Дело № 85-О09-35

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 декабря 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 85-О09-35

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 24 декабря 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Борисова В.П.,
судей Пейсиковой Е.В. и Ламинцевой С.А.
при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании 24 декабря 2009 г. кассационные жалобы осужденных Моряхина Ю.А. и Тимошина О.В. на приговор Калужского областного суда от 14 октября 2009 г., которым Моряхин Ю А , , осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Тимошин О В осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу потерпевшей С .

возмещение морального вреда с осужденного Тимошина О.В. - руб., с Моряхина Ю.А. - . руб.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., выступления осужденных Тимошина О.В. и Моряхина Ю.А., адвоката Бицаева В.М. в защиту Тимошина О.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Телешевой- Курицкой Н.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

осужденные Тимошин О.В. и Моряхин Ю.А. признаны виновными в убийстве К , совершенном группой лиц.

Преступление совершено в ночь со 2 на 3 мая 2009 г.

при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Моряхин Ю.А. свою вину в убийстве не признал, осужденный Тимошин О.В. виновным себя признал частично.

В кассационных жалобах: - осужденный Моряхин Ю.А. оспаривает постановленный приговор, утверждая при этом, что на предварительном следствии он находился в состоянии шока, ему было все равно что подписывать, а адвокат в исходе дела заинтересован не был; - осужденный Тимошин О.В. также оспаривает приговор, утверждая при этом, что назначенное ему наказание является чрезмерно суровым, при этом ссылается на то, что государственный обвинитель в прениях просил о менее строгом наказании, чем назначил суд. Осужденный указывает, что с самого начала он частично признавал свою вину, собственноручно написал явку с повинной, имеет заболевания, ранее не судим. Данные обстоятельства судом не учтены при назначении наказания. Полагает, что показания Моряхина, данные на предварительном следствии, являются недопустимыми доказательствами, поскольку Моряхин страдает психическими расстройствами, а выводы суда о вменяемости Моряхина не соответствуют психолого-психиатрической экспертизе. Осужденный полагает, что показания свидетеля З . являются необъективными, поскольку данный свидетель в силу инвалидности по зрению не мог его опознать. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, либо изменить приговор, переквалифицировать его действия на ч. 4 ст. 111 УК РФ и смягчить наказание.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденных, судебная коллегия находит постановленный приговор законным и обоснованным, а выводы суда о виновности Тимошина О.В. и Моряхина Ю.А. в совершении инкриминируемого им преступления основанным на совокупности доказательств, исследованных надлежащим образом в судебном заседании.

Вина осужденных в убийстве К ., совершенном группой лиц, установлена показаниями Моряхина Ю.А., данными на предварительном следствии им в качестве подозреваемого и оглашенными в судебном заседании, о том, как во время совместного распития спиртного Тимошин и К поссорились, К , взяв со стола кухонный нож, держал его под столом, ничем не угрожая Тимошину. Тимошин, ударив несколько раз руками К по лицу, схватил бейсбольную биту и нанес ею К несколько ударов по голове, отчего К упал на пол, после этого он (Моряхин), взяв у Тимошина биту, один раз ударил К в область головы и затылка, после чего пошел спать, а утром обнаружил, что К мертв.

Данные показания Моряхин давал после разъяснения ему прав, предусмотренных ст. 46 УПК РФ, ст. 51 Конституции Российской Федерации, в присутствии защитника - адвоката Зюзиной В.А., в условиях, исключающих принуждение, протокол допроса был им лично прочитан, замечаний к протоколу от него и адвоката не поступало.

Таким образом, вышеуказанные показания Моряхина обоснованно были признаны судом достоверными, а доводы Моряхина и Тимошина, указанные в их кассационных жалобах, относительно недопустимости данных показаний, являются несостоятельными.

Согласно собственноручно изложенной явке Тимошина с повинной он в квартире Моряхина нанес «узбеку» (К ) несколько ударов битой в голову, от чего тот упал и больше не вставал. Данные сведения согласуются с его показаниями о нанесении им битой многочисленных ударов К , которые он подтвердил в ходе проверки его показаний на месте, где подробно рассказал об обстоятельствах совершения им убийства К в ночь со 2 на 3 мая 2009 г.

Суд дал обоснованную оценку показаниям Тимошина относительно того, что убийство К он совершил в одиночку, а также показаниям Моряхина, в дальнейшем отрицавшего свою причастность к убийству, признав в этой части их неправдивыми и недостоверными, поскольку данные показания являются противоречивыми и непоследовательными и опровергаются всей совокупностью доказательств, полно и всесторонне исследованных в судебном заседании.

Показания Тимошина суд признал достоверными в той мере, в какой они не опровергаются доказательствами по делу, и рассмотрел их в качестве одного из доказательств вины подсудимого.

Кроме того, выводы суда о виновности Моряхина и Тимошина в убийстве потерпевшего К подтверждаются показаниями свидетеля З согласно которым Моряхин подошел к нему с незнакомым парнем и попросил его за . руб. помочь вывезти на телеге труп из его квартиры и сбросить его в реку, а на заданный вопрос: «Что за труп?» ответил, что «они с парнем спьяну забили битой мужика».

Доводы Тимошина, указанные в его кассационной жалобе о необъективности показаний свидетеля З ввиду его плохого зрения, не могут быть признаны обоснованными, поскольку данный свидетель хорошо был знаком с Моряхиным, а его показания подтверждаются аналогичными показаниями свидетелей А и З - жены и брата З . - относительно просьбы Моряхина вывезти труп мужчины, которого «они с парнем забили битой».

Вышеуказанные сведения согласуются с показаниями свидетелей А . и К - работников милиции, согласно которым по сообщению З квартира Моряхина была осмотрена следственно- оперативной группой, в ходе осмотра был обнаружен окровавленный труп К а Моряхин был задержан и доставлен в РОВД; протоколом осмотра места происшествия - квартиры Моряхина, в ходе которого в помещении кухни обнаружен труп К со множественными повреждениями в области головы, обнаружены множественные следы похожего на кровь вещества бурого цвета в виде пятен и брызг, обнаружена и изъята бейсбольная бита с наложениями вещества бурого цвета, нож; с актом биологической судебной экспертизы, согласно выводам которой на шортах Тимошина, в смывах с его правой кисти и с левого коленного сустава, в подногтевом содержимом с его обеих рук, а также на спортивной кофте, спортивных брюках, кроссовках Моряхина, в смыве с его правой кисти, на изъятых с места происшествия бейсбольной бите и ноже обнаружена кровь, происхождение которой от потерпевшего К не исключается; с актом медико-криминалистической экспертизы, согласно которой на кроссовках Моряхина имеется множество пятен в виде брызг, которые образовались при падении крови на кроссовки с небольшого расстояния (до 0,5 - 1,0 м), не исключается вероятность образования брызг на кроссовках, следов крови на спортивных штанах и спортивной кофте Моряхина при обстоятельствах, указанных Моряхиным в своих признательных показаниях на допросе 6 мая 2009 г.; с актами судебно- медицинских экспертиз, согласно выводам которых у Моряхина обнаружены повреждения в области кистей рук, а у Тимошина - ссадины в области локтя, правой кисти, коленного сустава; с другими доказательствами, имеющимися в материалах дела.

Согласно акту комплексной судебно-медицинской экспертизы трупа причиной смерти К явилась открытая черепно-мозговая травма в виде многооскольчатого вдавленного перелома свода и основания черепа, сопровождавшаяся тяжелым ушибом головного мозга. При экспертизе трупа установлено, что в область головы К было нанесено не менее 20 ударов тупым твердым предметом цилиндрической формы.

Как следует из показаний М производившего судебно- медицинскую экспертизу трупа К и допрошенного в суде в качестве эксперта, смерть К наступила не от отдельных повреждений головы, а от совокупности всех причиненных потерпевшему повреждений, которые в своей совокупности привели к перелому свода и основания черепа.

Об умысле на убийство потерпевшего К свидетельствует вся совокупность обстоятельств содеянного, в том числе способ совершения преступления, орудие - бейсбольная бита, количество и локализация телесных повреждений - нанесение многочисленных, не менее 20-ти ударов в область головы потерпевшего, а также последующее поведение виновных, связанное с попыткой сокрытия трупа потерпевшего.

Доводы адвоката Бицаева В.М., заявленные в суде кассационной инстанции, относительно того, что суд не проверил данные о психическом состоянии Моряхина и противоправности поведения потерпевшего, выраженного в угрозе Тимошину ножом, являются необоснованными.

Как следует из заключения комплексной психиатрической судебной экспертизы, Моряхин хроническим психическим расстройством либо слабоумием не страдает, у него имеется органическое поражение головного мозга сложного генеза. Однако сохранность критических способностей и интеллектуальных функций позволили Моряхину в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими при совершении инкриминируемого ему деяния.

Судебно-психиатрическая экспертиза проведена в соответствии с требованиями закона, компетентными лицами, выводы экспертов сомнений у суда не вызвали.

Что касается оценки поведения потерпевшего К , то суд, анализируя показания Моряхина и Тимошина об обстоятельствах, связанных с убийством потерпевшего, указав на их непоследовательность и наличие существенных противоречий, не установил противоправности в поведении потерпевшего.

Из акта судебно-психиатрической экспертизы в отношении Тимошина следует, что он хроническим либо временным психическим расстройством не страдает и не страдал при совершении деяния, вменяемого ему в вину, по своему психическому состоянию мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими при совершении инкриминируемого ему деяния.

Таким образом, суд обоснованно признал Моряхина и Тимошина вменяемыми.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, оценив имеющиеся противоречия, проверив все версии в защиту осужденных и правильно отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу о достаточности доказательств для разрешения дела и дал содеянному Моряхиным и Тимошиным правильную юридическую оценку.

Квалификация действий осужденных по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное группой лиц, является верной. Оснований для переквалификации действий на менее тяжкое преступление, как об этом указывается в кассационной жалобе Тимошина, не имеется.

От услуг адвоката Зюзиной В.А. по защите своих прав Моряхин не отказывался, соответствующих заявлений и ходатайств о назначении другого защитника органам следствия и суду не подавал. Таким образом, доводы Моряхина о нарушении его прав на защиту являются необоснованными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено.

Наказание осужденным Моряхину и Тимошину назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности виновных, наличия смягчающих наказание обстоятельств, в том числе тех, на которые указывается в кассационной жалобе осужденного Тимошина.

Так, признательные показания Моряхина, данные им на предварительном следствии в качестве подозреваемого, явка Тимошина с повинной и его признательные показания учтены судом в качестве смягчающих наказание обстоятельств. Кроме того, суд при назначении наказания принял во внимание особенности состояния психического здоровья Моряхина и состояние здоровья Тимошина, наличие у Моряхина несовершеннолетней дочери, отсутствие судимости у осужденных.

Назначенное осужденным наказание является справедливым, оснований для его смягчения не имеется.

Размер гражданского иска, взысканного с осужденных, в пользу потерпевшей С в приговоре обоснован в полной мере.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Калужского областного суда от 14 октября 2009 г. в отношении Моряхина Ю А и Тимошина О В оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 85-О09-35

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх