Дело № 84-О12-14

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 13 июня 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ворожцов Сергей Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №84-О12-14

от 13 июня 2012 года

 

Председательствующего - Ворожцова С.А.

при секретаре - Кошкиной A.M.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Воробьёва А.И., Михайлова А.В., адвокатов Корчагина С.А. и Кочетовой Г.С. на приговор Новгородского областного суда от 27 января 2012 года, которым

Воробьёв [скрыто]

несудимый - [скрыто]

осужден

по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком

1

на 1 год, в течение которого в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ для него установлены следующие ограничения:

не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы;

не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, на территории которого будет жить или пребывать осужденный.

Михайлов [скрыто] судимый- [скрыто]

27 ноября 2007 года по двум преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 116 УК РФ, к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства за каждое, по двум преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 119 УК РФ, в виде лишения свободы сроком на 1 год за каждое, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательное наказание по совокупности преступлений назначено в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; постановлением от 27 ноября 2008 года условное осуждение отменено;

29 января 2009 года по трём преступлениям, предусмотренных пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, к 2 годам лишения свободы за каждое, по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 5 ст. 33, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 3 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию присоединено частично неотбытое наказание по приговору от 27 ноября 2007 года, и окончательное наказание по совокупности приговоров назначено в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. 13 октября 2010 года условно-досрочно освобождён на неотбытый срок 1 год 6 месяцев 10 дней-

осужден

по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, в течение которого в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ для него установлены следующие ограничения:

не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы;

не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, на территории которого будет жить или пребывать осуждённый.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к наказанию, назначенному по данному приговору, постановлено частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору от 29 января 2009 года. Окончательное наказание Михайлову A.B. по совокупности приговоров назначено в виде 15 (пятнадцати) лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год, в течение которого в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ установить осуждённому Михайлову A.B. следующие ограничения:

не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы;

не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, на территории которого будет жить или пребывать осуждённый.

В соответствии со ст. 151, 1101 ГК РФ постановлено взыскать с

Воробьёва [скрыто] И I и Михайлова [скрыто] В [в

пользу [скрыто] компенсацию морального вреда в

размере [скрыто] рублей с каждого.

По делу решена судьба вещественных доказательств:

Воробьёв А.И. и Михайлов A.B. признаны виновными и осуждены за убийство, совершённое группой лиц.

Преступление совершено 25 апреля 2011 года в г. [скрыто] при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., объяснения осужденных Воробьёва и Михайлова в режиме видеоконференцсвязи, адвокатов Корчагина С.А. и Каневского Г.В., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших об отмене приговора, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего необходимым оставить приговор без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения

Судебная коллегия

 

установила:

 

адвокат Корчагин С.А. в кассационной жалобе и осужденный Воробьев А.И. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просят приговор отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение.

В жалобах указывается, что приговор является незаконным и необоснованным. При этом в жалобах подробно анализируются показания основных свидетелей обвинения М I Н I и

[скрыто] Авторы жалоб полагают, что свидетель [скрыто],

оговаривая Воробьёва и Михайлова, пытался отвести от себя подозрения в групповом избиении потерпевшего. По мнению осужденного и адвоката не мог видеть все происходящее на балконе. В лучшем случае он

мог видеть только силуэты стоявших на балконе людей. В показаниях данного свидетеля на предварительном следствии и в суде имеются существенные противоречия. [скрыто] и [скрыто] сожительствуют между

собой, поэтому В могла подтвердить любые показания свидетеля

[скрыто]. Показаниям [скрыто] о том, что Михайлов помогал Воробьёву перетаскивать потерпевшего за перила балкона, доверять нельзя.

Свидетель [скрыто] в судебном заседании показаний не давала,

хотя от дачи показаний не отказывалась, поэтому, по мнению авторов жалоб, суд принял необоснованное решение об оглашении показаний этого свидетеля на предварительном следствии. Кроме того, Н I состоит

на учете в диспансере, поэтому осужденный и

адвокат подвергают ее показания на предварительном следствии сомнению. Показания [скрыто] противоречат показаниям [скрыто]

от 26.04.2011 года и 23.05. 2011 года.

и показаниям

Показания свидетеля [скрыто] противоречат показаниям [скрыто] и

[скрыто] которые утверждали, что окно в комнате не было зашторено, и

они видели, что происходили на балконе.

Как осужденный, так и адвокат в жалобах считают, что суд необоснованно признал явку с повинной Михайлова доказательством вины Воробьёва. Явка с повинной, по их мнению, была получена с нарушением закона. Михайлов в момент задержания находился в состоянии опьянения. Судом данный факт не проверялся. В судебном заседании Михайлов сведения, изложенные в явке с повинной, не подтвердил. При таких доказательствах, по мнению авторов жалоб, суд не мог выносить обвинительный приговор.

Осужденный Воробьев в жалобах кроме того указывает, что во время инцидента с М Щ в квартире он нанес последнему лишь один удар

тыльной стороной ладони, чтобы успокоить

Ссылаясь на постановление судьи, рассмотревшего его замечания на протокол судебного заседания, Воробьёв в жалобе полагает, что не все его замечания удостоверены. Осужденный просит противоречия и неточности в приговоре и протоколе учесть при рассмотрении кассационной жалобы.

По мнению Воробьева с учетом данных, характеризующих его личность, ему не могло быть назначено наказание в виде такого большого срока лишения свободы.

В кассационных жалобах осужденного Михайлова A.B. и адвоката Кочетовой Г.С. содержится просьба об отмене приговора в отношении Михайлова, поскольку выводы суда, изложенные в нем, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В жалобах анализируются показания Михайлова, который утверждал, что на балконе никаких действий в отношении [скрыто] не производил. Явка с повинной необоснованно признана допустимым доказательством. Михайлов пояснял, что в это время находился в нетрезвом состоянии, был без очков, явку с повинной не подписывал. При таких обстоятельствах возникают сомнения о том, что Михайлов добровольно сообщал о совершенном им преступлении. В явке с повинной некоторые обстоятельства не согласуются с другими доказательствами по делу, в частности с показаниями свидетелей [скрыто] и [скрыто] оснований, доверять которым, у

суда не имелось. При этом Михайлов в дополнениях к жалобе подробно анализирует показания этих свидетелей. Сведения, изложенные в явке с повинной, Михайлов никогда не подтверждал. Утверждения свидетеля Г Щ в части того, что Михайлов был трезв, по мнению авторов

жалоб, опровергаются показаниями других свидетелей.

Михайлов в жалобах также указывает, что на него было оказано давление со стороны оперативных работников и следствия и дело было ими сфабриковано. Было нарушено его право на защиту. Качественной защиты со стороны адвоката Кочетовой не было.

По мнению Михайлова, доказательств его виновности в совершении убийства не имеется и в заключениях экспертов. То, что ссадина на руке у М [скрыто] образовалась от его рук, в экспертизе не указано.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Кокоев A.C. просит оставить приговор без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвокатов - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности обоих осужденных в совершении преступления правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

В связи с отказом свидетеля [скрыто] от дачи показаний в

судебном заседании были оглашены ее показания, данные при производстве предварительного расследования.

Суд подробно проанализировал все показания этого свидетеля и обоснованно признал достоверными те из них, где она показывала, что 25 апреля 2011 года к ней подошёл [скрыто] стал говорить, что она

украла какой-то телефон. Затем достал деревянную палку, которой ударил её в грудь. Она упала, из карманов высыпалась мелочь. МИ I забрал эти деньги и ушёл. Об этом она рассказала Михайлову, [скрыто] Воробьёву. Михайлов также вспомнил, что МИ Иранее забрал

у него голубой берет десантника и какой-то крест. Мужчины решили привести [скрыто] в квартиру Михайлова, чтобы наказать, избив его.

Вечером Воробьёв и МИ I пошли к [скрыто] домой, привели его в

квартиру Михайлова. Михайлов, [скрыто] и Воробьёв стали бить

после чего закрыли его на балконе. Через некоторое время на балкон вышли Михайлов и Воробьёв. Она встала в дверях на балкон, кричала на [скрыто] Потом увидела, что Михайлов и Воробьёв как-то быстро перевалили [скрыто] за ограждение балкона. Воробьёв ругался нецензурно, сказал, что

это будет его последний прыжок. Несколько секунд подсудимые держали [скрыто] потом она увидела, что он упал на землю. Так как она была зла на

[скрыто], в сердцах сказала: «Туда тебе и дорога». Выглянула с балкона и

увидела, что [скрыто] лежит лицом вниз и не шевелится. В комнате при этом находился М [скрыто] была в кухне.

При допросе в качестве свидетеля 23 мая 2011 года уточнила, что наблюдала происходящее на балконе, стоя в комнате у окна, которое выходит на балкон. Она видела, что М

стоял спиной к

перилам балкона, лицом к Михайлову и Воробьёву. [скрыто] ничего не говорил, просто стоял перед ними. Затем Михайлов и Воробьёв вместе как бы толкнули [скрыто] в область груди, и он стал переваливаться через

перила балкона. В этот момент Михайлов схватил [скрыто] за руку, а

Воробьёв за ногу, несколько секунд подержали его. Воробьев сказал, что это будет его последний прыжок. Затем Воробьёв и Михайлов одновременно отпустили руку и ногу [скрыто] упал на землю. Позднее она,

выглянув с балкона, видела лежащее на земле тело М

Не доверять показаниям свидетеля [скрыто] данным при

производстве предварительного следствия, у суда оснований не имелось.

Суд установил, что по состоянию своего психического здоровья, [скрыто] была способна запоминать важные для дела

обстоятельства, сохранила воспоминания о событиях, свидетелем которых являлась.

Доводы о том, что [скрыто] якобы не отказывалась давать

показания, противоречат сведениям об этом, изложенным в протоколе судебного заседания (т. 5 л. Д. 114 - 114 - об.). Замечаний на протокол судебного заседания в этой части сторонами подано не было. Судом не

допущено нарушении закона при оглашении показании [скрыто], так как

суд действовал в полном соответствии с положениями ч. 4 ст. 281 УПК РФ.

Из показаний свидетеля [скрыто] на предварительном следствии, которые суд также обоснованно признал достоверными, видно, что Михайлов помогал Воробьёву перетаскивать М [скрыто] за перила балкона. После перемещения [скрыто] за перила балкона Воробьёв и Михайлов

совместно удерживали того в подвешенном состоянии за периметром балкона, а потом отпустили, и он упал с пятого этажа.

Не доверять этим показаниям свидетеля [скрыто] у суда оснований

не имелось, поскольку на протяжении предварительного и судебного следствия они были последовательными, неизменными. Они согласуются с показаниями свидетелей [скрыто], заключениями судебно-

медицинской экспертизы.

Как правильно установил суд, на основании совокупности доказательств, признанных судом достоверными, следует, что Воробьёв, схватив [скрыто] руками за тело, приподнял его и начал перемещать через

Статьи законов по Делу № 84-О12-14

ГК РФ Статья 151. Компенсация морального вреда
ГК РФ Статья 1101. Способ и размер компенсации морального вреда
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 158. Кража
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх