Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 83-О07-15

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 14 июня 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Нестеров Василий Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №83-О07-15

от 14 июня 2007 года

 

председательствующего Магомедова М.М.,

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Ку-цепина B.C., адвоката Голышева В. А., потерпевшей [скрыто] на приговор Брянского областного суда от 27 марта 2007 года, по которому

Куцепин [скрыто]

1с"

V

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч.2 «в» УК РФ на 15 лет, по ст. 126 ч.2 п.п. «а,в,г» УК РФ на 7 лет,

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Москалев А

судимый 29 марта 2006 года по ст. 318 ч.1 УК РФ к 1 году лишения свободы,

осужден по ст. 126 ч.2 п.п. «а,в,г» УК РФ к 7 годам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ частично присоединено не отбытое наказание по приговору от 29 марта 2006 года и окончательно назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Судом разрешен гражданский иск. В пользу потерпевшей [скрыто] с Куцепина взыскано в счет возмещения материального ущерба I I рубля и в счет компенсации морального вреда [скрыто] рублей, а также солидарно с Куцепина и Москалева в счет компенсации морального вреда! рублей.

Кроме того, с осужденных взысканы в равных долях процессуальные издержки - по [скрыто] рубля за оплату проведенной экспертизы.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., мнение прокурора Митюшова В.П. об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Куцепин и Москалев осуждены за похищение г [скрыто] по предвари

тельному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и предмета, используемого в качестве оружия. Куцепин осужден также за сопряженное с похищением человека убийство [скрыто], заведомо находившегося в беспомощном состоянии. Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

Осужденный Куцепин просит отменить приговор и прекратить дело в связи с непричастностью его к совершению преступлений. Указывает, что осужденный Москалев и свидетель [скрыто] оговорили его. Москалев сам бил потерпевшего [скрыто] Заключение судебно-медицинского эксперта не доказывает его вину. Ссылается на показания свидетеля [скрыто] который подтверждал, что во время совершения преступления он находился возле своего дома.

Адвокат Голышев в защиту осужденного Куцепина просит отменить приговор и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство. Считает неправильным вывод суда о наличии неприязненных отношений между Куцепи-

ным и [скрыто]. У Куцепина, в отличие от Москалева и [скрыто] похитивших

Нщество из дома потерпевшего, не было мотива для убийства [скрыто]. пЦ будучи родственником Москалева, преследовал цель помочь ему избежать сурового наказания. Куцепин в одиночку за короткий период не мог совершить всех указанных в приговоре действий в отношении г [скрыто]. У Куцепина не

обнаружено орудие убийства - нож, но найденным у Москалева ножом можно было нанести колото-резаную рану шеи потерпевшего. Москалев написал записку, фактически свидетельствующую о признании им вины в убийстве г [скрыто], но суд не принял ее во внимание. В описательно-мотивировочной части приговора суд необоснованно сослался на погашенную судимость Куцепина за причинение телесных повреждений в 2002 году как на доказательство его способности

перерезать горло потерпевшему. В обоснование квалифицирующего признака ст. 126 ч.2 п. «г» УК РФ суд неправильно признал, что не имеет значения, кто именно применил не обнаруженный предмет, так как похищение человека было совершено по предварительному сговору. Однако такой признак предусмотрен ст. 126 ч.2 п. «а» УК РФ. Суд не учел, что мог иметь место эксцесс исполнителя. В деле нет доказательств нахождения потерпевшего в беспомощном состоянии. Не всем доводам защиты судом дана надлежащая оценка в приговоре.

Потерпевшая [скрыто] просит отменить приговор и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство. Полагает, что суд не правильно квалифицировал действия Москалева, и это повлекло назначение ему несправедливого, чрезмерно мягкого наказания. Суд не учел содержание записки Москалева для Куцепина о том, чтобы он всю вину в убийстве взял на себя. Суд также необоснованно не компенсировал моральный вред в полном объеме.

Государственный обвинитель Одринская Л.И. в возражениях на кассационные жалобы просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия считает, что выводы суда о доказанности вины осужденных в совершении указанных преступлений основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы потерпевшей [скрыто] о неправильной квалификации действий Москалева, что повлекло назначение ему несправедливого, чрезмерно мягкого наказания, как и для удовлетворения жалобы осужденного и его защитника о необоснованном осуждении Куцепина.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. Москалеву предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 126 ч.2 п.п. «а,в,г» УК РФ, и судебное разбирательство проводилось в отношении него по предъявленному ему обвинению. Изменить обвинение на более тяжкое, как об этом поставлен вопрос в кассационной жалобе потерпевшей, суд был не вправе.

Кроме того, доводы жалобы потерпевшей о том, что суд якобы установил, что свидетель [скрыто] сбил потерпевшего автомобилем, после чего г [скрыто] был избит [скрыто] и Москалевым, а затем похищен, не соответствуют мате-

риалам дела. Свидетель [скрыто] не давал показаний о том, что он сбил потерпевшего машиной. Напротив, он показал, что не справился с управлением и врезал-

ся в дерево у забора дома С I. Упавший забор, возможно, придавил потерпевшего. П I отрицал также свое участие в избиении, похищении и убийстве [скрыто]. Участие [скрыто] и Москалева в убийстве, кроме показаний Куцепи-

на, ничем не подтверждается. Это утверждение Куцепина было известно суду, оно исследовалось в судебном заседании и мотивированно отвергнуто в приговоре.

Имеющуюся в деле записку Москалева Куцепину суд обоснованно не расценил как признание Москалева в убийстве [скрыто] Судом не установлено, кем написана буква «я» перед словами «завалил терпилу». Согласно показаниям эксперта [скрыто], отсутствие этой буквы свидетельствует об указании автором записки на совершение убийства лицом, которому она была адресована.

Доводы жалоб осужденного и его защитника о необоснованном осуждении Куцепина, поскольку похищение и убийство [скрыто] совершили Москалев и

ГЩ Щ, противоречат установленным судом фактическим обстоятельствам дела. Кроме показаний самого Куцепина, эти доводы ничем не подтверждаются. Заявление Куцепина, как указано выше, исследовалось в судебном заседании и мотивированно отвергнуто в приговоре.

При этом суд обоснованно сослался на протокол явки Куцепина с повинной, в котором он признал, что перерезал горло [скрыто] (т.4, л.д. 57-58).

Суд исследовал также показания Москалева и свидетеля [скрыто] об обстоятельствах дела и дал им оценку в приговоре. Из их показаний суд установил, что Куцепин вместе с Москалевым избили тЩ [скрыто], связали руки веревкой, приведя в беспомощное состояние, посадили в автомобиль под управлением и повезли из села [скрыто]. По пути они слышали возню на заднем си-

деньи. ПИ ^остановил машину. Когда вышли из нее, Куцепин сказал, что задушил [скрыто] и если бы не сделал это, тот расправился бы с его семьей. Москалев ушел, [скрыто] догнал его, и они вернулись. Куцепин вышел из кустов и сказал, что перерезал горло [скрыто]

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал, что Куцепин с целью убийства набросил веревку на шею потерпевшего и стал душить, пока тот не потерял сознание. Решив, что он мертв, Куцепин сказал об этом остальным. Когда машина остановилась, Куцепин вытащил его из салона на обочину дороги. Обнаружив, что [скрыто] пришел в сознание, Куцепин ножом нанес ему удары

в шею и руки, отрезал ухо. От ранения шеи наступила смерть г [скрыто] Эти вы-

воды суда подтверждаются и заключением судебно-медицинского эксперта о характере и локализации обнаруженных у потерпевшего телесных повреждений и причине его смерти.

Ссылка в жалобе осужденного на показания свидетеля [скрыто] якобы подтверждавшего, что во время преступления он находился дома, не опровергает выводов суда о доказанности вины Куцепина. Из показаний Б I следует, что

он видел, как два человека били пытавшегося убежать человека. Ему показалось, что из калитки вышел Куцепин и пошел в сторону происходящего, избиение продолжилось. Таким образом, б! [скрыто] точно никого не называл. Из показаний свидетеля [скрыто] также видно, что [скрыто] рассказал ему, что около дома Ку-цепиных кого-то били и какая-то машина врезалась в забор дома [скрыто]. Кто именно кого бил, он не сказал.

В то же время свидетель [скрыто] показал, что вечером 8 апреля 2005 года он заходил домой к Куцепину. Куцепин вместе с Москалевым и водителем отлучились примерно на час. Когда они вернулись, зашедший в дом Куцепин сказал: [скрыто]...», употребив нецензурное выражение. [скрыто] называли [скрыто]

[скрыто]. Из смысла его выражения он сделал вывод, что с [скрыто] собираются разобраться или выяснить отношения. На вопрос Куцепиной: «Нашли?» те ответили, что не нашли. Минут через 15 они опять уехали.

В автомобиле Москалева обнаружены пятна крови, что стороной защиты необоснованно расценивается как доказательство вины Москалева и [скрыто] в убийстве [скрыто] Между тем осужденный Москалев подробно рассказал суду об обстоятельствах похищения и убийства потерпевшего и не отрицал, что [скрыто] перемещали в его машине, в связи с чем в салоне автомобиля могли образоваться пятна крови потерпевшего. Показания Москалева соответствуют пока-

заниям свидетелей Пи I и ТИ и другим материалам дела. Довод

жалобы о необъективности свидетельских показаний противоречит имеющимся в деле доказательствам. Как видно из материалов дела, свидетель тЩ [скрыто] дала показания, изобличающие ее друга в тот момент, когда Москалев вообще отрицал свою причастность к преступлению и сам факт знакомства и какого -либо контакта с потерпевшим. Показания свидетеля тЩ [скрыто] согласуются с

другими доказательствами по делу, в том числе заключениями экспертиз, показаниями свидетелей. Записке Москалева Куцепину дана оценка судом, о чем указано выше.

Довод жалобы осужденного об отсутствии у него конфликта с [скрыто]

и мотива для убийства противоречит материалам дела, из которых следует, что Куцепин полностью находился под влиянием своей супруги и беспрекословно стал выполнять ее поручение разобраться с г [скрыто] с которым у нее были

неприязненные отношения. О том, что Куцепин решил отомстить за обиду супруги, свидетельствует и тот факт, что он вместе с п [скрыто] и Москалевым целый вечер разыскивал г [скрыто]. В этот же вечер в присутствии свидетеля [скрыто] на вопрос супруги, нашли ли они потерпевшего, Куцепин сделал неприличный жест, свидетельствующий о том, что в этот день они разберутся с [скрыто]. Следовательно, мотив преступления судом установлен правильно.

Действиям Куцепина и Москалева судом дана правильная юридическая оценка. При этом суд обоснованно признал, что после избиения и связывания

рук во время похищения потерпевший во время последующего лишения его жизни заведомо для Куцепина находился в беспомощном состоянии.

Наказание назначено осужденным соразмерно содеянному, с учетом данных о личности, всех обстоятельств дела, а также с учетом влияния назначенного наказания на их исправление, на условия жизни их семей. Суд в качестве обстоятельств, смягчающих наказание Куцепина, признал наличие у него двух малолетних детей, явку с повинной. Обстоятельств, отягчающих его наказание, как указано в приговоре, не имеется. В установочной части приговора суд указал, что Куцепин не имеет судимости. Описывая данные о личности, суд указал, что его судимость погашена. Поэтому не имеется оснований считать, что упоминание о судимости повлияло на назначение наказания Куцепину. Наказание ему назначено с учетом положений, содержащихся в ст.ст. 61 ч.1 п. «и», 62 УК РФ. Москалеву наказание также назначено с учетом требований закона. Судебная коллегия не находит оснований считать назначенное Куцепину наказание чрезмерно суровым, а Москалеву, вопреки доводам жалобы потерпевшей, чрезмерно мягким.

Гражданский иск потерпевшей [скрыто] судом разрешен в соответствии с требованиями закона. Выводы суда в этой части в приговоре надлежащим образом мотивированы. Поэтому судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения доводов ее жалобы о необходимости увеличения размера компенсации морального вреда.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Брянского областного суда от 27 марта 2007 года в отношении Куцепина [скрыто] и Москалева [скрыто] оставить

без изменения, а кассационные жалобы осужденного Куцепина B.C., адвоката

Голышева В. А., потерпевшей [скрыто] III без удовлетворения. Председательствующий!

Статьи законов по Делу № 83-О07-15

УК РФ Статья 318. Применение насилия в отношении представителя власти
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх