Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 8-О11-10

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 7 июля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалумов Михаил Славович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 8-О11-10

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 7 июля 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ворожцова С.А.
судей Старкова А.В. и Шалумова М.С.
при секретаре Кошкиной А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе потерпевшей М и кассационным жалобам осужденных Зайцева СВ., Захарова С.С., Доценко Е.А., Манина Д.А., Макейкина В.А., Москвитина И.И., Ильина А.Е., защитников Быкова С.Ю., Козина М.В., Федорова СВ., Ежова С.С. на приговор Ярославского областного суда от 15 апреля 2011 года, которым Зайцев С В не судимый, осужден: по ч. 3 ст. 30 и пп. «а», «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы; пп. «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 6 годам лишения свободы; ч. 2 ст. 213 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

2 На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима; Захаров С С , не судимый, осужден: по ч. 3 ст. 30 и пп. «а», «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы; пп. «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 6 годам лишения свободы; ч. 2 ст. 213 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 8 лет лишения свободы в воспитательной колонии; Доценко Е А не судимый, осужден: по ч. 3 ст. 30 и пп. «а», «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы; ч. 2 ст. 213 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 5 лет 6 месяцев лишения свободы в воспитательной колонии; Благородное Н Р , не судимый, осужден: по ч. 3 ст. 30 и пп. «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 4 годам 3 месяцам лишения свободы; ч. 2 ст. 213 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 4 года 6 месяцев лишения свободы в воспитательной колонии; Манин Д А не судимый, 3 осужден по ч. 3 ст. 30 и пп. «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 4 годам 3 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима; Макейкин В А не судимый, осужден: по ч. 3 ст. 30 и п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 8 годам 3 месяцам лишения свободы; ч. 2 ст. 213 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Москвитин И И , не судимый, осужден по ч. 2 ст. 213 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; Ильин А Е не судимый, осужден по ч. 2 ст. 213 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Сроки наказания постановлено исчислять: Зайцеву, Захарову, Доценко с 3 марта 2009 г., Благороднову с 4 ноября 2009 г., Манину с 9 марта 2010 г., Макейкину с 12 ноября 2009 г.

По делу разрешены гражданские иски потерпевших о компенсации морального вреда.

По этому же делу осуждены Синявин С.А., Скрябин А.М., Кроваткин СВ., Степченков Петр.А., Степченков Павел.А., Бураченок А.П., Чемшит А.А., Зайцев А.А., Носков И.Е., Коноплянкин Д.М., Соколов И.К., приговор в отношении которых сторонами не обжалован и в кассационном порядке не проверяется.

Постановлением суда от 25 февраля 2011 г. уголовное дело в отношении Зайцева СВ., Скрябина А.М., в части обвинения, по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ прекращено за отсутствием состава преступления, и по ч. 1 ст. 282 УК РФ за истечением сроков давности, данное постановление сторонами также не обжаловано.

4 Заслушав доклад судьи Шалумова М.С, объяснения осужденных Манина Д.А., Макейкина В.А. в режиме видеоконференцсвязи, адвокатов: Каневского Г.В. в защиту Доценко, Федорова СВ. в защиту Благороднова, Баранова А.А. в защиту Манина, Урсола А.Л. в защиту Макейкина, Артеменко Л.Н. в защиту Москвитина, поддержавших кассационные жалобы осужденных и защитников; объяснения адвокатов: Жукова М.Ю. в защиту Зайцева, Быкова СЮ. в защиту Захарова, поддержавших кассационные жалобы свои и осужденных, и возражавших против доводов кассационной жалобы потерпевшей М мнение прокурора Самойлова И.В., полагавшего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

Зайцев СВ., Захаров СС и Доценко Е.А. признаны виновными в покушениях на убийства И С К Г Г совершенных группой лиц по предварительному сговору, в отношении четырех лиц, по мотивам национальной ненависти и вражды. Благородное Н.Р. и Манин Д.А. признаны виновными в покушении на убийство Г ., совершенном совместно с Зайцевым, Захаровым, Доценко группой лиц по предварительному сговору, по мотивам национальной ненависти и вражды. Зайцев СВ. и Захаров СС. совершили убийство Д группой лиц по предварительному сговору, по мотивам национальной ненависти и вражды. Зайцев СВ., Захаров СС, Доценко Е.А., Благородное Н.Р., Макейкин В.А., Москвитин И.И., Ильин А.Е. признаны виновными в хулиганстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, по мотивам ненависти и вражды в отношении социальной группы «панки». Макейкин В.А. также совершил покушение на убийство И по мотивам ненависти и вражды в отношении социальной группы «панки». Преступления совершены осужденными в период с 25 января 2009 г. до 26 февраля 2009 г. в городе Я при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе потерпевшая М высказывает несогласие с приговором в отношении Зайцева СВ. и Захарова ввиду чрезмерной мягкости назначенного им наказания. Полагает, что совершенное ими с применением холодного оружия убийство ее брата Д на почве национальной вражды и ненависти, связанное с нанесением множественных ножевых ранений лежащему беззащитному человеку, свидетельствует о высокой степени общественной опасности преступления. В суде ни подсудимые, ни их родители не принесли извинений за содеянное и поведение своих детей. При таких обстоятельствах наказание Зайцеву и Захарову, по ее мнению, не отвечает целям, изложенным в ч 2 ст. 43 УК РФ, 5 и не направлено на восстановление социальной справедливости и предупреждение новых преступлений. По указанным причинам просит приговор в отношении Зайцева и Захарова отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Зайцев СВ., не оспаривая своей вины в содеянном и юридической оценки преступлений против личности, высказывает несогласие с приговором в части квалификации как хулиганства его действий в отношении «панков», поскольку последние как представители антисоциальной группы не могут выступать объектом данного преступления. Кроме того, суд не установил в его действиях и не описал в приговоре, в чем заключалось грубое нарушение им общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу. Поскольку они имели намерение избить исключительно «панков», посторонних людей около клуба не было, то, по его мнению, общественный порядок они не нарушали. В этой связи просит: переквалифицировать указанные его действия на п. «б» ч. 2 ст. 115, п. «б» ч. 2 ст. 116 УК РФ и прекратить дело за истечением сроков давности уголовного преследования; смягчить назначенное ему наказание за другие преступления с учетом чистосердечного признания, явки с повинной, несовершеннолетнего возраста, положительных сведений о его личности, наличия родителей-пенсионеров и брата, являющегося инвалидом.

В кассационной жалобе осужденный Захаров С.С., не оспаривая своей вины в совершении преступлений, за исключением эпизода нападения на К считает, что его действия квалифицированы неправильно, а по эпизоду в отношении К он осужден необоснованно, так как в этом нападении он не участвовал, что подтвердили в суде Зайцев, Доценко и Благороднов. Умысла на убийство И С Г не имел, а хотел только избить и напугать потерпевших. Никакой переписки накануне ни с кем не вел. По мнению осужденного, «панки» являются не социальной группой, а просто молодежным течением, поэтому признак хулиганства в отношении социальной группы в его действиях отсутствует. С учетом приведенных доводов просит: переквалифицировать его действия в отношении И на п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ, в отношении С и Г на ч. 2 ст. 213 УК РФ, в отношении «панков» на п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ с прекращением дела в этой части за давностью; в части его осуждения за нападение на К приговор отменить и дело прекратить.

В кассационной жалобе в защиту Захарова адвокат Быков СЮ. приводит аналогичные доводы и просьбу. Кроме того, обращает внимание на то, что К не смог уточнить, кто из трех парней наносил ему удары, а 6 экспертизой не установлено, одним или несколькими предметами причинены повреждения потерпевшему. Показания Зайцева, Доценко и Благороднова на предварительном следствии считает недостоверными. Предъявленное Захарову обвинение неконкретизированное, ему вменяются многочисленные удары в туловище и конечности, не относящиеся к жизненно важным органам, вследствие чего нельзя говорить об умысле на лишение жизни, а преступления должны квалифицироваться по фактическим последствиям для здоровья потерпевших.

В кассационной жалобе осужденный Доценко Е.А., не оспаривая своей вины в совершении преступлений, высказывает несогласие с приговором как несправедливым вследствие чрезмерной суровости, ссылаясь на то, что суд при назначении наказания не учел в полном объеме сведения о его личности, условиях жизни и воспитания, несовершеннолетний возраст, положительные характеристики с места жительства и учебы, совершение преступления впервые, отсутствие административных наказаний. Кроме того, полагает, что выводы суда об отнесении «панков» к социальной группе противоречат заключению специалиста Е на которое опирается сам суд в мотивировочной части приговора. По мнению осужденного, суд, удовлетворяя иски потерпевших в размерах, указанных в приговоре, и взыскивая процессуальные издержки, не принял во внимание материальное положение его самого и родителей, на которых данная обязанность ложится тяжелым бременем. С учетом приведенных доводов просит изменить приговор, учесть все имеющиеся по делу смягчающие обстоятельства, на основании которых назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы, а также отменить приговор в части гражданских исков.

В кассационной жалобе в защиту Доценко адвокат Козин М.В. приводит аналогичные доводы о необоснованном отнесении судом «панков» к социальной группе и вытекающей из этого неправильной квалификации действий Доценко по ст. 213 УК РФ. Помимо этого, указывает на то, что вина Доценко в покушении на убийство Г не доказана. Сам осужденный свое участие в этом преступлении, в отличие от других эпизодов, отрицал с самого начала, а в основу приговора положены неконкретизированные показания М и Благороднова, которые получены в конце расследования под давлением следствия. На этом основании просит приговор в отношении Доценко изменить, исключить из осуждения эпизод покушения на убийство Г прекратить дело по ст. 213 УК РФ за отсутствием состава преступления, смягчить назначенное его подзащитному наказание.

В кассационной жалобе в защиту Благороднова адвокат Федоров СВ. полагает приговор в отношении его подзащитного незаконным и 7 необоснованным, а вину в покушении на убийство Г недоказанной. По мнению защитника, показания Благороднова в судебном заседании о том, что тот не наносил ударов Г а лишь присутствовал при избиении, какими-либо доказательствами по делу не опровергнуты, и, в то же время, подтверждаются показаниями Зайцева на месте преступления, а также показаниями других участников данного эпизода. Потерпевший Г иных, кроме Зайцева и Захарова, лиц, опознать не смог, и утверждать, что Благородное наносил удары, не может, а показания потерпевшего о количестве нанесенных ему ударов противоречат заключению судебно- медицинской экспертизы. Положенные в основу осуждения Благороднова показания свидетелей Ш С , К разнятся между собой, не содержат прямых сведений об участии Благороднова в избиении Г а представляют собой лишь предположения данных свидетелей. Указанные противоречия в ходе судебного следствия не устранены и подлежат истолкованию в пользу осужденного. По эпизоду хулиганства защитник считает недоказанным и подлежащим исключению из обвинения нанесение Благородновым ударов потерпевшим М Б С и С поскольку сам осужденный признал только два удара ногой по ноге И и никто из других участников не показал о конкретных действиях Благороднова и не опроверг его показания. Кроме того, защитник не согласен с квалифицирующим признаком «по мотивам ненависти или вражды в отношении социальной группы «панки», поскольку последние не являются социальной группой, а относятся к субкультуре. С учетом приведенных доводов просит приговор в отношении Благороднова изменить, по эпизоду покушения на убийство признать Благороднова невиновным и оправдать, в удовлетворении исковых требований Г отказать; по эпизоду хулиганства переквалифицировать действия на п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ и прекратить уголовное преследование за давностью.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Манин Д.А. высказывает несогласие с приговором как незаконным и необоснованным, и просит его отменить, а уголовное дело в отношении него прекратить, ссылаясь на то, что его участие в покушении на убийство Г не доказано. В приговоре не приведены прямые доказательства совершения им данного преступления, а перечисляются лишь косвенные доказательства - противоречивые показания потерпевшего, показания свидетеля Г данные со слов Манина и Благороднова, и показания свидетеля К являющиеся недопустимым доказательством, так как получены от заинтересованного лица с нарушением закона. По мнению осужденного, эти доказательства не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

8 Полагает, что суд односторонне подошел к установлению мотива его действий, и не дал оценки показаниям его друзей П и М , матери М и ее сожителя М о том, что он никогда не высказывал ненависти и вражды к лицам других национальностей и не призывал к нападениям на них. В то же время суд привел в приговоре показания свидетелей о его причастности к «скинхедам». Он не отрицает, что участвовал в обряде посвящения в это движение, но лишь из любопытства и для развлечения, не разделяя этих взглядов и идей. В случае признания судом кассационной инстанции его вины доказанной просит обратить внимание на то, что назначенное ему наказание несоразмерно объему обвинения и не соответствует сведениям о его положительном поведении как до преступления, так и в период предварительного следствия, свидетельствующим о наличии оснований для применения ст. 64 УК РФ, и потому должно быть значительно снижено.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Макейкин В.А. указывает на то, что приговор в отношении него является незаконным, необоснованным и несправедливым. В подтверждение этого на основании подробного анализа содержания доказательств, положенных в основу его осуждения, им приводятся следующие доводы. По эпизоду покушения на убийство И полагает, что в его действиях не установлен прямой умысел на лишение жизни потерпевшего. При нанесении ударов ножом он не преследовал такой цели и не смотрел, куда их наносит, желая лишь причинить потерпевшему физическую боль, и согласно заключению эксперта причинил потерпевшему тяжкий вред здоровью. Не согласен с выводом суда о том, что смерть потерпевшего наступила по независящим от него обстоятельствам, так как никто не мог помешать ему при желании причинить смерть потерпевшему, а после полученных повреждений тот не находился в состоянии, угрожавшем жизни. По эпизоду хулиганства обращает внимание на то, что на месте их нападения на М и других присутствовали только осужденные и потерпевшие, посторонних людей не было, их заранее согласованные действия были направлены исключительно на избиение «панков», поэтому данные действия нельзя расценивать как грубое нарушение общественного порядка, выражающие неуважение к обществу. По мнению осужденного, такие действия должны быть квалифицированы как преступление против личности. Полагает, что необоснованно завышенная квалификация преступлений привела к назначению излишне строгого наказания. С учетом приведенных доводов просит изменить приговор, переквалифицировать его действия, соответственно, на п. «е» ч. 2 ст. 111 УК РФ и п. «б» ч. 2 ст. 115, п. «б» ч. 2 ст. 116 УК РФ (в отношении М и С ), смягчить наказание как за отдельные преступления, так и по их совокупности.

9 В кассационной жалобе в защиту Макейкина адвокат Ежов СС. приводит аналогичные доводы относительно неправильной квалификации преступлений и чрезмерной суровости наказания, и, кроме того, дополняет их ссылкой на то, что в отношении не только М и С но и других потерпевших - И , Б С - действия его подзащитного следует переквалифицировать на п. «а» ч. 2 ст. 115, п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ. Действия Макейкина по нанесению ножевых ранений И по его мнению, подлежат переквалификации на п. «д» ч. 2 ст. 111 УК РФ как совершенные из хулиганских побуждений. Полагает, что при назначении Макейкину наказания суд не учел совершение преступления впервые, положительные характеристики с мест жительства, работы и учебы, хорошие взаимоотношения с родителями, признание вины, раскаяние в содеянном, заглаживание вреда, принесение извинений, оказание помощи следствию, наличие у осужденного хронического заболевания. На этом основании просит внести соответствующие изменения в приговор и смягчить наказание его подзащитному.

В кассационной жалобе осужденный Москвитин И.И. полагает приговор в отношении необоснованным, а его вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ, не доказанной. Тот факт, что преступления он не совершал, в этот момент находился дома, подтверждается показаниями допрошенных в суде свидетелей и подсудимых. Однако в основу его осуждения суд положил показания свидетелей на предварительном следствии, полученные с грубым нарушением закона, под давлением следователя, что подтвердила в суде свидетель Ж По указанным причинам просит его оправдать.

В кассационной жалобе осужденный Ильин А.Е. указывает на неправильное применение судом уголовного закона, ссылаясь на то, что в его действиях не установлен квалифицирующий признак хулиганства, а также грубое нарушение общественного порядка и явное неуважение к обществу, а из приговора не видно, в чем конкретно с его стороны это выражалось. Подробно анализируя заключение и показания специалиста Е , полагает необоснованным вывод суда об отнесении «панков» к социальной группе. Обращает внимание на то, что вопреки утверждению суда, сами потерпевшие Б и С не относят себя к «панкам», а М , который это признает, он побоев не наносил. В этой связи полагает, что его действия должны квалифицироваться как преступление против личности. По эпизодам осуждения его за действия в отношении С и М суд не указал в приговоре, какие конкретные действия он совершил и какие доказательства подтверждают нанесение им побоев данным потерпевшим. Также полагает постановленный в отношении него приговор несправедливым, так как суд, по его мнению, не учел степень общественной 10 опасности совершенных им действий и назначил ему несоразмерное объему осуждения, а потому чрезмерно суровое наказание. С учетом приведенных доводов просит приговор отменить, переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 116 УК РФ, дело прекратить за истечением сроков давности уголовного преследования.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Лапшин СВ. и потерпевшая М указывают на несостоятельность приведенных в них доводов и просят оставить жалобы без удовлетворения.

Изучив уголовное дело, проверив и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым, а кассационные жалобы потерпевшей, осужденных и их защитников не подлежащими удовлетворению.

Как видно из протокола судебного заседания, подсудимые не отрицали свое участие в перечисленных выше преступлениях и дали подробные показания об обстоятельствах их совершения: Зайцев, Макейкин - по всем эпизодам; Захаров - по всем эпизодам, кроме покушения на убийство К участия в котором он не признал; Доценко - по эпизодам покушений на убийства И С отрицая в то же время свою вину в покушениях на убийство К и Г Подсудимые Благороднов, Манин, Москвитин, Ильин признали вину в совершении противоправных действий в отношении «панков» и дали об этом показания, оспаривая лишь квалификацию содеянного.

Несмотря на позицию подсудимых, суд пришел к обоснованному выводу об их виновности в совершении всех инкриминированных им преступлений, который подтверждается достаточной совокупностью достоверных и допустимых доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании с участием сторон, и подробно изложенных в приговоре.

Так, вина Зайцева, Захарова и Доценко: в покушении на убийство И помимо их признательных показаний в суде, подтверждается показаниями Зайцева и Доценко на предварительном следствии, которые суд мотивированно признал правдивыми; показаниями подсудимого Манина, потерпевшего И свидетелей Б и других; в покушении на убийство С - помимо признательных показаний подсудимых в судебном заседании, также их показаниями на предварительном следствии, мотивированно признанными судом правдивыми; показаниями подсудимых Синявина, Манина, потерпевшего С свидетелей Г С Ш М 11 в покушении на убийство К - помимо признательных показаний Зайцева, также показаниями в судебном заседании и на предварительном следствии подсудимых Доценко (об участии в преступлении Зайцева) и Благороднова (об участии в преступлении Зайцева, Захарова и Доценко); показаниями потерпевшего К по всем перечисленным эпизодам - также сведениями, содержащимися в протоколах осмотров мест происшествий, вещественных доказательств, обысков, выемок и других следственных действий, заключениях судебно- медицинских, трасологических, медико-криминалистических, молекулярно- генетической, компьютерной экспертиз, и иных документах, подробно приведенными в приговоре.

Доводы осужденного Захарова и адвоката Быкова, приведенные в кассационных жалобах, о непричастности Захарова к эпизоду в отношении Каратова не основаны на материалах дела и полностью опровергаются совокупностью приведенных в приговоре доказательств. Критически оценивая показания подсудимых Доценко, Благороднова в судебном заседании, суд обоснованно признал их недостоверными в той части, в которой они противоречат показаниям тех же подсудимых на предварительном следствии и показаниям подсудимого Зайцева, и направлены на то, чтобы поддержать позицию их соучастника Захарова.

Вопреки доводам защиты, потерпевший К показал, что все трое парней, напавших на него, наносили ему удары, как ногами, так и ножами, что соответствует заключению судебно-медицинской экспертизы о наличии на теле К 15 ран, причиненных колюще-режущим предметом типа ножа. По заключениям медико-криминалистических экспертиз, повреждения на одежде К в местах ранений могли быть причинены ножами, изъятыми при обысках в жилище Зайцева и Ш Вина Зайцева, Захарова, Доценко, Благороднова, Манина в покушении на убийство Г , помимо признательных показаний подсудимых Зайцева и Захарова в судебном заседании, подтверждается также: показаниями Зайцева на предварительном следствии; показаниями подсудимого Доценко в суде и его показаниями на предварительном следствии (об участии в преступлении Зайцева, Захарова, Благороднова, Манина); показаниями в суде и на предварительном следствии подсудимых Манина, Благороднова (об участии в преступлении Зайцева, Захарова и Доценко). Оценив показания подсудимых на предварительном следствии, суд своим мотивированным решением признал их правдивыми, в том числе показания Доценко, Манина, Благороднова в части изложения каждым обстоятельств совершения преступления другими участниками.

12 Также вина осужденных в покушении на убийство Г доказана показаниями самого потерпевшего, проверенными на месте преступления; показаниями свидетелей Ш С К Ш , П Г «К », между которыми Судебная коллегия не усмотрела существенных противоречий. Отсутствуют такие противоречия и между показаниями потерпевшего и заключением судебно-медицинской экспертизы, поскольку не все нанесенные Г нападавшими удары руками и ногами по голове, туловищу и конечностям могли повлечь за собой телесные повреждения. Свидетели Г и К сообщили известные им со слов подсудимых Благороднова и Манина сведения о том, что последние принимали непосредственное участие в групповом избиении Г , но не успели ударить потерпевшего имевшимися у них ножами. Убить Г нападавшим помешали женщины (Ш С ). Данные сведения полностью соответствуют показаниям потерпевшего и свидетелей, а также показаниям Зайцева и Доценко на предварительном следствии, и опровергают приведенные в кассационных жалобах доводы адвокатов Козина М.В., Федорова СВ. и осужденного Манина о том, что Доценко, Благородное и Манин не принимали участия в действиях, направленных на лишение жизни Г . Оснований считать показания Г необъективными не имеется. Также в материалах дела отсутствуют основания для признания недопустимым доказательством показаний свидетеля под псевдонимом «К », поскольку они получены в установленном законом порядке.

Совершение Зайцевым и Захаровым убийства Д доказано как их собственными признательными показаниями в судебном заседании, так и показаниями Зайцева на предварительном следствии, проверенными на месте преступления; показаниями Доценко в суде и его же показаниями на предварительном следствии, проверенными на месте преступления; показаниями свидетелей Ше М Вина Зайцева СВ., Захарова, Доценко, Благороднова, Макейкина, Москвитина, Ильина в грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, совершенном по мотивам ненависти и вражды в отношении социальной группы «панки», группой лиц по предварительному сговору, подтверждается, помимо признательных показаний в судебном заседании подсудимых Зайцева СВ., Захарова, Доценко, Благороднова, Макейкина, Ильина, также их показаниями на предварительном следствии, признанными судом правдивыми; показаниями подсудимых Скрябина, Кроваткина, Зайцева А.А., Степченкова Павла, Степченкова Петра, Бураченка, Чемшита, Носкова, Коноплянкина, Соколова в судебном заседании и на предварительном следствии, а также показаниями 13 в качестве подозреваемого К показаниями потерпевших М С Б И С показаниями свидетелей Ж и П на предварительном следствии и не противоречащими им показаниями в судебном заседании; показаниями свидетелей К Ш , и других; показаниями специалиста Е Данными доказательствами, и в частности, показаниями подсудимых Зайцева СВ. и Доценко на предварительно следствии и в суде о том, что Благородное участвовал вместе с ними в первом нападении на «панков» и избиении последних, наносил потерпевшим удары руками и ногами; показаниями свидетеля Ш на следствии (Зайцев СВ. рассказывал ей, что вместе с ним «панков» избивал и Благородное), показаниями потерпевших об избиении их всеми нападавшими, - полностью опровергаются доводы адвоката Федорова СВ. о недоказанности совершения Благородновым хулиганских действий в отношении М , Б , С и С .

Доводы Москвитина о непричастности к эпизоду хулиганства тщательно проверялись в ходе разбирательства дела в суде первой инстанции, по результатам проверки суд пришел к обоснованному выводу о доказанности нахождения Москвитина на месте преступления и его участия в совершении данного группового преступления, приведя в приговоре в подтверждение этого вывода совокупность уличающих Москвитина доказательств и дав им оценку. Судебная коллегия находит, что указанная совокупность допустимых и достоверных доказательств является достаточной для признания Москвитина виновным по ч. 2 ст. 213 УК РФ.

Вопреки доводам Зайцева, Ильина, и Макейкина, суд указал в приговоре конкретные действия, образующие состав хулиганства, которые каждый из них совершил совместно с другими участниками преступления, а также в чем именно заключалось грубое нарушение ими общественного порядка и выражение явного неуважения к обществу.

Совершение Макейкиным покушения на убийство И доказано, помимо признания самим Макейкиным факта нанесения И двух ударов ножом, показаниями подсудимого Кроваткина на предварительном следствии, которому Макейкин на следующий день сообщил, что «порезал» одного из «панков»; показаниями потерпевшего И ; показаниями свидетелей Ж и П на предварительном следствии и не противоречащими им показаниям в судебном заседании. Критически оценивая показания Ж и П в судебном заседании в той части, в которой они отказались от своих показаний на предварительном следствии, заявляя, что дали их под незаконным воздействием правоохранительных органов, суд по результатам 14 проверки этих доводов обоснованно признал их недостоверными, обусловленными стремлением смягчить ответственность подсудимых, с которыми они были знакомы. В этой связи доводы, приведенные в кассационной жалобе Москвитина, о незаконности полученных следователем показаний свидетелей, уличивших его в совершении хулиганских действий, и в частности, свидетеля Ж , нельзя признать заслуживающими внимания.

Вина осужденных в совершении покушений на убийство Г и И убийстве Д и хулиганстве подтверждается также сведениями, содержащимися в протоколах осмотров мест происшествий и вещественных доказательств, выемок, обыска, опознаний, и других следственных действий, заключениях судебно-медицинских, трасологических, медико-криминалистических, компьютерной экспертиз, и иных документах, подробно приведенными в приговоре.

Все доказательства надлежащим образом проверены и оценены судом.

Доводы стороны защиты относительно доказанности участия каждого подсудимого в совершении тех эпизодов преступлений, за которые они осуждены, дачи признательных показаний подсудимыми на предварительном следствии под незаконным давлением сотрудников правоохранительных органов, тщательно проверялись в ходе судебного разбирательства.

Суд подробно отразил в приговоре результаты проверки указанных доводов, привел мотивы, по которым он принял доказательства, положенные в основу приговора, в качестве допустимых и достоверных, и критически отнесся к показаниям подсудимых в свою защиту, а также к показаниям в судебном заседании отдельных свидетелей (М Р М обусловленных стремлением смягчить ответственность подсудимых, с которыми свидетели состоят в приятельских отношениях.

Квалификация действий осужденных является правильной, основанной на исследованных в судебном заседании доказательствах и установленных судом фактических обстоятельствах дела.

Умысел Зайцева СВ., Захарова, Доценко, Благороднова, Манина на лишение жизни потерпевших И С К Г установлен на основании совокупности доказательств, свидетельствующих: о наличии между ними предварительной договоренности о нападениях на потерпевших именно с целью убийства по мотивам национальной ненависти и вражды; нанесении осужденными ударов потерпевшим в жизненно важные органы; использовании ими для нанесения ударов, помимо своих рук и ног, также металлических дубинок и ножей; причинении потерпевшим телесных повреждений, опасных для жизни; наличии не зависящих от их воли 15 обстоятельств, по которым не наступила смерть И С К , и по которым они не смогли лишить жизни Г .

Аналогичным образом в основу вывода суда о наличии у Макейкина умысла на лишение жизни И положена совокупность доказательств, свидетельствующих о нанесении осужденным ударов потерпевшему ножом в жизненно важные органы; причинении И телесных повреждений, опасных для жизни; наличии не зависящих от его воли обстоятельств, по которым не наступила смерть потерпевшего.

По всем эпизодам преступлений, направленных на лишение жизни потерпевших, суд привел в приговоре достаточные доказательства, подтверждающие их совершение подсудимыми по мотивам национальной ненависти и вражды, а по эпизоду хулиганства - подтверждающие мотив ненависти и вражды в отношении социальной группы «панки».

Доводы стороны защиты о том, что «панков» нельзя относить к социальной группе, защищаемой Уголовным кодексом РФ, не основан на законе и материалах дела. Суд, проанализировав показания в судебном заседании специалиста Е и сопоставив их с другими доказательствами, сделал правильный вывод о том, что по смыслу пункта «б» части 1 ст. 213 УК РФ объектом преступного посягательства выступает любая социальная группа как общность людей, связанных системой отношений, регулируемых как формальными, так и неформальными институтами, независимо от того, что они могут противопоставлять себя остальной части общества (в том числе, по показаниям Е , быть с этой точки зрения антисоциальной группой, к каковым она относит и носителей субкультуры «панков»).

В этой связи каких-либо оснований для переквалификации действий осужденных Судебная коллегия не находит.

В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства. Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов потерпевшим, подсудимым и их защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Наказание осужденным как за каждое преступление, так и по их совокупности назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела, и сведений об их личностях, в том числе с учетом несовершеннолетнего возраста Зайцева, Захарова, 16 Доценко, Благороднова, Манина, Москвитина, и других перечисленных в приговоре смягчающих обстоятельств, включая и те, на которые они и их защитники ссылаются в кассационных жалобах, с применением в отношении несовершеннолетних подсудимых положений ч. 1 ст. 62, ч. 3 ст. 66, ч. 6-1 ст. 88 УК РФ, в отношении Макейкина ч. 1 ст. 62, ч. 3 ст. 66 УК РФ, а Ильина - ч. 1 ст. 62 УК РФ.

В этой связи Судебная коллегия полагает, что наказание осужденным полностью отвечает требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ, и потому является справедливым, а доводы потерпевшей Малаховой о чрезмерной мягкости наказания Зайцеву и Захарову, и доводы стороны защиты о чрезмерной суровости назначенного осужденным наказания нельзя признать обоснованными.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии нормами материального и процессуального права. Размер компенсации морального вреда определен с учетом характера и степени причиненных осужденным нравственных страданий, при соблюдении требований разумности и справедливости.

Процессуальные издержки, связанные с оплатой из средств федерального бюджета труда адвокатов за оказание ими юридической помощи подсудимым по назначению, взысканы судом с осужденных либо их законных представителей в полном соответствии с положениями ст. 132 УПК РФ, суммы издержек подтверждены приобщенными к делу документами.

Доводы осужденного Доценко о взыскании судом компенсации морального вреда и процессуальных издержек с его родителей без учета их материального положения нельзя признать заслуживающими внимания.

Поскольку подсудимый Доценко не имеет собственных средств, а его родители не являются имущественно несостоятельными лицами, суд в соответствии с чч. 6 и 8 ст. 132 УПК РФ правильно взыскал указанные суммы с родителей подсудимого. Оснований для полного или частичного освобождения законных представителей Доценко от возложенной на них обязанности Судебная коллегия также не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ярославского областного суда от 15 апреля 2011 года в отношении Зайцева С В Захарова С С Доценко Е А Благороднова Н Р , Манина Д А Макейкина В А , Москвитина И И Ильина А Е оставить без изменения, а кассационные жалобы потерпевшей М осужденных Зайцева СВ., Захарова СС, Доценко Е.А., Манина Д.А., Макейкина В.А., Москвитина И.И., Ильина А.Е., защитников Быкова С.Ю., Козина М.В., Федорова СВ., Ежова С.С. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 8-О11-10

УК РФ Статья 43. Понятие и цели наказания
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 213. Хулиганство
УК РФ Статья 282. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 88. Виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним

Производство по делу

Загрузка
Наверх