Дело № 84-О12-16

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 9 августа 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалумов Михаил Славович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 84-О12-16

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 9 августа 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Скрябина К.Е.
судей Хомицкой Т.П. и Шалумова М.С.
при секретаре Волкове А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя прокуратуры Новгородской области Кокоева А.С. и кассационным жалобам осужденных Еженкова В.В., Ракислова Д.В., Коваленко СА., Моховиковой Л.А., Мельникова Р.В., защитников Ефимова О.Г., Довгенко В.И., Крыловой Т.В., Тесленко Н.Г. на приговор Новгородского областного суда от 21 мая 2012 года, которым Кузьмин И А не судимый, осужден к лишению свободы: по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (5 преступлений: от 30.10.2009, 08.12.2009, 20.01.2010, 20.01.2010, 26.01.2010) на 9 лет со штрафом в размере 40000 рублей за каждое преступление; 2 ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст.228-1 УК РФ (преступление от 12.03.2010) на 9 лет со штрафом в размере 40000 рублей; п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (5 преступлений: от 26.01.2010, 09.02.2010, 12.02.2010, 17.02.2010, 04.03.2010) на 10 лет со штрафом в размере 40000 рублей за каждое преступление; ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (2 преступления: от 07.12.2009, 11.12.2009) на 9 лет 6 месяцев со штрафом в размере 40000 рублей за каждое преступление; пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (4 преступления: от 10.02.2010, 18.02.2010, 25.02.2010, 03.03.2010) на 10 лет 6 месяцев со штрафом в размере 40000 рублей за каждое преступление; ч.1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (преступление от 06.03.2010) на 8 лет 6 месяцев со штрафом в размере 40000 рублей; ч.1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст.228-1 УК РФ ( преступления: от 06.12.2009, 19.01.2010, 15.03.2010, 18.03.2010) на 9 лет со штрафом в размере 40 000 рублей за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 15 (пятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 300 000 рублей; Ежен ков В В не судимый, осужден к лишению свободы: по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (5 преступлений: от 30.10.2009, 08.12.2009, 20.01.2010, 20.01.2010, 26.01.2010- сбыт героина Р ) на 8 лет 6 месяцев со штрафом в размере 30000 рублей за каждое преступление; ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (3 преступления: от 07.12.2009, 11.12.2009, 12.03.2010) на 8 лет 6 месяцев со штрафом в размере 30000 рублей за каждое преступление; п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (5 преступлений: от 26.01.2010 - сбыт героина П 09.02.2010, 12.02.2010, 17.02.2010, 04.03.2010) на 9 лет со штрафом в размере 30000 рублей за каждое преступление; пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (4 преступления: от 10.02.2010, 18.02.2010, 25.02.2010, 03.03.2010) на 9 лет со штрафом в размере 30000 рублей за каждое преступление; ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (06.03.2010) на 8 лет со штрафом в размере 30000 рублей; ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (4 преступления: 06.12.2009, 19.01.2010, 15.03.2010, 18.03.2010) на 8 лет со штрафом в размере 30000 рублей за каждое преступление. 3 На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 11 (одиннадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 150 000 рублей; Ракислов Д В не судимый, осужден к лишению свободы: по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (26.01.2010) на 8 лет 6 месяцев со штрафом в размере 30000 рублей; п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (2 преступления: от 09.02.2010, 12.02.2010) на 9 лет со штрафом в размере 30000 рублей за каждое преступление; пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (18.02.2010) на 8 лет со штрафом в размере 30000 рублей; пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (03.03.2010) на 9 лет со штрафом в размере 30000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 10 (десять) лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 100 000 рублей; Коваленко С А ранее судимый: 13.11.2009 по ч. 1 ст. 228 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, 30.09.2010 условное осуждение отменено с направлением в исправительную колонию общего режима, осужден к лишению свободы: по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (20.01.2010) на 8 лет 6 месяцев; п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (3 преступления: от 26.01.2010, 17.02.2010, 04.03.2010) на 9 лет за каждое преступление; пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (2 преступления: от 10.02.2010, 25.02.2010) на 9 лет за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено наказание 10 (десять) лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытой части наказания по предыдущему приговору назначено окончательное наказание 10 (десять) лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; 4 Моховикова Л А не судимая, осуждена к лишению свободы: по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (20.01.2010) на 8 лет со штрафом в размере 25000 рублей; ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (12.03.2010) на 8 лет со штрафом в размере 25000 рублей; п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (3 преступления: от 26.01.2010, 17.02.2010, 04.03.2010) на 8 лет 6 месяцев со штрафом в размере 25000 рублей за каждое преступление; пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (2 преступления: от 10.02.2010, 03.03.2010) на 8 лет 6 месяцев со штрафом в размере 25000 рублей за каждое преступление; ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (15.03.2010) на 6 лет 6 месяцев со штрафом в размере 25000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 9 (девять) лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 80 000 рублей; Крыл ов Д А ранее судимый: 24.08.2004 по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден 28.07.2005 условно-досрочно на 6 месяцев 25 дней, осужден по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ на 6 (шесть) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Мельников Р В не судимый, осужден по ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В сроки наказаний всем осужденным зачтено время их содержания под стражей до постановления приговора. 5 Осужденные признаны виновными в вышеуказанных преступлениях, совершенных организованной группой в период с сентября 2009 г. по март 2010 г. на территории области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Этим же приговором опра вданы на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления: Кузьмин по обвинению по ч. 1 ст. 210 УК РФ; Еженков, Ракислов, Коваленко, Моховикова, Мельников, Крылов по обвинению по ч. 2 ст. 210 УК РФ; Ракислов также по обвинению по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (2 преступления: от 30.10.2009, 08.12.2009), ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (11.12.2009); за ними признано право на реабилитацию.

Поскольку Кузьмин в период оглашения приговора скрылся и постановлением судьи Новгородского областного суда от 22 мая 2012 года объявлен в розыск, приговор им и его защитником не обжалован, но государственным обвинителем в кассационном представлении оспаривается обоснованность оправдания Кузьмина, то дело в отношении него заочно рассматривается в кассационном порядке и приговор проверяется только по доводам кассационного представления в части оправдания по ч. 1 ст. 210 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Шалумова М.С., объяснения осужденных Еженкова В В ., Моховиковой Л.А., Мельникова Р.В. в режиме видеоконференц-связи, адвокатов: Кабалоевой В.М. - в защиту Кузьмина, Урсола А.Л. - в защиту Еженкова, Чиглинцевой Л.А. - в защиту Ракислова, Артеменко Л.Н. - в защиту Моховиковой, Тесленко Н.Г. - в защиту Мельникова, адвоката Тавказахова В.Б. и иного лица Крыловой Т.В. - в защиту Крылова, поддержавших кассационные жалобы и возражавших против доводов представления, мнение прокурора Гуровой В.Ю., поддержавшей кассационное представление и полагавшей приговор в обжалуемой части отменить, дело направить на новое рассмотрение, Судебная коллегия

установила:

В кассационном представлении государственный обвинитель Кокоев А . С, не оспаривая доказанность вины осужденных в действиях, направленных на сбыт наркотиков, и квалификацию данных преступлений, считает приговор незаконным и подлежащим отмене в связи с необоснованным оправданием Кузьмина по ч. 1 ст. 210 УК РФ и остальных лиц по ч. 2 ст. 210 УК РФ, приводя следующие доводы.

Полагает, что суд необоснованно и вопреки новой редакции ст. 90 УПК РФ не придал преюдициального значения приговорам в отношении Еженкова 6 Г.В. и Петрова, ранее осужденных в особом порядке, в том числе за организацию и участие в преступном сообществе, которыми установлены фактические обстоятельства организации и деятельности преступного сообщества, его структура, цели и принципы преступной деятельности, механизм и способы ее осуществления, отражены в полном объеме предусмотренные ст. 35 УК РФ признаки преступного сообщества. По мнению обвинителя, суд по настоящему делу должен был принять эти обстоятельства без дополнительной проверки в части установления события преступления; вина же оправданных в участии в преступном сообществе установлена доказательствами, исследованными в ходе судебного разбирательства.

Считает, что о структурированности организованной преступной группы и цели совместного совершения особо тяжких преступлений для получения материальной выгоды свидетельствуют: территориальная обособленность преступного формирования (действовало на территории и областей); корыстная направленность действий, на что указывают получение материальной выгоды от продажи наркотиков всеми членами группы, использование ими для этого электронных платежных систем, осведомленность лидеров о высокой доходности наркобизнеса, общая сумма доходов от которого за период с 11.11.2009 по 18.03.2010 согласно заключению экономической экспертизы составила руб.; сложная многоуровневая структура группы с входящими в нее взаимодействующими подразделениями (подгруппами) - организаторы, операторы, закладчики; техническая оснащенность транспортными средствами, мобильными телефонами, средствами выхода в Интернет и т.п.; устойчивость, сплоченность, использование членами сообщества правил конспирации, специальной терминологии в переговорах, жесткая дисциплина в сообществе, выполнение его членами различных функций по указаниям руководителей.

Не согласен с выводом суда о том, что оправданным не вменили действия, выходящие за пределы конкретных фактов сбыта, и свидетельствующие о выполнении ими объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ, так как совершение участниками преступного сообщества тяжких и особо тяжких преступлений в любом случае подлежит квалификации по совокупности этих преступлений с учетом их признака организованной группы, и участия в преступном сообществе.

Полагает, что незнание отдельными участниками общества, выступавшими закладчиками наркотиков и операторами того, что наряду с ними действовали и другие закладчики и операторы, не доказывает, что оправданные не были осведомлены о существовании преступного сообщества и своем участии в нем, а свидетельствует о выполнении организаторами общества жестких правил конспирации, и, кроме того, такое незнание не исключает уголовной ответственности по ч. 2 ст. 210 УК РФ.

С учетом приведенных доводов просит приговор в части оправдания подсудимых по ст. 210 УК РФ отменить, дело направить на новое 7 рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

В кассационной жалобе осужденный Еженков В В ., не отрицая своей вины в преступлениях и соглашаясь с их квалификацией, указывает на несправедливость приговора вследствие чрезмерной суровости наказания, при назначении которого суд, по его мнению, не учел то, что он, несмотря на безмотивный отказ прокурора от удовлетворения его ходатайства о заключении досудебного соглашения, дал на предварительном следствии признательные показания как о своих действиях, так и о действиях соучастников, искренне раскаялся в содеянном, указал на источники приобретения наркотиков, места их закладок и расфасовок, тайники, тем самым исполнил все пункты своего ходатайства. Также суд не учел его фактическую роль в совершении преступлений; мотивы, побудившие его встать на преступный путь, то, что он не желал извлечения прибыли и не накопил за счет преступлений деньги и имущество, а поддался на длительные уговоры брата и стал помогать тому в сбыте наркотиков; условия жизни его семьи. Не согласен с конфискацией у него автомашины, которая была приобретена задолго до преступной деятельности, не использовалась систематически для совершения преступлений, и потому не является орудием или средством преступления.

На этом основании просит изменить приговор, назначить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ, исключить из приговора указание на конфискацию его автомашины « ».

В кассационной жалобе в защиту осужденного Еженкова адвокат Ефимов О.Г. приводит аналогичные доводы о несправедливости приговора и наличии оснований для смягчения наказания с применением ст. 64 УК РФ, и, в дополнение к этим доводам, обращает внимание на то, что Еженков, заявив ходатайство о заключении досудебного соглашения, которое не было удовлетворено прокурором, активно способствовал раскрытию и расследованию преступлений, изобличению других соучастников, его признательные показания, подтвержденные в судебном заседании, положены судом в основу обвинительного приговора, однако никакой оценки этим обстоятельствам суд не дал и не учел при назначении наказания.

В кассационной жалобе осужденный Коваленко, также не оспаривая своей вины в преступлениях и квалификации содеянного, указывает на то, что суд при назначении ему наказания не учел в полной мере смягчающие обстоятельства и сведения о его личности, а именно: то, что он в ходе предварительного следствия активно способствовал раскрытию и расследованию преступлений, изобличению других соучастников, давал подробные признательные показания с указанием всех обстоятельств преступлений, помогал в организации и проведении следственных действий; совершал преступления в силу тяжелых жизненных обстоятельств, 8 связанных с наличием у него ряда тяжелых хронических заболеваний, препятствовавших трудоустройству, и необходимостью оплаты их дорогостоящего лечения; отсутствие реальных вредных последствий от его действий для общества и конкретных людей; его молодой возраст; то, что он содержался в местах лишения свободы не с 02.02.2011, как указано в приговоре, а с 30.09.2010.

По указанным причинам просит смягчить наказание и зачесть в его срок время нахождения под стражей с 30.09.2010.

В кассационной жалобе осужденный Ракислов высказывает несогласие с приговором ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании. По мнению осужденного, совместных собраний участников группы по планированию преступлений не проводилось, каждый преследовал цель извлечения выгоды в виде получения наркотиков для себя и достижения собственного материального благополучия, не зная о существовании друг друга. Свои действия оценивает как посредничество в сбыте наркотиков, за что он получал их часть, и неоконченное единое продолжаемое преступление, в связи с чем приговор подлежит изменению, а его действия следует квалифицировать по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ.

Кроме того, поскольку в части обвинения по ч. 2 ст. 210 УК РФ и двум эпизодам сбыта наркотиков он оправдан, и в соответствии с ч. 5 ст. 132 УПК РФ в случае реабилитации процессуальные издержки возмещаются за счет федерального бюджета, считает необоснованным взыскание с него 104 447 руб. за оказание ему юридической помощи.

На этом основании и с учетом смягчающих обстоятельств просит с применением ст. 64 УК РФ смягчить ему наказание до минимально возможного.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней в защиту осужденного Крылова адвокат Довгенко В.И. указывает на то, что выводы суда о виновности его подзащитного не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Подробно анализируя приведенные в приговоре доказательства, обращает внимание на то, что изложение записи разговора за 20 января 2010 г. между П и Крыловым не соответствует ее действительному содержанию; показания П и А о действиях Крылова в отношении закладок наркотиков противоречивы. Постановление о проведении проверочной закупки от 20 января 2010 г. не соответствует требованиям закона, причина, по которой Р получил деньги для закупки в большей сумме, чем указано в постановлении, не установлена; согласно распечатке телефонных разговоров в момент осмотра и передачи денег Р находился в другом месте; подтверждения тому, что Р вносил деньги через платежный терминал, не получено; фотографирование мероприятия не производилось; свидетели П К , Е показали, что в момент проверочной закупки 9 оставались в кабинете и не наблюдали действий Р , их показания о последовательности событий противоречивы; поэтому результаты проверочной закупки не могут быть приняты во внимание судом.

По мнению защитника, откуда в этот день поступили деньги в сумме руб. коп. на электронный кошелек, судом не установлено, и каким образом П сообщил Р место закладки, неизвестно; файлы с записями прослушивания телефонных переговоров получены с нарушением закона, так как информация о периоде записей на диске № 428 не соответствует фактическому содержанию диска, а на диске № 429 имеется неизвестная запись с другого носителя, в связи с чем данные доказательства нельзя признать допустимыми. На этом основании полагает, что вопреки выводам суда точное место закладки наркотиков 20 января 2010 г. не установлено, что должно толковаться в пользу подсудимого.

Несмотря на то, что суд проверял и отклонил в приговоре доводы защиты о недопустимости заключений экспертиз №№ 155 и 39, вновь обращает внимание на то, что для производства химических экспертиз использовался газовый хроматограф, не проходивший ежегодные проверки на точность измерений с 2007 года, и использовались разные методики исследования, при этом в нарушение закона в заключениях не отражены конкретные использованные части этих методик, заключения не аргументированы, а эксперт М давала противоречивые показания о ходе проведенных исследований веществ, что влечет признание указанных заключений недопустимыми доказательствами. Однако судом не дано надлежащей оценки допущенным экспертами существенным нарушениям закона, которые необоснованно признаны судом лишь техническими ошибками, опечатками и небрежностью при составлении заключений, не выяснены причины несоответствий между заключениями экспертиз, в том числе по вопросу концентрации исследуемого вещества, не проверены доводы защиты о представлении на экспертизу вещества, не имеющего отношения к делу.

С учетом приведенных доводов просит приговор в отношении Крылова отменить и дело прекратить.

В кассационной жалобе защитник Крылова Т.В. приводит полностью аналогичные доводы о недоказанности участия Крылова в преступлениях и допущенных судом нарушениях закона, и также просит в отношении Крылова приговор отменить и дело прекратить.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденная Моховикова, не оспаривая своей вины в преступлениях и квалификации содеянного, полагает назначенное ей наказание чрезмерно суровым, так как признанные судом смягчающие обстоятельства и положительно характеризующие ее данные позволяют суду применить к ней положения ст. 64 или 73 УК РФ. По указанным причинам просит приговор изменить и смягчить назначенное ей наказание. 10 В кассационной жалобе осужденный Мельников высказывает несогласие с выводами суда о том, что он был осведомлен о преступной деятельности Еженкова и П и состоял с ними в сговоре, так как они ему никогда не говорили о сбыте наркотиков и не называли относящихся к этому слов, а он, приняв предложение Еженкова выполнять работу по телефону, отвечать на звонки, не предполагал, что участвует в незаконной деятельности. Также полагает, что признанная судом совокупность смягчающих обстоятельств позволяла назначить ему наказание, не связанное с реальным лишением свободы.

С учетом приведенных доводов просит приговор в отношении него отменить и дело прекратить.

В кассационной жалобе в защиту осужденного Мельникова адвокат Тесленко Н.Г. приводит аналогичные доводы об отсутствии вины ее подзащитного в приготовлении к сбыту наркотиков, ссылаясь на недоказанность того, что Мельников мог осознавать преступный характер своих действий и его умыслом не охватывалось участие в сбыте наркотиков.

Также полагает, что к доказательствам вины Мельникова нельзя относить показания Еженкова Г. на предварительном следствии о том, что Мельников знал о наличии внутри закладок наркотиков, поскольку тот не указал источник своей осведомленности и не подтвердил данные показания в судебном заседании. Положенные в основу осуждения Мельников показания П и Я противоречат друг другу и не подтверждают преступный умысел Мельникова. По мнению защитника, принятие Мельниковым предложения Еженкова о выполнении работы нельзя расценивать как приготовление к преступлению. В приговоре не приведены доказательства совершения им преступления группой лиц по предварительному сговору, выводы суда о доказанности вины Мельникова не мотивированы.

В связи с изложенным просит в отношении Мельникова приговор отменить и дело прекратить.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и защитников государственный обвинитель Кокоев А.С. указывает на несостоятельность приведенных в них доводов и просит отменить приговор по доводам представления.

Напротив, в возражениях на кассационное представление осужденный Ракислов полагает приведенные в нем доводы необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Изучив уголовное дело, проверив и обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым, а кассационное представление государственного обвинителя, кассационные жалобы осужденных и защитников не подлежащими удовлетворению, за 11 исключением кассационной жалобы Ракислова в части взыскания с него процессуальных издержек.

Как видно из приговора и протокола судебного заседания, в ходе судебного разбирательства подсудимый Крылов отрицал свою причастность к преступлению и от дачи показаний в суде отказался; Мельников вину не признал и показал, что выполнял предложенную Еженковым Г. работу, отвечая на звонки по телефону, и о том, что Еженков Г. и Петров осуществляют незаконную деятельность, не знал; подсудимые Еженков В., Коваленко, Моховикова, Ракислов, отрицая участие в преступном сообществе, признали вину по всем инкриминированным им фактам незаконного сбыта наркотических средств в составе организованной группы (Ракислов признал по тем фактам, за которые осужден), и дали подробные показания об обстоятельствах совершения этих преступлений, приведенные в приговоре.

Несмотря на занятую подсудимыми позицию, суд пришел к обоснованным выводам об их виновности в совершении тех преступлений, за которые они осуждены. Данные выводы подтверждаются достаточной совокупностью достоверных и допустимых доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании с участием сторон, и подробно изложенных в приговоре.

Все доказательства надлежащим образом проверены и оценены судом.

Так, проанализировав и проверив признательные показания в судебном заседании Еженкова В., Коваленко, Моховиковой, Ракислова, суд обоснованно признал их достоверными и положил в основу приговора в той части, в которой они не являются противоречивыми, согласуются между собой и соответствуют другим доказательствам по делу, в том числе: показаниям ранее осужденных Еженкова Г., Петрова И.Г., у которых судом не установлено причин для оговора соучастников преступлений; допрошенных по делу в качестве свидетелей: сотрудников правоохранительных органов, проводивших оперативно-розыскные мероприятия по изобличению преступной деятельности осужденных, - Р К С Б Г П Е участвовавших в процессуальных действиях в качестве понятых Ж П С К приобретателей наркотиков П С Д К показаниям свидетелей Ф А показаниям иных лиц, допрошенных в качестве свидетелей; сведениям, содержащимся в актах досмотров П С Д К протоколах осмотра обнаруженных и изъятых у них предметов; сведениям об абонентах, на которых зарегистрированы 12 телефонные номера, и детализациях телефонных соединениях указанных абонентов; о движении денежных средств через платежные системы ООО « », ООО », ООО « »; выпискам по банковским счетам; сведениям, содержащимся в приобщенных к делу в установленном порядке материалах оперативно-розыскной деятельности (протоколах личного досмотра, осмотра и пометки денежных средств и передачи их лицу, участвующему в проверочной закупке, добровольной выдачи предметов после проверочной закупки и др.), которые исследованы путем производства предусмотренных УПК РФ следственных и судебных действий: осмотров представленных следователю предметов, компакт-дисков с фонограммами и документов, и приобщения их к материалам дела, прослушивания содержащихся на компакт-дисках аудиозаписей телефонных переговоров; оглашения протоколов указанных следственных действий в судебном заседании; выяснения у сторон замечаний и возражений по оглашенным протоколам; - вследствие чего они приобрели статус допустимых доказательств; заключениям химических экспертиз по изъятым наркотическим средствам; иным исследованным в судебном заседании материалам дела.

Суд подробно мотивировал, почему он принял вышеперечисленные доказательства в качестве допустимых, достоверных, не содержащих существенных противоречий и согласующихся между собой, и критически отнесся к доказательствам стороны защиты, в частности: к показаниям подсудимого Мельникова, расценив их в качестве выбранного подсудимым способа защиты с целью избежать наказание за содеянное; показаниям в судебном заседании свидетеля Е а также свидетелей Я и А отрицавших данные ими на предварительном следствии показания по обстоятельствам приобретения наркотических средств, как обусловленным стремлением свидетелей помочь подсудимым уклониться от уголовной ответственности за содеянное.

Вопреки доводам защитника Тесленко, суд не только привел в приговоре и сопоставил показания Еженкова Г. на предварительном следствии и в судебном заседании об осведомленности Мельникова по поводу содержания «закладок» и наличия в них наркотиков, но и дал подробный анализ других доказательств, подтверждающих данные показания, и в своей совокупности опровергающих доводы Мельникова о том, что он не осознавал свое участие в незаконном обороте наркотиков.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы стороны защиты о недоказанности участия Крылова в преступлении, противоречивости и недостоверности доказательств, положенных в основу его осуждения, нарушениях закона при проведении оперативно-розыскного 13 мероприятия «проверочной закупки» и представлении результатов прослушивания телефонных переговоров, недопустимости заключений химических экспертиз, и другие доводы, аналогичные тем, что приведены в кассационных жалобах защитников Довгенко и Крыловой, результаты проверки доводов подробно отражены судом в приговоре с указанием мотивов, по которым суд принял и взял за основу доказательства стороны обвинения в отношении Крылова, и отверг вышеуказанные доводы стороны защиты как несостоятельные.

Судебная коллегия не находит причин не согласиться с принятыми судом первой инстанции решениями и также не усматривает оснований для признания доводов защитников Крылова заслуживающими внимания, так как: в показаниях Петрова и А о действиях Крылова, а также между изложением записи телефонных переговоров между Петровым и Крыловым за 20.01.2010 в приговоре и их действительным содержанием, каких-либо существенных противоречий, влияющих на оценку этих доказательств, не имеется; суду представлены все необходимые сведения об основаниях и порядке проведения оперативно-розыскных мероприятий; проверочная закупка проведена в соответствии с требованиями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и УПК РФ, последовательность ее осуществления, факты закладки Крыловым по указанию Петрова амфетамина для «приобретателя» Р и сообщения Крыловым точного места закладки Петрову, предварительной оплаты Р денег за наркотики через платежный терминал, их поступления на электронный кошелек участников организованной преступной группы, изъятия Р наркотиков из указанного ему места, объективно установлены, а исследованные доказательства полностью подтверждают совершение Крыловым действий, направленных на сбыт наркотиков в крупном размере группой лиц по предварительному сговору с Кузьминым и Еженковым В.; суд, выяснив причину несоответствия суммы денежных средств для проверочной закупки, указанной в постановлении о проведении данного оперативно-розыскного мероприятия, и фактически использованной «закупщиком» Р правильно указал в приговоре, что данное несоответствие не является существенным нарушением уголовно- процессуального закона, влекущим исключение результатов проверочной закупки из числа доказательств; судом исследована содержащаяся на диске № 428 информация в том объеме, в котором она представлена стороной обвинения в качестве доказательств и имеет отношение к рассматриваемым событиям; в ходе судебного разбирательства установлен источник файла записи на диске № 429, произведенной самим Р с помощью диктофона, данная запись 14 приобщена к делу и исследована судом в установленном законом порядке, а ее содержание подтверждено также показаниями Петрова; поскольку повторная комиссионная химическая экспертиза (заключение № 298эх-12 от 01.03.2012) назначалась в связи с недостатками предыдущих экспертиз (заключения № 155 от 03.03.2010 и № 39 от 30.01.2012), устраненными в ходе ее производства, суд, дав совокупную оценку всем заключениям, обоснованно принял заключение экспертизы от 01.03.2012 в качестве достоверного доказательства, и именно его выводы положил в основу обвинительного приговора.

Также суд тщательно проверил и обоснованно, с приведением соответствующих мотивов, отверг как несостоятельные доводы стороны защиты об использовании для производства химической экспертизы наркотиков неисправных приборов и неизвестных методик, ненадлежащем профессиональном уровне экспертов, противоречивости и немотивированности их заключения, представлении на экспертизу не того вещества, которое было изъято у Р привел в приговоре причины несоответствия указанных в заключениях размеров амфетамина, не влияющего на оценку допустимости и достоверности заключения экспертизы.

В этой связи Судебная коллегия полагает, что все принятые судом решения по оценке доказательств основаны на законе и материалах дела. Не устраненных существенных противоречий в исследованных судом доказательствах, сомнений в виновности осужденных, требующих истолкования в их пользу, Судебной коллегией по делу не установлено.

Вопреки доводам кассационных жалоб Ракислова, Мельникова, защитника Тесленко, совокупность положенных в основу приговора доказательств является достаточной для признания их виновными в умышленном совершении тех преступлений, за которые они осуждены, и полностью опровергает их утверждения о том, что Мельников не осознавал свое участие в преступной деятельности, а также о недоказанности в действиях осужденных признаков организованной преступной группы.

На основании анализа и оценки совокупности имеющихся доказательств судом сделан обоснованный и мотивированный вывод об устойчивости преступной группы осужденных, заранее объединившихся на длительное время для сбыта наркотических средств в значительных объемах, о чем свидетельствуют: наличие в группе лиц, выполнявших руководящие функции; определенное распределение технических ролей между другими участниками группы (водители, «операторы», «закладчики»); соблюдение правил безопасности и конспирации при общении между членами группы; использование единых схем приобретения, поставки и сбыта героина; 15 наличие у участников цели получения доходов от незаконного распространения наркотических средств.

При этом суд пришел к правильному выводу о том, что, вместе с тем, деятельность преступной группы не достигла той степени организации и сплоченности, которая присуща преступному сообществу (преступной организации) исходя из признаков, предусмотренных ч. 4 ст. 35 УК РФ.

На основании совокупной оценки доказательств, представленных государственным обвинителем в обоснование указанной части обвинения, суд установил, что данные доказательства не подтверждают структурированность организованной преступной группы, наличие в ней самостоятельных, функционально и территориально обособленных, подразделений и организационно-управленческих структур; строго определенного иерархического порядка построения группы; особого порядка подбора ее членов и их ответственности перед группой; жесткой дисциплины, запрета на выход из состава преступной группы и комплекса принимаемых к этому мер; общей материально-финансовой базы; суду не предоставлено доказательств того, что финансовые средства, полученные от совершения преступлений, направлялись на обеспечение функционирования всей преступной группы.

Отвечая на аналогичные приведенным в кассационном представлении доводы государственных обвинителей о преюдициальном значении для настоящего дела ранее вынесенных в отношении Еженкова Г. и Петрова в особом порядке приговоров, в соответствии с которыми они были осуждены, в том числе, за организацию преступного сообщества (Еженков Г.) и за участие в преступном сообществе (Петров), суд обоснованно указал на то, что ст. 90 УПК РФ, закрепляя преюдициальное значение приговора суда в части устанавливаемых им фактических обстоятельств, допускает преюдицию только при условии, что установленные ранее вынесенным приговором обстоятельства не вызывают у суда сомнений, и, следовательно, не предполагает обязанность суда признавать без дополнительной проверки те или иные обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением; в противном случае оставалось бы нереализованным право каждого на защиту по уголовному делу.

Приговоры в отношении Еженкова Г. и Петрова были постановлены в порядке главы 40-1 УПК РФ, при котором не проводятся исследование и оценка доказательств вины подсудимых, собранных по делу, а исследуются лишь соблюдение всех условий и выполнение всех обязательств, предусмотренных заключенным досудебным соглашением о сотрудничестве.

Правовая оценка действиям Еженкова Г. и Петрова была дана судом, рассматривавшим дело, в соответствии с предъявленным им обвинением, с которым они согласились полностью. По настоящему же делу представленные органом предварительного следствия доказательства были 16 предметом исследования в условиях состязательности сторон, оценив которые, суд не усмотрел признаков преступного сообщества в действиях подсудимых.

Судебная коллегия не находит оснований не согласиться с указанными выводами суда первой инстанции и принятыми им решениями по оценке доказательств, касающихся обвинения подсудимых по ст. 210 УК РФ.

В этой связи доводы кассационного представления о доказанности всех признаков преступного сообщества и незаконности оправдания осужденных по ст. 210 УК РФ нельзя признать основанными на законе и материалах дела.

Квалификация действий осужденных по всем преступлениям, в которых они признаны виновными, является правильной, основанной на исследованных в судебном заседании доказательствах и установленных судом фактических обстоятельствах дела, а доводы осужденного Ракислова о наличии в его действиях признаков посредничества в едином продолжаемом преступлении, и доводы защитника Тесленко об отсутствии в действиях Мельникова признаков приготовления к преступлению и его совершения группой лиц по предварительному сговору, противоречат материалам дела.

Действия осужденных Кузьмина, Еженкова, Ракислова, Коваленко, Моховиковой, Мельникова правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 228-1 УК РФ в редакции Федерального закона от 27.07.2009 г. № 215-ФЗ, а действия Крылова - по ч. 2 ст. 228-1 УК РФ в редакции Федерального закона от 27.12.2009 № 377-ФЗ, поскольку последующими Федеральными законами в данную статью не вносилось изменений, улучшающих их правовое положение.

В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства. Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов государственным обвинителям, либо подсудимым и их защитникам, в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Наказание всем осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных о личности виновных, в том числе признанных судом и перечисленных в приговоре отягчающего (у Крылова) и смягчающих наказание обстоятельств, 17 и сведений, указанных осужденными и защитниками в кассационных жалобах.

Данное наказание полностью отвечает требованиям ст. 6, 60, 69 УК РФ, а наказание, назначенное Коваленко, - также требованиям ст. 70 УК РФ, Ракислову (за преступление от 18.02.2010), Моховиковой - ч. 1 ст. 62 УК РФ, Мельникову - ст. 64 УК РФ, Крылову - ч. 2 ст. 68 УК РФ, и потому оно является справедливым, а доводы осужденных Еженкова, Коваленко, Ракислова, Моховиковой, Мельникова, защитника Ефимова о его чрезмерной суровости, необоснованном непринятии судом во внимание смягчающих обстоятельств и положительных сведений о личностях осужденных, необоснованном неприменении положений ст. 64, 73 УК РФ - не соответствующими закону и материалам дела.

Судебная коллегия также не находит оснований для применения к наказанию осужденных положений ст. 64, 73 УК РФ.

Доводы кассационных жалоб об активном способствовании Еженковым, Коваленко раскрытию и расследованию преступлений нельзя признать заслуживающими внимания, так как, исходя из материалов предварительного следствия, их содействие ограничивалось в основном лишь признанием своей вины и дачей показаний об обстоятельствах преступлений, совершенных как ими самими, так и их соучастниками, и поэтому не может быть расценено как активное, в связи с чем суд обоснованно не признал данные обстоятельства смягчающими и не назначил Ежен ко ву и Коваленко наказание с применением ст. 62 УК РФ. В то же время суд учел в качестве смягчающих обстоятельств признание ими вины и раскаяние в содеянном.

Вопреки доводам кассационных жалоб Еженкова и его защитника Ефимова: заключение досудебного соглашения с обвиняемым, согласно ст. 317-2 УПК РФ, является правом, а не обязанностью прокурора, поэтому отказ прокурора от удовлетворения ходатайства Еженкова от заключения такого соглашения, даже при фактическом выполнении обвиняемым действий, перечисленных в ходатайстве, не влечет назначение судом наказания по правилам ч. 2 ст. 62 УК РФ; в ходе судебного разбирательства установлено, что принадлежащий Еженкову автомобиль « » 1995 г. выпуска непосредственно использовался членами организованной группы в процессе совершения действий, связанных с незаконным оборотом наркотических средств для достижения преступного результата, направленного на сбыт наркотиков, т.е. образующих объективную сторону преступления, в частности, для расфасовки и доставки наркотических средств в тайники, для последующего их сбыта, таким образом, при установленных обстоятельствах указанное транспортное средство являлось средством (орудием) для совершения 18 преступлений, и в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ и п. «г» ч. 1 ст. 104- 1 УК РФ подлежит конфискации.

Доводы Коваленко о необходимости зачета в срок наказания времени отбывания им наказания по предыдущему приговору с 30.09.10 по 01.02.2011 не основаны на положениях ст. 70, 72 УК РФ, согласно которым при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда, и не предусмотрен зачет в срок окончательного наказания отбытой части наказания по предыдущему приговору.

Вместе с тем, доводы осужденного Ракислова о необоснованном взыскании с него всей суммы процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвокатов по назначению на предварительном следствии и в судебном разбирательстве, подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно п. 5 ч. 2 ст. 131 УПК РФ, к процессуальным издержкам относятся, в числе других расходов, суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению. В соответствии с ч. 1 ст. 132 УПК РФ, процессуальные издержки могут быть взысканы только с осужденных. В случае реабилитации лица процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета (часть 5 ст. 132 УПК РФ).

Как видно из приговора, Ракислов обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ, трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, одного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, двух преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, двух преступлений, предусмотренных пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ.

Назначенные по делу адвокаты осуществляли его защиту на предварительном следствии и в ходе судебного разбирательства от всего указанного обвинения, за что органами предварительного следствия и судом им выплачено из средств федерального бюджета руб.

Судом он признан невиновным и оправдан на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления: по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ; ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (преступление от 30.10.2009); ч. 3 ст. 30, п. «а» ч.

3 ст. 228-1 УК РФ (преступление от 08.12.2009); ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (преступление от 11.12.2009), за ним признано право на реабилитацию. Однако суд, несмотря на реабилитацию Ракислова в части предъявленного обвинения, по которой он является оправданным, а не 19 осужденным, без учета данного обстоятельства и в нарушение требований вышеуказанных норм уголовно-процессуального закона взыскал с него всю сумму процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвокатов по назначению.

Аналогичное нарушение допущено судом и в отношении осужденных Кузьмина и Моховиковой: несмотря на то, что в части предъявленного обвинения по ст. 210 УК РФ они являются оправданными, суд взыскал с них всю сумму процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвокатов по назначению на предварительном следствии и в судебном разбирательстве.

В целях устранения допущенных нарушений закона, и учитывая, что определение суммы процессуальных издержек, подлежащих взысканию с осужденных, требует оценки судом первой инстанции объема труда адвокатов по осуществлению защиты осужденных в той части обвинения, в которой оно нашло свое подтверждение в обвинительном приговоре, Судебная коллегия находит необходимым отменить приговор в указанной части и направить дело на рассмотрение порядке исполнения приговора.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Новгородского областного суда от 21 мая 2012 года в отношении Кузьмина И А Ракислова Д В Моховиковой Л А в части взыскания с них процессуальных издержек за оказание юридической помощи отменить и дело в этой части направить на рассмотрение в порядке главы 47 УПК РФ в тот же суд в ином составе судей.

В остальном приговор в отношении Кузьмина, Ракислова, Моховиковой, и тот же приговор в отношении Еженкова В В Коваленко С А Крылова Д А Мельникова Р В оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Кокоева А.С. и кассационные жалобы осужденных Еженкова В.В., Ракислова Д.В., Коваленко СА., Моховиковой Л.А., Мельникова Р.В., защитников Ефимова О.Г., Довгенко В.И., Крыловой Т.В., Тесленко Н.Г. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 84-О12-16

УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УПК РФ Статья 81. Вещественные доказательства
УПК РФ Статья 90. Преюдиция
УПК РФ Статья 131. Процессуальные издержки
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 68. Назначение наказания при рецидиве преступлений
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх