Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 86-АПУ14-13СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 сентября 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 86-АПУ14-13СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 25 сентября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоЧервоткина А.С.
судейИстоминойГ.Н. иТаратутыИВ.
при секретареБарченковой М.А.

с участием государственного обвинителя - старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Морозовой Л.М.; защитников осужденных - адвокатов Артеменко Л.Н., Баранова А.А. рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Агаева Э.Д., Бабушкина М.Н. и их защитников адвокатов Земскова Д.А., Жукова Д.Г. на приговор Владимирского областного суда с участием присяжных заседателей от 16 июня 2014 года, которым Агаев Э Ди несудимый осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 33, пп. «ж», «з» ч. ст. 2 105 УК РФ сроком на 19 лет, с ограничением свободы на 2 года; по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 28.10.2010 № 398-ФЗ) сроком на 2 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года.

Бабушкин М Н , несудимый осужден к лишению свободы по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 13 лет, с ограничением свободы на 2 года; по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 28.10.2010 № 398-ФЗ) сроком на 2 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года.

Постановлено взыскать в счет компенсации морального вреда в пользу П с Агаева Э.Д. рублей, Бабушкина с М.Н. - рублей; в пользу П и Р с Агаева Э.Д. по рублей каждому, с Бабушкина М.Н. - по рублей каждому.

Бабушкин М.Н. осужден за убийство по найму П группой лиц по предварительному сговору, за незаконные приобретение, ношение и передачу огнестрельного оружия и боеприпасов, Агаев осужден за организацию убийства по найму П группой лиц по предварительному сговору, за незаконные приобретение, хранение, ношение и передачу огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены ими в период с конца октября до 29 ноября 2011 года в г. района области и в г.

при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционных жалоб, выступление осужденных Агаева Э.Д. и Бабушкина М.Н., их защитников адвокатов Артеменко Л.Н. и Баранова А.А., поддержавших доводы жалоб, выступление государственного обвинителя Морозовой Л.М., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат Земсков Д.А. в защиту интересов осужденного Бабушкина М.Н. указывает на незаконность и несправедливость приговора.

По доводам жалобы суд в нарушение ч. 2 ст. 338 УПК РФ не поставил перед присяжными заседателями ряд вопросов о наличии фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное и влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление.

Обращает внимание на то, что суд не исключил из числа доказательств вещественное доказательство - обрез охотничьего ружья, указание об изъятии которого отсутствует в протоколе осмотра местности. Несмотря на это, обрез был представлен присяжным заседателям.

Свидетели К и В были допрошены судом с нарушением закона, они не были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, в связи с чем автор жалобы считает их показания недопустимыми доказательствами.

Полагает, что виновность Бабушкина в совершении преступлений, за которые он осужден, не доказана.

При назначении наказания Бабушкину суд не учел его явку с повинной, вердикт присяжных заседателей о том, что он заслуживает снисхождения, а также возмещение П морального вреда В , из заявления которого следует, что денежные средства в размере рублей перечислены им в счет компенсации морального вреда, причиненного в том числе и Бабушкиным, в результате чего назначил ему чрезмерно суровое наказание.

Просит приговор отменить и вынести в отношении Бабушкина оправдательный приговор или направить дело на новое судебное рассмотрение.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный Бабушкин М.Н. указывает, что его виновность в совершении незаконных действий с обрезом не доказана, его алиби не опровергнуто, а предъявленные стороной защиты доказательства председательствующий не указал ни в вопросном листе, ни в напутственном слове, при произнесении которого оказал воздействие на присяжных заседателей, высказав мнение о доказанности обвинения.

Считает, что в ходе судебного разбирательства в отношении него был нарушен закон. Вещественные доказательства приобщены к материалам дела с нарушением закона, при рассмотрении судом вопроса о мере пресечения были нарушены его права, принимая решение о содержании его под стражей, суд до вынесения приговора указал на его виновность в совершении преступления.

С вынесенным присяжными заседателями вердиктом председательствующий не согласился, и дал разъяснения старшине присяжных заседателей, как надо ответить на вопросы. Перед повторным удалением присяжных заседателей в совещательную комнату председательствующий не обратился к ним с напутственным словом.

Председательствующий лишил присяжных заседателей права на отдых, вердикт был вынесен в ночное время. С присяжных заседателей заявил председательствующему, что они 14 часов находятся на ногах, и не могут полноценно решать поставленные перед ними задачи.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат Жуков Д.Г. в защиту Агаева Э.Д. указывает, что суд необоснованно не исключил из числа доказательств недопустимые доказательства, каковыми, по его мнению, являются показания свидетелей К и В , которые перед допросом не были предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ; обрез охотничьего ружья, перед осмотром которого было обнаружено нарушение его упаковки, а показания владельца данного оружия о его характеристиках не соответствовали доказательству, осмотренному судом; показания Агаева на предварительном следствии от 2 декабря 2011 года и последующие его показания, полученные под влиянием оказанного на него психологического и физического давления.

В нарушение закона перед присяжными заседателями было оглашено заключение эксперта, содержащее характеристику личности Агаева, что вызвало предубеждение присяжных заседателей.

Стороной защиты в письменном виде были предложены варианты вопросов, однако судом немотивированно было отказано в постановке вопросов о наличии фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное, суд не принял их во внимание и поставил перед присяжными заседателями свои вопросы, которые были непонятны присяжным заседателям, что повлияло на вынесение вердикта.

Присяжные заседатели трижды удалялись в совещательную комнату для внесения исправлений. В нарушение закона председательствующий с данным вердиктом удалялся на перерыв. В присутствии сторон председательствующий давал разъяснения старшине присяжных заседателей о том, какой ответ нужно дать на поставленный вопрос, в результате ответ на вопрос № 2 изменился в зале суда.

В связи с допущенными нарушениями закона просит приговор отменить.

Об этом же ставит вопрос в своей апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный Агаев Э.Д., указывая при этом на те же нарушения закона при допросе в судебном заседании свидетелей В и К , при допросе его на предварительном следствии с 30 ноября по 2 декабря 2011 года, однако эти его показания были оглашены в присутствии присяжных заседателей.

Помимо этого в жалобе отмечается, что ходатайства стороны защиты, заявленные перед прениями сторон, были отклонены, а ходатайства стороны обвинения - удовлетворены.

Считает, что вопросный лист составлен неправильно, председательствующий фактически изложил в нем обвинительное заключение, вопросы носят наводящий характер. Предложения стороны защиты о постановке вопросов не были учтены.

Отмечает, что председательствующий дважды давал разъяснения старшине присяжных заседателей о том, как надо отвечать на вопросы, при этом он сказал, что если на первый вопрос дан утвердительный ответ, то на второй вопрос также надо отвечать: «Да, доказано».

Обращает также внимание на нарушение его право на защиту, выразившееся в несвоевременном вручении ему копии протокола судебного заседания.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Монахов М.А. и потерпевшая Р просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных в содеянном, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Вердикт вынесен законным составом суда с участием присяжных заседателей.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в судебном заседании с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Доводы жалоб о нарушении судом порядка допроса свидетелей К и В не основаны на законе и материалах дела.

Как правильно указано в жалобе и следует из материалов дела, на момент допроса указанных свидетелей по настоящему делу, они были осуждены, и стороной обвинения данные лица были допрошены об обстоятельствах совершения ими преступлений совместно с подсудимыми.

Перед допросом свидетелей председательствующий разъяснил им права, предусмотренные ч. 4 ст. 56 УПК РФ, а также положения ст. 51 Конституции РФ. В связи с тем, что указанные лица не могут нести уголовную ответственность за дачу заведомо ложных показаний о преступлениях, участниками которых они являлись, председательствующий правильно не предупредил их об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, разъяснив им гражданский долг давать правдивые показания.

В судебном заседании проверялось и заявление Агаева о даче им показаний в ходе предварительного следствия под влиянием оказанного на него давления. Выписка из протокола судебного заседания с показаниями Агаева Э.Д. о применении к нему недозволенных методов ведения следствия была направлена в Следственный комитет для проведения проверки.

По результатам проверки заявления Агаева Э.Д. постановлением следователя от 26 марта 2014 года отказано в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции (полиции) о совершении последними преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285, п. «а» ч 3 ст. 286 УК РФ за отсутствием события преступления, (т. 14 л.д. 144-146) С учетом этого решения следователя, оглашенного в судебном заседании 1 апреля 2014 года, председательствующий не имел оснований для признания недопустимым доказательством оглашенных ранее в судебном заседании 13 февраля 2014 года показаний Агаева на допросе в качестве подозреваемого от 2 декабря 2011 года (т. 15 л.д. 235) и обоснованно удовлетворил ходатайство стороны обвинения об оглашении в присутствии присяжных заседателей протокола явки с повинной Агаева. (т. 15, л.д. 246, 248).

Заявленное стороной защиты 3 апреля 2014 года ходатайство о признании протокола явки с повинной недопустимым доказательством рассмотрено председательствующим и обоснованно оставлено без удовлетворения, (т. 14 л.д. 153)_ Правильно отказано председательствующим и в удовлетворении ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами протокола осмотра местности и вещественных доказательств.

Принимая такое решение, председательствующий правильно сослался на то, что из протокола осмотра местности с очевидностью следует, что в ходе осмотра были обнаружены и изъяты обрез охотничьего ружья, две коробки с патронами для охотничьего ружья, и две маски с прорезями для глаз, индивидуальные признаки которых подробно описаны в протоколе. В этой связи отсутствие в протоколе слова «изъятии» правильно расценено технической ошибкой, не позволяющей признать незаконным следственное действие и его результаты, (т. 15 л.д. 260, т. 14 л.д. 187-188) Судебное следствие проведено с соблюдением требований ч. 7 ст. 335 УПК РФ. Председательствующим были созданы необходимые условия для осуществления сторонами предоставленных им прав. Стороны не были ограничены в представлении доказательств. Все заявленные сторонами ходатайства были разрешены председательствующим с соблюдением закона, мотивы принятых решений доведены им до сведения сторон.

Не нарушены судом и требования ч. 8 ст. 335 УПК РФ, позволяющие исследование с участием присяжных заседателей данных о личности подсудимого в той мере, в какой они необходимым для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется.

Как следует из протокола в судебного заседания, государственный обвинитель ходатайство об оглашении в присутствии присяжных заседателей акта судебной психологической экспертизы в отношении Агаева в части касающейся описания его лидерских качеств, мотивировал это тем, что Агаеву предъявлено обвинение в том, что он привлек других лиц к совершению преступления, используя свои лидерские качества.

Рассмотрев заявленное ходатайство, председательствующий обоснованно расценил доводы стороны обвинения убедительными, и удовлетворил его. При таком положении Судебная коллегия не может согласиться с доводами стороны защиты о том, что оглашение заключения эксперта в отношении Агаева о наличии у него качеств лидера, вызвало предубеждение присяжных заседателей.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 343 УПК РФ является ясным и не содержит противоречий.

Вопреки доводам жалоб по каждому преступному деянию в отношении каждого подсудимого в вопросном листе сформулировано три основных вопроса, их содержание изложено в понятных выражениях, не носит наводящий либо рекомендательный характер.

Присяжные заседатели имели возможность дать как утвердительные, так и отрицательные ответы на поставленные вопросы, а также исключить действия подсудимых, признанные ими недоказанными, что и было сделано ими при ответе на вопросы № 15, 16, 19, которыми часть действий подсудимых исключена.

Вопреки доводам жалоб стороной защиты не были предложено поставить вопросы, исключающие преступность деяния, либо влекущих ответственность осужденных за менее тяжкое преступление.

Предложения защитников Жукова Д.Г. и Земскова Д.А. по формулировке вопросов сводились к тому, чтобы вопросы о доказанности совершения каждым из подсудимых действий по лишению жизни потерпевшего разбить на несколько вопросов, в которых задать вопрос о доказанности совершения каждого действия, вмененного им в вину.

Вопросы о доказанности совершения действий по незаконному приобретению, перевозке, передаче хранению огнестрельного оружия также предлагалось сформулировать о доказанности совершения каждого действия подсудимыми.

Ответы на эти вопросы не исключали преступность деяний и не предполагали ответственность осужденных за совершение менее тяжкого преступления.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 240 УПК РФ. В нем председательствующий кратко изложил как доказательства стороны обвинения, так и доказательства стороны защиты, не оценивая их и не высказывая свое к ним отношение.

Возражения подсудимых Агаева и Бабушкина о том, что председательствующий не довел дол сведения присяжных показания свидетеля С и информацию о месте нахождения Агаева с 30 ноября по 2 декабря 2011 года, обоснованно отклонены председательствующим в связи с тем, что данные сведения процессуального характера не исследовались в присутствии присяжных заседателей.

Возражений же по поводу нарушения председательствующим принципа объективности и беспристрастности при произнесении напутственного слова от сторон не поступило.

Данных о нарушении присяжными заседателями порядка проведения совещания, об оказании председательствующим влияния на старшину присяжных заседателей, в результате чего присяжными заседателями изменен ответ на вопрос № 2, на что обращается внимание в жалобах, из материалов дела не усматривается.

Из протокола судебного заседания следует, что в 15 часов 54 минуты присяжные заседатели удалились в совещательную комнату для вынесения вердикта. В 19 часов 22 минуты присяжные заседатели возвратились в зал судебного заседания.

Ознакомившись с вердиктом, председательствующий обратил внимание старшины присяжных на противоречивость ответов на отдельные вопросы, после чего в 20 часов 05 минут присяжные заседатели возвратились в совещательную комнату, по выходу их которой повторно в 21 час 15 минут были возращены в совещательную комнату в связи с неточностями в оформлении вердикта и противоречиями при ответе на некоторые вопросы.

В 22 часа присяжные заседатели возвратились в совещательную комнату и вердикт был провозглашен.

Изложенное свидетельствует о том, что присяжные заседатели не находились в совещательной комнате в ночное время, не делали заявлений о необходимости объявления перерыва для отдыха, о чем указано в жалобах.

Объявление председательствующим перерыва для ознакомления с ответами присяжных заседателей не противоречит закону.

Из вердикта следует, что какие-либо изменения в ответы на вопросы о доказанности события преступления по лишению жизни П о доказанности участия в этом преступления Агаева и Бабушкина, об их виновности, в том числе и в ответ на вопрос № 2 о доказанности участия Агаева в лишении жизни П не вносились.

В вердикте исправлены ответы на вопросы № 4, 11 и 18 о том, заслуживает ли снисхождения Агаев: вместо «Да, не заслуживает» указано «Нет, не заслуживает», и результаты голосования в ответе на вопрос № 4 приведены в соответствие с ответами. Аналогичные изменения внесены в ответ на вопрос Внесены также исправления в ответ на вопрос № 20 о виновности Бабушкина, вместо «Да, не виновен», указано «Нет, не виновен».

При ответах на вопросы № 15, 16, 19 по обвинению подсудимых в совершении незаконных действий с гранатой Ф-1 исключена часть действий, которые признаны присяжными заседателями не доказанными, в связи с чем Бабушкин оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 222 УК РФ, а из обвинения Агаева исключено указание на совершение совместных с Бабушкиным действий с гранатой.

В силу ч. 4 ст. 347 УПК РФ стороны не вправе ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

В этой связи доводы жалоб о недоказанности участия Бабушкина в совершении преступлений, за которые он осужден, о том, что его алиби не опровергнуто, не подлежат удовлетворению.

Установленным присяжными заседателями фактическим обстоятельствам содеянного осужденными суд дал правильную юридическую оценку.

С учетом изложенного Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по доводам жалоб.

Наказание осужденным назначено соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, вердикта присяжных заседателей о том, что Бабушкин заслуживает снисхождения, а также влияния назначенного наказания на их исправление.

Смягчающие обстоятельства: явка Агаева с повинной, активное способствование Бабушкина раскрытию преступлений, изобличению соучастников преступления, наличие на иждивении Бабушкина малолетнего ребенка, а также положительные данные о личности осужденных в полной мере учтены судом при назначении им наказания.

Какие-либо данные, свидетельствующие о добровольно возмещении Бабушкиным морального вреда, причиненного потерпевшим, в материалах дела отсутствуют. Компенсацию морального вреда другим соучастником преступления суд не вправе был учесть при назначении наказания Бабушкину.

Назначенное осужденным наказание является справедливым, а потому Судебная коллегия не находит оснований для его смягчения по доводам жалоб.

Размер компенсации морального вреда определен судом с учетом степени нравственных страданий, причиненных потерпевшим, степени вины каждого осужденного, их материального положения, а также требований разумности и справедливости.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389 , 389^, 389* УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Владимирского областного суда с участием присяжных заседателей от 16 июня 2014 года в отношении Агаева Э Д и Бабушкина М Н оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных Агаева Э.Д., Бабушкина М.Н. и их защитников адвокатов Земскова ДА., Жукова Д.Г. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

Статьи законов по Делу № 86-АПУ14-13СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 286. Превышение должностных полномочий
УК РФ Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод
УК РФ Статья 308. Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний
УПК РФ Статья 56. Свидетель
УПК РФ Статья 240. Непосредственность и устность
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх