Дело № 83-О11-18

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 13 июля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №83-О11-18

от 13 июля 2011 года

 

председательствующего Нестерова В.В. судей Истоминой Г.Н. и Безуглого Н.П.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу адвоката Панкратова В.А. и законного представителя осужденного Чекулаева А.К. -Сидоренко O.A. на приговор Брянского областного суда от 14 апреля 2011 года, которым

осужден по п.п. «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По п. «а» ч. 2 ст. 282 УК РФ Чекулаев оправдан в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием вы его действиях состава преступления.

За ним признано право на частичную реабилитацию.

Чекулаев осужден за убийство [скрыто] группой лиц по мотивам

национальной ненависти и вражды.

Преступление совершено им 7 февраля 2010 года в г. [скрыто] при

обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

По настоящему делу осуждены также Семенов К.В., Аксютин СМ., Гирлин Е.В., Гирлин СВ., Балабин М.В., Васенков С.Э., приговор в отношении которых не обжалован, а кассационное представление отозвано государственным обвинителем Хатеевым Р.В.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения адвоката Панкратова В.А. в защиту интересов осужденного Чекулаева А.К., поддержавшего доводы жалобы об отмене приговора, мнение прокурора Савинова Н.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе и дополнении к ней законный представитель осужденного Чекулаева А.К. Сидоренко O.A. и защитник осужденного адвокат Панкратов В.А. указывают на многочисленные нарушения закона, допущенные в ходе расследования дела и рассмотрения его судом.

С постановлениями о создании следственной группы от 8 февраля 2010 года и от 11 февраля 2010 года Чекулаев был ознакомлен соответственно лишь 14 февраля и 19 февраля 2010 года. Право на отвод участников следственной группы ему не было разъяснено. Его защитники с постановлениями не было ознакомлены вовсе. Оперативные работники подразделений [скрыто] области в постановлениях не указаны, в связи

с чем Чекулаев был лишен права на их отвод.

Суд не дал оценки отмеченным нарушениям права обвиняемых на защиту и принял в качестве допустимых доказательства, полученные в период времени с момента вынесения постановления о создании следственных групп до разъяснения права на отвод. Между тем к моменту разъяснения подследственным права на отвод были выполнены практически все основные следственные действия по закреплению следов преступления: Чекулаев был допрошен в качестве подозреваемого, написал явку с повинной, с его участием произведена проверка показаний на месте.

Семенов был задержан в ночное время, личный его обыск, в ходе которого изъято орудие преступления, произведен в отсутствие адвоката, постановление о допуске к участию в деле его законного представителя имеет исправление даты.

В следственных действиях с участием Чекулаева активное участие

принимали прокуроры-криминалисты Ю и 3 которые не

входили в состав следственной группы.

По утверждению Чекулаева именно 3 I склонил его, применяя

психическое принуждение, к признанию в совершении убийства, которого он не совершал. Проверка по этому факту проведена формально. 8 февраля 2010 года с 17 час. 50 мин. до 19 час. Чекулаев, имевший статус подозреваемого был допрошен в качестве свидетеля. Участие защитника в этом допросе не обеспечено. Подпись педагога в протоколе отсутствует, в связи с чем полагает, что педагог не принимал участия в допросе.

Аналогичная ситуация и с правом на защиту Семенова. Его допрос, обыск, в ходе которого изъяты ногтевые пластины и подногтевое содержимое, произведены в ночное время без защитника.

Несмотря на эти нарушения закона, суд признал полученные доказательства допустимыми.

Вывод суда о виновности Чекулаева в убийстве не соответствует фактическим обстоятельствам. Кроме того в силу оговора одних подсудимых другими, самооговора Чекулаева, отсутствия доброкачественных доказательств, намеренной лживости подсудимых Аксютина, Семенова, Турина и других суд лишен был возможности полно и объективно установить обстоятельства дела.

Судом не устранены противоречия относительно орудия преступления, каковым Чекулаев якобы нанес удар потерпевшему.

Чекулаев пояснил, что у него была с собой «чертилка» - предмет слесарного инструмента, которым он, как учащийся ПТУ пользовался на практических занятиях.

В протоколе проверки показаний на месте этот предмет назван заточкой. Обвинение вменяет в качестве орудия преступления - нож. Этот предмет не найден. С учетом этого в жалобе утверждается, что у Чекулаева в действительности не было орудия преступления.

Суд не имел достаточных данных для вывода о нанесении Чекулаевым ранения потерпевшему ножом.

Не устранены судом и противоречия о количестве нанесенных Чекулаевым и Семеновым ударов.

Анализируя заключение судебно-медицинского эксперта, авторы жалобы подвергают сомнению вывод эксперта о том, что причиной смерти потерпевшего явилось массивная кровопотеря в результате четырех проникающих колото-резаных ранений.

Эксперт не был вызван в судебное заседание и никакой оценки указанным в его заключении сведениям суд не дал ни при анализе доказательств, ни при назначении наказания.

Непонятно почему суд сослался на показания Чекулаева на допросе его в качестве подозреваемого и отверг идентичную явку с повинной, что послужило основанием для непризнания ее смягчающим обстоятельством и,

как следствие, неприменение положения ч. 1 ст. 62 и ч. 6, ч. 6.1 ст. 88 УК РФ.

Если даже согласиться с приговором, то активный участник преступления, который нанес смертельные удары, получил менее строгое наказание, чем тот, кто нанес один удар, который не мог привести по здравому смыслу к смертельному исходу.

Не устранено судом и противоречие, связанное с локализацией якобы нанесенного Чекулаевым ранения.

Положение тела потерпевшего в момент нанесения ему удара не описано в заключении эксперта.

Приводя показания Чекулаева на допросе в качестве подозреваемого, при проверке показаний на месте, отмечает, что он, поясняя о нанесении удара «чертилкой» в область поясницы потерпевшего, не описывал положение потерпевшего, не уточняя движение руки.

Свидетель [скрыто] подсудимые Смирнов, Балабин, Аксютин, Васенков по-разному описывают предмет, который был в руках Чекулаева (шило, нож, заточка).

Суд, огласив показания подозреваемых, свидетелей, положил в основу приговора их показания на предварительном следствии, хотя несовершеннолетние свидетели были допрошены без адвоката.

Подсудимый Семенов, отвечая на вопросы, допустил множество противоречий, которые оставлены без внимания.

Необоснованно сослался суд в приговоре на стенограмму переговоров Чекулаева с девушкой по имени [скрыто] проигнорировав мнение стороны защиты о признании данного доказательства ничтожным по причине того, что голос Чекулаева не идентифицирован, а второй участник разговора не установлена и не допрошена.

Кроме того, этого разговора не было в действительности, поскольку 12 февраля 2010 года в 18 часов 44 минуты, когда якобы состоялся разговор, телефонный аппарат у Чекулаева был изъят в ходе обыска.

Не имеет отношения к Чекулаеву и записка, изъятая у Семенова, факт передачи которой Чекулаеву не установлен. В связи с этим считает, что имела место спланированная провокация в отношении Чекулаева.

Не согласны авторы жалобы и с анализом стенограмм переговоров между участниками дела. Полагают, что анализ этих переговоров свидетельствует о том, что Щ, Семенов, Аксютин и другие оболгали Чекулаева.

С учетом этого считают приговор незаконным, необоснованным и несправедливым.

Просят его отменить, уголовное дело в отношении Чекулаева прекратить, либо использовать приведенные в жалобе доводы для изменения приговора в части назначенного осужденному наказания, определив ему справедливую меру ответственности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Чекулаева в убийстве [скрыто] правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалобы о непричастности Чекулаева к убийству не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, осужденный по настоящему делу Семенов пояснил в судебном заседании, что он вместе с компанией своих знакомых примерно из 20 человек, среди которых был и Чекулаев, направляясь к [скрыто] универмагу, увидев четверых парней, со словами «чурки, «черные» стали их преследовать, побежав за ним во двор дома, где он увидел, как Чекулаев ударил потерпевшего рукой, а затем нанес удар ножом. Он подошел к потерпевшему и также нанес три удара ножом в спину на уровне груди. Другого потерпевшего, лежавшего возле лавки, избивали около 7 человек.

Показания Семенова о нанесении Чекулаевым удара ножом потерпевшему [скрыто] последовательны. Будучи допрошенным на

предварительном следствии в качестве подозреваемого, в явке с повинной он также сообщал, что Чекулаев нанес потерпевшему удар ножом.

При проверке показаний на месте Семенов продемонстрировал как свои действия, так и действия Чекулаева по нанесению потерпевшему ударов ножом.

Показаниям Семенова соответствуют и показания Чекулаева на предварительном следствии, в ходе которого он на допросе в качестве подозреваемого, при проверке его показаний на месте признавал нанесение потерпевшему удара, называя предмет, которым нанес удар, «чертилкой по металлу».

При этом вопреки доводам жалобы Чекулаев подробно рассказывал о своих действиях, подробно описал предмет, использованный им в качестве орудия преступления.

Так, на допросе в качестве подозреваемого 13 февраля 2010 года с участием защитника и законного представителя Чекулаев пояснял, что подбежав к толпе, которая избивала парня, он вытащил из кармана куртки «чертилку», взял ее в правую руку и нанес один удар лежащему на земле парню в область поясницы; «удар наносил по направлению вниз справа налево, чертилка зашла в тело парня примерно на 4 см и уперлась во что-то твердое», он вытащил ее из тела потерпевшего, положил обратно в карман куртки. В этот момент кто-то крикнул: «Все хватит, побежали» и он вместе со всеми побежал по направлению к улице [скрыто] Впоследствии 8

февраля 2010 года по пути в прокуратуру он выбросил «чертилку».

Подробно описал Чекулаев и предмет, которым нанес удар, пояснив, что чертилка по металлу имеет округлую форму, изготовлена из

металлического штыря длиной около 10 см, диаметром 0,3-0,4 см, на конце загнута кольцом для того, чтобы можно было просунуть в отверстие палец.

На выполненном собственноручно рисунке, который приобщен к протоколу допроса, Чекулаев изобразил данный предмет.

Показания Чекулаева о наличии у него предмета, который он назвал «чертилкой» по металлу, которым он нанес удар потерпевшему соответствуют другим доказательствам: показаниям подсудимых Аксютина, Васенкова, свидетеля [скрыто], которые в судебном заседании подтвердили

наличие в руках у Чекулаева незадолго до нападения на потерпевшего предмета, названного ими «заточкой», и дали такое же описание этого предмета, как и Чекулаев, пояснив, что они видели, как Чекулаев «крутил на пальце» заточку; показаниям подсудимого Гирлина Е.В. о том, что на следующий после драки день он узнал от ребят, что Чекулаев ударил в драке парня «шилом».

Причины оговора Чекулаева подсудимыми и свидетелями не установлены судом и доводы жалоб об этом носят предположительный характер.

Объективно приведенные выше показания осужденных Семенова и Чекулаева о характере примененного к потерпевшему насилия, о количестве нанесенных ему ударов объективно подтверждаются заключениями судебно-медицинских экспертов по результатам исследования трупа [скрыто] и

вещественных доказательств, из которых следует, что три проникающих колото-резаных ранения задней поверхности грудной клетки с повреждением легкого, диафрагмы и печени причинены одним колюще-режущим предметом, каковым мог быть нож, изъятый у Семенова, а одно проникающее ранение задней поверхности грудной клетки в проекции двенадцатого ребра с повреждением правой почки причинено другим предметом.

Все выводы экспертами мотивированы, акты экспертиз составлены в соответствии с требованиями ст. 204 УПК РФ. Оценив заключения экспертов в совокупности с другими доказательствами суд правильно признал из допустимыми доказательствами.

Принимая во внимание соответствие показаний Чекулаева на предварительном следствии другим доказательствам, суд обоснованно признал их достоверными, подтверждающими его причастность к убийству [скрыто]

То обстоятельство, что в ходе расследования дела установлены только признаки предмета, которым Чекулаев нанес удар потерпевшему, имеющего обушок и лезвийную часть, а конкретное орудие убийства, не установлено, что сам Чекулаев и свидетели по-разному называли этот предмет, не может поставить под сомнение участие Чекулаева в убийстве [скрыто]

Проверялись судом и утверждения Чекулаева о применении к нему недозволенных методов следствия и обоснованно по мотивам, приведенным в приговоре, отвергнуты как не нашедшие подтверждения.

С учетом этих данных суд правильно признал показания Чекулаева на предварительном следствии допустимыми доказательствами, сослался на них в приговоре и сделал обоснованный вывод о виновности Чекулаева в убийстве [скрыто].

Действиям осужденного дана правильная юридическая оценка.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Судом с достаточной полнотой исследованы все представленные сторонами доказательства. В основу приговора судом положены допустимые доказательства.

Доводы жалобы о том, что суд не вправе был ссылаться в приговоре на содержание телефонного разговора, записанного в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия, поскольку голос Чекулаева не идентифицирован, нельзя признать обоснованными. Сам осужденный в судебном заседании не отрицал факт разговора и его содержание, а потому необходимости в дополнительных исследованиях для установления принадлежности голоса Чекулаеаву, у суда не имелось. С учетом показаний Чекулаева, а также того, что оперативно-розыскное мероприятие проведено с соблюдением закона, суд правильно признал это доказательство допустимым.

Не основаны на законе и доводы жалобы о недопустимости доказательств, полученных с момента вынесения постановлений о создании следственных групп до разъяснения Чекулаеву права на отвод.

Как следует из материалов дела, с постановлениями о производстве предварительного следствия следственной группой от 8 февраля 2010 года и от 11 февраля 2010 года Чекулаев был ознакомлен соответственно 14 февраля и 19 февраля 2010 года, при этом никому из следователей отвод им заявлен не был.

Изложенное свидетельствует о том, что все следственные действия произведены уполномоченными на то лицами, а потому оснований для признания незаконными произведенных следственных действий, суд не имел.

Привлечение к участию в следственных действиях прокуроров-криминалистов [скрыто] и [скрыто] не противоречит закону.

Вопреки доводам жалобы следственные действия с участием Семенова также произведены с соблюдением закона, при этом ни Семенов, ни его защитник и законный представитель не оспаривали их результаты.

Учитывая изложенное, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора в отношении Чекулаева по доводам жалобы.

Вместе с тем, доводы жалобы о несправедливости назначенного Чекулаеву наказания являются обоснованными.

При назначении наказания Чекулаеву суд признал в качестве смягчающих обстоятельств его несовершеннолетний возраст и состояние здоровья.

Имеющеюся в материалах дела явку с повинной суд не признал смягчающим обстоятельствам, со ссылкой на то, что в явке с повинной Чекулаев сообщил сведения, которые не соответствовали действительности.

Между тем, этот вывод суда противоречит содержанию заявления о явке с повинной, из которой следует, что Чекулаев сообщил время, место и обстоятельства совершения им преступления, указав, что 7 февраля 2010 года в районе [скрыто] около 20 часов «нанес чертилкой по металлу удар в

область пояса», в чем выразил чистосердечное раскаяние.

То обстоятельство, что Чекулаев назвал орудие преступления «чертилкой по металлу» не может поставить под сомнение правдивость сообщенных им сведений о причастности к убийству потерпевшего.

Непризнание явки с повинной Чекулаева в качестве смягчающего обстоятельства повлекло назначение ему несправедливого наказания, а потому доводы жалобы о смягчении наказания осужденному подлежат удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

Статьи законов по Делу № 83-О11-18

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 282. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства
УПК РФ Статья 204. Заключение эксперта
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 88. Виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх