Дело № 86-О09-30СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 4 февраля 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Нестеров Василий Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №86-О09-30СП

от 4 февраля 2010 года

 

председательствующего Нестерова В.В., судей Истоминой Г.Н. и Подминогина В.Н., при секретаре Алиеве А.И.

Фатехов [скрыто]

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, срок наказания исчислен с 21 июля 2008 года.

Он же по ст. 119 ч. 1 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.

По этому делу осужден также Дубов В.А., приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., объяснения осужденного Фатехова P.P., адвоката Морозова М.А., потерпевшего [скрыто] по доводам жалоб,

мнение прокурора Щукиной Л.В. об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей от 27 июля 2009 года Фатехов P.P. осужден за убийство [скрыто], совершенное при об-

стоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Фатехов P.P. просит отменить обвинительный приговор и направить дело на новое судебное разбирательство в связи с нарушением судом требований уголовно-процессуального законодательства, которые ограничили право стороны защиты на представление доказательств и повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них. Приводит новые версии и мотивы совершения убийства [скрыто] Считает, что председательствующий судья и государственные обвинители предвзято относились к нему в течение всего судебного разбирательства, нарушали право на защиту. Дело рассмотрено с односторонним обвинительным уклоном. Ставит под сомнение независимость и непредвзятость коллегии присяжных заседателей. Несмотря на неоднократные просьбы, ему не была вручена копия вердикта коллегии присяжных заседателей.

Полагает, что знакомство старшины коллегии присяжных заседателей [скрыто]. с адвокатом Филатовым В.Н., осуществлявшим защиту интересов Дубова В.А., и поведение адвоката в судебном заседании могло неблагоприятно повлиять на мнение коллегии при вынесении вердикта в отношении него.

В вопросный лист необоснованно включен вопрос о новом мотиве нанесения Дубовым ударов по сравнению с тем, который был указан в обвинительном заключении. Этим нарушено его право на защиту.

Вопросный лист составлен некорректно, без учета фактов, предоставленных его защитниками. Вердикт содержит существенные противоречия, которые не устранены судом. Выводы суда, основанные на ответах присяжных заседателей на вопросы №1 и №2, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, они противоречат заключению судебно-медицинского эксперта.

Судом не допрошены явившиеся свидетели, которые подтвердили бы рассказы Дубова о совершении им преступления единолично. Показания свидетелей ДД

[скрыто], как и осужденного Дубова, противоречат факти-

ческим обстоятельствам дела. Председательствующий судья не делала замечаний Дубову и его матери, когда они высказывали оскорбления в его адрес.

Судом необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты об оглашении заключения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Дубова. Из заключения экспертов видно, что тот склонен к обману. Отказ повлиял на мнение присяжных заседателей.

Труп погибшего опознан с нарушением требований закона.

В кассационной жалобе адвокатов Попова А.Е. и Морозова М.А. поставлен вопрос об отмене приговора как вынесенного с существенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона, которые ограничили право стороны защиты на представление доказательств и повлияли на содержание поставленных

перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, а также в связи с неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора.

В жалобе указано, что при оглашении протокола осмотра места происшествия от 10 июля 2008 года стороной обвинения присяжным заседателям демонстрировались фотографии трупа в стадии разложения, которые у любого человека вызывают чувства неприязни к лицам, совершившим подобное. Тем самым формировалось изначальное их негативное отношение к подсудимым.

В присутствии присяжных заседателей исследованы обстоятельства, которые не были вменены в вину Фатехову, а потому не могли быть предметом рассмотрения суда присяжных.

При допросе Дубова прозвучало, что Фатехов до события, случившегося в сентябре 2007 года, вступал в конфликт с потерпевшим [скрыто], в ходе кото-

рого возникла драка, и подсудимый получил удар бутылкой по голове. Дубов неоднократно заявлял, что он боялся Фатехова из-за его предшествующего противоправного поведения, тот, якобы, неоднократно разбивал бутылки о свою голову, пролезал под каким-то трактором и т.п.

В нарушение чЛ и ч.З ст. 15 УПК РФ суд не обеспечил условия состязательности сторон при рассмотрении уголовного дела. В нарушение положений ч.8 ст. 335 УПК РФ исследовались обстоятельства, как не вошедшие в обвинение по ст. 105 УК РФ, так и связанные с поведением Фатехова в быту, взаимоотношениями с другими лицами. Ходатайство защиты от 16 июля 2009 года об исключении данных показаний в отношении Фатехова как недопустимых не удовлетворено судом. Состязательность и равенство сторон были нарушены отказом суда огласить выводы комплексной судебной психиатрической экспертизы № [скрыто], в ходе которой эксперты пришли к выводу о том, что у Дубова имеются признаки психического расстройства в форме органического расстройства личности. Данное обстоятельно должно быть доведено до сведения коллегии присяжных, его не раскрытие нарушило права и законные интересы Фатехова на объективное, законное, справедливое и беспристрастное рассмотрение дела с участием присяжных заседателей. Это могло повлиять на ответы присяжных заседателей на поставленный перед ними вопрос.

В нарушение требований ст. 345 УПК РФ судьей не были приняты меры к устранению неясностей и противоречий вердикта при ответах присяжных на вопросы №1 и №2. При ответе на вопрос №1 коллегия присяжных единодушно признала доказанным совместность действий обоих лиц, а также последствия от этих совместных действий в виде смерти [скрыто] В то же время при ответе на

вопрос №2 коллегия присяжных исключила совместность действий Фатехова и Дубова. Таким образом, ответ коллегии присяжных на второй вопрос вступает в противоречие с обстоятельствами, установленными ими в ответе на первый вопрос. При этом уже при формировании первых двух вопросов в них была заложена противоречивость и некорректность в отношении Фатехова, поскольку, исключив заранее возможность признания Дубова виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ, председательствующий судья поставила Фатехова в неравное положение с Дубовым, нарушив его право на защиту.

Государственные обвинители Васильев М.С. и Катков A.B., осужденный Дубов В.А. и адвокат Филатов В.Н. в возражениях на кассационные жалобы просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия не находит оснований к удовлетворению кассационных жалоб.

Приговор по данному делу постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Фатехова P.P. в убийстве [скрыто] основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела. Вердикт соответствует требованиям ст. 348 и ст. 351 УПК РФ, он является обязательным для председательствующего судьи.

Доводы осужденного Фатехова о том, что знакомство старшины присяжных заседателей с защитником Дубова повлияло на вердикт присяжных заседателей, не соответствуют действительности и являются голословными.

Формирование коллегии присяжных заседателей проходило в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. Фатехов на вопрос председательствующего судьи ответил, что доверяет своему защитнику принимать участие в формировании коллегии присяжных заседателей, его позиция будет согласована с защитником (т.5, л.д. 136). Заявлений о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду ее тенденциозности от сторон не поступило (т.5, л.д. 158).

У будущей старшины коллегии присяжных заседателей [скрыто] выяс-

нялись обстоятельства ее знакомства с адвокатом Филатовым, выяснялось, сможет ли это помешать ей объективно воспринимать и оценивать полученную информацию по делу. Было установлено, что указанное обстоятельство не могло препятствовать ее участию в коллегии присяжных заседателей.

У подсудимого Фатехова и его защитников имелось право на мотивированный и немотивированный отводы кандидата в присяжные заседатели [скрыто] -I в порядке, предусмотренном ст. 328 УПК РФ. Однако они не изъявили желания воспользоваться предоставленным правом (т.5, л.д. 158). Утверждение Фатехова о том, что Филатов встречался со старшиной коллегии присяжных заседателей и общался с ней, ничем не подтверждено. В ходе судебного заседания подсудимый Фатехов и его защитники не заявляли об этих фактах.

Из кассационной жалобы осужденного усматривается, что по существу значительная часть ее доводов сводится к необходимости признать выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, поскольку не исследованы показания некоторых свидетелей, их показаниям дана неверная оценка. Однако эти доводы Фатехова не могут быть приняты во внимание, так как таких оснований для отмены или изменения приговора, постановленного судом с участием коллегии присяжных заседателей, ст. 379 УПК РФ не предусмотрено.

Фатехову как на предварительном следствии при ознакомлении с материалами уголовного дела, так и на предварительном слушании подробно разъяснялись положения ст. 351, ч.2 ст. 379 УПК РФ. При этом он настаивал на рассмотрении уголовного дела с участием коллегии присяжных заседателей.

Доводы стороны защиты о том, что суд не обеспечил условия состязательности и равноправия сторон при рассмотрении уголовного дела, о предвзятости к Фатехову председательствующего судьи, не соответствуют действительности.

В соответствии со ст. 243 УПК РФ председательствующий судья руководит судебным заседанием, принимает все предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон.

По данному делу председательствующий судья в полной мере обеспечивала соблюдение участниками процесса регламента судебного заседания и порядка в ходе судебного разбирательства. В случае доведения участниками процесса до присяжных заседателей сведений, способных вызвать у них предубеждение в отношении подсудимых, председательствующий останавливал допрашиваемого, делал ему замечание, выяснял у всех присяжных заседателей, не потеряли ли они объективность, и только после этого продолжалось судебное заседание.

В ходе судебного следствия председательствующим были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Все ходатайства, заявленные сторонами в ходе судебного следствия, обсуждались, выяснялось мнения участников судебного разбирательства. После этого суд удовлетворял заявленное ходатайство либо с приведением мотивов принятого решения выносил определение или постановление об отказе в удовлетворении ходатайства. Ущемления прав сторон при предоставлении и исследовании доказательств не допущено.

Статьей 335 УПК РФ не предусмотрены ограничения участия присяжных заседателей по исследованию допустимых доказательств. Порядок исследования представленных сторонами доказательств определяется самими сторонами. Ограничения допустимы лишь в соответствии ч. 8 ст. 335 УПК РФ.

Протокол осмотра места происшествия не был признан недопустимыми ока-зательством, что позволило стороне обвинения исследовать его в судебном заседании с участием присяжных заседателей, а также фототаблицу к нему, являющуюся неотъемлемой частью протокола, с разрешения судьи. Необходимость исследования протокола осмотра места происшествия и фототаблицы была предопределена тем, что они имели значение для установления фактических обстоятельств уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями. Исследование содержания фототаблицы имело непосредственное значение для разрешения вопроса о доказанности деяния и не могло изначально формировать негативное отношение к подсудимым.

Ссылка стороны защиты на то, что судом были нарушены положения п. 8 ст. 335 УПК РФ, несостоятельна.

Адвокаты Попов и Морозов заявили ходатайство о признании показаний Ду-бова в суде «о залезании Фатехова P.P. под трактор, разбивании об голову бутылки, драки с [скрыто] в зале игровых автоматов» недопустимым доказательством, а

также ходатайство об оглашении выводов заключения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Дубова.

Согласно ч. 8 ст. 335 УПК РФ, определяющей особенности судебного следствия в суде присяжных, данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется.

Дубов и Фатехов обвинялись в убийстве, совершенном группой лиц, Фатехов, кроме этого, в угрозе убийством, высказанной в адрес Дубова. Обязательным признаком объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 119 УК РФ, является наличие оснований опасаться осуществления этой угрозы.

Дубов, объясняя, почему он взял из рук Фатехова молоток и присоединился к его действиям, направленным на лишение жизни потерпевшего, пояснил, что у Фатехова «были бешеные глаза». Зная его прежние поступки, когда он бил бутылки об голову, залезал под трактор, он, испугавшись, подчинился и нанес лежащему [скрыто] удары молотком. Он реально опасался высказанной Фатеховым в его адрес угрозы убийством.

Информация о драке Фатехова и [скрыто] в зале игровых автоматов была

указана Дубовым при исследовании вопроса о знакомстве подсудимых с потерпевшим и причинах возникновения конфликта между Фатеховым и [скрыто] в ночь на 25 сентября 2007 года на территории ПК [скрыто] Следствием конфликта явились действия, направленные на лишение его жизни. Приведенные данные относятся к фактическим обстоятельствам уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ч.1 ст. 334 УПК РФ.

Также судом обоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты об оглашении выводов заключения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Дубова, поскольку данные о личности подсудимого не являлись необходимыми для исследования с участием присяжных заседателей и не устанавливали отдельные признаки состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Выводы экспертизы касаются только психического состояния Дубова, то есть относятся данным, способным вызвать предубеждение у присяжных заседателей.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что нарушений принципа состязательности в судебном заседании не допущено.

В судебном заседании исследованы все существенные, имеющие значение для исхода дела, доказательства. Необоснованных отказов осужденному и его защитникам в исследовании доказательств не было.

С утверждением стороны защиты о том, что судом не были приняты меры к устранению противоречий вердикта, вопросы № 1 и № 2 изначально были противоречивыми, согласиться нельзя в виду несоответствия его действительности.

Из дела видно, что в вопросном листе были поставлены вопросы в соответствии с фабулой обвинения и требованиями закона. Содержание вопросного листа и все вопросы обсуждались судом со сторонами процесса. В соответствии со ст. 338 УПК РФ стороне защиты Фатехова P.P. был передан вопросный лист для высказывания замечаний и формулировке своих вопросов. Адвокаты Морозов М.А. и Попов А.Е. имели право и возможность высказать свое мнение при формулировании первых двух и иных вопросов и воспользовались им (т.6, л.д. 122-123).

Коллегия присяжных заседателей признала доказанным совместность действий Дубова и Фатехова в причинении телесных повреждений в виде оскольчатых переломов черепа в виде трех участков дефектов костей свода в правой лобно-теменно-височной, в левой лобно-теменной и левой теменно-височно-затылочной областях; поперечный перелом нижней челюсти справа между 3-4 зубами; поперечные переломы 3-4 ребер слева по окологрудинной линии и 5-го ребра слева по средней ключичной линии.

Смерть [скрыто] наступила на месте в результате тяжелой открытой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся множественными оскольчатыми переломами костей свода черепа.

При этом вердиктом коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что телесные повреждения, от которых наступила смерть [скрыто], были причи-

нены действиями Фатехова. Хотя Дубов и наносил удары по голове и телу [скрыто] -

[скрыто], причиненные им телесные повреждения не явились причиной смерти потерпевшего.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, [скрыто], кроме тяжких телесных повреждений, повлекших смерть, были причинены еще и телесные повреждения средней тяжести, к которым отнесены обнаруженные на трупе поперечный перелом нижней челюсти справа между 3-4 зубами, поперечные переломы 3-4 ребер слева по окологрудинной линии и 5-го ребра слева по средней ключичной линии, образовавшиеся от действий молотка. Указанные телесные повреждения, как в совокупности, так и в отдельности по признаку длительного расстройства здоровья относятся к повреждениям, причиняющим вред здоровью средней тяжести.

Таким образом, заключение судебно-медицинского эксперта, вопреки доводам жалоб, не противоречит вердикту коллегии присяжных заседателей.

Судебная коллегия не усматривает нарушений закона при опознании трупа потерпевшего.

При таких данных действиям Фатехова дана правильная юридическая оценка, в соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Ссылка Фатехова на необоснованное включение в вопросный лист вопроса о мотиве преступления, совершенного Дубовым, также несостоятельна. Из дела видно, что вопросы в вопросном листе были сформулированы председательствующим судьей с учетом результатов судебного следствия, прений сторон и поддержанного государственным обвинителем обвинения. При этом нарушений процессуальных норм не допущено.

Вопросный лист, а также вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 338, 339 УПК РФ. Вердикт является ясным и непротиворечивым, понятным по вопросам, поставленным перед коллегией в соответствии с требованиями ст. 339 УПК РФ.

Приговор постановлен судом в соответствии с вердиктом присяжных заседателей и требованиями ст.ст. 350, 351 УПК РФ. В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей, действиям Фатехова дана правильная юридическая оценка. Согласно ч.4 ст. 347 УПК РФ, ставить под сомнение правильность вынесенного присяжными заседателями вердикта сторонам запрещено.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального законодательства, влекущих по основаниям, предусмотренным п.п. 2-4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, отмену или изменение приговора, не установлено.

Право на защиту Фатехова нарушено не было. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства и необоснованных отказов осужденному и его защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не допущено. Суд обоснованно отказал в допросе дополнительных свидетелей, так как сторона защиты Фатехова подтвердила, что показания указанных свидетелей являются производными от показаний других лиц, то есть основанными на слухе. Поэтому они не могут быть допустимыми доказательствами.

Доводы Фатехова о том, что отказ суда в удовлетворении ходатайства стороны его защиты об оглашении выводов заключения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Дубова повлиял на мнение присяжных заседателей, нельзя признать обоснованными. Указанное ходатайство стороной защиты Фатехова было заявлено в отсутствие коллегии присяжных заседателей, так как судья в соответствии с ч.б ст. 335 УПК РФ удалила коллегию при-

сяжных заседателей по просьбе стороны защиты на том основании, что у нее имеются вопросы юридического характера.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает вручение копий возражений сторонам. Однако со всеми возражениями осужденный был ознакомлен, следствием чего явились дополнения к его кассационной жалобе. Дополнений к кассационной жалобе адвокатов Попова А.Е. и Морозова М.А. во Владимирский областной суд не поступало.

Наказание Фатехову назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60-63 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела. Оснований для его смягчения судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Владимирского областного суда с участием присяжных заседателей от 3 августа 2009 года в отношении Фатехова [скрыто] оставить без из-

менения, а кассационные жалобы его и адвокатов Попова А.Е. и Морозова М.А. без удовлетворения.

Председательствующий

судьи

Копия верна: судья

Статьи законов по Делу № 86-О09-30СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 243. Председательствующий
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 345. Провозглашение вердикта
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 350. Виды решений, принимаемых председательствующим
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх