Дело № 87-О10-19

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 13 декабря 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Нестеров Василий Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №87-О10-19

от 13 декабря 2010 года

 

председательствующего Магомедова М.М., судей Ворожцова С.А. и Нестерова В.В., при секретаре Кошкиной A.M., осужден по ст. 285 ч.1 УК РФ (в отношении [скрыто] к лишению права занимать государственные должности на государственной службе в правоохранительных органах сроком на 3 года, по ст. 285 ч.1 УК РФ (в отношении [скрыто] -) к лишению права занимать государственные должности на государственной службе в правоохранительных органах сроком на 1 год. На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ путем полного сложения назначенных наказаний к отбытию назначено лишение права занимать государственные должности на государственной службе в правоохранительных органах сроком на 4 года.

Постановлено взыскать с него процессуальные издержки в доход государства в сумме [скрыто] рубль 00 копеек.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., мнение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей, что приговор в части взыскания процессуальных издержек в доход государства в сумме рубль Щ копеек подлежит отмене с передачей дела на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства, а в остальной части оставлению без изменения, судебная коллегия

 

установила:

Ивановский А.Н. осужден за злоупотребление должностными полномочиями в отношении Ж [скрыто] и Л [скрыто], то есть использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, совершенное из корыстной заинтересованности и повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, охраняемых законом интересов общества и государства, при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе Ивановский А.Н. просит отменить приговор как незаконный и необоснованный и прекратить дело. Считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, они основаны исключительно на предположениях.

По эпизоду в отношении [скрыто] не представлено доказательств того, что он предложил ей представить именно «фиктивную» справку, факт получения от нее рублей сделан только на предположении одного свидетеля - самой ~ЯЩ он не подтвержден другими доказательствами. Корыстный признак при совершении этого преступления ему вменен необоснованно. Конкретных доказательств приобретения принтера именно на деньги, полученные от [скрыто] > винением не представлено. Принтер был куплен на деньги работников следственного отдела и его собственные для непосредственной работы следственного отдела, в связи с чем корыстный мотив в его деянии отсутствует. Не представлено и доказательств того, что повторно изъятый в ОВД принтер является тем самым, который он приобрел в 2006 году.

По другому эпизоду он также необоснованно признан виновным.

Уголовное дело в отношении [скрыто] в связи с непричастностью к совершению преступления было прекращено им 20 марта 2006 года. Когда в марте-апреле 2007 года [скрыто] пришел к нему, он не мог злоупотребить своими должностными полномочиями, поскольку уголовное преследование в отношении него уже не осуществлял. Предлагая компьютер, [скрыто] знал об этом, воспринимал его не как лицо, осуществляющее уголовное преследование, а как представителя следственного отдела Шарьинского ОВД. Ответственности за злоупотребление служебным положением статьей 285 УК РФ не предусмотрено.

Компьютер предназначался для следственного отдела, а не для него лично, никакой корыстной заинтересованности в его получении он не имел.

Наличие такого вреда как подрыв авторитета правоохранительных органов является недостаточным для установления квалифицированного признака его существенности. Причинно-следственная связь между противоправным деянием и наступившими негативными последствиями отсутствует.

Судом также не учтено, что в постановлении о возбуждении уголовного дела временем получения от [скрыто] взятки в виде компьютера указана осень 2007 года. Однако в формуле обвинения и в приговоре указано, что компьютер получен весной 2007 года. То есть его осудили по ст. 285 ч. 1 УК РФ за действия в период весны 2007 года, по которому уголовное дело не возбуждалось.

Процессуальные издержки в виде выплаченного ему денежного довольствия в период временного отстранения от должности взысканы необоснованно.

Государственный обвинитель Ильина И.Н. в возражениях на кассационную жалобу осужденного Ивановского А.Н. просит оставить ее без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия считает, что выводы суда о доказанности вины осужденного в совершении указанных преступлений основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Признавая доказанной вину Ивановского в двух эпизодах злоупотребления должностными полномочиями, суд обоснованно сослался в приговоре на показания свидетелей [скрыто] -, [скрыто] -> Ж и других, протоколы осмотра и прослушивания фонограммы, протоколы следственных действий, письменные и вещественные доказательствами.

Изложенные в жалобе осужденного доводы аналогичны доводам, выдвинутым им в свою защиту в судебном заседании. Они исследованы судом и получили оценку в приговоре, не соглашаться с которой оснований не имеется.

Фактические обстоятельства дела судом установлены правильно.

Ивановский А.Н., имея с 30 июля 2004 года специальное звание «старшего лейтенанта юстиции», проходил службу в должности старшего следователя отделения по расследованию организованной преступной деятельности в сфере незаконного оборота наркотиков, оружия и против личности следственной части по расследованию организованной преступной деятельности следственного управления при УВД по [скрыто] области.

В соответствии со ст.ст. 10-11 Закона РФ «О милиции» от 18.04.1991 года в силу занимаемой должности он был наделен правами и обязанностями принимать заявления и иную информацию о преступлениях, выявлять и раскрывать преступления, возбуждать уголовные дела, проводить процессуальные действия. Он также был уполномочен в соответствии со ст. 38 УПК РФ осуществлять предварительное следствие по делу, возбуждать уголовное дело, самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных действий.

12 декабря 2005 года он принял к своему производству уголовное дело № [скрыто], возбужденное 20 октября 2005 года по ч.1 ст. 198 УК РФ, по факту уклонения от уплаты налогов индивидуального предпринимателя [скрыто].

Действуя вопреки интересам службы, используя свои служебные полномочия, осужденный 12 июня 2006 года в своем служебном кабинете предложил [скрыто] - матери [скрыто] представить для приобщения к материалам уголовного дела фиктивный документ о беременности ее дочери для прекращения уголовного дела вследствие акта об амнистии на основании п.З ч.1 ст. 27 УПК РФ.

15 июня 2006 года [скрыто] передала ему выданное врачом УЗИ диагностики МУЗ Шарьинской ЦРБ [скрыто] фиктивное ультразвуковое исследование от 15.06.2006 года, в котором указано о беременности [скрыто]. Ивановский, зная о фиктивности данного документа, приобщил его к материалам уголовного дела № и в тот же день вынес заведомо незаконное постановление о прекращении данного уголовного дела на основании ч. 1 п. 3 ст. 27 УПК РФ -вследствие акта об амнистии.

За совершение указанных действий после прекращения уголовного дела 'ЯЩ передала Ивановскому рублей, на которые он впоследствии приобрел струйный принтер.

Суд обоснованно, в соответствии с требованиями уголовного закона, признал, что допущенное Ивановским А.Н. злоупотребление должностными полномочиями, совершение из корыстных побуждений вышеуказанных действий, повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций. Оно выразилось в нарушении конституционного права граждан на равенство перед законом и подрыве авторитета государства, его правоохранительной системы, а также интересов общества и государства по реализации целей, задач и принципов уголовного судопроизводства.

29 мая 2005 года Ивановский возбудил уголовное дело № в отношении [скрыто] - по ч- 1 ст- 1^9 УК РФ по факту уклонения от уплаты налогов с организации.

20 марта 2006 года он принял решение о прекращении уголовного преследования в отношении подозреваемого [скрыто] - на основании п.1 ч.1 ст. 27 УПК

РФ за непричастностью к совершению преступления и вынес постановление о приостановлении производства по делу на основании п.1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.

В марте-апреле 2007 года к Ивановскому обратился [скрыто], чтобы узнать результат по делу. Ивановский сообщил ему о прекращении уголовного преследования. В знак благодарности за принятое решение [скрыто] предложил Ивановскому спиртное, тот отказался, но предложил передать ему компьютер, Л [скрыто] согласился. После этого Ивановский в марте-апреле 2007 года в квартире [скрыто] получил от него компьютер стоимостью рублей, который поставил в служебном кабинете и использовал для работы.

По этому эпизоду суд также обоснованно признал, что Ивановским допущено существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, причинен ущерб интересам государства, выразившийся в подрыве авторитета органов государственной власти - авторитета органов внутренних дел.

Суд всесторонне исследовал все доказательства по делу, проанализировал их и оценил с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности. Выводы суда мотивированы и сомнений не вызывают.

Суд верно квалифицировал действия Ивановского по каждому эпизоду, в частности по эпизоду в отношении [скрыто], - по ст. 285 ч.1 УК РФ, поскольку все его действия охватываются данным составом преступления, а ст.ст. 290 ч. 2, 300, 303 ч.2 УК РФ исключены как излишне вмененные.

Выводы о злоупотреблении Ивановским своими служебными полномочиями, наличии в его действиях корыстной заинтересованности, причинении им существенного вреда судом мотивированы в соответствии с требованиями закона.

Судом с достоверностью установлено, что Ивановский, являясь представителем власти, использовал свои должностные полномочия, в том числе по принятию решения о прекращении уголовного преследования, вопреки интересам службы с целью получения имущественной выгоды: денег для последующего приобретения принтера и оргтехники (компьютера) для использования в своей работе и в работе коллег.

[скрыто] и [скрыто] воспринимали Ивановского как следователя - должностное лицо, в производстве которого находились уголовные дела. Компьютер и деньги ему передавались в качестве благодарности за вынесение постановлений о прекращении уголовных дел, то есть за те процессуальные действия, которые непосредственно входили в круг его служебных полномочий.

Довод жалобы о том, что Ивановский не знал о фиктивности медицинской справки в отношении [скрыто], разговоры о ее предоставлении происходили в его отсутствие, несостоятельны. Они полностью опровергается материалами дела, в частности, протоколом осмотра и прослушивания фонограммы.

Указанными доказательствами опровергаются и показания [скрыто] в части того, что она не передавала деньги Ивановскому, предоставив ему только скидку в кафе. Из содержания разговоров между Ивановским и [скрыто] видно, что они решали вопрос о прекращении уголовного дела в отношении [скрыто] п0 амнистии путем приобщения к уголовному делу фиктивной справки о беременности. После этого [скрыто] благодарила Ивановского, который предложил оформить «благодарность» в качестве спонсорской помощи, решив вопрос о приобретении принтера. На следующий день Ивановский сообщил [скрыто] о «спонсорской помощи» "Я и предложил купить принтер.

Вышеуказанные обстоятельства полностью подтверждают факт того, что [скрыто] в знак благодарности за прекращение уголовного дела передала Ивановс-кому в день вынесения постановления о прекращении дела денежную сумму в размере стоимости принтера - рублей.

Довод жалобы о том, что сотрудники милиции собрали денежную сумму, которую хотели передать [скрыто] за разбитую во время празднования одного из общих мероприятий посуду, а она отказалась взять деньги, также является несостоятельным и опровергается как протоколом осмотра и прослушивания фонограммы, так и показаниями Ж [скрыто] которая указанные обстоятельства полностью отрицала.

Доводы стороны защиты о нарушении норм УПК РФ при расследовании уголовного дела судом обоснованно признаны несостоятельными.

Наказание Ивановскому А.Н. назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ. При его назначении суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновного и смягчающее наказание обстоятельство.

Вместе с тем приговор в части взыскания с Ивановского процессуальных издержек в размере рубля Щ копеек в доход государства подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства по следующим основаниям.

Разрешая вопрос о взыскании с него процессуальных издержек, суд в приговоре сослался на то, что постановлением судьи Шарьинского городского суда от 3 февраля 2010 года Ивановский А.Н. был временно отстранен от должности старшего следователя, ему было назначено ежемесячное государственное пособие. В соответствии со ст. 131 ч. 2 п. 8 УПК РФ ежемесячное государственное пособие, выплачиваемое обвиняемому, временно отстраненному от должности, относится к процессуальным издержкам и в соответствии со ст. 132 ч. 1 УПК РФ подлежит взысканию с осужденного. Согласно представленной стороной обвинения справке Ивановскому в период с февраля по сентябрь 2010 года выплачено ежемесячное государственное пособие в размере рубля Щ копеек.

Между тем в судебном заседании после оглашения справки о выплаченных суммах, которые он получил в период отстранения от должности, Ивановский пояснил, что он получил указанную сумму в качестве заработной платы, но не как следователь, а как сотрудник милиции по закону о милиции. Он сослался на приказ № 960, который регламентирует выплаты находящимся под следствием, но не арестованным. Эти выплаты не являются государственным пособием (т. 10, л.д. 109-110). Однако оценки его доводам в приговоре не дано.

Кроме того, в кассационной жалобе осужденный со ссылкой на справку помощника начальника СУ начальника ГК ВР СУ при УВД по области от 25.10.2010 г. указал, что ежемесячное государственное пособие в размере 5 минимальных размеров оплаты труда на основании постановления Шарьинского городского суда от 3.02.2010 г. ему не назначалось и не выплачивалось.

В период с 3.02.2010 г. по 30.09.2010 г. он проходил службу в статусе сотрудника, временно отстраненного от должности старшего следователя СЧ СУ при УВД по области, привлекался к выполнению служебных обязанностей, не связанных с занимаемой должностью.

Согласно справке начальника ОВД по городскому округу г. и Шарьинскому муниципальному району от 25.10.2010 г. выплаченная ему за период с 3.02. по 30.04.2010 г. денежная сумма является денежным довольствием в соответствии с Положением о денежном довольствии сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Приказом МВД РФ от 14.12.2009 № 960.

В настоящее время он продолжает проходить службу в органах внутренних дел, специального звания его не лишали, имеет выслугу лет и числится старшим следователем, временно отстраненным от занимаемой должности.

Суд же взыскал денежное довольствие, состоящее из оклада по должности, по званию, надбавок за сложность, за выслугу лет и работникам следствия.

Кроме того, взыскано выплаченное в мае 2010 года пособие в размере [скрыто] рублей за содержание ребенка в детском дошкольном учреждении, предусмотренное Приказом МВД РФ от 06.11.2007 № 974 «О пособии сотрудникам милиции на содержание детей, посещающих государственные и муниципальные детские дошкольные учреждения», которое никак не может являться государственным пособием, предусмотренным ст. 114 УПК РФ.

Денежное довольствие выплачивалось ему непосредственно работодателем, из бюджета Отдела внутренних дел по г. и Шарьинскому муниципальному району по Костромской области, а затем из бюджета Управления внутренних дел по [скрыто] области, которые иска не заявляли.

При решении вопроса о взыскании процессуальных издержек суд действовал в интересах не федерального бюджета, а ОВД по городскому округу г. и Шарьинскому муниципальному району и УВД по области и факти- чески разрешил не заявленный по делу гражданский иск, чем нарушил ч.1 ст. 252 УПК РФ, устанавливающей пределы судебного разбирательства.

Эти доводы осужденного также требуют проверки и оценки.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

приговор Костромского областного суда от 13 октября 2010 года в отношении Ивановского [скрыто] в части взыскания с него процессуальных издержек в доход государства в сумме **** рубля [скрыто] копеек отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства. В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу Ивановского А. Н. оставить без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 87-О10-19

УК РФ Статья 198. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица
УК РФ Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиями
УПК РФ Статья 27. Основания прекращения уголовного преследования
УПК РФ Статья 38. Следователь
УПК РФ Статья 114. Временное отстранение от должности
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек
УПК РФ Статья 208. Основания, порядок и сроки приостановления предварительного следствия
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх