Дело № 86-О11-5

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 4 апреля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №86-О11-5

от 4 апреля 2011 года

 

председательствующего Магомедова М.М. судей Истоминой Г.Н. и Шмаленюка СИ.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Малова В.А. и его защитника адвоката Нагорной H.A. на приговор Владимирского областного суда от 20 декабря 2010 года, которым

несудимый,

осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона № 73 от 21.07.2004 г.) сроком на 9 лет, по

ч. 1 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона № 63-ФЗ от 13.06.1996 г.) сроком на 8 лет, по ч. 1 ст. 119 УК РФ сроком на 9 месяцев.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Малов осужден за убийство на почве личных неприязненных отношений [скрыто] за покушение на убийство второго лица

[скрыто] за угрозу убийством М 1у которой имелись

основания опасаться осуществления этой угрозы. [скрыто]

Преступления совершены им 24 декабря 2009 года в 1при обстоятельствах, изложенных в приговоре. ^

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения осужденного Малова В.А. и его защитника адвоката Баранова A.A., поддержавших доводы кассационных жалоб об отмене приговора, возражения потерпевшей [скрыто] прокурора Коваль К.И., полагавших приговор оставить

без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Нагорная H.A. указывает на то, что доказательства, подтверждающие наличие у Малова умысла на убийство потерпевших, в материалах дела отсутствуют.

Как следует из показаний потерпевших, свидетелей обвинения и

свидетелей защиты, причиной конфликта между [скрыто] и

осужденным Маловым были изначально неприязненные отношения со стороны [скрыто] 1к Малову, который не устраивал их как член семьи.

Сложившаяся в семье психотравмирующая ситуация привела Малова к депрессии, в связи с чем он обращался к психологу. Пытаясь уладить конфликтную ситуацию, Малов утром пришел к Г [скрыто] но

столкнулся с криками и оскорблениями со стороны [скрыто] и с этого

момента Малов перестал осознавать свои действия. Обстоятельства совершения преступлений он не помнит и пришел в себя после содеянного, когда позвонили в дверь. Судом не принят тот факт, что Малов имеет психическое заболевание, однако, основываясь на заключении амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы, которая не дает достаточной ясности, суд посчитал, что запамятование событий Маловым носит защитный характер. Наличие конфликта, депрессии, провалы в памяти, эмоциональный взрыв, спровоцированный криками и оскорблениями, хаотичность наносимых ударов, большое количество ранений на теле [скрыто] и [скрыто] свидетельствует, по мнению автора

жалобы, о нахождении Малова в состоянии аффекта. Судом не обсуждался вопрос о том, что поведение потерпевших могло вызвать у Малова состояние сильного душевного волнения.

Приговор основан на показаниях [скрыто], [скрыто]

которые имеют неприязненное отношение к осужденному. Суд не учел наличие противоречий в показаниях [скрыто] относительно того,

когда она увидела нож в руках Малова. Со ссылкой на показания [скрыто] о том, что Малов начал махать ножом, наносил удары

беспорядочными махами, в жалобе указывается на несоответствие фактическим обстоятельствам дела вывода суда о том, что Малов наносил сильные многочисленные удары ножом, а не отмахивался ножом.

Суд с учетом того, что свидетели [скрыто] и [скрыто] являются родными сестрами осужденного, необоснованно отверг их показания о том, что у Малова не было неприязни к [скрыто], и не принял во внимание

тот факт, что потерпевшие являются родственниками и всеми силами пытаются усугубить положение Малова.

Полагает, что суд допустил противоречие в приговоре, указав, что Малов отрицает вину в покушении на убийство и убийстве, хотя в дальнейшем признал его явку с повинной смягчающим обстоятельством. Считает, что вывод суда о совершении Маловым убийства недостаточно мотивирован, не основан на доказательствах и нуждается в более тщательном исследовании и оценке. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Об этом же ставит вопрос в своей кассационной жалобе и дополнении к ней и осужденный Малов В.А.

По доводам жалобы суд не дал оценки противоречиям в показаниях потерпевшей [скрыто] а при оценке показаний свидетеля [скрыто] не

учел, что он заинтересован в исходе дела в связи с тем, что отказался оказывать помощь [скрыто].

Не учел суд и его эмоционального состояния, вызванного длительным аморальным поведением потерпевших, которые препятствовали его общению с сыном.

В то же время осужденный со ссылкой на показания [скрыто], М [скрыто] считает необоснованным вывод суда о наличии между ним и потерпевшими неприязненных отношений.

В ходе предварительного следствия была проведана амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, которая не могла дать правильных ответов о его состоянии. В удовлетворении его ходатайства о проведении комплексной стационарной экспертизы необоснованно отказано.

Назначенное ему наказание считает чрезмерно суровым. Суд не учел, что свою вину в нанесении ударов ножом [скрыто] он признал полностью,

вызвал скорую помощь, пытался помочь потерпевшему [скрыто] просил

об этом фельдшера [скрыто] сразу после совершения преступления

написал явку с повинной, в содеянном раскаялся, оказал содействие следствию в раскрытии преступления.

С учетом этого считает приговор необоснованным, несправедливым, подлежащим отмене.

В возражении на кассационные жалобы потерпевшие [скрыто] и государственный обвинитель Круглова Е.Ю. считают приговор законным, обоснованным и справедливым и просят оставить его без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в

убийстве [скрыто] покушении на убийство [скрыто] и

угрозе убийством [скрыто] правильными, основанными на

исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Судом тщательно проверялись и обоснованно отвергнуты доводы осужденного Малова, поддержанные и в кассационных жалобах об отсутствии у него мотива убийства супругов [скрыто]

При этом суд правильно признал достоверными показания потерпевших [скрыто] из которых следует, что

М I с сыном после расторжения брака с Маловым стала проживать у

родителей. Малов требовал от нее вернуться к нему, звонил ей, присылал 8М8-сообщения с угрозами убийством ее родителей в случае, если она не вернется к нему. Во время одной из встреч Малов душил [скрыто] заявлял, что по приказу убьют ее отца. В связи с угрозами убийством [скрыто] и [скрыто] обращались в милицию, но угрозы со стороны

Малова не прекратились.

Свидетели [скрыто] пояснили в судебном

заседании о том, что со слов [скрыто] и [скрыто] им

известно о наличии плохих отношений между ними и Маловым, который преследовал их дочь, угрожал им убийством.

Свидетель защиты [скрыто] также пояснила в судебном заседании,

что [скрыто] сообщила ей о разводе с ее сыном и попросила повлиять на

него, так как Малов В. угрожает убийством.

О том, что Малов ссорился с М и ее родителями, пояснила в

судебном заседании и свидетель защиты [скрыто]

При таких обстоятельствах суд обосновано пришел к выводу о наличии неприязненных отношений между Маловым и потерпевшими [скрыто] и МИ

что и явилось мотивом совершения в отношении них

преступлении.

Показания свидетелей [скрыто] Ф

[скрыто], которые положительно охарактеризовали Малова, не

противоречат этому выводу суда и не опровергают его.

Не основаны на материалах дела и доводы жалоб о нахождении Малова В.А. в момент совершения преступлений в состоянии сильного душевного волнения, вызванного криками и оскорблениями со стороны потерпевших.

[скрыто] пояснила в судебном заседании что, выйдя утром из

квартиры, она увидела на лестничной площадке Малова, в руке которого находился большой нож. Она испугалась, бегом вернулась в квартиру, при этом кричала мужу и дочери, что нужно вызывать милицию. Закрыть за собой дверь она не успела, и Малов с силой открыл удерживаемую ею и мужем дверь, протиснулся в коридор квартиры и сразу напал на мужа, стал наносить сильные удары ножом в голову и тело. Она пыталась помочь мужу, кричала, хватала Малова за одежду, за руку с ножом. Муж также пытался защититься от наносимых Маловым ударов, отмахивался руками, пытался выхватить нож, но не смог. После очередного удара муж стал оседать по стене, после чего она выбежала из квартиры, позвонила соседке [скрыто] та открыла дверь и пыталась втащить ее между

заблокировавшимися дверями. В это время Малов в присутствии [скрыто] нанес ей несколько ударов ножом в спину и удар ножом в шею.

Вопреки доводам жалоб показания потерпевшей [скрыто]. о том,

что в руке у Малова был нож, используя который он сразу напал на ее мужа, являются последовательными как на предварительном следствии, так и в судебном заседании.

Показания [скрыто] об обстоятельствах причинения ей

ранений Маловым соответствуют показаниям свидетеля [скрыто]

Из показаний потерпевшей [скрыто] также следует, что Малов,

ворвавшись в квартиру, сразу стал наносить удары ее отцу. Она слышала крики матери, слышала звук, как будто что-то сползает по стене. Она стала звонить в милицию, пыталась сообщить домашний адрес, но не смогла. В этот момент в комнату ворвался Малов, ударил ее по лицу и перерезал ножом провод телефона и вышел из комнаты. Через некоторое время он вернулся в комнату, потребовал от нее убрать находившегося у нее на руках сына, направил на нее окровавленный нож, и заявил, что сейчас убьет ее. Угрозу она восприняла реально, просила М ~1 не убивать ее. Некоторое время Малов ходил по квартире, с бутылкой молока и сигаретами. Когда он вернулся. У него был чистый нож и чистые руки. После того, как в дверь позвонили, Малов с ножом в руке вышел из квартиры в подъезд. Затем он вернулся в квартиру, дал ей свою сим-карту, велел вставить ее в телефон,

сказал, что ему нужно позвонить матери. Затем Малов вырвал страницу из ее паспорта со штампом о разводе и в грубой форме и велел съесть ее. Испугавшись М I державшего в руке нож, она начала жевать страницу паспорта. После этого Малов позвонил другу Ф Щ сообщил ему, что зарезал тестя. Малов подошел к ее отцу, пнул его по руке и сказал, что он «дохрюкался».

Свидетель [скрыто] подтвердил в судебном заседании показания

[скрыто] и пояснил, что 24 декабря 2009 года ему позвонил Малов и сообщил, что убил тестя.

Допрошенный в качестве свидетеля фельдшер скорой помощи

К Щ, прибывший в дом в связи с вызовом об оказании помощи, пояснил, что когда он оказывал первую медицинскую помощь женщине, находившейся на лестничной площадке, с пятого этажа спустился Малов, в руке он держал какой-то металлический предмет, который пытался скрыть. Малов сообщил ему, что кому-то в квартире также нужна помощь врача, а затем, обращаясь к женщине, злобно и угрожающе сказал, что он убил бы ее, предложив сказать спасибо за то, что не убил.

Приведенные доказательства свидетельствуют о том, что потерпевшие

[скрыто] и [скрыто] не совершили каких-либо

противоправных и аморальных действий в отношении осужденного, не применили к нему насилия, не высказали в его адрес тяжкого оскорбления, что могло бы вызвать у него состояние сильного душевного волнения.

Кроме того целенаправленный осознанный характер действий Малова во время совершения преступления, его последующее поведение, когда он после нанесения ударов Г1 обрезал ножом провод телефона,

догнал Г _ нанес ей удары ножом, затем вернулся в квартиру,

высказал в адрес [скрыто] угрозы убийством, ходил по квартире, вымыл

нож, руки, звонил по телефону свидетелю ФЩ [скрыто] вышел на лестничную площадку, где высказал в адрес [скрыто] сожаление о том, что не убил

ее, свидетельствует о том, что во время совершения преступления Малов не находился в состоянии сильного душевного волнения.

Принимая во внимание эти обстоятельства, суд обоснованно признал достоверными выводы экспертов о том, что ссылка Малова на запамятование событий, носит защитный характер.

О том, что действия Малова не были обусловлены его эмоциональным состоянием, о чем указывается в жалобах, свидетельствует и тот факт, что к квартире потерпевших он пришел, заранее вооружившись ножом.

Приведенные выше доказательства, а также заключения судебно-медицинских экспертов по результатам исследования трупа [скрыто]и по

результатам освидетельствования [скрыто] 1и медицинских документов,

Статьи законов по Делу № 86-О11-5

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх