Дело № 80-Г10-5

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 апреля 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по административным делам, кассация
Категория Административные дела
Докладчик Калинина Людмила Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

Дело №80-Г10-5

28 апреля 2010 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пирожкова В.Н.,

судей Калининой Л.А., Анишиной В.И.,

при секретаре Алешиной П.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Ильина НА. на решение Ульяновского областного суда от 25 февраля 2010 г. о признании недействующим в части Положения о порядке установления патронажа над совершеннолетними дееспособными гражданами на территории Ульяновской области, утвержденного постановлением правительства Ульяновской области от 5 августа 2009 г. № 306-П, с момента вступления настоящего решения в законную силу.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Калининой Л.А., объяснения представителя правительства Ульяновской области Сергеевой Е.И., не поддержавшей доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю., полагавшей решение законным и обоснованным, а поэтому не подлежащим отмене, Судебная коллегия

установила:

Ильин Н.А. обратился в суд с заявлением о признании недействующими пунктов 3.2, 4.8, 5.1, абзаца 2 пункта 5.2, пунктов 5.3, 5.4 Положения о порядке установления патронажа над совершеннолетними дееспособными гражданами на территории Ульяновской области, утвержденного постановлением правительства Ульяновской области от 5 августа 2009 г. № 306-П, а именно:

«3.2. К заявлению прилагаются следующие документы:

документ, удостоверяющий личность гражданина;

справка или выписка из домовой книги о регистрации заявителя и проживающих совместно с ним лиц по месту жительства;

автобиография;

справка с места работы (учебы) с кратким описанием характера работы (командировки, их продолжительность и другие факторы, которые могут затруднять либо способствовать исполнению обязанностей по осуществлению патронажа);

медицинская справка установленной формы об отсутствии заболеваний, препятствующих осуществлению обязанностей помощника;

письменное согласие супруга (супруги), совместно проживающих совершеннолетних членов семьи помощника на установление патронажа.

Копии документов изготавливаются и заверяются уполномоченным специалистом территориального органа.

4.8. Патронаж может осуществляться как на безвозмездной основе, так и оплачиваться за счет патронируемого лица из получаемых им доходов.

5.1. Права и обязанности помощника определяются Гражданским кодексом Российской Федерации. Помощник совершает действия в интересах гражданина, находящегося под патронажем, на основании заключаемых с этим лицом договора поручения, договора доверительного управления имуществом или иного договора (далее - договор).

5.2. Помощник обязан извещать территориальный орган о перемене своего места жительства и перемене места жительства гражданина, находящегося под патронажем, в течение пяти дней с момента регистрации по новому месту жительства.

Раздельное проживание помощника с гражданином, находящимся под патронажем, допускается при условии, что это предусмотрено договором.

5.3. Помощник подотчетен и подконтролен территориальному органу, его назначившему.

5.4. Территориальный орган извещает гражданина, находящегося под патронажем, о допущенных помощником нарушениях, которые могут служить основанием для расторжения заключенного между ними договора».

Ссылаясь на противоречие статьям 35, 36, 41 Гражданского кодекса РФ, заявитель полагал, что возложение оспариваемым п. 3.2 Положения на гражданина Российской Федерации, изъявившего желание стать помощником, дополнительных обязанностей по представлению перечисленных выше документов противоречит положениям ст.ст. 35, 41 Гражданского кодекса РФ, не содержащих такие требования; пункт 4.8 Положения противоречит ст. 36 ГК РФ, устанавливающей, что опека и попечительство осуществляются на безвозмездной основе, кроме случаев, предусмотренных законом. Никаким законом не предусмотрена возможность осуществления патронажа на возмездной основе; пункт 5.1 Положения не соответствует действующему законодательству, в том числе ст. 41 ГК РФ, так как данный пункт должен содержать указание на обязанность органа опеки и попечительства по оформлению и заключению договора между помощником и лицом, нуждающимся в установлении патронажа; абзац 2 пункта 5.2 Положения, предусматривающий возможность раздельного проживания помощника с гражданином при условии, что это предусмотрено договором, противоречит Жилищному кодексу РФ и ограничивает его право на выбор места жительства; пункт 5.3 Положения противоречит положениям ГК РФ, обязывающим органы опеки и попечительства осуществлять контроль. По мнению заявителя, данный пункт должен конкретно установить, каким образом и в какие сроки должен осуществляться контроль органом опеки и попечительства; пункт 5.4 Положения противоречит нормам Гражданского кодекса РФ, поскольку не содержит детального порядка расторжения договора, заключенного помощником с лицом, нуждающимся в патронаже.

Правительство Ульяновской области с заявлением не согласилось.

Решением Ульяновского областного суда от 25 февраля 2010 г. признан недействующим абзац 2 пункта 5.2 Положения о порядке установления патронажа над совершеннолетними дееспособными гражданами на территории Ульяновской области, утвержденного постановлением правительства Ульяновской области от 5 августа 2009 г. № 306-П, с момента вступления настоящего решения в законную силу.

В удовлетворении заявления Ильина Н.А. о признании противоречащими федеральному законодательству пунктов 3.2, 4.8, 5.1, 5.3, 5.4 названного Положения отказано.

В кассационной жалобе Ильин Н.А. просит об отмене решения в части отказа в удовлетворении заявленных требований как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права. Суть доводов сводится к неправильному истолкованию норм материального закона, подлежащего применению по данному делу.

Изучив доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела, Судебная коллегия не находит их подлежащими удовлетворению ввиду отсутствия оснований, предусмотренных статьей 362 Гражданского процессуального кодекса.

Заявителем оспариваются отдельные положения регионального нормативного правового акта, а потому суд обоснованно руководствовался нормами статей 251-253 Гражданского процессуального кодекса РФ, регламентирующими такую категорию дел.

При этом суд в полной мере, безотносительно к доводам заявленных требований, выяснил, издано ли оспариваемое постановление в пределах полномочий органа или должностного лица, а также соответствует ли закону его содержание, форма, порядок принятия и опубликования, что нашло мотивированное, обстоятельное отражение в судебном решении.

Так, признавая оспариваемые положения соответствующими федеральному законодательству, суд обоснованно пришел к выводу о правомерности установления субъектом Российской Федерации правил осуществления патронажа в порядке «опережающего» правового регулирования.

Как следует из смысла и содержания статьи 41 Гражданского кодекса Российской Федерации, патронаж над совершеннолетними дееспособными гражданами, являясь формой социальной защиты, имеет комплексный характер, предполагает возникновение, изменение, прекращение, различных по своей юридической природе, общественных отношений, а именно:

1) непосредственно договорных отношений, основанных на равенстве волеизъявления, с одной стороны - совершеннолетнего дееспособного гражданина, который по состоянию здоровья не может самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности, с другой -помощника совершеннолетнего дееспособного гражданина, совершающего действия в интересах гражданина, находящегося под патронажем;

2) организационных (управленческих, административных) отношений, связанных с осуществлением полномочий органов опеки и попечительства по реализации социальной заботы в отношении граждан, нуждающихся в патронаже.

Последние в наиболее общем виде означают формирование социальной среды и такого правового порядка, которые обеспечивали бы реальную возможность дееспособного гражданина на социальную заботу, если по состоянию здоровья он не способен самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности.

Следовательно, реализуя полномочия по защите прав и свобод граждан, субъект Российской Федерации, как это вытекает из взаимосвязанных положений ч.2 и 3 ст. 5, п. «б» ч. 1 ст. 72 и ч. 2 ст. 76 Конституции Российской Федерации, не лишен был возможности при отсутствии регламентации федеральным законодателем порядка подбора, учета дееспособных граждан, нуждающихся в патронаже, осуществления контроля за исполнением помощником совершеннолетнего дееспособного гражданина своих обязанностей, иных организационных вопросов, при отсутствии федерального регулирования установить собственное, так называемое «опережающее» правовое регулирование в этой области общественной жизни.

Суждения суда о соответствии федеральному законодательству оспариваемых пунктов 3.2, 4.8, 5.1, 5.3, 5.4 Положения о порядке установления патронажа над совершеннолетними дееспособными гражданами на территории Ульяновской области, утвержденного постановлением правительства Ульяновской области от 5 августа 2009 г. № 306-П, также являются правильными, основанными на верном истолковании материального закона, подлежащего применению по данному делу.

Анализ этих норм в системной взаимосвязи с нормами федерального законодательства, на соответствие которым поставлен вопрос заявителем, приводит к выводу о том, что положений, отменяющих право дееспособных граждан на установление патронажа, региональные нормы не содержат; не усматривается и положений по возложению обязанностей на помощника совершеннолетнего дееспособного гражданина по иным основаниям, чем это определяется статьей 41 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Исходя из сущности контроля, предусмотренного статьей 41 Гражданского кодекса РФ, Судебная коллегия соглашается с суждениями суда первой инстанции о том, что установление субъектом Российской Федерации перечня документов с целью получения необходимых и достоверных сведений о личности предполагаемого помощника представляет собой один из механизмов реализации контроля, а не возложение дополнительных обязанностей на предполагаемого помощника, к чему фактически сводятся доводы заявителя.

Поскольку ни возмездный, ни безвозмездный патронаж не может строиться на принуждении патронируемого, предполагается согласование волеизъявления сторон, что прямо вытекает из сути договорных отношений между помощником и совершеннолетним дееспособным гражданином, который нуждается в патронаже, суд обоснованно счел несостоятельными доводы заявителя о снижении гарантий граждан на социальную защиту в форме патронажа за счет оплаты патронируемого лица из получаемых им доходов.

С учетом изложенного, руководствуясь статьями 361, 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия

определила:

решение Ульяновского областного суда от 25 февраля 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Ильина Н.А. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 80-Г10-5

ГК РФ Статья 35. Опекуны и попечители
ГК РФ Статья 36. Исполнение опекунами и попечителями своих обязанностей
ГК РФ Статья 41. Патронаж над совершеннолетними дееспособными гражданами
ГПК РФ Статья 361. Утратила силу
ГПК РФ Статья 362. (Утратила силу)

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх