Дело № 82-АПУ13-5

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 июля 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Эрдыниев Эдуард Борисович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №82-АПУ13-5

от 2 июля 2013 года

 

председательствующего Журавлева В.А.

при секретаре Цепалиной Л.И.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Михайлова Р.В., Пономарева Д.Ю., адвокатов Никитина О.Л., Артюховой Е.М., Турбина A.B. на приговор Курганского областного суда от 28 февраля 2013 года, которым

Михайлов [скрыто],

[скрыто] судимый 19 августа 2011 года по ч.1 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

- осужден по ч.З ст.30, п.п. «д», «ж», «и» ч.2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года.

На основании ст.70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 19 августа 2011 года и окончательно назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года.

Пономарев д

- осужден по ч.З ст.ЗО, п.п. «д», «ж», «и» ч.2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года.

Ограничения свободы установлены судом и приведены в приговоре.

По делу разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., выступление осужденных Михайлова Р.В., Пономарева Д.Ю., адвокатов Артеменко Л.Н., Шаповаловой Н.Ю., возражения прокурора Химченковой М.М., Судебная коллегия

 

установила:

 

Михайлов Р.В. и Пономарев Д.Ю. признаны виновными в покушении на умышленное убийство [скрыто] группой лиц, с особой жестокостью,

из хулиганских побуждений.

Преступление совершено 19-20 апреля 2012 года в пос. [скрыто] области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Михайлов Р.В. выражает несогласие с приговором, считая его незаконным и необоснованным. Приводит показания потерпевшего [скрыто], при этом дает им собственную оценку, ссылаясь на заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшего, полагая, что локализация и количество телесных повреждений, имеющихся у потерпевшего, не подтверждают его показания, на отсутствие сломанного сотового телефона в лесу, приводит свою версию случившегося, и считает, что потерпевший оговаривает его с целью получения «материальной выгоды». Также подвергает сомнению показания свидетелей [скрыто]

I, 3 I - матери и бабушки осужденного Пономарева, ввиду

наличия между ними родственных отношений, и по этим же причинам считает необоснованными показания свидетелей [скрыто] и [скрыто]

являющимися матерью и братом потерпевшего. С учетом того, что потерпевший [скрыто] по росту выше его, указывает, что он не смог бы нанести потерпевшему удар ножом в область живота, то есть выше пояса, а этот удар нанес потерпевшему Пономарев, что последний и подтверждает. Также утверждает, что он не знал об инциденте между еЩ [скрыто] и

[скрыто], а [скрыто] искал Пономарев, в связи с чем делает вывод о

том, что у них с Пономаревым не имелось оснований и умысла на покушение на убийство фЦ I Просит отменить приговор и вынести оправдательный приговор, в то же время просит назначить новое судебное разбирательство.

- осужденный Пономарев Д.Ю. выражает несогласие с приговором, указывая, что никто потерпевшего к ограждению на мосту не подносил и по сетке ограждения не пинал, Ф I сам перелез через перила моста и сорвался,

ссылается на обнаруженный на перилах след руки в крови, полагая, что он принадлежит потерпевшему. Считает показания потерпевшего противоречивыми и надуманными, указывает на отсутствие следов крови на рельсах-железнодорожных путях, куда, со слов потерпевшего, они, то есть Пономарев и Михайлов его перенесли, будучи, имеющего ножевое ранение в живот, а также потерпевший в одних показаниях пояснял, что предложение о том, чтобы его скинуть в колодец, говорил Пономарев, а в других показаниях

- Михайлов, в суде потерпевший не смог пояснить, каким образом его перекинули через перила моста. Считает, что потерпевший и свидетель Ф Допрашивались государственным обвинителем с нарушением закона. Утверждает, что действия в отношении потерпевшего были им совершены не из хулиганских побуждений, а были вызваны неприязнью к потерпевшему. Считает, что показания его матери [скрыто] и бабушки [скрыто]

[скрыто].) не соответствуют действительности, как и показания матери и брата потерпевшего - [скрыто] ввиду их заинтересованности в деле.

Также указывает, что суд не учел его явку с повинной, совершение им преступления впервые. Просит приговор отменить и оправдать его. В апелляционных жалобах:

- адвокат Никитин О.Л. в интересах осужденного Михайлова Р.В. считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что в основу приговора положены лишь показания потерпевшего [скрыто] которые подлежат критической оценке, при этом ссылается на показания потерпевшего, полагая, что он в своих показаниях пояснял, что после причинения ему ножевого ранения, осужденные повезли его в больницу, и не мог пояснить, каким образом осужденные перевалили его через ограждение моста. Также высказывает предположение, что потерпевший мог сам выпрыгнуть с моста, ссылаясь на наличие следа руки на перилах, а также предполагает, что в случае, если [скрыто] держался пальцами рук за сетку ограждения, то у него должны были быть ободраны ладони и пальцы рук. Кроме того, предполагает, что повреждения, установленные у потерпевшего, могли образоваться при приземлении после прыжка потерпевшего, при этом указывает, что экспертиза не установила телесные повреждения на голове потерпевшего в результате ударов камнем, нанесенных осужденными, о чем пояснял потерпевший, хотя, как полагает адвокат, в результате таких ударов на голове должны были остаться видимые шрамы. Также указывает, что нет повреждений на шее потерпевшего и не установлены следы волочения на месте происшествия. В связи с изложенным, просит приговор в отношении Михайлова Р.В. отменить и оправдать его по предъявленному обвинению.

- адвокат Артюхова Е.М. в интересах осужденного Михайлова Р.В. полагает, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, в показаниях потерпевшего имеются противоречия, в приговоре не указано, по каким основаниям показания одних свидетелей приняты судом во внимание, а других свидетелей отвергнуты, судом нарушен принцип презумпции

невиновности. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

- адвокат Турбин A.B. в интересах осужденного Пономарева Д.Ю. считает, что положенные в основу приговора показания потерпевшего [скрыто] являются противоречивыми и непоследовательными. Также полагает, что наличие хулиганского мотива в действиях Пономарева не подтверждается доказательствами, а мотивом конфликта между ним и потерпевшим явились личные неприязненные отношения. Указывает, что умысел на убийство [скрыто] у Пономарева отсутствовал и действий, направленных на убийство потерпевшего он не совершал, выводы суда в этой части не подтверждаются доказательствами. Просит приговор в отношении Пономарева отменить и вынести оправдательный приговор.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Виноградов O.A. считает доводы жалоб необоснованными.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности Михайлова Р.В. и Пономарева Д.Ю. в совершении преступления, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Вопреки доводам жалоб, показания потерпевшего [скрыто] как на

предварительном следствии, так и в судебном заседании об обстоятельствах совершения в отношении него преступных действий Михайловым Р.В. и Пономаревым Д.Ю. являются последовательными.

Так, из показаний [скрыто] данных в судебном заседании, следует, что когда подъехавшие на автомашине Михайлов и Пономарев вызвали его из дома на улицу с целью, чтобы он по телефону вызвал к ним Б [скрыто], они беспричинно нанесли ему удары по лицу, а Михайлов также нанес ему удары по голове и спине гидравлическим шлангом, который он взял из автомашины. После этого, они на машине подъехали к дому [скрыто] и он

позвонил ему на телефон, предложив встретиться, при этом по требованию Пономарева включил громкую связь в телефоне, но [скрыто] ответил, что находится в городе. После этого Пономарев сказал, что он предупредил [скрыто], хотя он этого не делал, и они с Михайловым нанесли ему удары по

лицу. Затем они приехали к заброшенной ферме, где Михайлов и Пономарев вытащили его из автомобиля. Михайлов найденной бутылкой нанес ему два удара по голове, стали требовать сказать правду о том, кто причинил телесные повреждения [скрыто]. Ответил, что ничего не знает об этом.

Михайлов стал говорить Пономареву, что «видишь, все безрезультатно поговорили, ну все валим его, а потом в лесу где-нибудь скинем», затем сходил к машине, где, как он понял, Михайлов взял нож, и, вернувшись, нанес ему удар ножом в живот. Отойдя в сторону, Пономарев и Михайлов переговорили, при этом он услышал фразу Михайлова: «Давай его добьем, в колодец кинем». Затем Михайлов подошел к нему с ножом в руке, но он

перехватил его руку с ножом, полагает, что Михайлов хотел его еще ударить, при этом Пономарев стал ему говорить, что «судьба твоя решена, скинем тебя в колодец и все». Он стал просить их отвезти его в больницу. Пономарев сказал, что если по пути к лесу он убедит их, что ни в чем не виноват, то отвезут в больницу. Заехали в лес. Пономарев забрал у него сотовый телефон. Михайлов сказал, что он не первый, в этом месте закопано человек 6-7. Пономарев стал рассуждать о том, как он, то есть [скрыто] сможет объяснить в больнице наличие у него телесных повреждений. Пономарев и Михайлов посадили его в автомобиль и поехали. На железнодорожном мосту остановились. Михайлов и Пономарев вместе вытащили его и подтащили к ограждению моста, под которым расположены железнодорожные пути. Пономарев сказал, что здесь не пойдет, так как внизу находятся тросы. Как понял, Пономарев имел в виду то, что при падении с моста может зацепиться за тросы и выжить. Затем они поднесли его к середине моста и перекинули через ограждение. Когда перекинули верхнюю часть тела, схватился руками за оградительную сетку на другой стороне и удержался, не упав вниз. Михайлов стал пинать по сетке, поэтому сорвался и упал вниз между железнодорожными путями. Приземлился на ноги, упал и не смог встать. Пономарев и Михайлов объехали мост, подошли к нему и за руки перетащили, уложив его на рельсы. Михайлов также пытался сломать ему шейные позвонки, взявшись обеими руками за его голову, а затем камнем нанес несколько ударов по голове, а Пономарев держал его руки, чтобы не закрывал голову. Метрах в 100 увидел движущийся на него поезд. Пономарев и Михайлов убежали. Смог отползти с рельсов и пока шел поезд дополз до трансформаторной будки, расположенной неподалеку, и забрался под нее. Когда поезд ушел, услышал голоса, Пономарев и Михайлов искали его. Пролежал под будкой несколько часов, а когда смог выползти, добрался до крайнего дома, попросил вызвать скорую помощь.

Аналогичные показания [скрыто] были даны при допросе 9 июня

2012 года и в ходе проведенной в этот же день проверки показаний на месте происшествия.

Также [скрыто] в судебном заседании пояснил, что первоначальные показания 23 апреля 2012 года им давались после проведения хирургической операции и он себя еще плохо чувствовал, поэтому он рассказал об обстоятельствах случившегося в общих чертах, в последующем им уже давались более подробные и уточняющие пояснения. При этом [скрыто] в суде пояснил, что слова о том, чтобы скинуть его в колодец говорил, как Михайлов, так и Пономарев, также объяснил, почему он свидетелю [скрыто] и врачу не стал пояснять о действительных обстоятельствах

получения им телесных повреждений, то есть в связи с боязнью мести со стороны осужденных. Кроме того, вопреки доводам жалоб, [скрыто] не пояснял о том, что Пономарев и Михайлов везли его в больницу, а как он пояснял, это он просил их отвезти в больницу, также [скрыто] не пояснял, что его сотовый телефон был сломан после того, как Пономарев выбросил его в

лесу, не отрицал принадлежность ему следа руки в крови на ограждении моста, и в судебном заседании он в достаточной мере пояснил, каким образом его перекидывали осужденные через ограждение моста. Доводы жалоб о том, что в результате того, что потерпевший был перемещен осужденными на рельсы, то должны были остаться следы волочения, а также следы крови на том месте, куда он был перемещен, не могут быть приняты во внимание, поскольку данные доводы являются лишь предположением, а также при осмотре места происшествия, место, куда он был перемешен осужденными органам следствия известно не было, соответственно, достоверно утверждать, что таких следов не имелось (учитывая также наличие крупного щебня между железнодорожными путями), нет оснований, при этом из протокола видно, что при осмотре под мостом были обнаружены множественные следы крови. Также в ходе проверки показаний потерпевший показал в лесу направление, куда Пономарев бросил телефон, однако при обследовании данного участка, телефон обнаружен не был. Вместе с тем, необнаружение телефона в ходе проверки показаний, с учетом ее проведения спустя значительный период времени после данных событий, нахождения данного участка вблизи населенных пунктов, наличия других доказательств вины осужденных, не может быть признано обстоятельством, свидетельствующим о неправдивости показаний потерпевшего.

Оснований считать, что показания потерпевшего Ф [скрыто] по обстоятельствам совершения в отношении него преступных действий, направленных на лишение его жизни со стороны Михайлова и Пономарева, являются противоречивыми, не имеется. При этом его показания согласуются с другими исследованными по делу доказательствами, то есть: - показаниями свидетеля [скрыто] о нанесении Михайловым ударов шлангом потерпевшему и о требовании Пономарева ехать к Б I о чем он

рассказал матери, что подтверждается показаниями свидетеля [скрыто]

- показаниями свидетелей [скрыто] и [скрыто], которым Пономарев рассказал, что они с Михайловым избили и подкололи парня и он хочет все взять на себя;

- показаниями свидетеля Р Щ о том, что рано утром к нему в дом, крайний от железной дороги, пришел потерпевший с телесными повреждениями;

- показаниями свидетеля [скрыто] о том, что [скрыто] звонил с предложением встретиться, но он отказался, так как его не было в поселке;

- показаниями свидетеля [скрыто], данными на предварительном следствии, о том, что Михайлов и Пономарев находились на месте происшествия вместе в момент, когда автомобиль Михайлова забуксовал рядом с местом совершения преступления;

- протоколом осмотра места происшествия, согласно которому на грунтовой дороге под мостом обнаружены следы автомобиля, у которого рисунок протектора передних и задних колес различны, что согласуется с протоколом осмотра автомобиля, принадлежащего Михайлову, а также с заключением

эксперта о том, что след транспортного средства, зафиксированный при осмотре места происшествия, мог быть оставлен задним левым протектором колеса этого автомобиля. Кроме того, около следов транспортного средства обнаружен нож, на клинке которого экспертом обнаружена кровь, в которой возможно присутствие крови потерпевшего, а также обнаружен след обуви, который по заключению эксперта мог быть оставлен обувью, изъятой у Пономарева. На перилах моста в промежутке между третьим и четвертым металлическими ограждениями обнаружен след руки с веществом, похожим на кровь. Между железнодорожными путями под указанной частью моста имеется насыпь из щебня, где в 40 см. от пути, а также около трансформаторной будки обнаружены капли вещества, похожего на кровь. Вышеизложенные доказательства подтверждают показания потерпевшего [скрыто] о том, что Михайлов и Пономарев на автомобиле по грунтовой дороге спускались с путепровода к нему, а также об их последующих действиях в отношении него.

С учетом выводов эксперта о возможности образования повреждения на кофте потерпевшего клинком ножа, изъятым при осмотре места происшествия, суд пришел к обоснованному выводу о том, что нож, обнаруженный рядом со следами транспортного средства, оставлен осужденными и является орудием причинения потерпевшему ранения.

Кроме того, оценив показания потерпевшего и осужденных, а также заключения экспертиз, суд также пришел к обоснованному выводу, что, несмотря на одинаковую группу крови у Михайлова и [скрыто], все следы крови, обнаруженные при осмотрах места происшествия на ограждении путепровода, на щебне под путепроводом около железнодорожных путей, в том числе около трансформаторной будки, а также на ноже, принадлежат потерпевшему [скрыто] и возникли при обстоятельствах, изложенных им в своих показаниях. При этом в суде Пономарев заявил, что у него при этих событиях не было телесных повреждений, а Михайлов не дал ответа на этот вопрос.

Согласуются с показаниями потерпевшего о том, что через проем в ограждении осужденные его сбросили с высоты путепровода, а под трансформаторной будкой он спрятался, и установленные в ходе осмотра размеры проема в ограждении путепровода и свободного пространства под трансформаторной будкой. Показания потерпевшего подтверждаются и обнаружением при осмотрах места происшествия в указанных местах следов крови, происхождение которой по заключению эксперта, возможно, от потерпевшего. Также, расстояние от места, куда упал потерпевший, до трансформаторной будки составляет 16 метров, что позволило потерпевшему, учитывая темное время суток, незаметно отползти с рельс и во время движения поезда спрятаться от осужденных.

Также согласуются показания потерпевшего с выводами судебно-медицинского эксперта о характере, локализации и механизму причинения установленных у него телесных повреждений (т. 3 л.д. 139-141).

Так, вывод эксперта о возникновении у потерпевшего закрытого компрессионного перелома тела 3-го поясничного позвонка в результате падения с высоты на область нижних конечностей, ягодиц, согласуется с показаниями потерпевшего о том, что он приземлился на ноги, а затем упал на спину.

В области головы у потерпевшего обнаружены ушибленные раны, сотрясение головного мозга, в том числе экспертом, вопреки доводам адвоката Никитина, при осмотре потерпевшего обнаружены: рубец в левой височной области и рубец в левой теменной области, причиненные твердыми тупыми предметами, что согласуется с показаниями потерпевшего о нанесении ему осужденными стеклянной бутылкой, камнями ударов в голову, от чего у него имелись рассечения.

Кроме того, как видно из заключения, экспертиза потерпевшего проведена экспертом на основании медицинских документов, поступивших из [скрыто] ЦРБ, где потерпевший был прооперирован и проходил

дальнейшее лечение, а также на основании данных осмотра потерпевшего, проведенного самим экспертом 3 мая 2012 года, при этом в ходе осмотра эксперт обнаружил лишь два вышеуказанных рубца в левой височной и теменной областях, то есть к моменту осмотра потерпевшего экспертом имевшиеся видимые телесные повреждения в виде кровоподтеков, причиненные потерпевшему осужденными исчезли в связи с тем, что прошел значительный период времени со дня их причинения. Данный вывод сделан с учетом первичных медицинских документов, составленных в [скрыто] ЦРБ, то есть медицинской карты больного, из которой видно, что при поступлении потерпевшего в больницу 20.04.2012 г. в 7.45, у него имелся кровоподтек в области правого глаза, однако на момент осмотра экспертом 3 мая 2012 г. данного повреждения у потерпевшего не обнаружено. Также из медкарты видно, что фактически в медкарте приводятся только данные относительно ножевого ранения, сотрясения головного мозга с наличием ушибленных ран головы, компрессионного перелома тела 3-го поясничного позвонка, описание других повреждений не приводится, хотя потерпевший пояснил, что в результате нанесения ему ударов осужденными руками и другими предметами у него был разбит нос, имелись рассечения на голове, ссадины и т.д., что нашло объективное отражение при осмотре потерпевшего экспертом, который обнаружил у него рубцы на голове. Также потерпевший пояснил, что когда Михайлов пытался сломать ему шейные позвонки, он брался обеими руками не за его шею, а за голову.

При таких обстоятельствах, оснований считать, что выводы эксперта опровергают вышеуказанные показания потерпевшего, не имеется.

Несостоятельными являются и доводы Михайлова о невозможности причинения им ножевого ранения потерпевшему в связи с более высоким ростом последнего и горизонтальным направлением раневого канала. Как видно из заключения судебно-медицинского эксперта, потерпевшему была причинена колото-резаная рана, которая находится ниже пупка в правой

подвздошной области, то есть локализация данного ножевого ранения, как раз свидетельствует об объективности показаний потерпевшего о нанесении ему удара ножом Михайловым снизу, а не об их неправдивости, при этом указанные доводы Михайлова о направленности раневого канала не основаны на каких-либо материалах дела.

Кроме того, необоснованными являются и доводы жалоб об образовании телесных повреждений у потерпевшего в результате его прыжка по собственной инициативе, обязательном образовании у потерпевшего повреждений на ладонях и пальцах, когда он держался руками за сетку ограждения, то есть данные доводы являются лишь предположениями, не основанными на материалах дела.

Оснований считать, что потерпевший [скрыто] оговаривает осужденных у суда не имелось ввиду отсутствия таковых, а заявление потерпевшим исковых требований о компенсации ему морального вреда с учетом причиненного ему вреда здоровью, что объективно подтверждается материалами дела, перенесенных в связи с совершенным в отношении его преступлением страданий, предусмотрено законом и является правом потерпевшего. Доводы Михайлова, которые были им приведены в дополнении к апелляционной жалобе, об его оговоре потерпевшим из мести в связи с тем, что он ранее оскорбил потерпевшего являются надуманными и не подтверждаются материалами дела.

Также, с учетом исследованных по делу доказательств, оснований считать, что родственниками потерпевшего и осужденного Пономарева были даны неправдивые показания, не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено, при этом потерпевший и несовершеннолетний свидетель [скрыто] в судебном заседании допрашивались в соответствии с требованиями ст.ст. 277, 278, 280 УПК РФ.

Таким образом, оценив совокупность всех исследованных по делу доказательств, суд обоснованно пришел: к выводу о несостоятельности доводов осужденных, изложившими свою версию случившегося, и вместе с тем, к выводу о доказанности вины осужденных в совершении покушения на убийство потерпевшего [скрыто]

О наличии у осужденных прямого умысла на лишение жизни потерпевшего свидетельствуют их действия, выразившиеся: в нанесении Михайловым удара ножом в область расположения жизненно важных органов, последующее совместное сбрасывание ими потерпевшего с путепровода, высотой 12 метров, перемещение ими потерпевшего на рельсы железнодорожного пути и оставление его там перед движущимся на него поездом, что также свидетельствует о совершении преступления осужденными группой лиц. При этом суд правильно установил, что осужденные, используя в качестве предлога надуманный повод, то есть такое

обстоятельство, что им не удалось встретиться с

и поэтому

[скрыто] с которым у них к моменту преступления не было никаких взаимоотношений (ни дружеских, ни неприязненных), должен отвечать за его действия, к которым он не имел никакого отношения, то есть из хулиганских побуждений совершили противоправные действия, направленные на лишение жизни потерпевшего [скрыто]

Вместе с тем, Судебная коллегия находит, что суд без достаточных на то оснований признал осужденных виновными в совершении преступления с особой жестокостью, поскольку избранный ими способ убийства не свидетельствует о причинении потерпевшему особых мучений, в связи с чем подлежит исключению их осуждение по п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ, соответственно, подлежит снижению назначенное им наказание.

При назначении Михайлову Р.В. и Пономареву Д.Ю. наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного ими преступления, смягчающие обстоятельства, а также, данные, характеризующие их личности.

Вместе с тем, суд, отказывая в признании смягчающим обстоятельством - явку с повинной Пономарева Д.Ю., мотивировал это тем, что он явился в отдел полиции через трое суток после совершения преступления, достоверно зная о наличии у правоохранительного органа сведений о его причастности к преступлению, однако данные основания не являются препятствием для признания явки с повинной (добровольного сообщения лица о совершенном преступлении) в качестве таковой, других оснований судом не приведено, в связи с чем, суд признает в качестве смягчающего обстоятельства - явку с повинной Пономарева Д.Ю., что также является основанием для снижения наказания, при этом также учитываются требования ст.62 УК РФ и совершение Пономаревым неоконченного преступления.

На основании изложенного, руководствуясь ст.389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Курганского областного суда от 28 февраля 2013 года в отношении Михайлова [скрыто]. и Пономарева [скрыто]

[скрыто] изменить, исключить их осуждение по ч.З ст.30, п. «д» ч.2 ст. 105

УК РФ.

Признать в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Пономарева Д.Ю. - явку с повинной.

Снизить наказание, назначенное по ч.З ст.30, п.п. «ж», «и» ч.2 ст. 105 УК РФ:

- Михайлову Р.В. до 12 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности

приговоров частично присоединить неотбытое наказание по приговору от 19 августа 2011 года и окончательно назначить 13 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года.

- Пономареву Д.Ю. до 10 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных Михайлова Р.В., Пономарева Д.Ю., адвокатов Никитина О.Л., Артюховой Е.М., Турбина A.B. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 82-АПУ13-5

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УПК РФ Статья 277. Допрос потерпевшего
УПК РФ Статья 278. Допрос свидетелей
УПК РФ Статья 280. Особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх