Дело № 83-О09-21СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 27 мая 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Похил Алла Ивановна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №83-О09-21СП

от 27 мая 2009 года

 

председательствующего - судьи Похил А.И. судей - Ворожцова С.А., Степанова В.П.

потерпевшего [скрыто]. и адвоката Оленин В. А. в интересах

потерпевшего и осуждённого Бруй И.Н. на приговор суда присяжных Брянского областного суда от 12 марта 2009 года, которым

БРУЙЩ_Н

осуждён по ст.222 ч. ч. 1 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 119 ч.1 УК РФ к 1 году лишения свободы и по совокупности совершённых преступлений на основании ст.69 ч.2 УК РФ - к 3 годам лишения свободы в колонии-поселении.

По ст.223 ч.1 УК РФ Бруй оправдан на основании ст.302 ч.2 п.п. 1,4 УПК РФ за отсутствием события преступления в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Взыскано в пользу потерпевшего [скрыто] рублей «в счёт

компенсации морального вреда».

Заслушав доклад судьи Похил А.И., мнение прокурора Коваль К.И., поддержавшей доводы кассационных представлений и полагавшей приговор

отменить, объяснения осуждённого Бруй И.Н. в режиме видеоконференц-связи, поддержавшего доводы своей кассационной жалобы и возражавшего против удовлетворения кассационных представлений, судебная коллегия, -

 

установила:

 

В кассационных представлениях государственных обвинителей поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое разбирательство.

В обоснование доводов указано, что при постановке вопроса № 9 искажены обстоятельства и указано:

«...устройство, имитирующее самодельное взрывное устройство, которое не было пригодно для взрыва по причине неработающей лампочки и разреженности элемента питания», и которые противоречат фактическим обстоятельствам, установленным, как в ходе предварительного следствия, так в ходе судебного следствия, и без учёта выводов экспертов о том, что «.. .конструкция взрывного устройства представляла собой...» работоспособность всех отдельных узлов взрывного устройства», что свидетельствует о том, что оно было пригодно для взрыва на момент его обнаружения. Электрическая схема, реализованная во взрывном устройстве, самодельная. Лицо, изготовившее взрывное устройство, обладало специальными познаниями в области взрывного дела. Элемент питания, использованный во взрывном устройстве, пригоден к использованию в качестве элемента питания... и был пригоден к использованию на момент его помещения с взрывным устройством под автомобиль 18.03.2008 года».

Искажённые фактические обстоятельства, как утверждается в кассационных представлениях, повлекли оправдание Бруй по ст.223 ч. 1 УК РФ и квалификацию его действий по ч.1 ст.119 УК РФ.

Указано о необоснованном признании судом смягчающим обстоятельством явки с повинной Бруй, поскольку он при первоначальном допросе в качестве подозреваемого отрицал факт содеянного им и только лишь под воздействием неопровержимых улик, сообщил органам следствия о совершённых преступлениях.

Также указано, что в нарушение требований ст. 334, 335 УПК РФ в ходе рассмотрения уголовного дела в присутствии присяжных заседателей подсудимым и стороной защиты неоднократно поднимались вопросы, высказывались реплики, делались заявления, которые не должны были обсуждаться в присутствии присяжных заседателей.

Так, в ходе допроса потерпевшего [скрыто] подсудимый Бруй

неоднократно задавал ему вопросы, дискредитирующие его как личность и, ставящие под сомнения его должностные полномочия на период исполнения последним обязанностей [скрыто] войсковой части по

технической части. На неоднократные предупреждения председательствующего о недопустимости подобного рода вопросов, Бруй не реагировал и задавал вопросы потерпевшему, не относящиеся к делу и формирующие предвзятое отношение присяжных к потерпевшему, о мелких услугах последнему, не связанных со служебной деятельностью, о том, что потерпевший заставлял его работать в 30-ти градусную жару на крыше с нарушением правил техники безопасности.

При допросе свидетеля [скрыто]., после того, как председательствующим по делу были сняты вопросы подсудимого, как не относящиеся к существу рассматриваемого дела, и Брую было предложено продолжить допрос свидетеля по делу, последний заявил: «Это не воинская часть, я [скрыто] в отставке, а частью командует не командир, а

[скрыто] Я потом всё равно всё расскажу». После чего,

государственным обвинением было предложено суду объявить замечание Бруй за нарушение порядка в зале судебного заседания, однако, это не нашло своё отражение в протоколе судебного заседания.

При допросе свидетеля [скрыто], а фраза Бруй, направленная на

формирование негативного отношения присяжных к потерпевшему: [скрыто] в отставке и только в этой части прапорщики командуют подполковниками», и ходатайство государственного обвинения о замечании подсудимому - не записаны в протоколе судебного заседания.

При допросе свидетеля Ш [скрыто] Бруй позволил себе реплику,

обращенную к присяжным: «Здесь исследуются доказательства, а не Ваши предположения» и «Что Вы тут придумываете, если бы у бабушки была бы борода, она была бы дедушкой», что так же не занесено в протокол судебного заседания, в связи с чем внесены замечания на протокол судебного заседания.

При допросе эксперта [скрыто] Бруй заявил, что в заключении

[скрыто] экспертизы, оглашённой в присутствии присяжных ранее, высказывается всего лишь предположение.

Бруй, в присутствии присяжных заседателей, отвечая на вопросы председательствующего, заявил, что обвинение надуманное, человек, который надо мной глумился, должен был узнать, как обижать меня. Обвинение предъявлено после появления фальшивой экспертизы, и только после этого суд ограничился разъяснением недопустимости подобного высказывания. Не реагируя на предупреждения суда, Бруй на вопрос государственного обвинителя продолжил оказывать давление на присяжных, заявив: «Глумление и издевательства выражались в том, что постановка задач со стороны [скрыто] на выполнение работ была сопряжена с угрозой для моей жизни. Работа с негашёной известью, работа на крыше. [скрыто] заставлял меня залезать по

лестнице... Как я должен был реагировать на его противоправные и аморальные поступки, когда в моём возрасте на до мной глумится и издевается

молодой человек». Такое заявление было сделано, несмотря на то, что Бруй неоднократно, предупреждался судом, что данные обстоятельства не исследовались и не являются предметом рассмотрения по настоящему уголовному делу. В связи с чем, государственным обвинителем было обращено внимание суда на оказываемое подсудимым давление на присяжных, но председательствующий ограничился разъяснением присяжным,, что они не должны при вынесении вердикта учитывать высказывания Бруй о противоправности и аморальности.

В прениях сторон, реплике и последнем слове подсудимый немотивированно, голословно ставил под сомнение сказанное государственным обвинителем и, продолжая не реагировать на предупреждения председательствующего о недопустимости оскорбления участников процесса, выхода за рамки обвинения, ссылок на доказательства, которые не исследованы в судебном заседании, продолжал оказывать давление на коллегию присяжных заседателей, заявляя: «неприязненные отношения не доказаны, за это меня посадили в тюрьму»; «если я скажу, что мне мешало обратиться в военную прокуратуру и к командованию, то мы поменяемся местами с государственным обвинителем»; «Я знаю с кем я столкнулся. Они меня валить завтра будут, это люди не простые. Если вы узнаете, что это за публика, одним словом, это преступная группировка.»; «но почему не прекратили уголовное дело. Им повод нужен был и повод нашёлся... лампочка и батарейка заработали бы»; «первая экспертиза признала, что это было не взрывное устройство»; «они рассказывают, что я хотел убить, а три начальника подписали»; «потерпевший трусоватый парень, это он за спиной крутых ребят такой смелый»; «над ветераном Вооружённых Сил РФ издевался прапорщик»; «я как специалист, могу зарядить любую батарейку, положите мне в пакет батарейку, две иголки»; «Всё, что вменяют - надуманные вещи. Просто нужно, чтобы я рот не открывал. Уже 8 месяцев сижу за решеткой. Уголовное преследование прекратили, а уголовное дело не прекратили».

По указанным основаниям государственные обвинители считают, что несоблюдение судом процедуры уголовного судопроизводства с участием присяжных заседателей позволило стороне защиты фактически подменить предмет судебного разбирательства, вызвать предубеждение присяжных в отношении потерпевшего, а также породить сомнения в правдивости и объективности представленных доказательств.

Указывая на нарушение требований ч.2 ст.331 УПК РФ, государственные обвинители утверждают, что согласно заявлению присяжного заседателя К i старшина присяжных всячески препятствовала исполнению

обязанностей присяжными заседателями.

При возникновении неясностей и вопросов у присяжного заседателя К Щ, старшина не только отказала в её законном праве в соответствии

с ч. 1 ст. 333 УПК РФ задать неясные для неё вопросы председательствующему, но и не дала ей вопросный лист.

Кроме того, старшина присяжных в нарушение ч. 1 ст. 332 УПК РФ вместо честного и беспристрастного исполнения своих обязанностей и разрешения уголовного дела по своему внутреннему убеждению и совести кричала на присяжных, навязывая своё мнение о невиновности Бруй, не давала высказать своё мнение присяжным, сообщала сведения о хищениях в войсковой части, о борьбе Бруй за справедливость, которые в компетенцию коллегии присяжных не входят.

Более того, как следует из заявления КЩ Ц.., в нарушение

требований ст. 342 УПК РФ вопросы, поставленные в вопросном листе, не только не обсуждались, но и фактически не ставились на голосование, т.к. «никто не подсчитывал, как и кто отвечал на поставленные вопросы».

Таким образом, как считают государственные обвинители, оказались нарушенными: принятая присяжными заседателями присяга, права присяжных заседателей и, как следствие, тайна совещания присяжных заседателей.

В кассационных жалобах:

потерпевший К ~~^ считая приговор необоснованным, просит об отмене его.

Считает, что Бруй своими необоснованными высказываниями о том, что он, [скрыто], бандит, необразованный прапорщик и другими порочащими и

унижающими фразами, а также порочными высказываниями против экспертов, следователей, командования войсковой части влиял на присяжных.

Указывает, что на вынесение вердикта присяжными заседателями оказала влияние и старшина коллегии присяжных заседателей, которая кричала на других присяжных, что Бруй не виновен и, что это муляж, а не взрывное устройство. Голос её был слышен в коридоре.

Адвокат Оленич просит об отмене приговора ввиду нарушения судом уголовно-процессуального закона: неправильного применения уголовного закона и несправедливости приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство.

В обоснование доводов указывает, что в соответствии с ч.2 ст.308 УПК РФ, если подсудимому предъявлено обвинение по нескольким статьям уголовного закона, то в резолютивной части приговора должно быть точно указано, по каким основаниям из них подсудимый оправдан и по каким осужден.

В водной части приговора указано, что суд рассмотрел материалы в отношении Бруй И.Н. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 222 ч. 1; 223 ч. 1; 30 ч.З, 105 ч.2 п. «е» УК РФ.

В описательно - мотивировочной части приговора указано, что суд из установленных обвинительным вердиктом обстоятельств дела, квалифицирует действия подсудимого Бруй И.Н. по ст. 222 ч. 1 УК РФ как незаконное хранение, ношение и перевозка взрывчатых веществ; по ст. 119 ч. 1 УК РФ как угроза убийством, если имелись основания опасаться этой угрозы.

Мотивируя принятое решение об осуждении Бруй И.Н. по ст. 119 ч. 1 УК РФ в описательно мотивировочной части, т.е. о переквалификации действий Бруя И.Н. со ст. 30 ч.З, 105 ч. 2 п. «е» УК РФ на ст. 119 ч. 1 УК РФ суд не делает ссылки на ст. 30 ч.З. 105 ч 2 п. «е» УК РФ.

В резолютивной части приговора вообще не указано, что в соответствии с вердиктом, вынесенным коллегией присяжных Бруй И.Н. оправдан по обвинению по ст. 30 ч.З. 105 ч 2 п. «е» УК РФ.

Указывая о несправедливости приговора, адвокат утверждает, что явка с повинной Бруй в судебном заседании в полном объеме исследована не была, поскольку с разрешения председательствующего в присутствии присяжных, стороной защиты была оглашена её незначительная часть относительно лишь мотива преступления.

По смыслу же ст. 297 УПК РФ приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые непосредственно исследованы в судебном заседании. В противном случае приговор не может быть признан законным, обоснованным и справедливым.

Признание в отношении Бруй И.Н. по эпизоду по ст. 222 ч. 1 УК РФ явки с повинной в качестве смягчающего обстоятельства повлекло несправедливость приговора в виду его чрезвычайной мягкости. Оставлено без внимания то обстоятельство, что присяжные заседатели признали Бруя, не заслуживающим снисхождения по указанному преступлению.

После оглашения стороной обвинения заключения эксперта № [скрыто] от 17.06.2008 года произведенной экспертами ГУ РФ центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ [скрыто]. и

[скрыто]., в нарушение ст. 47, ч. 2 ст. 285 УПК РФ Бруй И.Н., вопрос о

допустимости в качестве доказательства данной экспертизы был разрешен судом в отсутствие присяжных, в присутствии присяжных, в нескольких судебных заседаниях стал выкрикивать, что экспертиза «фальшивая», что ее вообще сделали незаконно, что при производстве экспертизы была произведена подмена лампочки, в одних судебных заседаниях, что не рабочая батарейка,

используемая в качестве источника питания была заменена на рабочую, в других - что батарейку зарядили с помощью иголок и поэтому на упаковке, в которой была упакована батарейка не осталось следов вскрытия упаковки, что «законна» экспертиза, которую производил эксперт [скрыто] и в соответствии с которой изделие, которое он изготовил и установил под автомобиль потерпевшего не является взрывным устройством (экспертиза № [скрыто] от 27.03.2008 г., произведенная экспертом ЭКЦ УВД по [скрыто] области

ТЩ [скрыто], оглашалась стороной обвинения в судебном заседании и выкрики Бруй И.Н. полностью противоположны заключению эксперта.

На протяжении всех судебных заседаний Бруй И.И., в репликах старался всячески опорочить потерпевшего [скрыто]., выкрикивая в его адрес, что

последний необразованный прапорщик, что он бандит, что когда [скрыто]. оставался за зампотыла воинской части, то постоянно придирался к нему, заставлял выполнять работы, которые не входили в обязанности Бруя И.Н., требовал выполнять работы, которые были опасны для жизни и здоровья, и что вообще он не имел права командовать им так как он подчиняется только

зампотылу, а [скрыто]

[скрыто]. «не зампотыл, а факир на час».

В присутствии присяжных заявляя, что он полковник, Бруй и его защитник допускали нарушение принципов состязательности сторон и равенства сторон, председательствующим же довались лишь разъяснения о том, что стороны должны вести себя в процессе корректно.

Через 30-40 минут после удаления присяжных в совещательную комнату для вынесения вердикта, на протяжении около 35 - 40 минут из совещательной комнаты стали доноситься женские крики: - «Бруй грамотный, вы все в этом убедились. Это было не взрывное устройство, а муляж. Лампочка и батарейка были не пригодны. Он сказал, что это не взрывное устройство а муляж и пусть разбираются сами. Это муляж он сам нёс его за пазухой. В части все воры, а он борец за справедливость. Это не наше дело и вообще взрывное устройство не взорвалось и пусть разбираются сами. Никто не погиб. Из-за того, что кто-то не согласен с её мнением пострадают все, никто не успеет получить денег». По голосу все эти фразы выкрикивались одной и той же женщиной. При оглашении вердикта старшиной присяжных стало понятно, что эти фразы в совещательной комнате выкрикивала она. Во время совещания присяжных в совещательной комнате из совещательной комнаты доносились и другие голоса. Но так как фразы были значительно тише, то смысл их разобрать было невозможно, просто по голосам можно было понять, что три или четыре человека пытаются, что-то возразить старшине присяжных, но она их перекрикивает и кто-то из присяжных пытается выйти из совещательной комнаты, то ли что-то спросить, то ли что-то уточнить у судьи, но старшина присяжных не выпускает из совещательной комнаты. Крики старшины были настолько громкие, что были слышны не только в зале судебного заседания, но даже в коридоре здания суда.

Указанное поведение старшины присяжных является грубейшим нарушением ст. 331 УПК РФ, так как она не только не руководила ходом совещания присяжных, а оказывала давление на присяжных, не согласных с ее мнением. Находясь в совещательной комнате, старшина присяжных допустила нарушение ст. 341 (тайна совещания присяжных заседателей) и ст. 342 (порядок проведения совещания и голосования в совещательной комнате) УПК РФ, если голосование вообще производилось, во что верится с трудом, судя по её выкрикам.

В кассационной жалобе осуждённый Бруй, считая назначенное ему наказание суровым, указывает, что председательствующим оставлено без внимания то, что длительная противоправность и аморальность приказов [скрыто] вызвала у него тяжёлое психо-травматическое состояние, а также не

приняты во внимание его возраст, наличие хронических заболеваний, требующих щадящего режима и медицинского контроля.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представлений и кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований к отмене либо изменению приговора.

Данное уголовное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей в соответствии с особенностями, предусмотренными главой 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Приговор в отношении Бруй постановлен в соответствии с вердиктом присяжных заседателей, основанном на полном и всестороннем исследовании материалов дела и соответствует требованиям ст. 348, 351 УПК РФ.

Вердикт коллегии присяжных заседателей соответствует требованиям ст.338, 341-345 УПК РФ и являлся обязательным для председательствующего судьи.

В соответствии со ст. 339, 343 УПК РФ, вопросы о том, имело ли место деяние, совершено ли оно подсудимым, о доказанности деяния, о виновности или невиновности подсудимого, относятся к компетенции коллегии присяжных заседателей и согласно положению ст.347 ч.4 УПК РФ, сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Согласно требованиям ст.379 УПК РФ, основанием для отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, не может служить несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

Обоснованность осуждения Бруй по ст.222 ч.1 УК РФ в кассационных представлениях и кассационных жалобах потерпевшего и его представителя не оспаривается.

В соответствии со ст.385 ч.2 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменён лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничивали право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств, либо повлияли на содержание постановленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений по данному делу не допущено.

Как видно из материалов дела вопросы в вопросном листе были сформулированы председательствующим в соответствии с требованиями ст.338 чЛ, 339 УПК РФ, с учётом результатов судебного следствия и прений сторон.

В вопросный лист был включён вопрос № 9 «...доказано ли, что 18 марта 2008 года около 8 часов Бруй И.Н. установил под днищем в районе

бензобака автомашины..., принадлежащей К Щ... устройство,

имитирующее самодельное взрывное устройство, которое не было пригодно для взрыва по причине не работающей лампочки и разряженности элемента питания. Эти действия Бруй совершил с целью испугать потерпевшего [скрыто] из личных неприязненных отношений ...» ( 4 т. л.д. 118).

Включение указанного вопроса в вопросный лист не противоречило требованиям ст.338 ч.2 УПК РФ, предусматривающей возможность постановки вопроса, влекущего ответственность за менее тяжкое преступление либо исключающее ответственность подсудимого за содеянное.

Как следует из протокола судебного заседания проект вопросного листа был оглашён председательствующим, передан сторонам для ознакомления и предоставлено время для ознакомления. Сторонам было разъяснено, что они могут внести свои замечания по формулировке и содержанию вопросов и внести предложения о постановке новых вопросов (4 т. л.д.136).

Сторона обвинения воспользовалась своим правом, предусмотренном в ч.2 ст.338 УПК РФ, высказав замечания по вопросам № 1,2,6 (4 т. л.д.137).

По вопросу № 9 стороной обвинения никаких замечаний высказано не было( 4 т. л.д.137, 138).

При таких обстоятельствах доводы стороны обвинения «об искажении фактических данных» при постановке вопроса № 9, что повлекло оправдание

Бруй по ч.1 ст.223 УК РФ и квалификацию его действий по ст.119 чЛ УК РФ следует признать несостоятельными.

Как видно из протокола судебного заседания по ходатайствам как стороны защиты, так и стороны обвинения оглашались данные протокола явки с повинной Бруй (4 т. л.д.217, 218, 219, 222).

Статьи законов по Делу № 83-О09-21СП

УК РФ Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 223. Незаконное изготовление оружия
УПК РФ Статья 285. Оглашение протоколов следственных действий и иных документов
УПК РФ Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора
УПК РФ Статья 308. Резолютивная часть обвинительного приговора
УПК РФ Статья 331. Старшина присяжных заседателей
УПК РФ Статья 332. Принятие присяжными заседателями присяги
УПК РФ Статья 333. Права присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 342. Порядок проведения совещания и голосования в совещательной комнате
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх