Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
онлайн
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 3
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 81-О11-68СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 19 июля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ермолаева Татьяна Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 81-О11-68СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 19 июля 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.
судей Ермолаевой Т.А., Зыкина В.Я.
при секретаре Никулищиной А.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государ­ ственного обвинителя Шестопаловой Н.А.на приговор Кемеровского област­ ного суда от 27 апреля 2011 года по делу, рассмотренному с участием присяж­ ных, заседателей, которым РАМАЗАНОВ Э Х ранее не судим по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмот­ ренного ч.1 ст.ЗО, ч.4 ст.ЗЗ, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ оправдан на основании оп­ равдательного вердикта коллегии присяжных заседателей в соответствии с п.4 ч.2 ст.302 УПК РФ.

СЛОБОДЧИКОВ А И судим, 7 мая 2002 г. Железнодорож­ ным районным судом г.Барнаула Алтайского края, по ст. 146 ч.З УК РСФСР к 10 годам лишения свободы. На основании постановления Центрального район­ ного суда г.Барнаула от 22 февраля 2008 г., освобождён 4 марта 2008 г. услов­ но-досрочно на 3 года 3 месяца 9 дней.- по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмот­ ренного ч.1 ст.ЗО, ч.З ст.ЗЗ, п. «з» ч.2 ст.2 ст. 105 УК РФ оправдан на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей. 2 Слободчиков А И признан виновным в совершении пре­ ступления, предусмотренного ч.2 ст.222 УК РФ и осуждён к наказанию 3 (три) года лишения свободы.

На основании п. «в» ч.7 ст.79, ст.70 УК РФ частично присоединена неот­ бытая часть наказания по приговору Железнодорожного районного суда г.Барнаула Алтайского края от 7 мая 2002 г. и окончательно Слободчикову А.И. назначено 5 (пять) лет лишения свободы с отбыванием наказания в испра­ вительной колонии строгого режима.

КОКОТ Е ЕВ В В не судим по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмот­ ренного ч.1 ст.ЗО, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ оправдан на основании оправдатель­ ного вердикта коллегии присяжных заседателей.

Кокотеев В В признан виновным в совершении преступ­ ления , предусмотренного ч.2 ст.222 УК РФ и осуждён к наказанию 2 (два) года 6 (шесть) месяцев лишения свободы.На основании ст.73 УК РФ постановлено считать назначенное Кокотееву В В. наказание условным с испытательным сроком 2 (два) года.

В соответствии с приговором суда осуждённый Кокотеев В.В. обязан в течение 10 дней с момента вступления приговора в законную силу встать на ре­ гистрационный учёт в специализированный государственный орган, осуществ­ ляющий исправление осуждённых по месту жительства, являться на регистра­ цию в специализированный государственный орган, осуществляющий исправ­ ление осуждённых в установленные сроки, не менять постоянного места жи­ тельства без уведомления специализированного государственного органа, осу­ ществляющего исправление осуждённых, трудоустроиться.

Признано за Рамазановым Э.Х. право на реабилитацию, за Слободчико- вым А.И. и Кокотеевым В.В. право на частичную реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., выступление прокурора Кузне­ цова С В ., поддержавшего кассационное представление и просившего об отме­ не приговора с направлением дела на новое рассмотрение, выступления адвока­ тов Городилова Н.И. в защиту Рамазанова Э.Х., Кротовой С.В.в защиту Сло- бодчикова А.И., Чегодайкина А.Н.в защиту Кокотеева В.В., возражавших про­ тив удовлетворения кассационного представления, судебная коллегия

установила:

в кассационном представлении государственным обвинителем поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение ввиду нарушения уголовно-процессуального закона, регламентирующего процедуру судебного разбирательства с участием присяжных заседателей, нарушения принципа состязательности сторон. В обоснование этого довода государствен­ ный обвинитель ссылается на то, что вопреки требованиям ч.б и ч. 7 ст. 335 3 УПК РФ, в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей ис­ следовались фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность кото­ рых не устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полно­ мочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ. Подсудимыми, а также их за­ щитниками в присутствии присяжных заседателей неоднократно поднимались вопросы, высказывались реплики, делались заявления, которые не должны об­ суждаться в присутствии присяжных заседателей, доводилась до сведения при­ сяжных заседателей информация, которая находится за пределами их компе­ тенции. Сторона защиты на протяжении всего судебного разбирательства по делу в присутствии присяжных заседателей ставила под сомнение доказатель­ ства стороны обвинения, признанные допустимыми. Имело место доведение до присяжных заседателей подсудимыми и свидетелями информации о примене­ нии к ним на предварительном следствии недозволенных методов ведения следствия, а также навязывание своего мнения по делу. В ходе допроса потер­ певшего Д адвокаты Городилов, Сухих и Сысоев неоднократно пере­ бивали его, требовали от председательствующего по делу объявления замеча­ ний Д , за то, что он рассказывал суду о сложившихся между ним и Ра- мазановым неприязненных отношениях. Председательствующий по делу судья поддержал требования защиты и запретил потерпевшему излагать обстоятель­ ства связанные со сложившимися неприязненными отношениями послужив­ шими причинами для организации убийства по найму. Вместе с тем, в прениях сторон адвокат Городилов заявил, что у Рамазанова не было никаких оснований для того, чтобы сделать заказ на убийство, т.к. не было никаких ссор и кон­ фликтов. Хотя в показаниях на следствии Д были изложены возник­ шие конфликты между ним и Рамазановым. Однако, поскольку возникшие конфликты между Рамазановым и Д остались за рамками предъяв­ ленного подсудимым обвинения, то председательствующий по делу необосно­ ванно запретил Д излагать причины совершенного в отношении него приготовления к убийству, несмотря на то, что данные обстоятельства связаны с побудительным мотивом совершенных Рамазановым действий и подлежат ус­ тановлению в ходе судебного разбирательства дела. В результате нарушения уголовно-процессуального закона в ходе судебного разбирательства дела было ограничено право прокурора, потерпевшего и его представителя на представле­ ние доказательств (л. д. 93-94, т. 11), что повлияло или могло повлиять на ре­ шение коллегии присяжных заседателей. В своей речи в защиту интересов Ра­ мазанова, адвокат Городилов допускал уничижительные высказывания в адрес проведённого по делу предварительного следствия и стороны обвинения, на­ помнив присяжным про 1937 год, когда во главу угла ставились признательные показания самого подсудимого; поддержанное государственным обвинителем обвинение назвал абсурдным, на замечания судьи не реагировал. В прениях сторон адвокат Городилов Н.Н. навязывая своё мнение коллегии присяжных за­ седателей, относительно невиновности Рамазанова, разъяснял присяжным , что им нужно сделать в совещательной комнате . Председательствующий не пре­ рвал защитника, не разъяснил присяжным заседателям то, что эти высказыва­ ния не следует принимать во внимание при принятии решения по делу. Также, 4 несмотря на разъяснения сделанные председательствующим по делу, адвокат обвинил потерпевшего Д в том, что именно тот пытался устранить кон­ курента по бизнесу и с этой целью Д якобы предпринимал попытки для устранения Рамазанова, таким образом, пытаясь опорочить как потерпевшего, так и его показания. Своего защитника в этой части поддержал и Рамазанов.

Подобные высказывания Рамазанова и его защитника, как указано в представ­ лении, повлияли или могли повлиять на вынесенное присяжными заседателями решение по делу. В присутствии присяжных заседателей неоднократно сооб­ щались данные, способные вызвать предубеждение в отношении подсудимых.

Рамазанов сообщил, что он профессионал в сфере сбыта металлолома, сообщил о своём воспитании, которое по его мнению, не позволяет совершить убийство, о наличии на иждивении несовершеннолетних детей и также о своей тяжелой жизни, хотя в соответствии с ч. 8 ст. 335 УПК РФ данные о личности подсуди­ мого исследуются в судебном заседании с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных призна­ ков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Между тем, сообщив все указанные обстоятельства присяжным Рамазанов создал тем са­ мым у коллегии присяжных ложное, предвзятое мнение о необходимости его оправдания, что повлияло на вынесенное присяжными заседателями решение по делу, сторона защиты в присутствии присяжных заседателей давала обоб­ щенные отрицательные характеристики личности потерпевшего, описывая «устранение» потерпевшим Рамазанова, т.е. его участие в событиях, не связан­ ных с предъявленным обвинением, хотя е подлежат исследованию в судебном заседании с участием присяжных заседателей данные о личности потерпевше­ го, поскольку в силу ст. ст. 334, 335 ч. 7 УПК РФ эти данные не входят в круг обстоятельств, подлежащих установлению присяжными заседателями. Госу­ дарственный обвинитель делает вывод о том, что имело место систематиче­ ское стремление опорочить доказательства, , сообщение присяжным информа­ ции о личности потерпевшего и подсудимых, что повлияли на существо при­ нимаемых присяжными заседателями в совещательной комнате решений и спо­ собствовали вынесению оправдательного вердикта. В представлении указано, что председательствующий неоднократно прерывал недопустимые высказыва­ ния подсудимых, адвокатов и разъяснял присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание их высказывания, однако, из-за систематичности таких нарушений, допущенных стороной защиты в судебном заседании на присяж­ ных заседателей было оказано незаконное воздействие, которое могло повли­ ять на содержание ответов на поставленные перед присяжными заседателями вопросы, на вынесение беспристрастного и объективного вердикта.

Вместе с тем, государственный обвинитель отмечает в представлении, что председательствующий не во всех случаях прерывал такие высказывания, делал замечания и разъяснял присяжным заседателям, чтобы они не учитывали эти сведения при принятии решения по делу, что повлекло вынесение необосно­ ванного оправдательного вердикта.

Адвокат Городилов Н И. представил письменные возражения на кассаци­ онное представление государственного обвинителя. 5 Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия не находит оснований для его удовлетворения.

В соответствии с частью 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, по­ становленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен лишь при наличии таких нарушений уголовно- процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на со­ держание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них. Таких нарушений уголовно-процессуального закона при судебном раз­ бирательстве по данному делу, судебной коллегий не установлено.

Судебное разбирательство по делу проведено с учетом положений ст. 335 УПК РФ, определяющей особенности судебного разбирательства в суде с участием присяжных заседателей.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответст­ вии со ст. 328 УПК РФ . От сторон заявлений о тенденциозности коллегии присяжных заседателей не поступало.

Вопросный лист соответствует требованиям ст. ст. 338, 339 УПК РФ, председательствующим были учтены замечаний и предложений стороны об­ винения, возражений по окончательной редакции вопросного листа от сторо­ ны обвинения не поступало.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах, представленных сторонами и исследованных непосредственно в суде присяж­ ных, с соблюдением принципа состязательности, предусмотренного ст. 15 УПК РФ. Оснований для вывода о том, что сторона обвинения была ограничена в праве на представление доказательств, не имеется.

Возражений и замечаний по содержанию напутственного слова предсе­ дательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и бес­ пристрастности, в соответствии с частью 6 ст. 340 УПК РФ, от стороны обви­ нения не поступало.

Доводы представления о том, что председательствующий по делу судья необоснованно запретил Д излагать причины совершённого в отноше­ нии него приготовления к убийству, чем ограничил право прокурора, потер­ певшего и его представителя на представление доказательств (л.д.93-94Т т. 11), что повлияло или могло повлиять на решение коллегии присяжных заседателей безосновательны.

Как видно из протокола судебного заседания потерпевший Д в отношении Рамазанова Э Х. показывал, что «... он прибег к самому простому для себя решению - обратиться к бандитам, к криминалу, чтобы заставляли во­ дителей, бить, угрожать, пугать, резать колеса, чтобы они не ездили к нам на площадки, а ездили к ним, и чуть ли ни под дубинами заставляли заезжать ту­ да» (т. 11, л.д. 93-об).В связи с этими показаниями Д председательст­ вующий правильно обратил внимание присяжных заседателей, на то, чтобы они не принимали по внимание данные показания и высказывания потерпев­ шего , поскольку это отношения к рассматриваемому делу не имеет (т. 11, л.д. 95-об).Обоснованным является и замечание председательствующего потер-6 певшему и его обращение к присяжным заседателем не принимать высказы­ вание потерпевшего про связи в криминальных структурах в отношении Рама­ занова Э Х. (т. 11, л.д. 103-об).

Каких-либо других замечаний потерпевшему Д в ходе его до­ проса перед присяжными заседателями не делалось (т. 11, л.д. 93-104),в связи с чем доводы представления, что в ходе допроса потерпевшего Д сторо­ ной защиты были допущены нарушения, несостоятельны.

Несостоятельны и доводы представления, о том, что председательствую­ щий по делу поддержав требования защиты , запретил потерпевшему излагать обстоятельства, связанные со сложившимися неприязненными отношениями, послужившими причинами для организации убийства по найму, хотя данные обстоятельства связаны с побудительным мотивом совершённых Рамазановым действий и подлежат установлению в ходе судебного разбирательства дела ,ограничил право прокурора на представление доказательств.

Однако, в обвинительном заключении не указывалось о сложившихся между Рамазановым Э Х. и Д неприязненных отношениях, по­ служивших причинами для организации убийства по найму, а председательст­ вующий лишь частично удовлетворил ходатайство стороны защиты, указав, что иные, кроме обращения к криминалу, сведения, которые излагал в судебном за­ седании потерпевший, по мнению суда, направлены на установление квалифи­ цирующего признака «по найму» В напутственном слове председательствующий, в соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 340 УПК РФ изложил существо показаний Рамазанова ЭХ., Д Д в том числе, об отношениях между Рамазановым Э Х. и по­ терпевшим (т. 11, л.д. 17, 25, 26).

Таким образом, оснований для вывода о том, что в результате нарушения уголовно-процессуального закона в ходе судебного разбирательства было огра­ ничено право прокурора, потерпевшего и его представителя на представление доказательств, что повлияло или могло повлиять на решение коллегии присяж­ ных заседателей, не имеется. Каких-либо заявлений прокурора в ходе судеб­ ного разбирательства об ограничении права стороны обвинения на представ­ ление доказательств не поступало. . Доводы представления о том, что в судебных прениях адвокат Городилов заявил, что у Рамазанова не было никаких оснований для того, чтобы сделать заказ на убийство, т.к. не было никаких ссор и конфликтов, не основаны нама- териалах дела.

Доводы представления о том, что адвокат Городилов прениях допускал «уничижительные» высказывания в адрес проведённого по делу следствия и стороны обвинения(изложенные в доводах представления),что оказало воздей­ ствие на присяжных, нельзя признать основанием к отмене приговора. После высказывания о 1937 г. председательствующий прервал выступление адво­ ката и разъяснил присяжным заседателям, что они не должны принимать во внимание эту информацию , (т. 12, л.д. 82-об).

Каких-либо уничижительных высказываний по поводу предваритель­ ного следствия и стороны обвинения в речи адвоката в защиту Рамазанова Э Х. 7 вопреки утверждению автора представления, не допускалось. Оценка защитой выводов следствия и доказательств стороны обвинения в судебном заседании, (без оспаривания в присутствии присяжных заседателей их допустимости) не противоречит требованиям ст. 330 УПК РФ. Возражений со стороны государст­ венного обвинителя по поводу изложенного адвокатом мнения Рамазанова Э Х. относительно его обвинения в подстрекательстве к приготовлению к убий­ ству Д не имелось.

В свою очередь, выступая перед присяжными заседателями в судебных прениях, государственный обвинитель аналогично критически оценивала пози­ цию стороны защиты, что соответствует принципу состязательности сторон и их равенства в судебном заседании, предусмотренных ст. 15, 244 УПК РФ Несостоятельны доводы представления о том, что в своей речи в защиту интересов Рамазанова, адвокат Городилов на замечания судьи не реагировал, поскольку каких-либо замечаний со стороны суда, в связи с неподчинением защитника председательствующему в судебном заседании не имело места.

Доводы представления о том, что в прениях адвокат Городилов Н.Н., навязывал своё мнение коллегии присяжных заседателей, относительно неви­ новности Рамазанова, разъяснял присяжным , что им нужно сделать в совеща­ тельной комнате, а председательствующий не прервал защитника, не разъяснил присяжным заседателям , что эти высказывания не следует принимать во вни­ мание при принятии решения по делу не основаны на нормах уголовно- процессуального закона.( т. 12, л.д. 84),поскольку адвокат просил присяжных заседателей признать недоказанными действия, инкриминируемые Рамазанову ЭХ., что не противоречит требованиям ст. 292, 336 УПК РФ, в связи с чем председательствующий не имел предусмотренных ст. 336 УПК РФ оснований, чтобы прервать выступление защитника и разъяснить присяжным заседателям то, что эти высказывания не следует принимать во внимание при вынесении вердикта.

Вместе с тем, в напутственном слове председательствующий разъ­ яснил, что мнение защитника, как и государственного обвинителя должно быть для присяжных заседателей лишь информацией к размышлению (т. 11, л.д. 33- 34), а заключительные выступления сторон в прениях позволяют им системати­ зировать доводы за и против подсудимого, но сами по себе доказательствами не являются (т. 11, л.д. 35).

Все процессуальные вопросы, в том числе, касающиеся недопустимости доказательств по уголовному делу, разрешались без участия присяжных заседа­ телей.

Доводы о том, что несмотря на разъяснения, сделанные председательст­ вующим по делу, адвокат обвинил потерпевшего в том, что именно тот пытался устранить конкурента по бизнесу и с этой целью Д якобы, предприни­ мал попытки для устранения Рамазанова, таким образом, пытаясь опорочить потерпевшего и его показания, безосновательны . В напутственном слове председательствующий повторно, как и в ходе судебного заседания, обратил внимание присяжных заседателей, что ими не должны учитываться при выне­ сении вердикта обстоятельства, выходящие за рамки сведений подлежащих ис-8 следованию с участием присяжных заседателей (т. 11, л.д. 8, т. 12, л.д. 83-об, 84-об).

В соответствии с частью 8 ст. 335 УПК РФ, данные о личности подсу­ димого могут быть исследованы в судебном заседании с участием присяжных заседателей в той мере, в которой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Дан­ ные, сообщенные Рамазановым, в частности о конкуренции и занятиях в сфере сбыта металлолома, (т. 11, л.д. 89об) с учетом вступительного заявления госу­ дарственного обвинителя , нарушающими нормы закона быть признаны не мо­ гут, т.к. Рамазанов оспаривал позицию обвинения относительно конкуренции как мотива инкриминируемых Рамазанову Э Х. действий в отношении Д Исследование в присутствии присяжных заседателей сведений о лич­ ности Рамазанова Э.Х.,(о которых показывал потерпевший и свидетели) также было обусловлено предъявленным ему обвинением и не противоречило части 8 ст. 335 УПК РФ. (т. 11, л.д. 93, 179).

Сообщение присяжным информации о личности потерпевшего и подсу­ димых ,которое имело место как со стороны обвинения, так и со стороны за­ щиты, не противоречило положениям ст. ст. 334-336 УПК РФ. Оснований для вывода о том, что сторона защиты в присутствии присяжных заседателей давала обобщённые отрицательные характеристики личности потерпевшего Д не имеется.

В напутственном слове председательствующий обратил внимание при­ сяжных заседателей, что ими не должны учитываться при вынесении вердикта обстоятельства, связанные с семейным положением подсудимых и потерпевше­ го, о наличии или отсутствии у них детей, о том, как они были воспитаны, об их благосостоянии, роде занятий и иных обстоятельствах, выходящих за рамки сведений подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей (т. 11, л.д. 8), и напомнил, что данные о личности подсудимых не должны учиты­ ваться при вынесении вердикта (т. 11, л.д. 35).

Доводы представления о том, что председательствующий не во всех случаях прерывал недопустимые высказывания подсудимых, адвокатов, делал им замечания и давал разъяснения присяжным несостоятельны, поскольку в судебном заседании со стороны государственного обвинителя не высказыва­ лось возражений против действий председательствующего в соответствии с частью 3 ст. 243 УПК РФ, а в представлении конкретные доводы и ссылки на такие факты, не изложены. В необходимых случаях со стороны председа­ тельствующего и стороне защиты и стороне обвинения были сделаны заме­ чания о необходимости соблюдения положений ст. 334, 335 УПК РФ.(т. 11, л.д. 95об, 97об, 98, 101, 103-об, 105-об-106, 107) Кроме того, председательст­ вующий в ходе судебного разбирательства , а затем и в напутственном слове обращал внимание присяжных заседателей, что ими не должны учитываться при вынесении вердикта обстоятельства, выходящие за рамки сведений подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей (т. 11, л.д. 8).

Таким образом, судебная коллегия не находит оснований для отмены при­ говора по доводам , изложенным в кассационном представлении. В силу изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Кемеровского областного суда от 27 апреля 2011 года в отношении Рамазанова Э Х Слободчикова А И и Кокотеева В В оставить без изменения, кассационное представление - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 81-О11-68СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 243. Председательствующий
УПК РФ Статья 244. Равенство прав сторон
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 330. Роспуск коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу

Загрузка
Наверх