Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 81-О12-5

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 8 февраля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Червоткин Александр Сергеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №81-О12-5

от 8 февраля 2012 года

 

председательствующего Червоткина A.C.

при секретаре Никулищиной A.A.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе потерпевшего [скрыто] на приговор Кемеровского областного суда от 22

ноября 2011 года, которым

ЧЕБЫШЕВ [скрыто]

несудимый,-

оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 129 УК РФ на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Кроме того, Чебышев СМ. оправдан по ч. 3 ст. 298 УК РФ - по обвинению в совершении клеветы в отношении судьи [скрыто] в

связи с рассмотрением им материалов в суде, соединенной с обвинением судьи в совершении тяжкого преступления. Приговор в этой части участниками процесса, чьи интересы он затрагивает, не обжалован и поэтому не может быть предметом проверки судом кассационной инстанции.

Заслушав доклад председательствующего Червоткина A.C., выступления прокурора Шаруевой М.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы потерпевшего, адвоката Чегодайкина А.Н., просившего оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Чебышев СМ. обвинялся в совершении клеветы, то есть, распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и

достоинство другого лица и подрывающих его деловую репутацию, соединенную с обвинением лица в совершении тяжкого преступления, при следующих обстоятельствах.

22.12.2008 г. в прокуратуру Кузнецкого района г. [скрыто] поступило заявление Чебышева СМ. от 15.12.2008 г. о производстве проверки фактов нарушения закона, допущенных при выборе управляющей компании собственниками помещений в доме № [скрыто] по ул. [скрыто] г.

[скрыто]. 16.01.2009 г. после проведения проверки прокурором

Ку^нецког^района г. I Б I 1 был направлен

Чебышеву СМ. ответ с разъяснением о том, что у него, как у нанимателя, а не собственника помещения, нет права участвовать в общем собрании собственников. 16.11.2009 г. в ту же прокуратуру вновь поступило заявление Чебышева СМ. от 15.11.2009 г. о незаконном избрании ОАО <« I управляющая компания» в качестве управляющей

района г. [скрыто]

прокурором Кузнецкого района г. [скрыто] был

направлен ответ Чебышеву СМ. с разъяснением отсутствия у него, как у нанимателя, а не собственника, помещения права участвовать в общем собрании собственников и обжаловать решение, принятое общим собранием.

В период с 15.12.2009 г. по 28.12.2009 г. Чебышев СМ., действуя умышленно, с целью клеветы в отношении прокурора Кузнецкого района [скрыто] в связи с рассмотрением им указанных обращений, то есть

распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство, а также подрывающих деловую репутацию прокурора Кузнецкого района [скрыто] соединенных с обвинением его в совершении тяжкого преступления, пытаясь тем самым добиться вынесения судебного решения в свою пользу, составил и направил в Кузнецкий районный суд г. [скрыто] области жалобу на незаконное

бездействие прокурора Кузнецкого района г. [скрыто] в

тексте которой указал следующие сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию: «прокурор незаконно бездействует; способствует сокрытию преступлений; злоупотребляет доверием; проявляет халатность при принятии решений; ставит заявителя в смешное положение; не всегда бывает в уме и здравой памяти; унижает и умаляет достоинства СМ. Чебышева; при принятии решений может находиться в психически ненормальном состоянии; прокурор принимает неадекватные решения, грубо нарушает права и свободы граждан; прокурор непрофессионален, при этом, обвинив [скрыто] в совершении тяжкого преступления - участие в

преступном сообществе (преступной организации), то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК рф, указав, что «... [скрыто] является членом организованного преступного сообщества (ст. 210 УК рф), которое обманом или злоупотреблением доверием причиняет ущерб собственникам и нанимателям помещений...». 20.01.2010 судьей Кузнецкого районного суда г, [скрыто] была рассмотрена указанная жалоба

Чебышева СМ. и вынесено постановление об оставлении жалобы Чебьшева СМ. без удовлетворения.

Таким образом, Чебышев СМ. обвинялся в том, что он распространил заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство прокурора Кузнецкого района г, [скрыто] Б I а также подрывающие его

деловую репутацию, соединенные с обвинением в совершении тяжкого преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ.

Действия Чебышева СМ. в этой части были квалифицированы по ст. 129 ч. 3 УК РФ. К настоящему времени в результате внесения в УК РФ изменений Федеральным законом от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ статья 129 УК РФ утратила силу.

В кассационной жалобе потерпевший [скрыто] просит приговор

отменить, считая его незаконным и необоснованным вследствие несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушения уголовно-процессуального закона, указывая на то, что в нарушение требований, предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 305 УПК РФ, оправдательный приговор в описательно-мотивировочной части не содержит обстоятельств уголовного дела, установленных судом, а в нарушение п. 2 ч.1 ст. 306 УПК РФ в резолютивной части приговора суд не указал решение о признании подсудимого невиновным.

Признав недопустимыми заключения эксперта проводившего лингвистическую экспертизу в ходе предварительного следствия, суд не указал, какие нормы УПК РФ были нарушены при ее проведении. За пределы своей компетенции эксперт не вышел, а лишь использовал общепринятое выражение «клеветнические сведения».

В свою очередь заключение эксперта [скрыто] проводившего

такую же экспертизу по постановлению суда, является недопустимым доказательством. Судом не указано, почему проведение экспертизы было поручено именно этому эксперту, при наличии возможности проведения ее в государственном экспертном учреждении - ЭКЦ ГУ МВД России по [скрыто] области. Фактически суд назначил повторную экспертизу, но в нарушение ч. 2 ст. 207, ч. 4 ст. 238 УПК РФ не мотивировал ее назначение наличием сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличием противоречий в его выводах, которых не имелось. Эта экспертиза была назначена не по тем же вопросам, что также является нарушением. В приговоре суд мотивировал принятое решение заключением этого эксперта, но его выводы являются противоречивыми. Так, эксперт указал в заключении на то, что часть высказывания Чебышева содержит информацию о мотивах действий прокурора, которая является предположением автора текста и не содержит сведений о фактах, которые могут быть проверены на предмет соответствия действительности. Но каждый из указанных Чебышевым СМ. мотивов прокурора может быть проверен, однако судом не принято к тому каких-либо мер.

Из приговора следует, что в ходе судебного заседания было установлено, что Чебышев СМ. в жалобе на бездействие прокурора [скрыто]. указывает именно заведомо ложные сведения, которые порочат честь и достоинство, и подрывают деловую репутацию прокурора, однако суд не дал этим обстоятельствам объективной оценки. Материалами дела доказано и наличие мотива преступления в виде неприятия Чебышевым СМ. решений прокурора, вынесенных не в его пользу, а также путем таких действий склонить иных должностных лиц к вынесению решений, отвечающих его интересам, но противоречащих закону.

В возражениях на кассационную жалобу оправданный Чебышев СМ. просит его отклонить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы потерпевшего, судебная коллегия находит, что приговор суда является законным и обоснованным.

По результатам рассмотрения уголовного дела суд пришел к выводу об отсутствии доказательств, свидетельствующих о том, что Чебышевым СМ., с одной стороны, были распространены заведомо ложные сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию прокурора Кузнецкого района [скрыто] а, с другой стороны, что Чебышев СМ. имел прямой умысел

на распространение данных сведений.

Так, Чебышев СМ. обвинялся в том, что распространил, следующие заведомо ложные сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию потерпевшего: «злоупотребляет доверием; проявляет халатность при принятии решений; ставит заявителя в смешное положение; не всегда бывает в уме и здравой памяти; унижает и умаляет достоинства СМ. Чебышева; при принятии решений может находиться в психически ненормальном состоянии; прокурор принимает неадекватные решения, грубо нарушает права и свободы граждан; прокурор непрофессионален, при этом, обвинив [скрыто] в совершении тяжкого преступления - участие в

преступном сообществе (преступной организации), то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ, указав, что «... Щ

I является членом организованного преступного сообщества (ст. 210 УК РФ), которое обманом или злоупотреблением доверием причиняет ущерб собственникам и нанимателям помещений».

Согласно ст. 129 УК РФ клевета состоит в распространении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Проверенными на соответствие действительности могут быть сведения содержащие утверждения о фактах и событиях. Оценочные суждения, предположения не могут быть проверены на соответствие действительности.

Из текста жалобы Чебышева СМ., заключения лингвистической экспертизы № 42/11 от 07.11.2011г. следует, что приведенные высказывания Чебышева СМ. являются его предположениями и не содержат сведений о

фактах, которые могут быть проверены на предмет соответствия действительности.

Утверждения потерпевшего [скрыто] о том, что, по его мнению,

эти высказывания в его адрес изложены в форме утверждения, не опровергает выводов эксперта, так как являются его субъективным их восприятием. Таким образом, судом правильно установлено, что изложенные высказывания Чебышева СМ. в адрес [скрыто] не могут быть

квалифицированы, как клевета (заведомо ложные сведения).

Кроме того, Чебышев СМ. обвинялся в том, что распространил следующие заведомо ложные сведения о том, что «прокурор бездействует; способствует сокрытию преступлений».

Из заключения лингвистической экспертизы № 42/11 от 07.11.2011г., следует, что данные высказывания содержат информацию об имевших место фактах и событиях которые унижают честь и достоинство [скрыто] подрывают его профессиональную репутацию. Это обстоятельство подтверждено показаниями потерпевшего [скрыто] свидетеля

[скрыто] другими доказательствами, из которых вытекает, что указанные

утверждения Чебышева СМ. не соответствуют действительности. Прокурором [скрыто] была организована проверка обращения

Чебышева СМ., которая проведена объективно. В установленный законом срок Чебышеву СМ. был направлен мотивированный ответ.

Вместе с тем клевета, как уголовно наказуемое деяние, могло быть совершено только с прямым умыслом. Отсутствие прямого умысла на совершение указанных действий свидетельствует об отсутствии состава преступления, предусмотренного ст. 129 УК РФ.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что стороной обвинения не представлено доказательств наличия у Чебышева СМ. прямого умысла на распространение заведомо ложных сведений порочащих честь, достоинство и деловую репутацию [скрыто]

Подсудимый Чебышев СМ. это отрицал, заявляя, что он высказывал лишь свое личное мнение о деловых качествах прокурора и оценке его действий, делал это не публично, а в сообщениях в компетентные государственные органы.

Суд в приговоре справедливо сослался на ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которой каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу^ получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей.

Согласно ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Материалами дела установлено, что Чебышев СМ. обратился в прокуратуру Кузнецкого района г. [скрыто] с заявлением о

производстве проверки по факту допущенных по его мнению нарушений закона при выборе управляющей компании, а затем в суд - на незаконное бездействие прокурора Кузнецкого района г. [скрыто] по

его обращению.

Характер и последовательность действий Чебышева СМ. свидетельствует о реализации им конституционного права на обращение в надлежащий государственный орган - в суд за защитой своих прав, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений. Высказывания, изложенные Чебышевым СМ. в обращении в суд, являлись его оценкой действий прокурора Б Щ с которыми он не

был согласен, и которые составляли предмет обжалования (бездействие прокурора).

Вопреки доводам, содержащимся в кассационной жалобе потерпевшего [скрыто] при рассмотрении дела судом не было

допущено нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь за собой отмену приговора.

Судом были приняты соответствующие закону решения об оценке допустимости имеющихся по делу доказательств. Выводы эксперта, сделанные по результатам проведенной в ходе предварительного следствия лингвистической экспертизы от 19.04.2010 г., обоснованно были поставлены судом под сомнение, поскольку в своих ответах на поставленные вопросы эксперт вышел за пределы своей компетенции (т.1 л.д. 199-208).

Экспертом даны ответы на не входящие в его компетенцию правовые вопросы, связанные с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции суда, поскольку в выводах эксперта указано, что в исследуемом материале содержатся клеветнические заявления в адрес прокурора. Определение же того, были ли эти сведения заведомо ложными, требует проверки и оценки фактических обстоятельств данного дела, что в компетенцию эксперта лингвиста не входит.

В то же время суд обоснованно признал в качестве допустимого и достоверного доказательства заключение лингвистической экспертизы, проведенной в ходе судебного разбирательства по постановлению суда. Проведение этой экспертизы было назначено по ходатайству государственного обвинителя, то есть, стороны обвинения, на которой выступал и потерпевший [скрыто] _

Проведение экспертизы было поручено эксперту

имеющему высшее профессиональное образование по специальности «Филология», квалификацию по диплому «Филолог, преподаватель русского языка и литературы по специальности «Филология», ученую степень кандидата филологических наук. Он работал в должности заместителя заведующего кафедрой стилистики и риторики, старшего преподавателя, докторанта федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования [скрыто] государственный университет», имел опыт работы в области лингвистики и судебного речеведения с 2007 года, произвел более 100 судебных экспертиз и

исследований, имел 60 научных работ по профилю лингвистики и судебного речеведения (т. 4, л.д. 100-108).

Оснований сомневаться в компетенции эксперта или не доверять сделанным им выводам, которые подвергнуты надлежащей оценке судом в совокупности с другими доказательствами, не имеется. Не приведено таких оснований и в кассационной жалобе потерпевшего.

С учетом того, что заключение эксперта по результатам проведения лингвистической экспертизы в ходе предварительного следствия обоснованно признано судом недопустимым доказательством, наименование экспертизы, проведенной по постановлению суда - дополнительная, повторная или отсутствие подобного наименования - в данном случае значение не имеет и не может повлиять на оценку данного заключения эксперта.

Вопреки содержащимся в кассационной жалобе потерпевшего утверждениям, описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора отвечает требованиям, предусмотренным ст. 305 УПК РФ, а отсутствие в резолютивной его части наряду с оправданием подсудимого отдельного указания на признание его невиновным не может служить основанием для отмены оправдательного приговора.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о необходимости оправдания Чебышева СМ. по ст. 129 ч. 3 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Руководствуясь ст., ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Кемеровского областного суда от 22 ноября 2011 года в отношении ЧЕБЫШЕВА [скрыто] оставить без

изменения, а кассационную жалобу потерпевшего [скрыто] - без

удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 81-О12-5

УК РФ Статья 129. Утратила силу
УК РФ Статья 298. Утратила силу
УПК РФ Статья 238. Приостановление производства по уголовному делу
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 305. Описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора
УПК РФ Статья 306. Резолютивная часть оправдательного приговора
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу

Загрузка
Наверх