Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 84-О10-43СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 8 сентября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №84-О10-43СП

от 8 сентября 2010 года

 

председательствующего - Ворожцова С.А., судей - Старкова A.B. и Шмаленюка СИ.,

рассмотрела в судебном заседании от 8 сентября 2010 года кассационные жалобы осужденных Анисимова A.B., Матвеева А.Г., защитника Углик М.А. и адвоката Кораблина Д.А. на приговор Новгородского областного суда с участием присяжных заседателей от 8 июня 2010 года, которым

осужден по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

осужден по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

1) 24 мая 2007 года по ст. ст. 158 ч. 2 п. «а», 158 ч. 3, 69 ч. 3 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы;

2) 15 октября 2007 года по ст. ст. 158 ч. 2 п.п. «а,б», 158 ч. 2 п.п. «а,б», 69 ч. 2, 69 ч. 5 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 4 июля 2008 года условно-досрочно на 1 год 9 месяцев 29 дней,

осужден по ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору от 15 октября 2007 года окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осужден Матвеев [скрыто] по ст. 111 ч.

3 п. «а» УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, в отношении которого приговор не обжалован.

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей Матвеев А.Г признан виновным в умышленном причинении [скрыто] тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенном группой лиц по предварительному сговору, а Углик A.A. и Анисимов A.B. признаны виновными в умышленном причинении смерти [скрыто] совершенном группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 29 мая 2009 года около

при обстоятельствах, изложенных в

приговоре.

Заслушав доклад судьи Старкова A.B., объяснения осужденных Углик A.A., Анисимова A.B., Матвеева А.Г., защитника Углик М.А., адвокатов Кораблина Д.А., Акопян А.К. и Каневского В.Г., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего кассационные жалобы оставить без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Анисимов A.B. выражает несогласие с приговором, считает его незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и допущенными при производстве по делу нарушениями УПК РФ. Указывает в жалобе, что его вина в убийстве потерпевшего не доказана, обвинение построено на противоречивых

доказательствах, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, необоснованно отклонил ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами заключений экспертиз и не указал в приговоре, на каких основаниях он отклонил эти ходатайства. Утверждает, что вопросный лист составлен с нарушением ст. ст. 338, 339 УПК РФ, так как вопрос № 8 включает в себя описание двух преступлений, в том числе преступления, по которому обвинение ему не предъявлялось, а замечания и предложения стороны защиты по вопросному листу необоснованно отклонены. Считает, что в отношении него неправильно применен уголовный закон, а при назначении наказания не учтено аморальное и противоправное поведение потерпевшего. Просит приговор отменить и уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Кораблин Д.А. в кассационной жалобе в защиту осужденного Углика A.A. указывает, что при рассмотрении уголовного дела председательствующим допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения и ограничения гарантированных УПК РФ прав подсудимого и его защитника, несоблюдения процедуры судопроизводства повлияли на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. Считает, что при формулировке перед присяжными заседателями вопросов в отношении Углика суд допустил нарушения требований ст. 339 УПК РФ, выразившиеся в том, что в вопросе № 11 содержится описание не только обстоятельств убийства потерпевшего [скрыто]? в совершение которого Углику было предъявлено обвинение, но и обстоятельств причинения вреда здоровью потерпевшего, которое Углику органами предварительного следствия не вменялось, однако в этой части он признавал себя виновным. Полагает, что в сложившейся ситуации присяжные заседатели не могли не признать, что Углик причинил вред здоровью потерпевшего [скрыто] и им ничего не оставалось, как сразу же признать его автоматически виновным и в убийстве. Указывает, что сторона защиты возражала против такой постановки вопроса, представила свои замечания и просила поставить перед присяжными заседателями вопросы в другой редакции, а также дополнительные вопросы, однако председательствующий необоснованно, в нарушение требований ч. 2 ст. 338 УПК РФ отказал в постановке этих вопросов. Просит приговор в отношении Углика отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение.

Защитник Углик М.А. в кассационной жалобе в интересах осужденного Углика A.A. указывает, что при рассмотрении дела допущены нарушения уголовно-процессуального кодекса. Считает, что вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, были сформулированы без учета результатов судебного следствия и прений сторон и опирались лишь на обвинительном заключении, а предложения адвоката Кораблина о постановке новых вопросов, влекущих за собой ответственность подсудимого за менее тяжкое преступление, судом полностью проигнорированы. Полагает, что формулировка вопроса в отношении Углика допускает признание подсудимого

виновным не только в причинении смерти [скрыто] щ путем утопления, в чем

он свою вину не признает, но и в избиении потерпевшего, в котором он признает вину. Считает, что такая постановка вопроса, с учетом того, что этот вопрос кроме того занимает целую печатную страницу, вводит присяжных заседателей в заблуждение, поэтому является недопустимой. Указывает, что в напутственном слове председательствующий не напомнил присяжным заседателям о протоколе допроса свидетеля [скрыто] - и об её показаниях в

суде, не изложил позицию стороны защиты и не ознакомил присяжных заседателей с возможностью получения от председательствующего дополнительных разъяснений. Утверждает, что после напутственного слова коллегия присяжных заседателей удалилась в совещательную комнату, взяв с собой мобильные телефоны, чем была нарушена тайна совещательной комнаты. Указывает также, что в ходе всего разбирательства старшина присяжных активно общался с представителями прокуратуры вне зала судебного заседания, а большинство присяжных заседателей были пенсионного возраста и поэтому могли не уловить сути происходящего. Обращает в жалобе внимание на то, что по окончании прений сторон судья удалился для вынесения решения, затем возобновил обсуждение вердикта и только тогда предоставил подсудимым последнее слово, после чего опять удалился на 25 минут для вынесения решения, а чтение приговора заняло более 26 минут. Кроме того оспаривает фактические обстоятельства, установленные присяжными заседателями, указывая при этом, что последовательность событий в приговоре не соответствует реальному положению дел и противоречит материалам дела, а в приговоре не приведены мотивы, по которым суд отверг доводы стороны защиты о невиновности подсудимого. Указывает также, что в приговоре отсутствует обоснование принятых решений по другим вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ, в отношении каждого подсудимого в отдельности, необоснованно указано об отсутствии судимостей у Анисимова, отсутствуют данные о регистрации на Матвеева М.Г., моральный вред взыскан в пользу Д ~ I I., хотя она не представила ни одного документа,

подтверждающего, что [скрыто]. является её сыном, а указанные в

приговоре срок наказания Матвееву М.Г. не соответствует сроку, указанному при устном прочтении приговора. Просит приговор в отношении Углика A.A. отменить и уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Матвеев А.Г в кассационной жалобе выражает несогласие с приговором в части назначенного ему наказания, считая его очень суровым. Указывает при этом, что свою вину он признал полностью, раскаялся в содеянном. Просит приговор изменить и назначить ему условное наказание.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и их защитников потерпевшая [скрыто] и государственный обвинитель Дорофеев К.А.

просят оставить жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с основанным на всестороннем и полном исследовании материалов дела вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных Углика A.A., Анисимова A.B. и Матвеева А.Г. в совершении указанных выше преступлений.

Доводы кассационных жалоб о том, что при производстве по данному делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона, судебная коллегия находит несостоятельными, противоречащими материалам уголовного дела.

Вопреки доводам кассационной жалобы защитника Углик М.А., формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 327, 328 УПК РФ, сторонам было разъяснено право заявления отводов кандидатам в присяжные заседатели и предоставлена возможность задать каждому их кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела. Данное право, в том числе и стороной защиты, реализовано в полном объеме. По завершении формирования коллегии присяжных заседателей заявлений о роспуске коллегии ввиду тенденциозности ее состава от сторон не поступало, не заявляли об этом и присяжные заседатели.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационной жалобы защитника Углик М.А. о том, что старшина присяжных заседателей в ходе судебного разбирательства активно общался с представителями прокуратуры, поскольку каких-либо достаточных данных, свидетельствующих о том, что указанные обстоятельства имели место и повлияли на объективность решения коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта, из материалов дела не усматривается.

Как следует из протокола судебного заседания, судебное разбирательство по данному уголовному делу проведено в соответствии с уголовно-процессуальным законом и с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Принцип состязательности и равноправия сторон председательствующим соблюден, стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные суду доказательства были судом исследованы, заявленные ходатайства, в том числе и стороны защиты, разрешены председательствующим в установленном законом порядке и по ним приняты правильные, мотивированные решения. По окончании судебного следствия ни у кого из участников процесса, в том числе у стороны защиты, каких-либо ходатайств о дополнении не было.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного Анисимова, все исследованные в присутствии присяжных заседателей доказательства, в том числе и заключения судебно-медицинских экспертиз, получены и оглашены в судебном заседании с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, оснований для признания их недопустимыми у суда не имелось. Постановления председательствующего об отказе в удовлетворении ходатайств стороны защиты о признании недопустимыми представленных стороной обвинения доказательств, вынесены в соответствии с требованиями закона, достаточно мотивированы и являются правильными.

Несостоятельными судебная коллегия находит и доводы жалоб о нарушении председательствующим требований закона при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями и при составлении напутственного слова.

Из материалов уголовного дела видно, что вопросный лист председательствующим составлен в соответствии с требованиями ст. ст. 338, 339 УПК РФ, с учетом результатов судебного следствия и прений сторон, поставленные перед присяжными заседателями вопросы сформулированы в понятной форме, каких-либо противоречий или терминов, требующих от присяжных заседателей юридической оценки при вынесении вердикта, не содержат, а предложения и замечания адвоката Кораблина обоснованно не включены председательствующим в вопросный лист, поскольку они не соответствуют требованиям закона о содержании вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, требования ч. 2 ст. 338 УПК РФ при этом не нарушены.

Напутственное слово председательствующего, приобщенное к протоколу судебного заседания, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Данных о его необъективности, а также об искажении председательствующим исследованных в судебном заседании доказательств и позиции сторон из текста напутственного слова не усматривается. Вопреки доводам жалобы защитника Углик М.А., позиция стороны защиты председательствующим в напутственном слове изложена, имеется ссылка на исследованные в ходе судебного следствия показания свидетеля и присяжным заседателям разъяснено их

право в случае необходимости получить от председательствующего дополнительные разъяснения по поставленным перед ними вопросам.

Вердикт присяжными заседателями вынесен в соответствии с требованиями ст. ст. 343, 345 УПК РФ, является ясным и противоречий не содержит. Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о нарушении присяжными заседателями тайны совещательной комнаты, на что указывает защитник Углик М.А. в кассационной жалобе, из материалов уголовного дела не усматривается.

Что касается доводов кассационных жалоб осужденного Анисимова и защитника Углик М.А., в которых они по существу оспаривают установленные вердиктом присяжных заседателей фактические обстоятельства дела, то указанные доводы не могут быть приняты во внимание, так как по этим основаниям приговор суда с участием присяжных заседателей не может быть обжалован и отменен.

Из материалов дела следует, что осужденные в установленном законом порядке были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

Несостоятельными являются и доводы жалобы защитника Углик М.А. о нарушении судом требований уголовно-процессуального закона при обсуждении последствий вердикта и постановлении приговора, поскольку влекущих отмену приговора нарушений требований ст. 347 УПК РФ, регламентирующей порядок обсуждения последствий вердикта, судом не допущено, а приговор председательствующим постановлен в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности его постановления по уголовным делам, рассмотренным с участием присяжных заседателей, при этом каких-либо данных, свидетельствующих об искажении в приговоре данных о личности осужденных и описания преступного деяния, судебная коллегия не усматривает.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей в отношении осужденных Углика A.A., Анисимова A.B. и Матвеева А.Г. не имеется.

Действия осужденных Углика A.A. и Анисимова A.B. по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ, а Матвеева А.Г. по ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ квалифицированы правильно, на основании вердикта коллегии присяжных заседателей о их виновности в совершении данных преступлений.

Наказание осужденным Углику A.A., Анисимову A.B. и Матвееву А.Г. назначено в соответствие в требованиями уголовного закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных о их личности, смягчающих наказание обстоятельств, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах, а Матвееву А.Г. и с учетом мнения присяжных заседателей о том, что он заслуживает снисхождения.

Каких-либо данных, свидетельствующих о противоправном и аморальном поведении потерпевшего в отношении осужденных, которое в соответствии со ст. 61 УК РФ признается смягчающим обстоятельством, из

материалов дела не усматривается, поэтому у суда не имелось оснований для признания данного обстоятельства смягчающим наказание осужденным.

Таким образом, оснований для признания назначенного осужденным Углику A.A., Анисимову A.B. и Матвееву А.Г. наказания несправедливым вследствие его чрезмерной суровости и для его смягчения, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах, не имеется.

Гражданские иски потерпевшей [скрыто] ц в том числе о компенсации морального вреда, разрешены судом в соответствии с требованиями закона, с учетом характера причиненных ей нравственных страданий, степени вины осужденных, требований разумности и справедливости, а также материального положения осужденных. Каких-либо данных, свидетельствующих о необоснованном признании потерпевшей, из материалов дела не усматривается, не приведено таких данных в кассационной жалобе защитника Углик М.А., поэтому оснований для отмены или изменения приговора в этой части, не имеется.

С учетом изложенного, оснований для отмены или изменения приговора по доводам кассационных жалоб судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новгородского областного суда с участием присяжных заседателей от 8 июня 2010 года в отношении Углика [скрыто] Анисимова [скрыто] и Матвеева оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Анисимова A.B., Матвеева А.Г., защитника Углик М.А. и адвоката Кораблина Д.А. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 84-О10-43СП

УПК РФ Статья 299. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора
УПК РФ Статья 327. Подготовительная часть судебного заседания
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх