Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 86-АПУ14-11

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 июля 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 86-АПУ14-11

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 2 июля 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоСкрябина К.Е.
судейИстоминой Г.Н. и Безуглого Н.П.
при секретареВершило А.Н.

с участием государственного обвинителя - старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Кривоноговой Е.А., осужденного Симина Г.К., оправданного Чижова В.Ю. и их защитников адвокатов Рэмова А.В., Лачина А.А., Киракосяна А.А. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Зайцева Н.Г. и апелляционную жалобу защитников осужденного адвокатов Рэмова А.В. и Лачина А.А. на приговор Владимирского областного суда от 31 марта 2014 года, которым Симин Г К ранее не судимый, осужден по ч.З ст.ЗЗ, ч.З ст.30, ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. ФЗ от 7 марта2011 года № 26-ФЗ) к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Оправдан по п. «г» ч.4 ст.290, ч.З ст.ЗО п. «г» ч.4 ст. 290 УК РФ за отсутствием событий преступлений по п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ.

Чижов В Ю ранее не судимый оправдан по ч.5 ст.ЗЗ, п. «г» ст.290 УК РФ, ч.5 ст.ЗЗ, ч.З ст.ЗО, п. «г» ч.4 ст.290 УК РФ за отсутствием событий преступлений по п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ.

Срок наказания в виде лишения свободы Симину Г.К. исчислен с момента провозглашения приговора, то есть с 31 марта 2014 года, с зачетом в срок отбывания наказания время содержания под стражей в период с 30 декабря 2010 года по 5 декабря 2013 года включительно.

Симин Г.К. осужден за организацию покушения на мошенничество в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Органами предварительного следствия Симин обвинялся в получении через посредника взятки в виде квартиры и покушении на получение через посредника взятки в виде квартиры за совершение в пользу ООО « » действий, входящих в его служебные полномочия, а Чижов обвинялся в оказании пособничества Симину в совершении указанных преступлений.

Суд пришел к выводу о недоказанности событий преступлений, в связи с чем постановил оправдательный приговор.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., выступление прокурора Кривоноговой ЕА. , поддержавшей доводы апелляционного представления об отмене приговора в части оправдания Симина Г.К. и Чижова В.Ю., выступления осужденного Симина Г.К. и его защитников адвокатов Рэмова А.В. и Лачина А.А., поддержавших доводы жалобы об изменении приговора и возражавших против удовлетворения апелляционного представления, оправданного Чижова В.Ю. и его защитника адвоката Киракосяна А.А., возражавших против удовлетворения апелляционного представления, Судебная коллегия

установила:

В апелляционном представлении государственного обвинителя Зайцева Н.Г. ставится вопрос об отмене приговора в отношении Чижова В.Ю. и Симина Г.К. в части его оправдания по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «г» ч.4 ст.290, ч.З ст.ЗО п. «г» ч.4 ст. 290 УК РФ.

По доводам представления выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, виновность Симина и Чижова в совершении инкриминируемых им преступлений, подтверждена совокупностью исследованных в суде доказательств.

Считает необоснованным вывод суда о недостоверности показаний свидетеля К последовательными показаниями которого в судебном заседании и на предварительном следствии установлены обстоятельства совершения Симиным и Чижовым преступных деяний, (л.д. 464-577 протокола судебного заседания, т. 11 л.д. 11-15).

По мнению автора представления, суд дал неправильную оценку показаниям К а также показаний свидетелей Ф С Н Т К Г ., П К В Ш заключению судебно-бухгалтерской экспертизы № 1 и иным документам, в том числе, приходным и расходным ордерам, документам на продажу квартир от фирмы ООО « ».

Позиция суда опровергается и теми обстоятельствами, что документы на квартиры, изъятые как в ходе обыска в фирме « », так и в кабинете Чижова, не признаны судом недопустимыми.

Все следственные действия по процессуальному оформлению письменных доказательств, в том числе бухгалтерских, судом не признаны не соответствующими нормам Уголовно-процессуального законодательства РФ.

Письменные документы исследовались с участием К и вопросов у сторон, а также у суда по их ненадлежащему оформлению и составлению соответствующих копий бухгалтерских документов, не возникло. К пояснил суду, почему бухгалтерские документы в материалах дела в копиях, поскольку подлинники, после их изъятия и изучения экспертом М следователем СК СУ области П были направлены в налоговую инспекцию в связи с расследованием фактов уклонения ООО « » от уплаты налогов. Это объясняет ситуацию, что данные документы не могли быть представлены суду в подлинниках, на что суд указал в оправдательном приговоре. Вопрос о признании этих доказательств недопустимыми ни стороной защиты, ни судом не ставился. ( т. 15 л.д.4-8, 35- 42) Противоправным действиям К также дана юридическая оценка следственным комитетом В области, которым в возбуждении уголовного дела в отношении К как взяткодателя, обоснованно отказано, данное постановление не признано незаконным, (т. 17л.д. 154- 156) Имеющиеся в материалах уголовного дела приходные и расходные кассовые ордера, кассовый чек подтверждают показания К о том, что он в ходе строительства внес в кассу ООО « » за кв. д. по г. рублей, и то, что 09.03.2010 Р документально был оформлен возврат денежных средств в сумме рублей, а фактически данные денежные средства Р Р не выдавались, и он денежных средств не вносил. Свидетель данные обстоятельства подтвердил^ л.д. 1435-1455 протокола судебного заседания) з Полагает, что представление Чижовым расписки о получении от него Р денежных средств в сумме рублей за продажу квартиры, датированной 04.09.2010, а фактически выполненной согласно заключению эксперта не ранее декабря 2010 года, то есть после возбуждения уголовного дела, преследует цель избежать уголовной ответственности за пособничество Симину в получении взятки, (т. 12 л.д. 188-194).

Факт того, что после возбуждения уголовного дела в отношении Симина у Чижова на столе были обнаружены документы, связанные со строительством многоэтажного жилого дома, расположенного по адресу: г.

, ул. д. , кв. , свидетельствует о том, что Чижов является приближенным к Симину человеком и содействовал ему в получении взятки.

Сопоставляя показания К с показаниями У и Б по эпизоду о покушении на мошенничество, отмечает, что Симин называл денежные средства которые намеревался получить и в ходе мошенничества и в качестве взятки «рыбий жир», что свидетельствует о способе завуалирования (шифрования) своих преступных действий по незаконному завладению денежными средствами, о чем указано в обвинительной части приговора суда.

Анализируя показания свидетеля Х Чижова автор представления подвергает сомнению тот факт, что Х намеревался приобрести квартиру в г. в неизвестном ему месте и на неизвестных условиях, о чем он сам указывает в своих показаниях, (т. 11 л.д. 54-58,67-70).

Надуманными, противоречащими собранным и исследованным материалам уголовного дела являются и показания свидетеля Р которые даны с целью помочь избежать уголовной ответственности Симину и Чижову.

Утверждение Р об осмотре приобретаемой им квартиры, опровергается сотрудниками строительной организации о том, что ключи были у прораба В ответственного за их выдачу.

Со ссылкой на показания К , С и выводы судебно- бухгалтерской экспертизы автор представления отмечает, что фактически денежные средства Р из кассы не выдавались и в кассу ООО « » не поступали, данная операция была оформлена лишь документально.

В этой связи считает неправильной данную судом оценку позиции бухгалтера П , которой не опровергается утверждение К о даче им взяток Симину. Представленный П реестр движения денежных средств по кассе не является официальным документом, выполнен на листах формата А-4 и не содержит реквизиты и подписи должностных лиц, что было доведено до суда стороной обвинения.

Показания Симина, о том, что К его оговаривает его, показания Р Чижова о передаче ему доверенности от 26.08.2010, о том, что Р ВНОСИЛ в кассу ООО « » деньги за квартиру, о том, что он (Чижов) В свободное от работы время занимался юридической практикой, считает неправильными, приводя при этом свой анализ доказательств.

Исходя из этого, считает необоснованным, подлежащим отмене приговор в части оправдания Симина и Чижова.

В возражении на апелляционное представление государственного обвинителя Зайцева Н.Г. адвокат Киракосян А.А. в защиту интересов оправданного Чижова В.Ю., адвокаты Ремов А.В. и Лачин А.А. в защиту Симина Г.К., выражая свое несогласие с доводами апелляционного представления, просят приговор в отношении Чижова В.Ю. и Симина Г.К. в части их оправдания оставить без изменения, апелляционное представление - без удовлетворения.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат Рэмов А.В. и Лачин А.А. просят приговор в отношении их подзащитного Симина Г.К. изменить, квалифицировать деяния Симина Г.К. по ч.5 ст.ЗЗ, ч.З ст.ЗО, ч.4 ст. 159 УК РФ и смягчить, назначенное ему наказание, с учетом смягчающих обстоятельств, отсутствия отягчающих обстоятельств и длительного срока содержания под стражей осужденного в условиях СИЗО.

В частности обоснование этого указывают, что вывод суда о том, что Симин Г.К. выступая в качестве организатора преступления не подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, а именно, то, что практика принятия решений Советом народных депутатов района по вопросам изменения вида разрешённого использования земельных участков широко известна, и согласно ей принимаются в основном положительные решения. В связи с данными обстоятельствами, у ранее осужденных У и Б равно как и у потерпевших К и С отсутствовала необходимость обращения к Симину Г.К. за содействием в решении земельного вопроса. Кроме, того как установлено приговором, Симин Г.К. на непосредственную просьбу потерпевших оказать им содействие в решении земельного вопроса ответил отказом, пояснив, что не имеет на это полномочий и не может повлиять на решение депутатов СНД района.

Суд, вопреки требованиям ч. 3 ст. 14 УПК, при наличии существенных противоречий в показаниях свидетеля У не устраненных в ходе судебного заседания и имеющих существенное значение для выводов суда о роли Симина Г.К. как организатора преступления, принял доказательства, значительно увеличивающие роль и степень участия Симина в совершенном преступлении, и необоснованно отверг доказательства, свидетельствующие о менее активной роли и степени участия Симина Г.К. в совершенном преступлении.

В жалобе обращается внимание на наличие противоречий в выводах суда, которые повлияли, на правильность применения уголовного закона и на определение меры наказания.

Полагают, что вывод суда о том, что преступление в отношении потерпевших К и С организовано и спланировано Симиным Г.К. в период с 1 по 8 декабря 2010 года, противоречит выводу о том, что до указанного времени, потерпевшие встретились с У и Б которые еще в августе 2010 года предлагали им за денежное вознаграждение обеспечить принятие депутатами нужного решения, и на этой встрече У и Б побуждаемые корыстными мотивами, согласились оказать необходимую помощь при условии, что К и С передадут им для решения указанного вопроса денежные средства.

Позиция Симина Г.К. о том, что идея совершить мошенничество в отношении К и С принадлежала Р и У , который вовлек его в преступление, которое фактически уже совершалось, подтверждается совокупностью исследованных доказательств.

Обращают внимание также на то, что суд в обоснование роли Симина Г.К. как организатора преступления положил недопустимые доказательства, каковыми являются показания У данные в качестве обвиняемого от 17 января 2011 года (т. 8 л.д. 187-236) и аналогичные показания Б от 18 апреля 2011 года (т. 7 л.д. 231-239), полученные с нарушением требований статей 173, 189, 190 УПК РФ.

Авторы жалобы считают неправильной квалификацию действий Симина Г.К. как организатора преступления по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Позиция Симина Г.К. в судебном заседании о том, что организатором преступления он не являлся, а лишь разрешил обратившемуся к нему своему знакомому У воспользоваться его именем при совершении тем мошенничества и пообещал У подтвердить потерпевшим, что тот занимается решением их вопроса от его (Симина Г.К.) имени, надеясь при этом на получение денежного вознаграждения, не опровергнута исследованными в судебном заседании доказательствами.

Действия Симина Г.К., по мнению стороны защиты, надлежало квалифицировать ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, как пособничество при покушении на совершение мошенничества.

С учетом менее активного характера преступных действий Симина и незначительной степени его фактического участия в совершенном преступлении полагают, что назначенное ему наказание является несправедливым.

В возражениях на апелляционную жалобу и дополнения к ней адвокатов Рэмова А.В. и Лачина А.А. государственный обвинитель просит приговор по доводам апелляционной жалобы оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, возражения на них, а также доводы апелляционной жалобы с дополнениями и возражениями на них, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Симина в организации покушения на мошенничество правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

В апелляционной жалобе не оспаривается причастность осужденного в покушению на получение у потерпевших денежных средств путем мошенничества.

Доводы жалобы о том, что судом неправильно установлена роль Симина в покушении на мошенничество как организатора преступления, в то время как он являлся пособником, не основаны на материалах дела и опровергаются показаниями потерпевших К и С , свидетелей У и Б , подробное содержание и анализ которых приведены в приговоре.

Сопоставив показания свидетелей У и Б с показаниями потерпевших К и С , суд обоснованно признал достоверными показания У о том, что встретившись с Симиным в период с 1 по 8 декабря 2010 года он сообщил ему, что московские предприниматели К и С готовы заплатить за нужное им решение СНД вопроса об изменении вида разрешенного использования земельных участков, что именно Симин Г.К. предложил потребовать с потерпевших якобы за выполненную работу плату в размере долларов США за гектар земли, определил размер причитающей ему доли - долларов США, а по долларов США должны были получить он и Б , дал им поручение встречаться с потерпевшими, требуя у них по обманным предлогом денежные средства, которые необходимо было получить до решения СНД, что, встретившись с К и С 8 декабря 2010 года они назвали им сумму в долларов США за гектар земли, которые необходимо полностью передать им до решения СНД по их земельному участку, а в ходе встречи с потерпевшими 9 декабря 2010 года те согласились передать им долларов США, а на встрече в ночь с 22 на 23 декабря 2010 года они договорились о том, что для обеспечения гарантии передачи денег, платеж будет разбит на две части, первая из которых должна быть передана утром 24 декабря 2010 года, а вторая - непосредственно перед заседанием СНД, о чем сообщили Симину около 12 часов 23 декабря 2010 года, в тот же день в ходе встречи в 16 часов 30 минут, Симин сказал ему, что нужно как можно быстрее получить деньги от К и С , а примерно в 23 часа Симин велел ем у передать потерпевшим, чтобы те как можно быстрее убеждали главу района направить представление в СНД.

Эти показания У о характере действий Симина, о сумме, которую они намеревались получить у потерпевших, о размере доли каждого соучастника полностью соответствуют показаниям свидетеля Б Показания У об обстоятельствах встреч с потерпевшими, о том, что подлежащая передаче ими сумма за положительное решение вопроса по их земельному участку была определена 8 декабря 2010 года, исходя из 6 тысяч долларов США за гектар земли, соответствуют и показаниям потерпевших К и С из которых следует, что вначале они обратились к Симину с просьбой оказать содействие в изменении вида разрешенного пользования земельного участка, который отказал им, а затем пригласил в кабинет Р который посоветовал им обратиться по этому вопросу к директору ООО « Р и Симин подтвердил это, впоследствии Р познакомила их с Б , а тот - с У который представился им другом Симина и сообщил, что может оказать содействие в получении ими нужного решения по земельному вопросу и назвал им вначале сумму в тысяч долларов США за гектар земли; в ходе встречи 1 декабря 2010 года они предложили сумму в долларов США за гектар земли, на что У сказал, что прежде чем дать ответ они должны посоветоваться со старшими товарищами, как они поняли с Симиным, после чего, встретившись 8 декабря 2010 года ими была согласована подлежащая передача сумма, исходя из долларов США за гектар 1 земли; на встрече 9 декабря 2010 года У потребовал от них передать все денежные средства до решения СНД, намекая на то, что это не его решение, из этого разговора они поняли, что это решение Симина, на следующей встрече в ночь с 22 на 23 декабря они договорились о передаче денег в два приема, а 29 декабря 2010 года после состоявшегося решения СНД по их земельному вопросу они в ходе оперативного эксперимента передали У и Б долларов США, после чего те были задержаны сотрудниками ФСБ.

С учетом того, что показания У , данные им в судебном заседании, а также на предварительном следствии начиная с 17 января 2011 года, соответствуют другим доказательствам, суд обоснованно положил их в основу приговора и отверг его показания на первоначальном этапе расследования от 30 декабря 2010 года, 7 января 2011 года и при проверке его показаний на месте 9 января 2011 года, которые противоречат другим доказательствам.

Дана судом оценка и доводам стороны защиты, поддержанным и в апелляционной жалобе о недопустимости показаний У на допросах от 17 января 2011 года, показаний Б от 18 апреля 2011 года.

Вывод суда о допустимости данных доказательств, о том, что оценка содержания показаний свидетелей не входит в компетенцию специалиста, на заключение которого сослалась стороны защиты, надлежаще мотивирован судом в приговоре, оснований не соглашаться с данным выводом Судебная коллегия не находит.

Оценив показания потерпевших, свидетелей У и Б о роли Симина в совершенном преступлении, суд обоснованно пришел к выводу о том, именно Симиным Г.К., которому У в период с 1 по 8 декабря 2010 года сообщил о намерении московских предпринимателей заплатить за нужное им решение СНД об изменении вида разрешенного использования земельного участка, который, хорошо знал, что по таким вопросам депутаты СНД района удовлетворяют представления главы района, принимая нужные заявителям решения, был придуман способ хищения денежных средств у потерпевших путем обмана, то есть под вымышленным предлогом якобы осуществленного с помощью Симина Г.К. воздействия на депутатов СНД района области для вынесения ими нужного потерпевшим решения.

Именно Симиным Г.К. было дано своим соучастникам через У поручение встречаться с потерпевшими, обманывать их, требуя у них денежные средства под вышеуказанным заведомо ложным предлогом и получить эти денежные средства, чтобы затем разделить между соучастниками, что именно Симин Г.К. контролировал процесс совершения преступления, получая об этом от У информацию. Именно он руководил действиями У и Б давая указания, в частности, о получении денег от потерпевших до вынесения депутатами СНД решения. Когда же ввиду отсутствия договоренности относительно места передачи денег потерпевшие в назначенный срок не передали их соучастникам преступления, а решение депутатами уже было вынесено и без какого-либо содействия со стороны Симина Г.К., именно последний потребовал от У встретиться вместе с Б с К и С и получить от них обещанные ими денежные средства в заранее оговоренном размере, долларов США из которых отдать ему (Симину Г.К.). Характер совершенных осужденным действий обоснованно расценен судом как организация мошенничества, которое было пресечено на стадии покушения. О роли Симина как организатора преступления, о чем правильно отмечено в приговоре, свидетельствует и размер денежных средств, полагавшихся Симину Г.К. в случае успешного доведения преступления до конца, который в несколько раз превосходит размер денежных средств, полагавшихся другим соучастникам совершенного преступления - У и Б Приведенными доказательствами, свидетельствующими о том, что только после встречи с Симиным была определена сумма, подлежащая передаче потерпевшими за решение интересующего их земельного вопроса, определены условия передачи, что У и Б не принимали самостоятельных решений в ходе встреч, заявляя о необходимости их согласования со «старшими», опровергаются доводы жалобы о том, что Симин присоединился к действиям У и Б , обещая оказать им содействие в преступлении.

Исследованными судом доказательствами подтверждается наличие у Симина Г.К. и его соучастников единого преступного умысла, направленного на безвозмездное завладение чужими денежными средствами путем обмана, с целью достижения которого ими были распределены роли, при этом Симин Г.К. спланировал совершение преступления, руководил действиями исполнителей, направлял их для достижения общего преступного результата.

При таких данных Судебная коллегия не находит оснований для переквалификации действий осужденного на ч.5 ст.ЗЗ, ч.З ст.ЗО, ч.4 ст. 159 УК РФ.

Наказание за организацию покушения на мошенничество назначено осужденному соразмерно содеянному с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на его исправление и условия жизни его семьи.

Все положительные данные о личности осужденного, смягчающее обстоятельство: наличие на его иждивении малолетних детей, а также длительное содержание его под стражей, на что обращается внимание в жалобе, в полной мере учтены судом.

Оснований для признания назначенного наказания несправедливым и для его снижения Судебная коллегия не находит.

Законным и обоснованным является приговор и в части оправдания Симина по обвинению в получении взятки и покушении на получение взятки, а Чижова по оказанию содействия Симину в совершении указанных преступлений.

Всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам, в том числе показаниям К , а также показаний свидетелей Ф , С Н Т К Г П К В Ш заключению судебно-бухгалтерской экспертизы № 1 и приходным и расходным ордерам, документам на продажу квартир от фирмы ООО « », на которые ссылается автор представления, суд дал в приговоре надлежащую оценку, привел убедительные мотивы, в силу которых одни доказательства им признаны достоверными и положены в основу приговора, а другие - отвергнуты.

Оценив представленные стороной обвинения доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о недоказанности предъявленного Симину обвинения в получении от К взятки в виде двухкомнатной квартиры, за совершение с использованием служебных полномочий, действий в пользу представляемого К юридического лица ООО « », а именно за принятие решения о рекомендации главе района изменить вид разрешенного использования земельного участка, оформление в ускоренном порядке исходной разрешительной документации, необходимой для строительства многоэтажного жилого дома корп. , по ул. г. При этом в судебном заседании не нашли подтверждения ни сам факт получения Симиным при пособничестве Чижова взятки в виде квартиры, ни совершение Симиным каких-либо действий в пользу взяткодателя и представляемого им ООО « ».

Судебная коллегия не может согласиться с доводом апелляционного представления о том, что виновность Симина и Чижова подтверждается последовательными показания свидетеля К которым суд дал неправильную оценку.

Сопоставив показания К с другими доказательствами, суд правильно указал в приговоре на то, что факт разговора К с Симиным Г.К., в ходе которого тот потребовал дать ему взятку объективно никакими другими доказательствами, кроме показаний К не подтвержден.

Сторона обвинения ссылается также на показания свидетеля С , о том, что в 2008 году со слов К ей стало известно о требовании Симина передать взятку.

Однако из пояснений К следует, что он сообщил С . о взятке Симину Г.К. только после увольнения бывшего главного бухгалтера ООО « » П то есть в 2010 году.

К также пояснил, что 9 марта 2010 года он представил С приехавшего вместе с Чижовым в офис Р на которого была оформлена двухкомнатная квартира, являющаяся предметом взятки, в то время как С утверждает, что никогда Р не видела.

Показания К о том, что он вносил в кассу ООО « свои денежные средства за квартиру, предназначавшуюся для Симина, противоречат показаниям свидетеля П являвшейся главным бухгалтером ООО « », из показаний которой следует, что если бы К вносил деньги как оплату за какую-то квартиру, то она как главный бухгалтер предприятия, производивший «свод» всей финансово - хозяйственной деятельности, сдачу отчетности, курировавшая всю финансовую деятельность ООО « », для чего в обязательном порядке отслеживала все бухгалтерские операции, об этих фактах безусловно знала бы либо из бухгалтерских документов, либо от С обязанной ей сообщать эти сведения.

Оснований поставить под сомнение правдивость показаний свидетеля П суд не имел, а довод стороны обвинения, поддержанный и в апелляционном представлении, о том, что П может давать ложные показания, носит предположительный характер и не опровергнут какими- либо доказательствами.

Принимая во внимание противоречия в показаниях свидетелей К и С суд обоснованно поставил под сомнение показания К о том, что он поставил в известность о необходимости дать взятку Симину Г.К. в виде квартиры только кассира предприятия С и периодически передавал ей свои личные средства как оплату за эту квартиру, но в течение двух лет работы не сообщил об этом главному бухгалтеру П несущей материальную ответственность за всю бухгалтерскую деятельность предприятия.

Кроме того, как было установлено в судебном заседании и это обстоятельство не оспаривается стороной обвинения, во всех представленных копиях приходных кассовых ордеров от 27.05.2008 года на рублей, от 30.05.2008 года на рублей, от 02.06.2008 года на рублей, от 16.06.2008 года на рублей, от 27.06.2008 года на рублей, от 14.12.2009 года на рублей, а всего на рублей, имеется подпись от имени С выполненная ею от имени главного бухгалтера.

Однако в тот период времени вплоть до начала 2010 года в ООО « » главным бухгалтером являлась П в обязанность которой входило составление ордеров. С пояснила суду, что она могла расписаться в кассовых ордерах только в отсутствие П с согласия которой она расписывалась ее, а не своей подписью.

Более того суду были представленные не подлинники, а копии кассовых ордеров. По ходатайству стороны защиты судом принимались меры к истребованию подлинников кассовых документов, для чего направлялись запросы как ООО « », так и в следственное управление Следственного комитета РФ по области, где по сообщению государственного обвинителя должны находиться подлинники документов, однако эти документы не были представлены суду.

В связи с тем, что имеющиеся в материалах дела копии приходных кассовых ордеров имя К и на имя Р копия расходного кассового ордера на имя Р не были надлежащим образом заверены: на них отсутствуют должность лица, заверившего копию, его личная подпись, расшифровка подписи и дата заверения, необходимые для заверения копий реквизиты, а при отсутствии подлинников ордеров, не представленных стороной обвинения в период всего судебного разбирательства, суд лишен был возможности проверить как достоверность отраженных в копиях ордеров сведений, так и факт наличия подлинников ордеров, суд обоснованно признал указанные кассовые документы недопустимыми доказательствами, не имеющими юридической силы, то есть не доказывающими факты внесения К в кассу ООО « » своих денежных средств в размере рублей за квартиру.

Подробные убедительные и основанные на законе мотивы принятого решения приведены в приговоре. То обстоятельство, что в ходе судебного разбирательства сторона защиты не ставила вопрос о признании копий ордеров недопустимыми доказательствами, на что обращается внимание в представлении, не лишает суд права принять такое решение при вынесении приговора.

Не представлены стороной обвинения в судебном заседании доказательства и не отражены таковые в представлении, подтверждающие факто совершения Симиным в пользу К либо представляемого им предприятия каких-либо действий.

Никто из допрошенных свидетелей обвинения и защиты не сообщил суду о совершении Симиным Г.К. указанных в обвинительном заключении действий по оказанию им содействия в ускорении принятия кем-либо соответствующего решения или оформления исходной разрешительной документации, рассмотрения заявлений в отношении строительной компании ООО « ».

Довод стороны обвинения о возможности оказания Симиным Г.К. влияния на депутатов СНД или сотрудников администрации в ходе публичных слушаний опровергаются показаниями свидетелей О ., К Ш П В Я Н из показаний которых следует, что Симин Г.К. не давал им указаний содействовать ООО « в процессе согласования разрешительной документации, не обращался с просьбой об ускорении оформления документации, и не просил о каких-то послаблениях в пользу ООО « ».

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что стороной обвинения не доказан обязательный признак объективной стороны взятки, а именно совершение Симина Г.К. с использованием служебного положения действий в пользу взяткодателя.

Не были опровергнуты в судебном заседании и показания Симина Г.К. и Чижова В.Ю. об отсутствии между ними сговора на получение взятки.

Как пояснил суду Чижов, в свободное от работы время он занимался частной юридической практикой, в связи с чем оказывал помощь Р в оформлении документов на покупку им и последующую продажу двухкомнатной квартиры № в доме по ул. переулок г.

Р при этом за данную квартиру внес свои деньги, а после продажи по доверенности Р квартиры денежные средства в размере рублей он передал Р Эти показания Чижова подтвердил в судебном заседании свидетель Р , который пояснил, что купил указанную квартиру для своей матери, а после ее смерти принял решение о продаже квартиры. Помощь в оформлении покупки и продажи квартиры ему оказывал Чижов, который и передал ему рублей, вырученные за продажу квартиры. Показания свидетеля Р об обстоятельствах заключения первоначального договора на покупку квартиры, об оплате стоимости квартиры подробно приведены в приговоре.

Сопоставляя показания свидетеля К С об обстоятельствах оформления квартиры на имя Р с показаниями свидетелей защиты Р и П суд обоснованно отметил наличие в них существенных противоречий.

В частности, показания К о том, что копию паспорта Р для оформления квартиры ему передал юрист администрации Чижов В.Ю., противоречат показаниям Р и П из которых следует, что с целью приобретения квартиры в 2008 году копию Р своего паспорта лично передал П в офисе ООО « в период ее работы главным бухгалтером, а П изготовила предварительный договор с паспортными данными Р Первоначальные показания свидетеля К и С которые в судебном заседании отрицали наличие предварительного Р договора между ООО « » и опровергаются представленным свидетелем Р предварительным договором купли- продажи квартиры № 44/72/08 от 17 июня 2008 года, согласно которому Р ООО « в лице директора К и обязались заключить в будущем договор купли-продажи двухкомнатной квартиры в доме с проектным № по ул. г. площадью 54,3 кв.м. стоимостью рублей.

После исследования данного договора в судебном заседании свидетель К изменил показания и подтвердил достоверность его подписи и печати ООО « в представленном договоре.

Проанализировав показания свидетелей Р и П сопоставив их с показаниями свидетеля Х представленными Р документами о смерти матери, показаниями подсудимых Чижова В.Ю., Симина Г.К., свидетелей К С суд правильно признал достоверными показания Р о том, что он хотел приобрести и за свои собственные средства приобрел у ООО « квартиру № в д.№ находящемуся по ул. г. в чем Чижов В.Ю. в частном порядке оказал ему помощь, о которой Симину Г.К. не было известно.

Факт продажи Чижовым В.Ю. квартиры по доверенности и по просьбе Р подтверждается и показаниями свидетелей обвинения П и СБ., и П Показания свидетеля Ф , которая слышала лишь отдельные фразы Р в разговоре между К и показания свидетеля И о том, что квартиру Р кроме нее мог показать другой прораб, заключение судебно-бухгалтерской экспертизы № 1 от 20.06.2011 года, которым по результатам исследования бухгалтерских документах ООО « », подтверждаются лишь факты записи о проведении кассовых операций, а не их действительное наличие, а также дубликат расписки Р , составленная им по просьбе защитника Чижова после возбуждения уголовного дела, в связи с тем, что подлинник расписки при получении денег он отдал Чижову В.Ю., на которые имеется ссылка в представлении, не опровергают этот вывод суда.

Надлежащую оценку дал суд в приговоре и доводам обвинения о том, что факт изъятия в ходе обыска 17.01.2011 года в рабочем кабинете Чижова В.Ю документов, связанных со строительством многоэтажного жилого дома, расположенного по адресу: г. , ул. , д. , кв. на что обращается внимание в представлении, при этом суд правильно указал, что результаты обыска не являются подтверждением виновности Чижова В.Ю., в обязанности которого, как заведующего юридическим отделом администрации, входило осуществление проверки и согласования разрешительной документации по строительству всех многоэтажных домов в г. в том числе и тех, строительством которых занималось ООО « ».

Не представлены стороной обвинения в судебном заседании и доказательства, опровергающие показания Чижова В.Ю. о том, что он по просьбе Х подсказал ему вариант покупки квартиры в ООО « », однако потом Х ему сообщил ему об отказе приобретать жилье в г. показания Симина Г.К. о том, что ему ничего не было известно об оказании Чижовым помощи Х в покупке квартиры.

В апелляционном представлении также не содержится таких доказательств. Автор представления приводит лишь свою оценку доказательств, подвергая сомнению показания свидетеля Х Между тем, как правильно отмечено в приговоре, показания свидетелей Х Х о том, что вначале они решили купить квартиру в г. а потом отказались от этой мысли ввиду отсутствия достаточных финансовых возможностей, согласуются с показаниями подсудимого Чижова В.Ю. и подсудимого Симина Г.К., не противоречат им, в то время как опровергают показания свидетеля К о том, что на Х квартира была бы оформлена фиктивно.

Оценив предварительные договоры купли - продажи квартиры №1/45/10 от 26 июля 2010 года, №35/45/10 от 3 сентября 2010 г. на имя Х ксерокопия паспорта Х и протокол осмотра документов от 2 октября 2011 года, сопоставив их с показаниями К Х ., Х подсудимых Чижова В.Ю. и Симина Г.К., суд обоснованно пришел к выводу о том, что данные документы на квартиру не подтверждают тот факт, что она предназначалась в качестве взятки для Симина.

Не доказан в судебном заседании и факт совершения Симиным каких- либо действий в пользу К обусловленных получение квартиры в качестве взятки.

Напротив, показаниями свидетеля В согласно которым Симин Г.К. не обращался к нему с просьбой об ускорении оформления документации, либо об оказании каких-то послаблений для ООО « », опровергают предъявленное Симину обвинение и противоречат показаниям К о том, что Симин Г.К. хотел получить взятку за совершение им входящих в его полномочия действий в интересах ООО « ».

Довод представления со ссылкой на показания свидетелей К У и Б о том, что Симин называл деньги «рыбьим жиром» не является доказательством его виновности в совершении действий, направленных на получение взятки в виде квартир.

Приведенные выше доказательства в совокупности с показаниями Симина Г.К. об оговоре его К из-за служебной деятельности и по причине политической конкуренции как лидеров отделений соперничающих партий, с показаниями свидетелей Я Ш К Е Л К Ф Г и С о том, между К и Симиным Г.К. существовали неприязненные отношения, правильно истолкованы судом в пользу Симина Т.К., не позволяющие сделать вывод о виновности Симина Г.К. в получении взятки и покушении на получении взятки, а Чижовым В.Ю. - в пособничестве ему в этих преступлениях.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о недоказанности событий преступлений, в совершении которых обвинялись Симин и Чижов и постановил в отношении них оправдательный приговор.

По указанным мотивам судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора в части оправдания Симина и Чижова по доводам апелляционного представления.

13 20 28 На основании изложенного, и руководствуясь ст. 389, 389, 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Владимирского областного суда от 31 марта 2014 года в отношении Симина Г К и Чижова В Ю оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя Зайцева Н.Г. и апелляционную жалобу защитников осужденного адвокатов Рэмова А.В. и Лачина А.А. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора, установленном главой 48' УПК РФ, в президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение 1 года с момента его провозглашения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 86-АПУ14-11

УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УПК РФ Статья 173. Допрос обвиняемого
УПК РФ Статья 189. Общие правила проведения допроса
УПК РФ Статья 190. Протокол допроса
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх