Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 82-АПУ14-24СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 сентября 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Земсков Евгений Юрьевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 82-АПУ14-24СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 24 сентября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоЗемскова Е.Ю.,
судейЗателепинаОК., ДубовикаН.П.
при секретареЧерниковой Ю.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Виноградова О.А. на ПРИГОВОР Курганского областного суда с участием присяжных заседателей от 3 июня 2014 года, по которому Голыдев С В , несудимый оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209; ч. 3 ст. 30, пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105; ч. 1 ст. 30, пп. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105; пп. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на основании пп. 2 и 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с вынесением оправдательного вердикта коллегией присяжных заседателей за непричастностью Гольцева СВ. к совершению преступлений.

За Гольцевым СВ. признано право на реабилитацию и возмещение ему вреда, связанного с уголовным преследованием в порядке главы 18 УПК РФ.

Уголовное дело направлено руководителю следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Уральскому федеральному округу для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Заслушав доклад судьи Земскова Е.Ю., выступление представителя Генеральной прокуратуры РФ Коловайтеса О.Э., поддержавшего апелляционное представление, возражения против доводов представления оправданного Гольцева СВ., адвоката Бем Л.Д., Судебная коллегия

установила:

Гольцеву предъявлено обвинение в участии в банде и совершаемых ею нападениях; покушении на убийство Г ; приготовлении к убийству потерпевшего Ш ; убийстве супругов Б и С В апелляционном представлении: государственный обвинитель Виноградов О.А. ставит вопрос об отмене приговора в связи с существенными нарушениями норм уголовно- процессуального закона; указывает, что в ходе судебного следствия защитником Гольцева неоднократно высказывалось мнение присяжным заседателям о необъективном и некачественном расследовании уголовного дела, ненадлежащем проведении следственных действий - осмотра места происшествия и других, что является нарушением ч.7 ст.335 УПК РФ, которое привело к отрицательному отношению к органам предварительного следствия со стороны присяжных заседателей и к вынесению оправдательного вердикта при имеющейся совокупности доказательств.

^ « л и а тл.-1-ч-*. -г-» -г-гл-т-ч-. г т т т л т т т т л т-г О л т О О С \ 7ТТТУ* ТЭ/Т\ г» #11 ГГ./Л^ТТ/ЧИ * Г»Л латТГ,Т771Т Г 1 Г\ ЛЛ\"ОГТ АЧ-^/ЧУХУ!.^ I V ! V , А> ХХС4-1-/ V 1-1-1V 1Л.Х1\У 1 . *_> V I . ^ / _ / » / .7 X АА\^ А ~** Х> V У /^\*\Л.Х\Л.1Л. ^ 1*^^,64,1*А1ЛШ х Ч_* 1>ХМ/А 2014 года при исследовании доказательств стороны защиты Гольцева СВ.

умышленно исследованы данные о прежнем месте работы оправданного - в службе инкассации, которую тот проходил до поступления на службу в милицию. При обсуждении документов, которые сторона защиты просила разрешить исследовать в присутствии присяжных заседателей, судом несмотря на возражение государственного обвинителя удовлетворено ходатайство защитника об исследовании документов - учетной карточки Гольцева (послужной список сотрудника МВД) и свидетельства о первоначальной подготовке Гольцева только в части владения Гольцевым огнестрельным оружием.

Фактически же защитник в присутствии присяжных заседателей довел до них сведения о прежнем месте работы подсудимого, которые не имеют никакого отношения к предъявленному обвинению. При этом судом замечания защитнику не сделаны, внимание присяжных заседателей на необходимость игнорирования полученных сведений, не обращено, что как утверждает автор представления, повлекло существенное нарушение принципа состязательности сторон и вызвало предубеждение присяжных заседателей в отношении подсудимого.

Кроме того, перед удалением коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату председательствующим выяснялся вопрос, не возникло ли у кого-либо из присяжных предубеждения о невиновности Гольцева. На этот вопрос никто из коллегии присяжных заседателей не ответил положительно.

Между тем сопоставляя оправдательный вердикт с фактическими и очевидными сведениями, полученными в ходе судебного заседания, приводя содержание некоторых из доказательств (показания Гольцева, не отрицавшего факт перевозки пистолета Глок-17 из в г. ) государственный обвинитель оспаривает вердикт коллегии присяжных заседателей о недоказанности указанных действий оправданного, который постановлен вопреки вышеназванным показаниям Гольцева.

Далее государственный обвинитель оценивает выводы коллегии присяжных заседателей по вопросам об участии Гольцева в банде, в приобретении в г. и перевозке в 1998 году огнестрельного оружия, как абсолютно не соответствующие действительности, поскольку обстоятельства преступлений подтверждаются показаниями свидетеля стороны защиты С В связи с указанным вердиктом государственный обвинитель приходит к выводу о предвзятом отношении коллегии присяжных заседателей к обвинению, которое сложилось до удаления коллегии в совещательную комнату для вынесения вердикта, а также об утрате коллегией присяжных заседателей принципа объективности и беспристрастности; просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, Судебная коллегия оснований для его удовлетворения не усматривает.

В соответствии с ч. 1 ст. 389 УПК РФ, оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно- процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона в апелляционном представлении не указано, и по делу не установлено.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в апелляционном представлении о нарушениях уголовно-процессуального закона, допущенных в судебном следствии, так как эти доводы противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учётом требований ст. ст. 15, 244 УПК РФ о состязательности и равенстве прав сторон, ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства, ст. 335 УПК РФ об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей. Все представленные сторонами допустимые доказательства были исследованы, ходатайства сторон разрешены председательствующим в установленном законом порядке. При окончании судебного следствия дополнений никто из участников судебного заседания не имел (т.32, л.д.151).

Доводы государственного обвинителя в апелляционном представлении о том, что в ходе судебного следствия защитником Гольцева неоднократно высказывалось мнение присяжным заседателям о необъективном и некачественном расследовании уголовного дела, ненадлежащем проведении следственных действий - осмотра места происшествия и других, являются неконкретными и не содержат ссылок на протокол судебного заседания.

Как следует из указанного протокола, при допросе свидетеля Ч защитником был задан вопрос о том применялись ли к нему при получении показаний на предварительном следствии меры физического и морального давления (т.32, л.д.73), однако на данный вопрос свидетель не ответил, поскольку он был снят председательствующим с разъяснением присяжным заседателям, что указанный вопрос не должен учитываться при принятии решения, поскольку законность получения показаний, которые представляются присяжным заседателям, проверена и никем не оспаривается ДРУГИХ О (т.32. л.л.73!. воппосоя попящсе получения доказательств со стороны защитника в ходе судебного следствия задано не было.

В прениях сторон в присутствии присяжных заседателей защитник Гольцева, анализируя доказательства, дала определение осмотру места происшествия, как основному следственному действию и в подтверждение данного утверждения высказала суждение, что в следственной практике, если неверно, неточно что-то зафиксировано на месте происшествия, в дальнейшем ни одно обвинение не найдет своего подтверждения (т.32 л.д.169). Однако из протокола судебного заседания не следует, что в этой части выступления защитник допустила высказывание о нарушении закона при проведении осмотра места происшествия по рассматриваемому делу.

Тем не менее, в указанном месте выступление защитника было остановлено председательствующим, который правильно обратил внимание присяжных заседателей на неверное толкование защитником уголовно- процессуального закона, который не называет какое-либо доказательство важным либо неважным. Кроме того присяжным заседателям было разъяснено, что они не должны учитывать суждения выступающих в прениях относительно обстоятельств, которые должны были иметь место со стороны следователя и других сотрудников. Доказательства должны оцениваться в том виде, в каком они представлены (т.32 л.д.169).

Защитником также был напомнен присяжным заседателям факт, который был известен из показаний свидетеля О и др. о том, что пистолет «Глок-17» был обнаружен не при осмотре места происшествия, а на следующий день свидетелем О , который сначала принес его на работу, а затем передал правоохранительным органам.

Это обстоятельство было приведено защитой не с целью критики протокола осмотра места происшествия как недопустимого доказательства и соблюдения уголовно-процессуального закона при его проведении сотрудниками правоохранительных органов, а для оценки доказательственного значения его результатов, в связи с сомнениями защитника, который указал на нелогичность поведения киллера, оставившего на месте преступления пистолет, в то время как гильзы при осмотре обнаружены не были, и, видимо, были собраны тем же киллером.

Указанные обстоятельства относились к событию преступления, вопрос о доказанности которого должен был разрешаться присяжными заседателями.

Поэтому по указанным фактам защитник был вправе высказать свое мнение перед присяжными заседателями (т.32 л.д.169).

Доводы апелляционного представления о том, что защитником, были исследованы сведения о личности оправданного Гольцева, в частности о прежнем месте работы - в службе инкассации до поступления в милицию, в нарушение ч.8 ст.335 УПК РФ, лишены оснований.

Как следует из протокола судебного заседания, защитником действительно задавались вопросы и исследовались документы о службе ! ПТГР.ТТРКЯ К ИНТ^'ЯГ'Г'ЯТТ'ИТГ IX ЛТТЛТЛТТТТТТ П Л ТТТЛТТТТ. 2 ТТЯ^ТТТ ИЯТТТ.ТТТТ,1<Т V ТТРГГ) Н й В Ы К О В владения огнестрельным оружием, то есть в отношении фактических обстоятельств, которые имели значение для установления причастности оправданного к преступлениям, совершенным с использованием огнестрельного оружия.

Доводы государственного обвинителя, что сведения о личности Гольцева при исследовании учетной карточки Гольцева (послужной список сотрудника МВД) и свидетельства о первоначальной подготовке Гольцева в части владения оружием были доведены до присяжных заседателей в объеме большем, чем определил председательствующий при удовлетворении ходатайства стороны защиты, протоколом судебного заседания не подтверждаются (т.32, л.д.124). В судебном заседании при оглашении указанных документов, каких-либо возражений против действий защитника, заявлений о нарушении им требований уголовно-процессуального закона, государственным обвинителем высказано не было.

В связи с этим доводы апелляционного представления о том, что оглашение вышеуказанных документов, при отсутствии замечаний со стороны председательствующего, привело к существенному нарушению принципа состязательности и вызвало предубеждение присяжных заседателей в отношении подсудимого, являются необоснованными.

Вопреки доводам апелляционного представления вышеуказанные вопросы и высказывания защитника носили единичный, несистемный характер, получали своевременную реакцию на них председательствующего, который обращал внимание присяжных заседателей на то, установление каких обстоятельств относится к их компетенции и что из сказанного в судебном заседании они не должны учитывать при принятии решения. В связи с изложенным не имеется оснований считать, что доведение до присяжных заседателей вышеуказанной информации защитником, привело к их отрицательному отношению к правоохранительным органам и повлияло на вердикт.

Прения и реплики сторон соответствуют требованиям ст. ст. 252, 292, 336, 337 УПК РФ (т. 32, л.д. 152-174).

Доводы государственного обвинителя о том, что присяжные заседатели подошли к разрешению поставленных перед ними вопросов необъективно, о чем, по его мнению, свидетельствует несоответствие между оправдательным вердиктом и доказательствами, которыми полностью вина Гольцева доказана, не могут быть приняты во внимание, так как указанный довод приведен в нарушение закона, а именно ч. 4 ст. 347 УПК РФ, согласно которой сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, а суду апелляционной инстанции в соответствии со ст.389 УПК РФ проверять приговор, постановленный с участием присяжных заседателей, в части выводов суда о фактических обстоятельствах дела.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей ,-..-..-.т тл^-,^,-.т тпай.-.г.птттхгг» л т .---т- 1 1 9 П О 1 Л 1 _ 1 А < \ЛГПГ %>Л1 П а V V V Л. Л-ГУ*/ Л. >*• Л. Л-*1 ±.\-Г Л. Л- I V V V/ V Д^МХХХЛ/11« Х V ^ , ^ Л. • ~/ *-Г *-» ^ ~/ ~> -* •) ~> I Л. —' « * / •/ * Л-м. %_ * -м- * Напутственное слово председательствующего, приобщённое к протоколу судебного заседания, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Приговор постановлен председательствующим в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей. Нарушений закона, влекущих отмену или изменение приговора суда с участием присяжных заседателей, не установлено.

Оснований для удовлетворения апелляционного представления не усматривается.

-.25 <11 л28 На основании изложенного руководствуясь ст. 389 , 389 , 389 389 , чЗЗ 389\" УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Курганского областного суда с участием присяжных заседателей от июня 3 2014 года в отношении оправданного Гольцева С В оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

Статьи законов по Делу № 82-АПУ14-24СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 244. Равенство прав сторон
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 337. Реплики сторон и последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора

Производство по делу

Загрузка
Наверх