И.
при секретаре Кошкиной А.М.

рассмотрела в судебном заседании от 30 июня 2010 г. кассационные жалобы осуждённого Сдвижкова Е.Н., адвокатов Александрова А.В., Прошкина Г.Л., Крутера М.С., Соломатиной Л.П. на приговор Ярославского областного суда от 26 июня 20(29 года, которым С ДВИЖКОВ Е Н , осуждён по ст.290 ч.4 п. «г» УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 2 года.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.285 УК РФ С движков Е.Н. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления. 2 Оправдательный приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Похил А.И., объяснения осуждённого Сдвижкова Е.Н., адвокатов Александрова А.В., Соломатиной Л.П., Прошкина Л.Г., Крутера М . С, поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Погореловой В.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

С движков осуждён за получение лично взятки в крупном размере за действия в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, входящие в его служебные полномочия.

Преступление совершено при обстоятельствах, установленных приговором.

В кассационных жалобах осуждённого Сдвижкова и адвокатов Александрова, Прошкина, Крутера, Соломатовой поставлен вопрос об отмене приговора и прекращении дела производством в отношении Сдвижкова.

В обоснование доводов кассационных жалоб осуждённым и адвокатами приводится подробный анализ обстоятельств дела и доказательств, положенных в обоснование приговора и указывается на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным по делу и существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона.

Осуждённый Сдвижков, отрицая причастность к получению взятки, утверждает, что в отношении него имело место провокации взятки, что по его мнению подтверждено фонограммой, на которой экспертом обнаружен монтаж, именно в том месте, где должно было указано о передаваемой сумме взятки.

Суд же не принял мер к проверке обстоятельств внесения изменений в фонограмму.

Указывает на наличие между ним и Б длительных неприязненных отношений. Обращает внимание на противоречивость показаний Б по обстоятельствам дачи взятки.

Обращает внимание на противоречия обстоятельств дачи взятки установленных судом с обстоятельствами, предъявленными ему предварительным следствием.

Считает обоснование судом выводов о его виновности на недопустимых доказательствах - протоколах осмотра и выдачи денег Б , осмотра места происшествия, противоречивых показаниях свидетелей К , К , З , а также показаниях Т и С , которые 3 являлись заинтересованными в исходе дела лицами, так как они созванивались с Б до того, как он обратился с заявлением в прокуратуру.

Указывает, что понятые К , З , К , Г были заранее приглашены Б через своих подчиненных, что установлено в судебном заседании.

Обстоятельством провокации Б на дачу взятки считает звонок С , Б в 2 часа ночи с 5 на 6 июня 2007 года по поводу его, Сдвижкова, позиции относительно земельного участка.

Обращает внимание на неправдивость показаний Б о том, что он не знаком с С .

Считает, что суд не дал объективной оценки всем доказательствам и необоснованно отказал в проведении почерковедческой и химической экспертиз для проверки его доводов о подбрасывании денег с 5 на 6 июня 2007 года.

В дополнении к кассационной жалобе осуждённого, адвокат Прошкин указывает на существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона. Необоснованность оставления судом без удовлетворения ходатайств стороны защиты о проверке ряда доказательств.

Считает, что суд обосновал обвинение Сдвижкова на процессуальных решениях, первоначальных следственных действиях и оперативном эксперименте, которые являются не законными. Указывает о нарушении требований закона при возбуждении уголовного дела - неуказание в постановлении времени возбуждения дела, хотя это имело существенное значение для дополнений оценки доказательств о допустимости их.

Считает незаконным поручение прокурора г. о проведении проверки по заявлению Б и поручение о проведении оперативно- розыскных мероприятий, полагая, что эти действия являются прерогативой прокурора области.

Утверждает о провокации взятки. Указывает о нарушении оперативными работниками требований ст.5 Закона «Об ОРД», а следователем проведение освидетельствования Сдвижкову без вынесения постановления, как это предусмотрено в ст. 179 УПК РФ.

Считает, что у прокурора не было повода к вынесению постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Сдвижкова Е.Н., а поэтому возбуждение дела является незаконным. В связи с тем, что судом было отказано в удовлетворении ходатайств подсудимого и защиты по выяснению законности проведённых следственных действий, остались невыясненными обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы обоснованности Сдвижкова.

Существенное нарушение норм УПК РФ лишило и ограничило право Сдвижкова Е.Н. и адвокатов на использование для защиты гарантированных УПК прав для защиты, что повлекло за собой вынесение незаконного приговора. Поскольку виновность Сдвижкова Е.Н. не доказана, просит 4 приговор суда отменить, дело в отношении Сдвижкова производством прекратить за отсутствием события преступления.

Адвокат Крутер, указывая на нарушения требования ст.22О, 252. 299 УПК РФ, утверждает, что Сдвижков защищался на предварительном следствии от предъявленного ему обвинения в получении взятки за выдачу разрешения на ввод в эксплуатацию завершенного строительства торгово-рыночного комплекса, суд же, в связи с позицией государственного обвинителя, признал его подзащитного виновным в получении взятки за увеличение площади земельного участка, выйдя за пределы предъявленного обвинения, ухудшив положение Сдвижкова.

Просит приговор отменить и дело в отношении Сдвижкова прекратить за отсутствием события преступления.

Адвокат Александров указывает на нарушения судом требований ст.252 УПК РФ. Считает, что его подзащитный признан виновным в тех действиях, в которых он не обвинялся.

Поскольку в судебном заседании обвинение признало, что деяния, в которых обвинялся Сдвижков, не имело место, то, по мнению адвоката, его подзащитный подлежал оправданию по основаниям ч.2 ст.302 УПК РФ.

Считает показания Б противоречивыми, которые не были оценены судом.

Считает ложными показания С , Т , З , К и не согласен с оценкой суда показаниям Б , П , П , П .

Обращает внимание на несоответствие протокола досмотра Б , показаниям свидетелей М , К , Т .

Считает необоснованным проведение оперативного эксперимента и проведение его с нарушением требований закона. Обращает внимание на отсутствие постановления следователя о приобщении к делу материалов ОРД.

Обращает внимание на невынесение постановлений о задержании и освидетельствовании Сдвижкова, несмотря на то, что фактически имело место задержание и освидетельствование его.

Также обращает внимание на нарушения требований закона при проведении смыва с рук Сдвижкова; при производстве видеозаписи во время осмотра места происшествия, подборе понятых Б .

Указывая на установление судом факта монтажа фонограммы разговора Сдвижкова и Б , считает неправильным вывод суда об отсутствии оснований об искусственном создании доказательств.

Факт обнаружения денег в шкафу в кабинете Сдвижкова не считает доказательством вины его подзащитного, поскольку между С движковым и Б были неприязненные отношения, что признано судом.

Считает необоснованным отказ суда в удовлетворении ходатайства стороны защиты о проведении следственного эксперимента на предмет 5 установления времени, затраченного на осмотр и вручение денег Б .

Выводы суда о надлежащем проведении ОРМ, основанными на показаниях Т , К , К , З и Б , адвокат считает абсурдными, так как указанные лица давали недостоверные показания.

Обращает внимание на то, что суд, признав «неправомерным поведение» К , З и Т , сделал вывод о незаинтересованности их в даче ложных показаний.

По указанным основаниям, адвокатом ставится вопрос об отмене приговора и производства по делу в отношении Сдвижкова за отсутствием в его действиях состава преступления.

Адвокат Соломатина ставит вопрос об отмене приговора и о прекращении дела в отношении Сдвижкова за недоказанностью его участия в совершении преступления.

В обосновании доводов указывает, что судом необоснованно не приняты во внимание показания свидетелей Б , Б , П , подтвердивших показания Сдвижкова о невозможности встречи его с Б 25 мая 2007 года.

Указывает на безосновательность оставления судом без внимания наличие противоречий в показаниях Б относительно изготовления им заявления о вымогательстве у него взятки.

Так, в заявлении Б указал о вымогательстве руб.

Эта же сумма указана и в поручении прокурора о производстве оперативно- розыскных мероприятий, а уже после проведения ОРМ Б стал давать показания о вымогательстве у него руб. Обращает внимание на отсутствие доказательств о вымогательстве и получении взятки.

Указывает на нарушения требований уголовно-процессуального закона при проведении оперативного эксперимента: отсутствие у должностного лица на момент составления постановления о проведении ОРМ данных, свидетельствующих о том, что Сдвижков готовится совершить преступление.

Считая недопустимым доказательством протокол осмотра и выдачи денежных средств, указывает, что в указанном в протоколе срок 1 час. 05 минут невозможно провести все перечисленные действия. Обращает внимание на то, что понятые были заранее подобраны по указанию Б , впоследствии ставшего взяткодателем, которые сначала в суде давали ложные показания.

Указанный протокол считает сфальсифицированным и обращает внимание на отсутствие в материалах дела постановления следователя о приобщении материалов ОРД к уголовному делу.

Считая необоснованным возбуждение уголовного дела, указывает, что отсутствовало заявление Б и материалы ОРД, которые были 6 направлены лишь 18 июня 2007 года. Обращает внимание на то, что в постановлении о возбуждении уголовного дела не указано время его вынесения.

Указывает на противоречивость показаний Б по обстоятельствам передачи денег Сдвижкову и поэтому считает неправильным вывод суда соответствующих другим доказательствам.

Считает, что Сдвижков фактически был задержан и освидетельствован, но постановления не выносились.

Обращает внимание на установленный в судебном заседании факт монтажа фонограммы, что исключает фонограмму из числа доказательств, но суд не признал это доказательство недопустимым.

Обращает внимание на нарушения судом требований ст.252 УПК РФ.

Согласно обвинению Сдвижков получил взятку за разрешение на ввод ТЦ в эксплуатацию, суд же признал Сдвижкова виновным в получении взятки за земельный участок^тем самым вышел за пределы предъявленного обвинения, ухудшив положение осуждённого, оставив при этом без внимания показания свидетеля К о том, что полномочия по подготовке и выдаче разрешения на ввод в эксплуатацию объектов были делегированы управлению архитектуры и градостроительства.

Считая выводы суда о получении Сдвижковым взятки основанными на предположении, указывает, что слова «картинки» в разговоре Сдвижкова с Б , суд признал синонимом денег.

Суд, признав, что факт свечения на ребре ладони Сдвижкова не свидетельствует с достаточной достоверностью о контакте подсудимого с предметом взятки и в то же время сделал вывод о получении её подзащитным взятки.

Указывая на неполноту исследования доказательств по делу, утверждает, что суд необоснованно отказал стороне защиты в ходатайстве об исследовании объяснений Б на имя прокурора С , хотя это объяснение в соответствии со ст.89 УПК относится к иным документам.

В дополнениях к кассационным жалобам осуждённый Сдвижков, адвокаты Александров, Соломатина, Прошкин Г. и Прошкин Л., приводя более подробный анализ обстоятельств дела и доказательств по данному уголовному делу, также ставят вопрос об отмене приговора и прекращении производства по делу в отношении Сдвижкова.

В обоснование доводов адвокаты указывают на нарушения требований уголовно-процессуального закона, допущенные по данному уголовному делу: 7 незаконное проведение в отношении Сдвижкова оперативно-розыскных мероприятий; провокацию дачи взятки; незаконное возбуждение уголовного дела; «фальсификацию» доказательств» на предварительном следствии; неполное и необъективное исследование материалов дела судом; обоснование приговора на противоречивых показаниях заинтересованного в исходе дела свидетеля Б и других недопустимых доказательствах и на предположениях; признание Сдвижкова виновным и осуждение его за действия, которые обвинением не вменялись ему в вину; несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным по делу.

Обращают внимание на нарушение Федерального закона при проведении оперативно-розыскных мероприятий по данному делу: Считают, что: - оперативно-розыскные мероприятия и осмотр места происшествия готовились одновременно в помещениях городской прокуратуры оперативными сотрудниками УБЭП УВД по области при активном участии исполняющего обязанности прокурора г. С и следователя городской прокуратуры Ф ; - начало мероприятий, названных осмотром места происшествия, было «привязано» к окончанию очередного этапа оперативного эксперимента - «визита» его активного участника Б в служебный кабинет Сдвижкова Е.Н., «превратившийся» после этого в место происшествия; - на искусственно созданное место происшествия оперативники вместе со следователем вошли по сигналу Б , завершившего «визит» в кабинет подсудимого и по телефону сообщившего об этом оперативникам; - основные участники мероприятий, проведенных в кабинете Сдвижкова Е.Н. 6 июня 2007 г. с 15 до 18.25 - те же самые оперативники, что готовили и проводили оперативный эксперимент - Т , К , В .

Считают, что события 6 июня 2007 г. по 15 по 18.25 в служебном кабинете Главы г. , соответствует не следственному действию, предусмотренному ст. 177 УПК РФ, а оперативно-розыскным мероприятиям, предусмотренным п.З - сбор образцов для сравнительного исследования, взятие смывов с рук Сдвижкова Е.Н., п.5 - исследование предметов и документов и п.8 - обследование помещения с фактическим обыском, ст.6 ФЗ «Об оперативно- розыскной деятельности»; 8 Указывают на нарушения требований ст. 60, 89 УПК РФ при осмотре места происшествия с участием понятых О и К , заинтересованных в результатах проводившихся мероприятий.

О и К готовились к зачислению на службу в милицию.

Заявление о приёме на службу в милицию понятой К написал 28 мая 2007 г.

Это заявление К было «согласовано» одним из руководителей УВД именно 6 июня 2007 г., в день проведения оперативно-следственных мероприятий против Сдвижкова с участием кандидата на служба в МВД К - т. 12 л.д.283.

Оперативно-следственная группа вместе с К была готова к «выходу на место происшествия» с 14 часов. Он участвовал в проводившихся мероприятиях до 18.25. Очевидно, что его служба в органах внутренних дел была «согласована» с руководством УВД ещё до привлечения в качестве понятого.

В судебном заседании К заявил: «Работаю следователем с конца июня 2007 года... Приказ о зачислении в органы - 16 июня». А вот протокол осмотра места происшествия, в котором стоит подпись понятого К , был оформлен не раньше 22 июня 2007 г., т.е. в то время, когда К уже работал в милиции стажером следственного управления при УВД по г. и муниципальному району области.

С 10 декабря 2007 г. К , как прошедший испытательный срок, был назначен следователем того же управления по контракту сроком на 3 года.

Понятой О был принят на службу в УВД по области следователем следственного управления по г. и муниципальному району 20 августа 2007 г. - приказ от 20.08.2007 г. 621 л/с. В судебном заседании О , скрывая свою службу в органах внутренних дел, дал ложные показания.

Участие указанных понятых в осмотре кабинета Сдвижкова, являлось основанием для признания недопустимым протокола осмотра места происшествия.

Считают незаконным и необоснованным участие прокурора г.

С в организации ОРМ в отношении Сдвижкова, поскольку именно С был инициатором комплекса оперативно-розыскных мероприятий, предшествовавших возбуждению уголовного дела. Именно он дал указание 9 начальнику УБЭП УВД по области С о проведении ОРМ, в то время как, законодательство УПК РФ, ФЗ «Об оперативно- розыскной деятельности» и иные нормативные акты - запрещали С делать это.

В соответствии с п. И ч.2 ст.37 УПК РФ прокурор мог давать органу дознания указания о проведении оперативно-розыскных мероприятий в до­ судебном производстве только по возбужденному уголовному делу. До воз­ буждения уголовного дела давать указания о производстве оперативно- розыскных мероприятий прокурор не мог.

В соответствии с п.З ст.7 и ч.1 ст.21 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" прокурор мог давать органу дознания указания о проведении оперативно-розыскных мероприятий в ходе досудебного производства лишь по возбужденному уголовному делу, находящемуся в его производстве. В то же время прокурор не имел права давать органу дознания указания о производстве оперативно-розыскных мероприятий как до возбуждения уголовного дела, так и по возбужденному уголовному делу, не находящемуся в его производстве.

И.о. прокурора С и по его указанию следователь прокуратуры города Ф незаконно участвовали в подготовке и прове­ дении в отношении Сдвижкова Е.Н. оперативного эксперимента, сопряженного с элементами других оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий.

Согласно ч.б ст.6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» опера­ тивно-розыскные мероприятия могут проводить только должностные лиц ор­ ганов, наделенных правом на оперативно-розыскную деятельность.

Производство ОРМ не уполномоченными на то физическими и юридическими лицами запрещено. Этот предусмотренный законом запрет распространялся на прокуроров и прокурорских следователей, т.е. и на С с Ф .

Вопреки требованиям закона и.о.прокурора С и следователь Ф в июне 2007г. активно участвовали в подготовке и проведении оперативного эксперимента в отношении Сдвижкова Е.Н Более того, в подготовке и проведении оперативно-розыскного мероприятия против подсудимого С "играл" ведущую роль: - С склонил Б к подаче заявления об якобы осуществляемом С движковым Е.Н. вымогательстве у Б рублей с передачей рублей 6 июня 2007 г.

С склонил Б к имитации в рамках так называемого оперативного эксперимента вручения Сдвижкову Е.Н. взятки. С при подготовке к оперативному эксперименту дал Б указание собрать рублей в купюрах по рублей. Б указание 10 С выполнил. 6 июня собранные им деньги были использованы во время так называемого оперативного эксперимента для имитации взятки. С дал указание Б подыскать для использования в оперативных мероприятиях в качестве понятых четырех «надежных» людей. Б данное указание выполнил через своих подчиненных, подобравших четырех зависимых от них людей, исполнивших при оперативном эксперименте функции случайных понятых, а в ходе судебного разбирательства уголовного дела - свидетелей обвинения, которым были подсказаны заведомо для них ложные показания. Эти ложные показания подобранные по указанию Б граждане дали в судебном заседании, хотя были предупреждены об ответственности за дачу ложных показаний.

- Незаконный комплекс ОРМ против подсудимого под общим названием «оперативный эксперимент» сотрудники УБЭП УВД по области с ведома и согласия С готовили в служебных кабинетах прокуратуры .

- После подготовки в помещениях прокуратуры всего комплекса незаконных ОРМ и «визита» Б в рамках оперативного эксперимента к Сдвижкову Е.Н. следователь Ф по незаконному указанию С вместе с оперативными работниками УБЭП УВД по области прибыл в здание Администрации . Получив сообщение Б о проведённой провокации, Ф совместно с сотрудниками УБЭП заявился в служебный кабинет Сдвижкова Е.Н. Без возбуждённого уголовного дела под видом осмотра места происшествия, прикрываясь присутствием следователя Ф сотрудники УБЭП провели незаконные оперативные мероприятия, предусмотренные ст.6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» обследование помещения, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов.

Считают, что роль и.о. прокурора С и подчинённого ему следователя Ф в проведении комплекса незаконных ОРМ в отношении Сдвижкова Е.Н. проявилась в том, что С дал незаконное указание начальнику УБЭП УВД по области о проведении в отношении Сдвижкова незаконных оперативных мероприятий, выделил подчинённого ему следователя Ф . В результате незаконных действий С и Ф были подготовлена и незаконно проведены в 6 июня 2007 г. ОРМ против подсудимого - оперативный эксперимент, обследование помещения, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и оформлен результат оперативного эксперимента, который по существу явился единственным доказательством выдвинутого против Сдвижкова обвинения. 11 Указывают на нарушения, допущенные должностными лицами, УВД по области в проведении ОРМ в отношении выборного должностного лица с особым процессуальным статусом Сдвижкова, поскольку уголовное дело к тому времени возбуждено не было и в производстве у С не находилось. С не осуществлял надзор за оперативно- розыскной деятельностью УВД по области. Его указание начальнику УБЭП областного УВД о производстве ОРМ в отношении Сдвижкова Е .Н, вынесенное вне рамок уголовного дела, которого к тому времени ещё не было, являлось незаконным и исполнению не подлежало. Это нарушение действующего законодательства делало недопустимыми все результаты оперативно-розыскных мероприятий, проводимых на основании незаконного постановления.

Указывая на «фальсификацию» результатов оперативного эксперимента - негласной записи разговора Б и Сдвижкова, обращают внимание на заключение эксперта, выявившего факт монтажа фонограммы, так как аудиозапись производилась негласно не идентифицированным в ходе следствия и судебного разбирательства звукозаписывающим устройством. Это устройство не исследовалось и при проведении фоноскопических экспертиз, выявивших многочисленные шумы неизвестного происхождения и монтаж звукозаписи, руководивший оперативным экспериментом старший оперуполномоченный УБЭП УВД по области Т будучи предупрежденным об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний, дал о записывающем устройстве и негласной звукозаписи расплывчатые и противоречивые пояснения. Он либо лгал, либо таким способом уклонялся от дачи показаний, но и побуждал к ложным показаниям граждан, привлекавшихся к участию в оперативном эксперименте, подсказывая им, что говорить суду, что - не говорить при допросе 13 августа 2008 г. Т показывал, что он не знает, что было с записывающим устройством после того, как оно было изъято у Б , а при повторности допросе его 16 января 2009 г. он утверждал, что аудиозапись была передана в специальное подразделение, из которого он получил диск 18 июня 2007 г. Из материалов дела видно, что указанная запись в прокуратуру передана не вместе с материалами ОРМ, поступившими 6 июня 2007 г., а лишь 22 июня 2007 г.

Обращается внимание на то, что в прокуратуру была направлена не подлинная запись, а её смонтированные фрагменты.

Указывают на нарушения требований закона при возбуждении уголовного дела, выразившиеся в том, что в постановлении о возбуждении уголовного дела, вопреки требованиям ст. 146 УПК РФ, не указано время его возбуждения.

В постановлении указано о том, что поводом к возбуждению уголовного дела явилось сообщение Б от 6 июня 2007 г., однако такого сообщения не существовало вообще. 12 Проверив материалы дела судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене за нарушением требований уголовно-процессуального закона, а дело - направлению на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства по следующим основаниям.

В соответствии с положением ст. 252 УПК РФ, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению.

Изменение обвинения в судебном заседании допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Указанное требование закона по данному уголовному делу нарушено.

Согласно обвинительному заключению в вину Сдвижкова вменено, что он, действуя из корыстной заинтересованности, имея умысел на вымогательство взятки у Б за выдачу разрешения на ввод в эксплуатацию законченного строительства Торгового рыночного комплекса с трансформаторной подстанцией в один из дней второй половины мая 2007 года в ходе разговора с Б , состоявшимся в районе здания Администрации городского округа г. потребовал у последнего передачи ему лично взятки в размере рублей за подписание всех необходимых документов, разрешающих ввод в эксплуатацию законченного строительства Торгового рыночного комплекса с трансформаторной подстанцией. На требование Сдвижкова Е.Н. о передаче взятки в размере ( ) рублей Б , находясь в безвыходном положении, согласился.

06 июня 2007 года около 14.00 час. Сдвижков Е.Н. в своём служебном кабинете, расположенном в здании Администрации городского округа получил лично от Б в качестве части ранее оговорённой суммы, взятку в виде денег в размере рублей, пообещав выдать разрешение на ввод в эксплуатацию законченного строительства Торгового рыночного комплекса с трансформаторной подстанцией.

Эти действия Сдвижкова органы следствия квалифицировали по ст. 290 ч. 4 пп. «в, г» УК РФ, как получение взятки путём вымогательства и в крупном размере.

В ходе судебного заседания государственный обвинитель в судебных прениях отказался от обвинения в части получения взятки С движковым путём вымогательства и предложил квалифицировать его действия по п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ, как получение взятки от Б за увеличение площади земельного участка и введение торгового центра в эксплуатацию. 13 Из обстоятельств содеянного С движковым, как они изложены в описательно-мотивировочной части приговора, следует, что 25 мая 2007 г. в дневное время Сдвижков Е.Н. в ходе состоявшегося у здания администрации г. разговора с ЗАО « » Б предложил последнему передать лично ему в качестве взятки рублей за подписание всех необходимых документов, разрешающих ввод в эксплуатацию принадлежащего ЗАО законченного строительством торгового рыночного комплекса с трансформаторной подстанцией.

На указанное предложение Сдвижкова Е.Н. Б ответил согласием, сообщив об этом Сдвижкову по телефону 4 июня 2007 г.

6 июня 2007 г. примерно в 14 часов Сдвижков Е.Н., находясь в своём служебном кабинете, расположенном в здании Администрации городского округа г. получил лично от Б в качестве части ранее оговорённой суммы взятки деньги в сумме рублей.

Обосновывая же вывод о квалификации действий Сдвижкова, суд в приговоре указал, что взятка Сдвижковым Е.Н. была получена за совершение действий в пользу взяткодателя, то есть Б как и обладателя контрольного пакета акций ЗАО и в пользу представляемого им юридического лица - ЗАО « », заинтересованных в увеличении площади земельного участка и введении в эксплуатацию здания Торгового центра.

Таким образом, суд признав Сдвижкова виновным в получении взятки и за увеличение площади земельного участка, ухудшил положение Сдвижкова, поскольку совершение этих действий ему в вину предварительным расследованием не вменялось и он от них не защищался, тем самым судом было нарушено право Сдвижкова на защиту.

В соответствии с положением ст. 307 УПК РФ, описательно мотивировочная часть обвинительного приговора должно содержать описание преступного деяния с указанием места, времени, способа совершения, доказательств, на которых основаны выводы суда о виновности и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Эти требования закона не в полной мере выполнены судом, обстоятельства дачи взятки Б Сдвижкову с должной полнотой не исследованы.

В описательно-мотивировочной части обвинительного приговора способ передачи взятки не указан. 14 Свидетель Б , показания которого признаны судом достоверными, по обстоятельству передачи денег Сдвижкову давал различные показания.

При допросе 7 июня 2007 г. на следующий день после содеянного, Б показал: «Сдвижков взял у меня свёрток с деньгами и положил их на стол под бумаги» ( 6 т. л.д.13).

При допросе 30 августа 2007 года Б указал, что он достал деньги и положил их на стол. На столе ничего не было. При нём Сдвижков деньги в руки не брал. ( т.6 л.д.178-179).

В судебном заседании Б показал: «Деньги в руки Сдвижкову не передавал, положил их на стол, при нём Сдвижков деньги в руки не брал» ( т.21 л.д.64 об.). «Деньги положил на стол, на нём ничего не было». В процессе разговора Сдвижков взял деньги в руки» ( т.21 л.д.66 об., 67).

Причину противоречий в показаниях Б на предварительном следствии и в судебном заседании по обстоятельству передачи взятки суд не выяснил и какой-либо оценки факту противоречий по данному обстоятельству не дал.

В судебном заседании Б также показал (эта часть показаний приведена в приговоре), что он, передавая деньги Сдвижкову, сказал: «вот », но произнёс эту фразу негромко, так как в приёмной были люди и могли услышать» (т.21 л.д.61 об., 76).

Показаниям Б в этой части суд также никакой оценки не дал, оставив их без внимания, в то время как, из материалов дела следует, что Б специально было выдано аудиозаписывающее устройство для фиксации его разговора со Сдвижковым, он был проинструктирован, что именно должен говорить при передаче денег «за ввод объекта в эксплуатацию» и чтобы этого было записано и озвучена сумма (т.21 л.д.65).

Из протокола осмотра места происшествия ( 1 т . л.д.25) видно, что деньги были обнаружены в книжном шкафу в кабинете Сдвижкова.

Согласно приговору (т.23 л.д.233) суд признал, что после получения свёртка от Б и ухода последнего, Сдвижков убрал свёрток «именно в то место». 15 Одновременно с этим, суд признал, что Сдвижков в контакте с предметом взятки не находился, то есть суд вступил с собой с противоречие т. 23 л.д. 214).

Недостаточно полно исследован вопрос о размере взятки.

Согласно приговору Сдвижков предложил Б передать ему лично в качестве взятки руб. и 6 июня 2007 г. он получил от Б в качестве ранее оговорённой суммы взятки руб.

Однако, из исследованного в судебном заседании заявления Б от 6.06.2007 г., адресованного прокурору (1 т. л.д. 3) видно, что Б указал о требовании у него Сдвижковым рублей, о других суммах в данном заявлении не указано.

В объяснении Б , отобранном прокурором С сразу после принятия заявления о требовании взятки, указано, что Сдвижков предложил Б передать в собственность города трансформаторную подстанцию стоимостью рублей и рублей на благоустройство города (т. 1 л.д. 5).

В судебном заседании свидетель С подтвердил факт отобрания им объяснения у Сдвижкова, которое он сам, С , напечатал на компьютере, а Б его подписал, а также показал, что явившись в прокуратуру 6 июня 2008 г., Б заявил, что Сдвижков требует у него взятку руб. и электроподстанцию.

В показаниях Б от 7 июня и 30 августа 2007 г. указано о том, что в разговоре с Сдвижковым, ему «было предложено отдать трансформаторную подстанцию и рублей (6 т. л.д. 12, 176). Но кому он должен был отдать эти предметы не выяснено.

В судебном заседании Б , относительно указанных обстоятельств, показал, что «не знал, кому подстанцию: Сдвижкову лично или нет, а деньги должен передать лично ему».

Также Б заявил, что он не помнит обговаривались ли эти обстоятельства с Сдвижковым. (т. 21 л.д. 160 об.) Противоречия, выразившиеся в том, что Б в заявлении указал требуемую сумму взятки руб., а затем при допросах его стал утверждать о сумме рублей не получили никакой оценки.

Поскольку в судебном заседании выяснялись у свидетеля С обстоятельства требования взятки у Б , в том числе и о сумме взятки, ставшие ему известными от заявителя, а также обстоятельства 16 отобрания С объяснения у Б , которое было от имени последнего оформлено самим С , и подписано Б , в котором указано о передаче электроподстанции городу и рублей на благоустройство города, суду необходимо было огласить и исследовать указанное объяснение, так как оно касалось показаний свидетеля С о предмете и сумме взятки и выяснить, почему свидетель С в объяснении от имени Б указал иные обстоятельства требования у последнего денег в сумме руб. и электроподстанции, и почему Б подписал это объяснение, согласившись с указанными в нём иными обстоятельствами.

Выяснение указанного обстоятельства могло иметь значение при оценке показаний свидетелей С и Б .

В судебном заседании Сдвижков, отрицая получение взятки от Б , утверждал о том, что в результате сложившихся неприязненных отношений с Б , последний оговорил его и вместе с работниками правоохранительных органов спровоцировал дачу взятки.

Опровергая указанные доводы осуждённого, суд в подтверждении выводов о доказанности вины Сдвижкова в получении взятки от Б в приговоре сослался на: показания свидетелей Б , С , Т , П , К , М , П , Ж , К , Г К , К , О ; на заявление Б о вымогательстве Сдвижковым взятки; протокол осмотра и выдачи денег Б , составленного в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий; протокол осмотра места происшествия, в соответствии с которым в кабинете Сдвижкова обнаружен свёрток с денежными купюрами достоинством руб.; заключения фоноскопических экспертиз.

Согласно требований закона обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

В соответствии с положением ч. 1 ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Требования указанного закона по настоящему уголовному делу выполнены судом не в полной мере.

Излагая в приговоре не полностью, а частично показания свидетелей С , Т , К К З и не давая им оценки с точки зрения допустимости и достоверности, суд указал, что «существенных, имеющих значение для дела, противоречий в показаниях 17 указанных свидетелей, как об обстоятельствах, предшествующих проведению оперативно-розыскного мероприятия, так и обстоятельствах проведения этого мероприятия не имеется». Обстоятельств, свидетельствующих о наличии какой-либо заинтересованности этих свидетелей в исходе дела не установлено.

Признавая показания свидетеля Б об обстоятельствах передачи взятки Сдвижкову и обстоятельствах проведения оперативно- розыскного мероприятия достоверными, суд в приговоре указал, что эти показания Б бесспорно подтверждаются протоколом осмотра и выдачи Б денег и протоколом осмотра места происшествия - кабинета Сдвижкова, в ходе которого был обнаружен свёрток с теми денежными купюрами, которые были выданы Б .

Между тем эти выводы сделаны судом без учёта обстоятельств, установленных в судебном заседании и без должной оценки показаний свидетелей.

Так, при «первом» допросе в судебном заседании - свидетель Б утверждал, что до 6 июня 2007 г. с прокурором С он не был знаком (т. 2 л.д. 65 об.). Свидетель С , который на момент инкриминируемых Сдвижкову преступных деяний являлся исполняющим обязанности прокурора г.

заявил, что у него с Б отношения служебные (т. 21 л.д. 201).

В ходе судебного заседания выяснились иные обстоятельства, касающиеся взаимоотношений между Б и С и они, изменив свои первоначальные показания в этой части, дали иные показания.

Так, из показаний С видно, что у него были номера рабочего и сотового телефонов Б (т. 22 л.д. 63 об.). Б постоянно звонил ему, переживал, рассказывал о своих финансовых проблемах (т. 22 л.д. 64 об.). «За неделю, максимум 2 недели до 6 июня 2007 г., рассказал Т о разговоре с Б относительно требования у последнего денег Сдвижковым» (22 т. л.д. 63 об.). С также подтвердил, что он в 2 часа ночи с 5 на 6 июня 2007 г.

позвонил Б , сообщив о своём разговоре с Сдвижковым, который заявил, что никогда не отдаст Б земельный участок и добьётся, чтобы Б отказался от претензии на этот участок» (т. 22 л.д. 63 об.). Эти свои действия С объяснил тем, что обещал Б сообщить эту информацию (т. 22 л.д. 64). С также подтвердил, что говорил до 6 июня 2007 г. Б про деньги и понятых, «нужно будет найти надёжных людей» (т.22 л.д.63 об). 18 Из показаний свидетеля Б видно, что до 6.06.2007 г. до обращения с заявлением в прокуратуру он «провёл ряд консультаций с С », который посоветовал «подобрать людей, которых можно было каким-то образом контролировать, знать, что происходит и что будет дальше» ( т.22 л.д.35) и он через своих подчинённых П и Ж нашёл К , З , Г и К для участия в оперативно-розыскном мероприятии (т. 22 л.д. 36).

Б также показал, что он знал ранее К , Г и визуально знал З (т. 22 л.д. 37 об., 38). Б указал на присутствие прокурора С при обсуждении вопроса о передаче денег купюрами достоинством по рублей (т. 22 л.д. 41 об.). Б подтвердил, что в ночь с 5 на 6 июля 2007 года С звонил ему, сообщив о своём разговоре с Сдвижковым (т.22 л.д.35). Б также подтвердил, что 5 июня 2007 года ему звонил мужчина, который представился, что он от С ( т .22 л.д.36).

Свидетели Ж и П подтвердили, что они являются по должности, подчинёнными Б .

П также показал, что до 6 июня 2007 г. Б просил его найти 2-3 надёжных людей, которым можно что-то поручить. И он подобрал своих давних друзей К , К , Г .

Из показаний П также видно, что Б просил не говорить о том, что его, П , знакомые участвовали в качестве понятых (т. 22 л.д. 70).

Из показаний свидетеля Ж следует, что в июне 2007 года к нему обратился Б с просьбой найти человека для оказания помощи. Он обратился к З и последний согласился помочь. Тогда он дал Б номер телефона З . Б просил, чтобы З присутствовал в качестве свидетеля при каких-то процессуальных действиях (т. 22 л.д. 105 и 105 об.). Свидетели Г , К , К , З , привлечённые для участия в оперативно-розыскном мероприятии, вначале утверждали, что их, чисто случайно привлекли в качестве понятых и отрицали факт знакомства их с Б (т.2 л.д. 184 об.. 186, 119-119об., 120-120об.). После исследования распечаток телефонных переговоров указанные свидетели изменили свои показания.

Так Г показал, что он по просьбе своего друга детства П , который позвонил ему 5 июня 2007 года и сказал, что на следующий 19 день надо быть понятым (т.2 л.д.50 об.), принял участие в проводимых мероприятиях.

Из показаний свидетеля З видно, что 05.06.2007 года к нему обратился его знакомый Ж с просьбой «помочь его директору» (Б , которого он, З , знал наглядно). Дал ему номер телефона Б . Позвонив последнему и представившись от Ж , Б сказал, что ему завтра нужна будет помощь. На следующее утро ему позвонил Б и сказал подойти к прокуратуре.

Когда он пришёл к прокуратуре, то к нему подошли сотрудники и попросили быть понятым (т.22 л.д.43об., 44).

Свидетель К показал, что накануне 6 июня 2007 г. ему позвонил П и попросил его «помочь». 6 июня 2007 г. П перезвонил и сказал подойти к кинотеатру « ». Возле кинотеатра к нему подошли два «сотрудника» и предложили пройти в прокуратуру (т.22 л.д.48). К также подтвердил, что он ранее знал Б и что П работает с Б .

Из показаний свидетеля К видно, что к нему обратился П , с которым у него дружеские отношения, и попросил «помочь в каком-то деле» и сказал подойти 6 июня 2007 г. к кафе « ». К также подтвердил, что ему звонил и Б и спросил «сможет он помочь или нет» и предложил 6 июня 2007 г. подойти к кафе. Когда он находился возле кафе, подошёл сотрудник милиции, с которым он пошёл в прокуратуру (т.22 л.д.52об., 53, 53об.). Свидетели Г , З , К и К также показали, что работники милиции просили «не афишировать» то, что они «неслучайно» попали на это мероприятие.

Свидетель Т не отрицал в судебном заседании, что говорил указанным лицам не сообщать следствию и суду о том, каким образом они были приглашены для участия в оперативно-розыскном мероприятии (т.22 л.д.76об.). И не отрицал, что мог звонить Б 5 июня 2007 г., узнав информацию от С (т. 22 л.д. 76).

Как видно из материалов дела при первом допросе Т утверждал, что до 6 июня 2007 г.», он с Б не общался (т. 21 л.д. 117 об.). При первом допросе в судебном заседании свидетели К и Т утверждали, что ими были найдены понятые (т. 21 л.д. 111).

Таким образом, в судебном заседании установлено, при первом допросе в судебном заседании свидетели Б , С , Т , К , 20 Г , З , К К , давали показания, «не совсем соответствующие действительности», о чём они указали при повторном их допросе в судебном заседании.

Кроме того, как следует из показаний Б , для участия в оперативно-розыскном мероприятии «подбирались люди, которых можно было бы каким-то образом контролировать, знать, что происходит и что будет дальше» (т. 22 л.д. 35).

Суд привёл в приговоре показания указанных свидетелей, данные ими при «первом» допросе и при повторном допросе, в которых имелись противоречия по обстоятельствам дела, но должной оценки их показаниям не дал, а признал «этих свидетелей» «не заинтересованными в исходе дела».

Кроме того, признавая указанных свидетелей незаинтересованными в исходе дела, суд вступил с собой в противоречие.

Так, суд в приговоре указал, что «рекомендации со стороны оперативных сотрудников органов внутренних дел, адресованные гражданам, привлечённым для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются недопустимыми, а поведение свидетелей при допросах «неправомерным», и одновременно с этими своими выводами, признал отсутствие оснований в заинтересованности этих свидетелей, оставив при этом без внимания факт подбора лиц для участия в ОРМ из числа «друзей» подчинённых по службе Б П и Ж , что и было подтверждено двумя последними при повторном их допросе.

Признавая показания Б достоверными, не содержащими существенных противоречий, суд одновременно с этим признал наличие между Б и Сдвижковым неприязненных отношений и «Стремление Б добиться смещения Сдвижкова с должности (т. 23 л.д. 228).

Из показаний свидетеля В видно, что Торговый центр был построен на муниципальные средства. ЗАО « было зарегистрировано с Фондом « ». В оплату уставного фонда был внесён телефон « ». После отстранения Сдвижкова с должности в декабре 2007 года муниципальная доля перешла к ЗАО и исполняющий обязанности главы Администрации А - принял решение прекратить дело, несмотря на то, что практически все решения арбитражных судов были выиграны (т.21 л.д.234).

Никакой оценки этим показаниям свидетеля В судом не дано.

Как на доказательство вины Сдвижкова в получении взятки, суд сослался в приговоре на протокол осмотра и выдачи денег Б , указав, что оснований для признания указанного протокола недопустимым доказательством не имеется (т.23 л.д.210), в виду того, что ОРМ проведено в 21 соответствии с требованиями федерального закона об оперативно-розыскной деятельности на основании поручения и.о.прокурора г. и постановления, утверждённого начальником УВД по области.

Однако судом оставлены без внимания обстоятельства, которые могли иметь значение по делу.

Так, из показаний Б и С видно, что их взаимоотношения выходили за рамки служебных отношений прокурора и гражданина, а поэтому суду надлежало выяснить не являлись ли их личные взаимоотношения в силу ч. 2 ст. 61 УПК РФ препятствием участию С в приёме заявления от Б о возбуждении против Сдвижкова уголовного дела и проведения по данному сообщению проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ, в ходе которой им было вынесено поручение о производстве оперативно-розыскного мероприятия (т. 1 л.д. 6) и выделен следователь.

Из показаний свидетелей В и К видно, что позвонил Т и сказал явиться в прокуратуру, в распоряжение прокурора (т. 21 л.д. 106 об.). Прокурор С познакомил их с Б и объяснил, что им «необходимо делать» (т. 21 л.д. 107).

Из показаний свидетеля Т видно, что «До и после ОРМ, Б заходил к прокурору С (т. 21 л.д. 115 об.). Из показаний свидетеля К следует, что деньги обрабатывались в кабинете следователя (т. 2 л.д. 113 об.) и в присутствии последнего.

Свидетель Т указал, что после подготовки денег следователь Ф с ним поехал в Администрацию (т. 21 л.д. 115 об.). Указанным обстоятельством относительно действий С судом не дано никакой оценки и остановлены без внимания показания С и свидетеля Б относительно того, что С ещё до принятия от Б заявления о требовании Сдвижковым взятки, рекомендовал Б найти «надёжных» людей «понятых» и о том, что С присутствовал при обсуждении вопроса, какими купюрами формировать сумму взятки.

Как на доказательство суд в приговоре сослался на заключение фоноскопических экспертиз.

Согласно заключению судебной комплексной фоноскопической экспертизы № (т. 7 л.д. 73-82) записи разговора Б с Сдвижковым 6 июня 2007 г. - «на СФ признаки технического монтажа либо иных изменений, внесённых в процессе записи или после её окончания, не обнаружены (т. 7 л.д. 82). 22 Согласно же заключению дополнительной комиссионной судебной фоноскопической экспертизы № (т. 10 л.д. 243) - на фонограмме имеются изменения, которые были внесены в исходную запись после её окончания, выявленные изменения фонограммы не могли быть внесены случайно, то есть без специальных подготовительных процедур или иных действий (т. 10 л.д. 257).

Таким образом, выводы указанных экспертиз относительно одного и того же обстоятельства противоречат друг другу. Суд не принял надлежащих мер к устранению противоречий в выводах указанных экспертиз, оставив без удовлетворения ходатайство о проведении повторной экспертизы, и указав' в приговоре, , что «обстоятельства внесения в фонограмму изменений не установлены, оснований для однозначного вывода о том, что имело место искусственное создание доказательств (фальсификация), не имеется», и заключение дополнительной комиссионной экспертизы в части внесения в фонограмму изменений после окончания записи доказательством «Невиновности» подсудимого не является».

Указанным заключениям экспертиз никакой оценки судом не дано.

Как на доказательство вины Сдвижкова суд сослался на протокол осмотра места происшествия от 6 июня 2007 года, в соответствии с которым в книжном шкафу, в кабинете Сдвижкова был обнаружен пакет с денежными знаками, которые были вручены Б .

Как видно из материалов дела в качестве понятых при осмотре места происшествия принимали участие К и О .

Согласно положению ст. 60 УПК РФ понятым может быть не заинтересованное в исходе дела лицо, привлекаемое для удостоверения факта производства следственного действия.

Как видно из материалов дела (т. 12 л.д. 233) О обратился с заявлением о приёме его на работу в следственное управление по г. и муниципальному району.

Указанное заявление датировано 6 июня 2007 г.

В этот же день, согласно визы начальника СУ при УВД по г.

было дано согласие о приёме О на работу.

Согласно заявлению, датированному 28 мая 2007 г., К просил принять его на работу в следственное управление при УВД по г. . Приём К на работу в соответствии с визой на заявлении согласован 6 июня 2007 г. (т. 12 л.д. 234). 23 Впоследствии О и К были зачислены на работу в следственное управление внутренних дел по г. и муниципальному району, К с 14 июня 2007 г., О с 16 августа 2007 г. (т. 12 л.д. 231,232).

Согласно протоколу, осмотр места происшествия, в производстве которого К и О принимали участие в качестве понятых, производился 6 июня 2007 г. с 15 часов до 18 часов 25 минут (т. 1 л.д. 20-20).

Из показаний свидетелей О и К видно, что около 14 часов возле прокуратуры их попросили быть понятыми при следственном действии т.21 л.д. 174, 176).

Указанные свидетели подтвердили, что после прибытия адвокатов, Сдвижков с адвокатами выходил из кабинета, а они оставались в кабинете.

Свидетель О также показал, что когда вошли в кабинет, там уже был следователь Ф , специалист и 3 уполномоченных. Им объяснили, что «Сдвижкову передана взятка и сейчас будем изымать», (т. 21 л.д. 174, 176).

В судебном заседании К утверждал, что с заявлением о приёме на работу в УВД г. он обратился после 6 июня 2007 г. (т. 21 л.д. 177).

Поскольку по смыслу закона, понятой является лицом, способствующим собиранию доказательств и должен быть незаинтересованным в исходе дела, а также с учётом того обстоятельства, что вопрос согласования на работу О и К в УВД г. состоялся 6 июня 2007 года, с учётом времени их приглашения для участия в производстве следственного действия и времени участия в осмотре места происшествия с 15 часов до 18 часов 25 минут 6 июня 2007 г., а также с учётом того обстоятельства, что свидетель К заявил в судебном заседании, что по вопросу приёма на работу он обратился после 6 июня 2007 г., хотя его заявление датировано 28 мая 2007 г., а 6 июня 2007 г. вопрос о приёме на работу уже был согласован (т. 12 л.д. 234), суду необходимо было тщательно исследовать обстоятельства, при которых О и К были привлечены для участия в осмотре места происшествия. Выяснить, почему К указал о том, что обратился по вопросу приёма на работу после 6 июня 2007 г. И дать соответствующую оценку показаниям этих свидетелей, суд же в приговоре привёл показания К и О лишь в той части, где они показали об обнаружении свёртка с деньгами в шкафу и о том, что Сдвижков с адвокатами выходил из кабинета, признав этих свидетелей незаинтересованными в исходе дела, оставив без внимания и соответствующей оценки остальную часть их показаний, хотя показания свидетелей О и К об обстоятельствах привлечения их в качестве понятых, их претендентства на 24 зачисление на работу в систему УВД г. - могли иметь значение при оценке их доказательств.

Поскольку К и О утверждали, что Сдвижков с адвокатами выходил из кабинета, а все остальные участники оставались в кабинете, свидетели же Т , В и К утверждали, что Сдвижков не покидал кабинет, (т.21 л.д. 107, 111, 115 об.) суду необходимо было с должной полнотой выяснить данное обстоятельство, в связи с тем, что оно могло иметь значение при оценке протокола осмотра места происшествия.

Суд в приговоре сослался на показания свидетеля П , данные им как в судебном заседании, так и на предварительном следствии, о том, что Сдвижков говорил ему, что Б не введёт торговый центр в эксплуатацию, он, Сдвижков, отберёт у Б этот объект. Говорил, что им, Сдвижкову и П не надо жить на одну зарплату. Сдвижков говорил, что рано или поздно он задушит Б и его бизнес, или вообще отберёт этот бизнес или «поимеет с него денег» (т.23 л.д.226).

Как следует из протокола судебного заседания, судом были допрошены свидетели С , Б , М , которые указали о сложившихся взаимоотношениях Сдвижкова с П , Б и П .

Свидетель С показала, что она, как депутат, обращалась к Сдвижкову по вопросу граждан, возражавших против того, чтобы Б забрал участок земли, где было футбольное поле и детская площадка.

Сдвижков запретил это делать Б Совет раскололся. Начались интриги. Б был с П и Л . Б и П приезжали к ней и уговаривали перейти на их сторону, чтобы у них был кворум и они смогли бы отобрать у Сдвижкова все полномочия.

Б говорил ей, чтобы она голосовала против Сдвижкова (т.21 л.д.233 и 233 об.). Свидетель М показывала, что после того, как П попросил у Сдвижкова 3-х комнатную квартиру и последним было отказано в виду отсутствия оснований, между П и Сдвижковым началась «конфронтация». Совет депутатов блокировал все проекты Администрации.

Из показаний свидетеля М также видно, что МУП « , где П был директором, а Б заместителем у него, не платило в бюджет деньги с прибыли, в связи с чем П и Б Сдвижков уволил (т.21 л.д. 183).

Из показания свидетеля Б видно, что отношения между Сдвижковым и Б были неприязненные, конфликтные. Ещё в мае 2004 г., когда Б был депутатом, на совещании, проводимом губернатором, резко выступал Б и Сдвижкову, была устроена «пуб-25 личная порка». Б также показала, что отношения Сдвижкова и П были плохие. Совет депутатов блокировал все решения администрации. П публично предлагал Сдвижкову уйти с поста главы администрации (т.21 л.д. 172).

Несмотря на то, что указанные свидетели показали о взаимоотношениях Сдвижкова с Б , П и П , суд в этой части их показания оставил без внимания, не привёл их в приговоре и не дал им никакой оценки.

Согласно ч.4 ст.302 УПК РФ - обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Считая доводы подсудимого о провокации взятки «абсурдными», суд в подтверждение всего вывода о доказанности вины осуждённого, в приговоре сослался на содержание прослушанной в судебном заседании фонограммы разговора Б с Сдвижковым 6 июня 2007 г., указав в приговоре (т.23 л.д.232), что «Поведение Б и Сдвижкова в ходе состоявшегося между ними разговора 6 июня 2007 г. и смысловое содержание всей фонограммы, предшествующих разговору», передачи Б Сдвижкову взятки ни коим образом не исключают».

Однако суд не привёл в приговоре данных, на основании которых он пришёл к безусловному выводу о получении Сдвижковым взятки.

Кроме того судом оставлено без внимания обстоятельство, выяснение которого могло иметь значение по делу.

Как видно из материалов дела, материалы оперативного эксперимента были переданы в прокуратуру 6 июня 1007 г. (т.1 л.д.7-17), а аудиозапись разговора, согласно даты на сопроводительном письме - 22 июня 2007 г. (т.1 л.д. 12, 124), то есть не сразу, а с разрывом во времени.

Из сопроводительного письма (т.1 л.д. 124) следует, что направляется «единый цифровой носитель (компакт-диск), на носителе смонтированы фрагменты разговора Б с Сдвижковым».

При таких обстоятельствах суду надлежало выяснить,содержит ли приобщённая к материалам дела фонограмма разговора между указанными лицами полный текст, либо смонтированны фрагменты их разговора, в этом случае надлежало выяснить, какой необходимостью это было вызвано, когда и где состоялся этот монтаж.

^ Указанное обстоятельство судом оставлено без внимания, в то время, как оноЦогло иметь значение для установления фактически состоявшегося разговора между Сдвижковым и Б . 26 В соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, доказательства подлежат оценке с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности.

Суд, вопреки указанным требованиям закона дал иную, не предусмотренную законом оценку доказательствам.

Так, опровергая доводы Сдвижкова об оговоре его и о провокации в отношении него взятки и признавая эти доводы «совершенно абсурдными», суд в приговоре, в части показаний свидетелей П , К , В , С , Л , указал, что «оснований ставить эти показания под сомнение, с учётом полного соответствия их смысла, логике и общепринятым нормам поведения, у суда не имеется».

«Показания же свидетелей стороны защиты П и Р суд отверг как таким условиям не соответствующие» (т. 23 л.д. 229).

Такая оценка показаний свидетелей лишает возможности кассационную инстанцию проверить обоснованность выводов суда в части мотивов, по которым суд отверг показания свидетелей^ В связи с тем, что по данному уголовному делу не все доказательства получили оценку в соответствии с установленными в судебном заседании обстоятельствами, некоторые обстоятельства, установленные в судебном заседании, которые могли иметь существенное значение для правильного принятия решения, оставлены судом без внимания. По некоторым обстоятельствам выводы суда противоречат установленным по делу фактическим обстоятельствам, что в силу ст.380 УПК РФ является основанием к отмене приговора.

При новом рассмотрении суду надлежит всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела, дать оценку каждому доказательству с точки зрения допустимости и достоверности, и в совокупности - о достаточности для разрешения данного уголовного дела.

Проверить доводы стороны защиты о непричастности Сдвижкова к получению взятки, оговоре его, провокации в отношении него взятки, о процессуальных нарушениях при проведении ОРД и возбуждении уголовного дела и в зависимости от установленного принять обоснованное и законное решение. Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Обвинительный приговор Ярославского областного суда от 26 июня 2009 года в отношении Сдвижкова Е Н отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

Статьи законов по Делу № 8-О10-15

УК РФ Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиями
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УПК РФ Статья 37. Прокурор
УПК РФ Статья 60. Понятой
УПК РФ Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 146. Возбуждение уголовного дела публичного обвинения
УПК РФ Статья 177. Порядок производства осмотра
УПК РФ Статья 179. Освидетельствование
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора

Производство по делу

Загрузка
Наверх