Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
онлайн
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 5
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 81-О09-117СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 8 октября 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Чакар Рита Сояновна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №81-О09-117СП

от 8 октября 2009 года

 

председательствующего Зыкина В.Я.,

при секретаре Назаровой Т.Д.

рассмотрела в судебном заседании от 8 октября 2009 года кассационное представление государственного обвинителя Ерынич Г.В. на приговор Кемеровского областного суда с участием присяжных заседателей от 15 июля 2009 года, которым

Лосев СМ [скрыто]

оправдан по ч.1 ст.222, п. «а,е» ч.2 ст. 105, ч.З ст.ЗО-п. «а,е» ч.2 ст. 105 УК РФ УК РФ за непричастностью к совершению преступления;

осужден по ч.1 ст.222 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Органами предварительного расследования Лосев СВ. обвинялся в незаконном приобретении, хранении и перевозке взрывного устройства; в убийстве двух лиц, совершенном общеопасным способом; в покушении на убийство двух и более лиц, совершенном общеопасным способом, при приведенных в обвинении обстоятельствах.

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей Лосев СВ. оправдан по обвинению в совершении этих преступлений за непричастностью к их совершению.

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей Лосев СВ. осужден за незаконное приобретение, передачу, хранение, ношение, перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных по 22 апреля 2005 года при установленных судом обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Чакар P.C., мнение прокурора Макаровой О.Ю., поддержавшей доводы кассационного представления об отмене приговора, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационном представлении государственный обвинитель Ерынич Г.В. просит отменить приговор в связи с допущенными судом нарушениями уголовно-процессуального закона, которые в итоге привели к вынесению неправильного вердикта, на основании которого Лосев СВ. был оправдан по обвинению в убийстве и в покушении на убийство и ему назначено несправедливое вследствие чрезмерной мягкости наказание. Дополнительные свидетели [скрыто] и [скрыто] допрошены по ходатайству защитника в

присутствии присяжных заседателей об обстоятельствах приобретения им другой гранаты, кроме РГО, в том числе и учебной, что не вменялось ему в вину, кроме того, их показания содержат отрицательную характеристику потерпевших. В присутствии присяжных заседателей был допрошен свидетель

[скрыто], который показал, что обладает недостаточно проверенной

информацией о невиновности Лосева А.Н., председательствующим не было указано присяжным о том, что эти показания свидетеля не следует принимать во внимание при вынесении вердикта по делу. В прениях сторон защитником Киселевой Е.В. была высказана версия о том, что в отсутствие Лосева СВ имел место конфликт с применением оружия, преступление совершено не им, работники милиции его оговаривают, однако председательствующий не прервал ее речь и не сделал замечание в нарушение ч.З ст.336 УПК РФ, хотя никто не давал показаний в подтверждение этой версии и такие обстоятельства происшествия не исследовались в судебном заседании. Не было сделано замечание и Лосеву СВ., который показал, что показания об обстоятельствах происшествия он давал на предварительном следствии, поддавшись уговорам работников милиции, и тем самым он в присутствии присяжных заседателей высказался о допустимости его показаний как доказательства. В напутственном слове председательствующим не в полном объеме перечислены доказательства, представленные стороной обвинения, допущены искажения показаний свидетелей и неверное их изложение, неполно и неверно изложены показания эксперта [скрыто], что повлияло или могло повлиять на решение

вопроса о виновности Лосева СВ. Показания свидетеля [скрыто] изложены

лишь в части данных им в судебном заседании, тогда как исследованные в судебном заседании его показания, данные на предварительном следствии, не были изложены в напутственном слове. Показания свидетеля [скрыто] изложены лишь в части обстоятельств взрыва, при этом не приведены показания в части действий Лосева СВ. по метанию им гранаты, после которых и прогремел взрыв. Приведены показания свидетеля [скрыто] о том, что они

с [скрыто] решили задержать Лосева, которые отсутствуют в

протоколе судебного заседания. Искажены показания свидетеля

которая 22 апреля 2005 года после 14 часов не видела Лосева, в напутственном слове председательствующий ссылается на показания указанного свидетеля об обстоятельствах его избиения и последующего вооружения. Не приведены показания свидетеля [скрыто] о замеченных им особенностях повреждения

крыши автомобиля, которые свидетельствовали о том, что граната взорвалась именно на ней. Показания свидетелей С~ Ш i 3 i,

[скрыто], [скрыто] не приведены в напутственном слове,

несмотря на то, что они являлись очевидцами происшествия. Показания эксперта о том, что эпицентр взрыва определить можно, но ему не показывали его, приведенные в напутственном слове не соответствуют тому, что эксперт сообщил, что если повреждения обнаружены в области головы человека, сидящего в машине, то эпицентр взрыва находится на крыше машины. Показания эксперта о том, что полет гранаты РГО может сопровождаться воспламенением, имеющие важное значение для разрешения уголовного дела, не приведены в напутственном слове. На заявление защитника о том, что судья забыл привести в напутственном слове самое главное доказательство невиновности Лосева СВ. - обнаружение УДЗ в 50 сантиметрах от крыльца, председательствующий не сделал замечание адвокату, напротив подтвердил правильность высказывания адвоката, тем самым фактически высказал свое мнение об оценке данных протокола осмотра места происшествия как главного доказательства невиновности подсудимого. Присяжными заседателями не дан ответ на вопросы №2,3,4,11,12, хотя при оглашении вопросного листа старшина указывала, что вопросы оставлены без ответа. Судом нарушен принцип состязательности при рассмотрении уголовного дела, так как без какой-либо мотивировки государственному обвинителю отказано в допросе

дополнительного свидетеля [скрыто],, в допросе в присутствии присяжных

заседателей свидетеля [скрыто]., в оглашении протокола проверки

показаний свидетеля [скрыто]и схемы места происшествия, приложенного

к данному протоколу, в демонстрации видеоизображения поврежденного автомобиля.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления государственного обвинителя, судебная коллегия находит, что приговор суда с участием присяжных заседателей подлежит отмене в полном объеме, а дело -направлению на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства по следующим основаниям.

В соответствии с ч.2 ст.385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили его право на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или ответов на них.

Согласно ст. 336 УПК РФ прения сторон в суде присяжных проводятся в соответствии со ст. 292 УПК РФ, но с особенностями, указанными в ч. 2, 3 ст. 336 УПК РФ, лишь в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.

Из положений ст.334-336 УПК РФ следует, что в присутствии присяжных заседателей исследуются только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, согласно которым они разрешают вопросы, связанные с доказанностью деяния, доказанностью совершения этого деяния подсудимым и его виновностью в совершении деяния. Согласно ст.336 УПК РФ прения сторон также проводятся в пределах этих вопросов. Все другие вопросы, связанные с разрешением вопросов права, в том числе процессуального, отнесены к исключительной компетенции председательствующего в судебном заседании.

Согласно ст. 292, 336 УПК РФ при ссылке участников прений сторон на не исследовавшиеся в судебном заседании доказательства, а также не имеющие отношение к рассматриваемому делу обстоятельства председательствующий судья обязан остановить такого участника прений и обратить внимание присяжных заседателей на то, что эти обстоятельства не должны учитываться при принятии вердикта.

Судебная коллегия находит, что данные требования закона судом нарушены, о чём обоснованно указывается в кассационном представлении государственного обвинителя.

Как следует из протокола судебного заседания, свидетель [скрыто] в присутствии присяжных заседателей давал показания о том, что обладает недостаточно проверенной информацией о невиновности Лосева СВ., не сообщив при этом об источник сведений, в прениях сторон защитником Киселевой Е.В. действительно было высказано предположение о том, что в период отсутствия Лосева СВ. имел место конфликт, сопровождавшийся применением оружия и выстрелами, а в репликах подсудимый Лосев СВ. заявил, что свои изначальные показания и явку с повинной он давал под уговорами сотрудников милиции,

Председательствующий, как обоснованно указано в кассационном представлении, не реагировал на эти нарушения уголовно-процессуального закона, не останавливал адвоката и подсудимого и не делал замечаний, не

разъяснял присяжным заседателям, что указанные обстоятельства не должны быть приняты ими во внимание при вынесении вердикта.

Из протокола судебного заседания и приобщенных к нему замечаний на него и постановления об удостоверении правильности замечаний №7,9 и отклонении остальных за №1,2,3,4,5,6,8, следует, что после оглашения напутственного слова председательствующим защитник Киселева Е.В. заявила, что Лосев СВ. никогда не признавал хранение гранаты и председательствующий не указал самого главного аргумента, оправдывающего ее подзащитного - это обнаружение УДЗ (штатного взрывателя) на крыльце кафе, на что последовал ответ председательствующего: « Конечно, конечно».

Возражение защитника на напутственное слово, которое, как правильно определено в кассационном представлении, является по существу оценкой доказательства, оставлено председательствующим по делу без внимания, хотя оно могло оказать воздействие на присяжных заседателей, при этом председательствующим без какого-либо уточнения фактически озвучено принятое им по возражению решение, подтверждающее правильность принесенного на напутственное слово возражения, то есть оценки доказательства, как оправдывающего Лосева СВ.

По смыслу п. 1,2,4 ч.1 ст.299, ст.334 УПК РФ оценка исследованных в судебном заседании доказательств отнесена к исключительной компетенции присяжных заседателей, которые самостоятельно, по своему внутреннему убеждению, основанному на непосредственном исследовании доказательств, выносят вердикт по уголовному делу.

Возражение защитника на напутственное слово (Вы не указали самого главного аргумента, оправдывающего моего подзащитного) и высказанные после этого слова председательствующего (Конечно, конечно) могли повлиять и с учетом обстоятельств их произнесения повлияли на оценку присяжными заседателями доказательства, и, таким образом, могли повлиять и повлияли на итоговое решение присяжных заседателей по уголовному делу.

Доводы кассационного представления о том, что при произнесении напутственного слова председательствующим были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, следует признать обоснованными, так как в напутственном слове:

изложены показания свидетеля [скрыто] в судебном заседании,

но не приведены показания на предварительном следствии, исследованные в судебном заседании, несмотря на то, что они исследовались в связи с наличием между ними противоречий, при этом свидетель подтвердил правильность исследованных показаний;

неверно изложены показания свидетеля [скрыто], так как его

показания приведены лишь в части обстоятельств взрыва без изложения показаний о действиях Лосева СВ. (« Лосев вскинул ружье, кроме того, я видел

такое движение Лосева, будто бы он бросил гранату, после чего прогремел взрыв и я упал»);

приведены показания свидетеля [скрыто]., которых она не давала

(что видела мужа избитым и то, как он вооружался в этот вечер);

не приведены показания эксперта [скрыто] об эпицентре взрыва,

указано, что ему не показали эпицентр взрыва,хотя он этого не говорил, согласно протоколу судебного заседания эксперт сообщил, что, судя по обнаружению повреждений в области головы сидящего в машине человека, взрыв гранаты произошел в районе крыши автомобиля;

не приведены показания эксперта о том, что полет гранаты РГО может сопровождаться воспламенением;

при изложении показаний свидетеля [скрыто] не приведена та их

часть, относящаяся к замеченным свидетелем повреждениям автомобиля, по которым он определил место взрыва гранаты;

не приведены показания свидетелей С [скрыто].,

[скрыто]., [скрыто], [скрыто]., Б "]¦> несмотря

на то, что они находились на месте происшествия и являлись его очевидцами, в том числе видели, слышали обстоятельства взрыва гранаты, месторасположение других участников происшествия и другие обстоятельства.

Вместе с тем, доводы о том. что неверно приведены показания свидетеля [скрыто], опровергаются протоколом судебного заседания.

Доводы о том, что без надлежащей мотивировки было отказано в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя о допросе свидетеля [скрыто], о допросе в присутствии присяжных заседателей эксперта-

криминалиста СЩ Щ, следует признать обоснованными, так как в

протоколе судебного заседания не приведены мотивы принятых судом решений по ходатайствам, а при отказе в удовлетворении ходатайства об оглашении данных протокола проверки на месте происшествия показаний свидетеля [скрыто] свое решение суд мотивировал тем, что УПК РФ не

предусматривает оглашение следственных действий.

При таких обстоятельствах доводы кассационного представления о том, что был нарушен принцип состязательности сторон следует признать обоснованным, отказом в удовлетворении ходатайства без надлежащей мотивировки допущено ограничение права государственного обвинителя на представление доказательств.

Судебная коллегия находит, что указанные выше нарушения уголовно -процессуального закона в совокупности могли повлиять и повлияли на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы, в связи с чем оправдательный приговор подлежит отмене в соответствии с ч. 2 ст. 385 УПК РФ.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное и в соответствии с законом создать необходимые условия для исполнения сторонами процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им законом прав, как установлено ст. 15 УПК РФ.

Руководствуясь ст.З77,378,3 88 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Кемеровского областного суда от 15 июля 2009 года в отношении Лосева [скрыто] отменить, дело направить на новое

судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 81-О09-117СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон

Производство по делу

Загрузка
Наверх