Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 81-О10-33

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 апреля 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Боровиков Владимир Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №81-О10-33

от 21 апреля 2010 года

 

председательствующего Червоткина A.C.

при секретаре Назаровой Т.Д.

рассмотрела в судебном заседании от 21 апреля 2010 года кассационные жалобы осуждённых Никитина CA. и Нефедова М.А. на приговор Кемеровского областного суда от 16 февраля 2010 года, которым:

НИКИТИН с_

[скрыто] судимый по ст. 111 ч.4 УК РФ к 7 годам лишения свободы, 22 августа 2007 года освободился условно-досрочно на 2 года 3 месяца 12 дней,

осуждён по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ к 12 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 105 ч.2 п.п. «ж, з» УК РФ - к 16 годам лишения свободы, по ст. 167 ч.2 УК РФ - к 3 годам лишения свободы.

В соответствии со ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено 18 лет лишения свободы. К назначенному наказанию частично присоединено не отбытое по приговору Березовского городского суда от 17 марта 2003 года наказание и на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима;

НЕФЕДОВ [скрыто]

осуждён по ст. 162 ч.2 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По делу разрешён гражданский иск.

Этим же приговором осуждён Григорьев [скрыто], в отношении

которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осуждённых Никитина С.А., Григорьева Н.П., Нефедова М.А. и адвокатов Реброва Н.И., Воло-боевой Л.Ю. и Карпухина СВ., представляющих интересы указанных выше осуждённых соответственно, поддержавших доводы кассационных жалоб, выступление прокурора Курочкиной Л.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору Никитин С.А., Григорьев Н.П. и Нефедов М.А. осуждены за то, что они, предварительно договорившись между собой, совершили разбойное нападение на [скрыто]., в ходе чего Никитин С.А. и Григорьев Н.П. убили потерпевшую, а затем Никитин С.А. и Григорьев Н.П. подожгли имущество в доме.

Осуждённые похитили имущество, принадлежащее потерпевшим и [скрыто], стоимостью [скрыто] и [скрыто] рублей соответственно.

Своими действиями Никитин С.А. и Григорьев Н.П. уничтожили имущество [скрыто]. и [скрыто] на общую сумму [скрыто] и [скрыто] рублей соответственно.

Преступления совершены 28 февраля 2009 года в

[скрыто] при указанных в приговоре обстоятельст-

вах.

В кассационной жалобе осуждённый Никитин С.А. ставит вопрос об отмене приговора и о направлении дела на новое судебное разбирательство.

Признавая вину в разбойном нападении, излагая фактические обстоятельства дела, имевшие место быть, по мнению Никитина С.А., указав на то, что убийство потерпевшей [скрыто] - совершил Григорьев Н.П.: последний также поджёг дом потерпевшей. Ссылаясь на основания, указанные в ч.1 ст.379 УПК РФ, Никитин С.А. полагает, что Григорьев Н.П. и Нефедов М.А.

оговорили его, суд использовал недопустимые доказательства (не указано, какие) и не дал ему возможность «исключить их из судебного разбирательства».

В кассационной жалобе осуждённый Нефедов М.А. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

По его мнению, следователь неправильно изложил его показания.

Отрицая предварительную договорённость на разбой, Нефедов М.А. указал, что он не видел, кто и как убил потерпевшую и поджёг её дом.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Ерынич Г.В., не соглашаясь с их доводами, приводит собственные суждения относительно несостоятельности позиции авторов кассационных жалоб.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, а также возражений на них, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Оснований, указанных в ч.1 ст.379 УПК РФ, влекущих отмену либо изменение приговора, не усматривается.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными в суде и приведёнными в приговоре доказательствами.

Доводы авторов кассационных жалоб не имеют под собой фактических и правовых оснований.

В соответствии со ст.88 ч.1 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а собранные доказательства в совокупности - достаточности для постановления оспариваемого обвинительного приговора.

В судебном заседании Никитин CA. признал, что 28 февраля 2009 года, выйдя из дома [скрыто], где он находился с Григорьевым Н.П., последний предложил завладеть её имуществом.

Встретив на улице Нефедова М.А., они втроем вернулись в дом потерпевшей. Перед этим Григорьев Н.П. предложил перерезать шею потерпевшей и завладеть её имуществом: он это не воспринял всерьёз, а Нефедов М.А. промолчал.

Во время разговора его с [скрыто] к последней подошёл Григорьев Н.П. и обхватил её шею рукой, согнутой в локте: на лице потерпевшей появились пятна крови.

Когда Григорьев Н.П. оставил потерпевшую, он подхватил падавшую потерпевшую за шею и положил на пол.

Григорьев Н.П. и Нефедов М.А. собирали имущество потерпевшей.

Он передал Григорьеву Н.П. и Нефедову М.А. микроволновую печь.

Втроём они упаковали похищенное имущество и вынесли его из дома.

Уходя из дома, он, желая убедиться в том, что потерпевшая мертва, дотрагивался ногой руки [скрыто]

Данная позиция Никитина С.А. нашла своё опровержение другими исследованными в суде доказательствами.

В явке с повинной он подтвердил не только изложенные выше действия Григорьева Н.П., но и сообщил, что, когда потерпевшая упала на пол, он наклонился над ней и передавил ей шею, решив, что она мертва.

Они втроем похитили имущество. В одной из комнат Григорьев Н.П. поджёг вещи, находясь в другой комнате, он держал дверь шкафа, а Григорьев Н.П. поджёг находившиеся в нём вещи.

В ходе предварительного следствия, будучи допрошенным в качестве подозреваемого и обвиняемого, Никитин С.А. дал более подробные показания, не только уличая при.этом остальных соучастников, но и рассказал о своей роли в случившемся.

Его показания носили последовательный характер. При их исследовании в суде Никитин С.А. подтвердил, что показания он давал добровольно, он отрицал применение к нему недозволенных методов ведения следствия.

Тогда Никитин С.А. признавал, что вначале потерпевшую душил Григорьев Н.П., а потом он душил её: она хрипела, он схватил руками её шею, желая при этом её (шею) сломать. Потерпевшая «обмякла», её лицо посинело. Всё это видел Нефедов М.А. Они втроем похищали имущество. Желая уничтожить следы преступления, он и Григорьев Н.П. подожгли простынь и наволочку в одной из комнат дома потерпевшей. Умысел на хищение имущества и убийство потерпевшей у него и Григорьева H.H. возник заранее. О своих планах они сообщили Нефедову М.А., которого встретили на улице, и тот согласился идти с ними в дом потерпевшей.

Эти обстоятельства в суде подтвердил осуждённый Григорьев Н.П.

Он признал, что в присутствии Нефедова М.А. он и Никитин С.А. договаривались о лишении жизни потерпевшей, завладении её имуществом, обсуждали способ лишения жизни [скрыто] Вначале он душил потерпевшую, а потом её душил Никитин С.А.

Он, Никитин С.А. и Нефедов М.А. собрали имущество, упаковали его и вынесли из дома. Никитин С.А. забрал у потерпевшей золотые серьги.

Григорьев Н.П. признал хищение ими имущества, вменённого в вину ему и остальным соучастникам.

Последнее обстоятельство, за исключением золотых серёжек, не отрицает и сам Никитин С.А.

В суде Григорьев Н.П. также признал, что Никитин С.А. предложил поджечь дом потерпевшей для того, чтобы уничтожить следы преступления.

Об этих же обстоятельствах Григорьев Н.П. написал в явке с повинной и показал в ходе предварительного следствия, будучи допрошенным в разном процессуальном положении. Он уточнил, что вещи в доме потерпевшей поджигали он и Никитин С.А.

Он подтвердил, что в ходе предварительного следствия он показания давал добровольно, знакомился с ними, удостоверил их правильность своей подписью, при этом присутствовал адвокат.

В судебном заседании Нефедов М.А. подтвердил, что вначале потерпевшую душил Григорьев Н.П. Затем к ней подошёл Никитин С.А. и, схватив руками за шею, повалил её на пол.

После этого он прошёл в другую комнату. Вещи потерпевшей похищали втроем: он, Григорьев Н.П. и Никитин С.А.

Последние говорили о необходимости уничтожения следов преступления.

В суде Нефедов М.А. также признал, что до случившегося в его присутствии Григорьев Н.П. и Никитин С.А. договаривались между собой о том, чтобы сломать шею [скрыто] и похитить её имущество.

Эти обстоятельства были озвучены Нефедовым М.А. в ходе предварительного следствия во время написания явки с повинной и дачи показаний при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого. Дополнительно он сообщил,

что вначале Никитин С.А. душил потерпевшую рукой, а затем правой ногой стал давить ей на горло.

Никитин С.А. предлагал поджечь дом потерпевшей с целью уничтожения следов преступления.

После похищения вещей Никитин С.А. и Григорьев Н.П. вернулись в дом потерпевшей.

Через некоторое время они вышли из дома и сообщили ему о том, что они подожгли дом.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть [скрыто]. наступила от отравления угарным газом.

Каких-либо повреждений, в том числе и в области шеи, кроме посмертного обгорания трупа, при судебно-медицинском исследовании трупа не выявлено.

Виновность осуждённых подтверждается и другими приведёнными в приговоре доказательствами, которым суд дал соответствующую оценку.

По делу нет никаких данных, свидетельствующих о том, что Григорьев Н.П. и Нефедов М.А. оговорили Никитина С.А., на что он обращает внимание в своей кассационной жалобе.

Правильно установленным в суде фактическим обстоятельствам дела дана верная юридическая оценка.

В приговоре суд достаточно полно и мотивированно разрешил данный вопрос.

При назначении осуждённым наказания суд в полной мере учёл общие начала назначения наказания, указанные в ст.60 УК РФ, в том числе явку с повинной Григорьева Н.П. и отсутствие отягчающих его наказание. Явка с повинной Григорьева Н.П. была учтена при назначении ему наказания.

В приговоре суд принял решение о неприменении правил ст.62 УК РФ при назначении наказания Григорьеву Н.П.

Данный вывод суда является ошибочным и противоречит фактическим обстоятельствам, признанным установленными судом первой инстанции, и положениям ст.62 УК РФ.

Фактически суд назначил Григорьеву Н.П. наказание в пределах, установленных ч.1 ст.62 УК РФ, а поэтому судебная коллегия не находит оснований для снижения срока назначенного ему наказания.

Приговор соответствует требованиям ст.297 УПК РФ и является законным, обоснованным и справедливым.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 16 февраля 2010 года в отношении Никитина [скрыто] АЩ ^ и Нефедова [скрыто] оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 81-О10-33

УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх