Дело № 81-О10-67

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 16 июня 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Боровиков Владимир Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 81-О10-67

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 16 июня 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.
судей Боровикова В.П., Фетисова С М.
при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании от 16 июня 2010 года кассационные представление государственного обвинителя Тимченко Р.В. и жалобы потерпевших Л и Г на приговор Кемеровского областного суда от 25 марта 2010 года, которым: КУЗНЕЦОВ И В оправдан по ст.ст. 126 ч.З п. «а» и 127 ч.З УК РФ за отсутствием события преступления, по ст.ст. 105 ч. 1 и 105 ч.2 п. «к» УК РФ - за непричастностью к совершению преступления; КОСЫХ А В , оправдан по ст.ст. 126 ч.З п. «а» и 127 ч.З УК РФ за отсутствием события преступления, по ст. 162 ч.1 УК РФ - за непричастностью к совершению преступления; 2 ГРЕБНЕВ М В оправдан по ст.ст. 126 ч.З п. «а» и 127 ч.З УК РФ за отсутствием события преступления; БРЫЗГАЛОВ А В оправдан по ст.ст. 126 ч.З п. «а» и 127 ч.З УК РФ за отсутствием события преступления; БЕРЕСТОВ М М оправдан по ст. 316 УК РФ за отсутствием события преступления.

За оправданными признано право на реабилитацию.

Потерпевшей Л отказано в удовлетворении исковых требований.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения адвокатов Доренского В.Г., Курлянцевой Е.В., Чигорина Н.Н., Филиппова С Г. и Кротовой С В ., возражавших против доводов кассационных представления и жалоб, полагавших приговор оставить без изменения, выступление прокурора Щукиной Л.В., поддержавшей доводы кассационного представления и просившей об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство, судебная коллегия

установила:

органами предварительного следствия Кузнецов И.В., Брызгалов А.В., Косых А.В. и Гребнев М.В. обвиняются в том, что 16 июля 2005 года около 00 часов 20 минут они, находясь около кафе «Рябинка», расположенного на автотрассе , действуя без цели похищения, применяя физическую силу, незаконно лишили Г свободы, поместив последнего в багажник автомашины, принадлежащей Берестову М М.

При этом Брызгалов А.В., Косых А.В. и Гребнев М.В. действовали по указанию Кузнецова И.В., у которого в тот момент возникла ссора с 3 потерпевшим из-за того, что Г подозревал Кузнецова И.В. в причинении смерти его брату - Г Поместив потерпевшего в багажник, указанные выше лица закрыли его крышку, чем создали реальную угрозу для жизни и здоровья Г , причинив потерпевшему 3 кровоподтёка на лице, 12 ссадин на лице, 3 ссадины на кистях рук, относящиеся к повреждениям, не вызвавшим вреда здоровью.

Затем, продолжая действовать по указанию Кузнецова И.В., Косых А.В., Гребнев М.В. и Брызгалов А.В., применяя физическое насилие, поместили Л на заднее сиденье всё той же автомашины, принадлежащей Берестову М.М.: Г продолжал находиться в багажнике автомашины.

Потерпевшему Л были причинены рана в области подбородка слева, ссадины на лице слева, под лобным бугром, в скуловой области и в области скуловой дуги, ссадины в области левой ключицы.

Потом по указанию Кузнецова И.В. Брызгалов А.В. сел за руль автомашины, а Кузнецов И.В. и Берестов М.М. - в салон. На данном автомобиле потерпевших Г и Л вывезли к озеру в п. . Кузнецов И.В., Косых А.В., Гребнев М.В. и Брызгалов А.В. действовали в составе организованной группы.

Находясь около плотины озера, 16 июля 2005 года около 00 часов 30 минут, действуя с целью убийства на почве личных неприязненных отношений, Кузнецов И.В. вывел из багажника Г и неустановленным предметом нанёс тому по голове не менее 9 ударов.

От полученной черепно-мозговой травмы Г скончался.

Далее, действуя с целью сокрытия убийства Г , Кузнецов И.В. догнал убегающего Л и задушил того руками.

Убийство потерпевших было совершено в присутствии Берестова М.М., который, действуя с целью сокрытия убийства, помог Кузнецову И.В. донести труп Л до озера и сбросить его труда.

Кроме того, Косых А.В. обвиняется в том, что в июне - июле 2005 года он, находясь в районе трамвайной остановки «40 лет Октября» п. , действуя с целью хищения чужого имущества, нанёс кулаком удар в область уха и удар в область носа потерпевшего З4 Последний упал, потеряв сознание, что является опасным для его жизни и здоровья состоянием.

После этого Косых А.В. похитил мобильный телефон « , причинив З ущерб на руб.

На основании исследованных в суде и приведённых в приговоре доказательств суд признал установленным, что 15 июля 2005 года около 24 часов Г и Л зашли в магазин ЧП «Б », что расположен не более чем в 120 метрах от кафе «Рябинка», о котором речь идёт выше.

Затем потерпевшие вышли из магазина и пошли в неустановленную сторону.

До захода в магазин потерпевшие шли вместе с сестрой Г , сожительницей Л , супругами М и Е и С 16 июля 2005 года около 21 часа на расстоянии не более чем 600 метров от указанного выше магазина в озере в п. был обнаружен труп Г со следами насильственной смерти.

17 июля 2005 года около 14 часов в том же озере - недалеко от места обнаружения трупа Г - был найден труп Л 15 июля 2005 года в период времени с 23 до 24 часов Кузнецов И.В. и Берестов М.М. находились возле магазина ЧП «Б ». Затем Кузнецов И.В. уехал в г. и находился там в кафе «Меверик» до утра 16 июля 2005 года, а Берестов М.М. уехал к себе домой.

В период времени с 23 часов 30 минут 15 июля до утра 16 июля 2005 года Гребнев М.В. находился дома у Ш В период времени с 20 часов 15 июля до утра 16 июля 2005 года Брызгалов А.В. находился в квартире З В период времени с 22 часов 15 июля 2005 года до 00 часов 10-15 минут 16 июля 2005 года Косых А.В. был возле кафе «Рябинка». С ним находились К , З и С . Потом Косых А.В. сходил в гараж, взял автомобиль отца и развёз С , К и З по домам. Затем он вернулся и поставил автомобиль в гараж, а сам продолжал находиться возле 5 магазина с Б , Б , Ф и П . Около часа ночи с последней он пришёл к себе домой и находился там до утра.

При таких установленных обстоятельствах суд первой инстанции пришёл к выводу, что отсутствовал сам факт незаконного лишения свободы Г , не связанного с похищением, и похищения последнего вместе с Л Суд также посчитал, что Кузнецов И.В. не имеет никакого отношения к убийству Г и Л , сокрытие этих трупов отсутствовало.

Кроме того, суд полагает, что разбойное нападение на З совершило неустановленное лицо.

В кассационном представлении государственный обвинитель Тимченко Р.В., ссылаясь на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушения уголовно-процессуального закона, ставит вопрос об отмене приговора в отношении Кузнецова И.В., Косых А.В., Гребнева М.В., Брызгалова А.В. и Берестова М.М. и о направлении дела на новое судебное разбирательство.

Автор кассационного представления указал на то, что суд «не в полном объёме» проверил доводы оправданных в суде о применении недозволенных методов ведения следствия, необоснованно поверив их пояснениям в суде, в приговоре суд не мотивировал, почему он не доверяет показаниям свидетелей С и М , которые опровергли утверждение Кузнецова И.В. и Гребнева М.В. о применении в отношении их недозволенных методов ведения следствия, суд не учёл того обстоятельства, что показания подозреваемого Брызгалова А.В. (т. 3 л.д. л.д. 147-149) были получены в присутствии защитника, при медицинском освидетельствовании Гребнев М.В. заявил об избиении его сокамерниками, суд не принял во внимание результаты прокурорской проверки об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлениям оправданных, не учёл, что обстоятельства, изложенные в явке с повинной Косых А.В. и Гребнева М.В. (по поводу нахождения потерпевших в наркотическом состоянии, относительно лиц, причастных к преступлениям), подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы и показаниями С и М (псевдонимы) соответственно.

В кассационном представлении идёт ссылка на то, что судом не дана оценка показаниям свидетелей А , Н , Г , Ш и В , З , Г , П , З и Л , К , З , С , Б , П , Б Ф , Б , которые изменили ранее данные на предварительном следствии показания: они подтвердили в суде алиби оправданных, чего не было 6 ранее, так как по прошествии достаточно большого промежутка времени они не могли помнить, что было 15 июля 2005 года.

Государственный обвинитель Тимченко Р.В. считает, что суд не учёл показаний свидетелей К и Л , являющихся близкими родственниками Косых А.В., и их следует считать заинтересованными в исходе дела лицами, эти свидетели оказывали влияние на Б и П , в приговоре суд неправильно изложил показания свидетеля С , суд признал недопустимыми доказательствами показания свидетелей К , З , В , С , Р , Г , Л и К в связи с их противоречивостью, указав, что они основаны на слухах и иных сомнительных источниках, но вместе с тем суд сослался на них в обоснование своего вывода о невиновности подсудимых, суд неправомерно отказал стороне обвинения о допросе свидетелей С и М , явившихся в судебное заседание (они были включены в список при обвинительном заключении), суд необоснованно сделал вывод о том, что заключение судебно- медицинской экспертизы трупа Г опровергает версию следствия о причинении Кузнецовым телесных повреждений Г неустановленным предметом.

Оправдывая Косых А.В. по ст. 162 ч.1 УК РФ, как указано в кассационном представлении, суд необоснованно пришёл к выводу (данный вывод, по мнению государственного обвинителя, является надуманным) «о неустранимости противоречий» в материалах дела, так как эти «неустранимые противоречия» появились в суде (до этого З и его мать уличали виновное лицо, их показания дополняли друг друга).

В кассационном представлении говорится и о необоснованном выводе суда об отсутствии события преступления (по некоторым составам) со ссылкой при этом на недоумение, каким образом потерпевшие оказались вначале возле озера, а потом и в нём.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней потерпевшая Л просит отменить приговор в отношении Кузнецова И.В., Косых А.В., Гребнева М.В., Брызгалова А.В. и Берестова М.М. и направить дело на новое судебное разбирательство.

Анализируя ряд доказательств, потерпевшая Л полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В кассационной жалобе идёт речь о нарушении судом принципа состязательности и равноправия сторон при представлении доказательств. 7 На аналогичные просьбу и доводы в своей кассационной жалобе указала потерпевшая Г , которая выражает своё несогласие с приговором.

В возражениях на кассационные представление и жалобы адвокаты Кухтина С И ., Кемайкина Л.В., Левашова Л.М., Доренский В.Г. и Кызынгашев С.Е., не соглашаясь с их доводами, приводят собственные суждения относительно законности оспариваемого приговора.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных представления и жалоб, а также возражений на них, судебная коллегия считает необходимым приговор в отношении Кузнецова И.В., Косых А.В., Гребнева М.В., Брызгалова А.В. и Берестова М.М. отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

Согласно положениям ч. 1 ст. 297 УПК РФ «Приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым».

Постановленный судом первой инстанции приговор не отвечает этим требованиям.

Из ст. 305 ч.1 УПК РФ следует, что в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора суд, в том числе, обязан изложить мотивы, по которым он отвергает доказательства, представленные стороной обвинения.

Необходимо отметить, что приговор постановляется в ясных и понятных формулировках. Это относится и к изложению мотивов, в силу которых одни доказательства суд принимает, а другие отвергает, соблюдая при этом принцип объективности, что отсутствует в оспариваемом приговоре.

Фактически приговор изложен в форме протокола судебного заседания.

В нём указано, какие участники были допрошены в суде, что они показали, о чём они говорили в ходе предварительного следствия (при наличии, как указал суд, противоречий в их показаниях), какие в суде они дали ответы на вопросы сторон в процессе и суда, но при этом в приговоре отсутствует достаточный анализ исследованных в суде и приведённых в приговоре доказательств.

Порой выводы суда носят противоречивый характер. 8 Кроме того, в решении данного вопроса проявляется избирательность суда в подходе к оценке доказательств - при равных обстоятельствах - в зависимости от того, какая сторона их представила.

Суд не дал оценки показаниям свидетелей А , Н , Г , Ш и В , З , Г , П , З и Л , К , З , Б , П , Б , Ф , Б , подтвердивших алиби оправданных. При этом суд не учёл, что они изменили ранее данные на предварительном следствии показания, в ходе чего они не подтверждали алиби оправданных, так как по прошествии достаточно большого промежутка времени они не могли помнить, что было 15 июля 2005 года.

Возникшие в показаниях свидетелей стороны защиты противоречия суд таковыми не посчитал, полагая, что дача ими в судебном заседании других пояснений, подтверждающих алиби оправданных, следует оценивать в контексте с ранее данными показаниями, «... но лишь с различной полнотой, в зависимости от того, что на период допроса интересовало следствие, и того, что свидетель...» смог восстановить в своей памяти «... о интересующих следствие событиях, имевших и место...». При равных условиях озвучивание свидетелями стороны обвинения иной информации, отличной от той, которую они дали ранее, суд расценил не как полнота в показаниях (терминология суда первой инстанции), а как возникновение существенных противоречий в их пояснениях, так как они, в том числе, не согласуются с позицией стороны защиты. Это относится и к пояснениям определённых свидетелей стороны обвинения (их показания изложены в приговоре) о том, что они видели факт помещения некоторыми оправданными потерпевших Г и Л в багажник и салон автомашины соответственно, после чего их увезли в некотором направлении, ряд свидетелей подтвердили, что от соответствующих (они указали на фамилии) лиц они слышали о том, что произошло на озере.

Необоснованно суд отказал стороне обвинения в допросе в качестве свидетелей С и М на предмет исследования версии оправданных о применении недозволенных методов ведения следствия.

Эти свидетели были включены в список при обвинительном заключении, они явились в судебное заседание.

Суд, признавая достоверными пояснения оправданных в суде о применении недозволенных методов ведения следствия, отверг результаты прокурорской проверки, указав в приговоре о том, что она «... по существу 9 проведена формально...», однако при этом суд не мотивировал свой данный вывод, а, напротив, по понятным только ему причинам связал его - вывод - с достоверностью показаний свидетелей стороны защиты, подтвердивших в суде алиби оправданных.

В приговоре суд не мотивировал надлежащим образом, почему он не доверяет показаниям свидетелей С и М , которые опровергли утверждение Кузнецова И.В. и Гребнева М.В. о применении недозволенных методов ведения следствия.

В приговоре суд указал, что «... при выполнении отдельного поручения следователя от 30 августа 2007 года о производстве оперативно-розыскных мероприятий с целью проверки причастности Косых А.В., Гребнева М.В., Кузнецова И.В., Брызгалова А.В. к совершению указанных преступлений, установлению их местонахождения и обеспечению явки к следователю, а также при производстве в этот период следственных действий, были явно допущены нарушения принципов уголовного судопроизводства и общих правил производства следственных действий, и в частности, предусмотренных ст. 164 УПК РФ», но при этом ничего не сказано, в чём же выражаются эти нарушения закона, кем они допущены, в том числе и при применении недозволенных методов ведения следствия, что суд, как следует из приговора, признал достоверно установленным.

Суд пришёл к выводу об отсутствии доказательств, подтверждающих, что Брызгалову А.В. перед допросом в качестве подозреваемого действительно была предоставлена возможность заключить соглашение с адвокатом на защиту его интересов по выбору, что является существенным нарушением его права на защиту.

Однако данный вывод суд никак не мотивировал, а лишь ограничился своим собственным произвольным суждением, дополнив для убедительности, по его мнению, ссылками на ряд других таких же обстоятельств.

При оценке показаний свидетелей К и Л суд не учёл, что они являются близкими родственниками Косых А.В. Заслуживают внимания и остальные доводы кассационных представления и жалоб об оказании влияния этих свидетелей на Б и П .

Оправдывая Косых А.В. по ст. 162 ч.1 УК РФ, суд пришёл к выводу о наличии «неустранимых противоречий» в показаниях допрошенных по данному эпизоду обвинения лиц, но при этом суд не дал надлежащей оценки показаниям потерпевшего З и его матери в ходе предварительного следствия. 10 В приговоре в обоснование постановления оправдательного приговора суд сослался на пояснения оправданных в суде и свидетелей, подтвердивших их алиби, но при этом в приговоре отсутствует достаточная оценка других доказательств, что следует устранить в ходе нового судебного разбирательства.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Кемеровского областного суда от 25 марта 2010 года в отношении Кузнецова И В , Косых А В , Гребнева М В , Брызгалова А В и Берестова М М отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе суда.

Статьи законов по Делу № 81-О10-67

УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УПК РФ Статья 164. Общие правила производства следственных действий
УПК РФ Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора
УПК РФ Статья 305. Описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх