Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 88-АПУ14-5СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 3 сентября 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Ситников Юрий Васильевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 88-АПУ14-5СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 3 сентября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоСитникова Ю.В.,
судейЭрдыниеваЭ.Б. иЗателепинаОК.
при секретареМиняевой В.А.,

с участием осуждённых Волохова А.В. и Головановой А.С., защитников Черского С.Н. и Долматовой С.Д., прокурора Шиховой Н.В., рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осуждённых Волохова А.В. и Головановой А.С., защитников Иониной Е.А. и Черского С.Н. на приговор Томского областного суда с участием присяжных заседателей от 1 апреля 2014 года, которым Волохов А В судимый: 1) 15.02.2005 г., с учётом последующих изменений приговора, по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 07.03.2011 г.) к 1 году 10 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; 2) 23.11.2006 г., с учётом последующих изменений приговора, по «а» п. ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 07.03.2011 г.) на основании ст. 70 УК РФ к 2 годам 4 месяцам лишения свободы; 3) 08.12.2006 г., с учётом последующих изменений приговора, по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 07.03.2011 г.) на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 2 годам 7 месяцам лишения свободы; 4) 06.03.2008 г., с учётом последующих изменений приговора, по ч.

1 ст. 139 УК РФ на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы, освобождённый 20.11.2008 г. условно-досрочно сроком 9 месяцев 19 дней по постановлению суда от 19.11.2008 г.; 5) 08.05.2009 г., с учётом последующего изменения приговора, по ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 07.03.2011 г.) к 11 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев; 6) 23.09.2009 г., с учётом последующих изменений приговора, по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 07.03.2011 г.) на основании ст. 70 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы, освобождённый 09.04.2012 г. в связи с отбытием наказания, осуждён по ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2011 г.) к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2011 г.) к 1 году 8 месяцам лишения свободы, по пп. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона № 377-ФЗ от 27.12.2009 г.) к пожизненному лишению свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений окончательно назначено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима.

Голованова А С несудимая, осуждена по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона № 377- ФЗ от 27.12.2009 г.) к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с ограничением свободы на срок 1 год 1 месяц в виде ограничений и обязанности из числа предусмотренных ст. 53 УК РФ, Постановлено взыскать в пользу Ж компенсацию морального вреда с Волохова А.В. в размере рублей, с Головановой АС. в размере рублей.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступление осуждённых Волохова А.В. и Головановой А С , защитников Черского С.Н. и Долматовой С.Д., которые поддержали доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Шиховой Н.В. об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционных жалоб, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей признаны виновными и осуждены: Волохов за кражу имущества Я совершённую 19.05.2012 г.; за нанесение 20.05.2012 г. побоев К причинивших физическую боль, из хулиганских побуждений; за убийство Я Х Я совершённое 20.05.212 года группой лиц, с целью скрыть другое преступление; Голованова за убийство Я совершённое группой лиц.

В апелляционных жалобах: адвокат Ионина просит отменить приговор в отношении Волохова и направить дело на новое судебное разбирательство в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, которые могли повлиять на вердикт коллегии присяжных заседателей, а именно суд при допросе свидетелей Л и Г отклонил ходатайство об оглашении их показаний в ходе предварительного расследования в связи с наличием существенных противоречий; во время допроса свидетеля П были сняты вопросы относительно возможной его причастности к убийству, вытекающих из показаний свидетелей Л и Г в ходе предварительного расследования; адвокат Черский просит отменить приговор в отношении Волохова и направить дело на новое судебное разбирательство, мотивируя это тем, что по делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона; при допросе свидетелей Г и Г не была надлежаще установлена их личность; в нарушение п. 8 ст. 335 УПК РФ до присяжных заседателей была доведена информация о судимости Волохова свидетелями П , Р , П , В а также информация об угрозах со стороны Волохова в адрес потерпевшей Ж ; государственный обвинитель в прениях дал характеристики осуждённым, относительно их умственных способностей, называя актёрами, обвинял в безразличии и лживости; государственный обвинитель Махсудова сообщила, что Волохов нанёс побои К из хулиганских побуждений, однако такое обвинение не предъявлялось; потерпевшая Ж сообщила о явке с повинной Головановой; при допросе свидетеля Л необоснованно снят вопрос Волохова, который не выслушан до конца, кроме того суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства об оглашении показаний свидетеля, которые были даны в ходе предварительного расследования, и протокола очной ставки между Л и П осуждённый Волохов считает незаконным вердикт коллегии присяжных заседателей, незаконным и несправедливым приговор суда; утверждает, что коллегия присяжных заседателей сформирована незаконно, так как среди присяжных заседателей были лица (№ 1, № 3, № 4, № 6, № 9, в отношении которых ранее совершались преступления и они обращались в правоохранительные органы по этому поводу, старшина присяжных заседателей К при формировании коллегии присяжных заседателей скрыл информацию, что он бывший военный, присяжные № 16, 17 работали в сфере здравоохранения и не были объективными, так как негативно относятся к ранее судимым за кражи; Волохов полагает, что допущено нарушение закона тем, что государственный обвинитель во вступительном слове сообщил о доказанности вины осуждённых в совершении преступлений; по мнению осуждённого, присяжные заседатели посещали совещательную комнату судьи, на них оказывалось незаконное воздействие со стороны потерпевшей Ж в месте для курения, во время прений; отмечается, что при допросе потерпевшего Я государственным обвинителем был задан наводящий вопрос относительно неприязненных отношений его матери с соседями, а при ответе на вопрос потерпевший ссылался на виновность его (Волохова) в краже телефона матери, выразил уверенность в причастности осуждённых к её убийству, хотя данная информация не соответствовала действительности, а председательствующий не сделал замечаний и не обратился к присяжным заседателям с просьбой не брать во внимание такие утверждения; осуждённый считает нарушением предупреждение П не свидетельствовать против себя; государственный обвинитель в прениях представлял его (Волохова) перед присяжными заседателями в негативном свете; отмечаются также следующие нарушения, по мнению осуждённого, во время выступления государственных обвинителей в прениях: М довела до присяжных заседателей не вытекающую из доказательств информацию о том, что П говорил ему (Волохову) прекратить избиение мужчины на свалке бытовых отходов; С ввёл в заблуждение присяжных заседателей, указав, что кровь на руке Р образовалась от контакта с перчаткой, что на принадлежащих ему (Волохову) штанах экспертами обнаружен мазок крови; государственные обвинители убеждали присяжных заседателей в недостоверности его показаний; в судебном заседании присяжные заседатели неоднократно высказывали свои мнения и доводы; председательствующий доводил до сведения присяжных заседателей, чтобы они не принимали к сведению высказывания Головановой об оказании на неё морального и психологического давления во время допросов; отмечается неравенство прав сторон в судебном заседании, председательствующий останавливал сторону защиты, снимал вопросы, суд не представил возможность допросить свидетелей защиты; оспаривается достоверность показаний свидетелей Р П о, В , В П , Ж , Ж , Г и П а также оспаривается допустимость его (Волохова) показаний от 21 мая 2013 г., так как он находился в пьяном и неадекватном состоянии; осуждённый считает сфабрикованным уголовное дело, в том числе по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ; по мнению осуждённого, доказательства по делу сфальсифицированы, в протоколах подделаны подписи его и Головановой; отмечает знакомство следователя, потерпевших и сотрудников полиции между собой; предполагает, что при удалении председательствующего в совещательную комнату с неоглашённым вердиктом могла произойти его замена; по мнению осуждённого, суд не должен был согласиться с обвинительным вердиктом коллегии присяжных заседателей; после вынесения вердикта потерпевший Я оказывал незаконное воздействие на председательствующего тем, что сообщал недостоверную информацию об угрозах в его адрес; его (Волохова) выступление в последнем слове было незаконно ограничено; осуждённый оспаривает обоснованность признания рецидива его преступлений особо опасным; отмечается неправильное указание в приговоре вида исправительной колонии по судимости от 23.09.2009 г., а также место регистрации осуждённого, отсутствие ссылки на статью уголовного закона при признании смягчающим наказание обстоятельством Головановой наличие на её иждивении детей; участковым уполномоченным, по мнению осуждённого, дана необъективная характеристика; он ссылается на несвоевременность подачи замечаний на протокол судебного заседания государственными обвинителями, и необоснованность их удовлетворения, так как при допросе свидетелей П и Р председательствующий не делал замечаний и обращений к присяжным заседателям по этому поводу при сообщении свидетелями недопустимой информации о судимости Волохова; Волохов просит отменить приговор и направить дело для производства дополнительного расследования; осуждённая Голованова также просит отменить приговор суда с направлением дела на новое судебное разбирательство, считая его необоснованным, незаконным и несправедливым, оспаривает также законность вердикта коллегии присяжных заседателей, мотивирует свою просьбу тем, что при рассмотрении дела ущемлялись права стороны защиты; уголовное дело велось с обвинительным уклоном, осуждённым не дали возможности представить присяжным заседателям сведения о причастности к убийству П и Р ; оспаривает достоверность показаний свидетелей Р и П ; утверждает, что потерпевшая Ж оказывала незаконное воздействие на присяжных заседателей; считает, что присяжными заседателями дана ненадлежащая оценка исследованным доказательствам; полагает, что допущено нарушение закона тем, что председательствующий предложил коллегии присяжных заседателей уточнить вердикт; отмечает также, что в приговоре не указана ст. 61 УК РФ о признании смягчающим наказание обстоятельством наличие у неё троих малолетних и одного несовершеннолетнего детей, она положительно характеризуется и полагает, что имелись основания для применения ст. 64 УК РФ.

Государственными обвинителями Махсудовой и Сваровским, потерпевшей Ж принесены возражения на апелляционные жалобы, они просят оставить без изменения приговор суда.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы сторон, Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Согласно ст. 389 УПК РФ основаниями отмены приговора суда, вынесенного с участием присяжных заседателей, являются лишь существенные нарушения уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, такие нарушения по данному делу не допущены.

Производство по делу проведено судом с участием присяжных заседателей в установленном законом порядке.

Из протокола судебного заседания следует, что формирование коллегии присяжных заседателей проведено надлежащим образом в соответствии с положениями ст. 328 УПК РФ. Сторонам были разъяснены права, в том числе право заявить кандидатам в присяжные заседатели мотивированные и немотивированные отводы. На все поставленные перед кандидатами в присяжные заседатели вопросы были получены правдивые ответы. Сторона защиты имела возможность задать кандидатам в присяжные заседатели вопрос об отношении к военной службе, однако этого не сделала. В отношении присяжных заседателей, которые вошли в коллегию для рассмотрения уголовного дела, не выявлено обстоятельств, препятствующих исполнению ими своих обязанностей в соответствии со ст. 3, 7 Федерального закона от 20.08.2004 № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации». Данный закон предусматривает исключение из списка присяжных заседателей лишь действующих военнослужащих. Сторонам было известно, что в отношении присяжных заседателей № 1,2, 3, 4, 6, 9, 10, 17 ранее совершались преступления, присяжный заседатель № 1, который избран старшиной присяжных заседателей, работал педагогом, а запасные присяжные заседатели № 16, 17 являлись медицинскими работниками, однако отводов им не заявили.

Предусмотренные ст. 61 УПК РФ обстоятельства, которые препятствовали бы участию следователя в расследовании уголовного дела, выявлено не было.

Знакомство следователя, потерпевших и сотрудников полиции между собой не является безусловным основание для их отвода.

Судебное следствие по делу в полном объёме соответствовало требованиям закона, в том числе особенностям, предусмотренным ст. 335 УПК РФ.

Государственный обвинитель Негодин изложил в своём вступительном заявлении существо предъявленного Волохову и Головановой обвинения и заявил о намерении доказать его обоснованность. Содержание протокола судебного заседания опровергает утверждение Волохова о том, что при этом было незаконное воздействие на коллегию присяжных заседателей со стороны государственного обвинителя.

Положения ст. 15 УПК РФ о состязательности сторон в уголовном судопроизводстве были обеспечены при рассмотрении настоящего дела. Все заявленные сторонами ходатайства рассмотрены, необоснованных отказов в их удовлетворении не допущено.

Стороны не были ограничены в представлении доказательств, в возможности довести свою позицию относительно обстоятельств дела до коллегии присяжных заседателей. В частности, версия защиты о непричастности осуждённых к инкриминируемым им преступлениям была доведена до коллегии присяжных заседателей в полном объёме.

Довод о том, что ненадлежаще установлена личность свидетелей Г и Г несостоятелен. Несмотря на отсутствие документов, суд непосредственно устанавливал личность свидетелей перед допросом, в том числе путём опроса следователя К , который допрашивал их в ходе предварительного расследования.

Подсудимым, потерпевшим и свидетелям судом в установленном порядке разъяснялись предусмотренные законом права, в том числе право не свидетельствовать просив себя самого и своих близких родственников.

В соответствии с ч. 7 ст. 335 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей исследовались фактические обстоятельства дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями.

Председательствующий своевременно принимал меры, исключающие доведение сторонами до присяжных заседателей сведений, не относящихся к их компетенции. Предупреждал присяжных заседателей о том, чтобы они не принимали во внимание данные сведения.

С этой целью обоснованно снимались вопросы, относящиеся к данным о личности свидетелей и осуждённого Волохова, в частности, о заболевании Р алкоголизмом, о лишении её родительских прав, бил ли П свою сожительницу, о судимости Волохова и связанных с этим сведений, а также вопросы, происхождение которых было не известно на момент их постановки. Так, были сняты вопросы, связанные, якобы, с утверждением Р о причастности к убийству свидетеля П , с признанием П сотруднику полиции Л о своей причастности к убийству.

В исследовании протокола допроса сотрудника полиции Л в части его разговора с П относительно причастности к убийству, а также протокола очной ставки между Л и П относительно указанной информации обоснованно отказано. Подобные сведения не закреплённые в надлежащих процессуальных документах не могут восполняться путём допроса сотрудников полиции, поэтому являются недопустимыми доказательствами.

Впоследствии протокол допроса свидетеля Л был оглашён в части сведений, имеющих отношение к предмету судебного разбирательства (т. 13 л.д. 42).

При допросе свидетеля Л правильно снят вопрос Волохова относительно сведений, полученных после доставления П в РОВД.

Содержание вопроса понятно, несмотря на то, что он не сформулирован полностью.

Когда сообщались сведения о судимости Волохова, об отбывании им наказания, председательствующий делал замечания и обращался к присяжным заседателям с просьбой не учитывать данную информацию при вынесении вердикта.

Довод о том, что в такой ситуации председательствующий не сделал замечание свидетелям П П опровергается постановлением судьи от 19.05.2014 г., которым удостоверена правильность замечаний государственного обвинителя на протокол судебного заседания.

Законность указанного постановления не вызывает сомнений. Ходатайства государственных обвинителей Сваровского и Махсудовой об ознакомлении с протоколом судебного заседания поступили в суд 02.04.2014 г., однако с протоколом судебного заседания они были ознакомлены 14.05.2014 г. Замечания на протокол судебного заседания поступили в суд 16 мая 2014 г. При таких обстоятельствах были соблюдены требования ст. 259, 260 УПК РФ о сроке заявления ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного заседания и сроке подачи на него замечаний.

Председательствующий реагировал замечаниями на высказывания потерпевших Я и Ж об их убеждении в доказанности вины Волохова, на сообщение Ж о поступающих сообщениях Волохова в социальной сети Интернет, а также при ссылке потерпевших на доказательства, которые не исследовались в судебном заседании: Я - на результаты применения детектора лжи, Ж - на явку с повинной Головановой.

Также председательствующий обоснованно разъяснил присяжным заседателям, что им не следует принимать во внимание сообщение Головановой об оказании на неё морального и психологического давления при допросе в ходе предварительного расследования, поскольку оно затрагивает вопрос допустимости доказательства, не относящийся к компетенции присяжных заседателей Адресованный потерпевшему Я вопрос государственного обвинителя Сваровского о наличии либо отсутствии предшествующих убийству конфликтов между его матерью Я и третьими лицами не являлся наводящим. К предмету доказывания относились сведения потерпевшего о том, что Я . обращалась с заявлением в полицию о хищении накануне убийства принадлежащего ей телефона, а также сведения свидетеля Р о конфликте Волохова и Х имевшего место 19 мая 2012 года.

Вопреки утверждениям адвоката Иониной, показания свидетеля Г в ходе предварительного расследования не оглашались, так как стороны не заявляли соответствующих ходатайств, что свидетельствовало об отсутствии противоречий с его показаниями в судебном заседании.

В присутствии присяжных заседателей исследовались лишь допустимые доказательства, которые получены в установленном законом порядке, поэтому безосновательны доводы о том, что уголовное дело сфабриковано, подписи осуждённых в протоколах следственных действий подделаны.

В судебном заседании каждая из сторон представила коллегии присяжных заседателей свою оценку исследованным доказательствам.

В соответствии с ч. 1 ст. 339 УПК РФ вопрос о доказанности или недоказанности инкриминируемых осуждённым деяний относился к компетенции присяжных заседателей. При таких обстоятельствах не могут являться предметом обжалования доводы апелляционных жалоб о недостоверности показаний свидетелей, о неправильной оценке доказательств.

Напутственном слово председательствующего соответствовало требованиям ст. 340 УПК РФ Прения сторон проведены в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями. Государственные обвинители Махсудова и Сваровский ссылались в обоснование своей позиции на допустимые доказательства, исследованные в судебном заседании. Сведения о следах крови на брюках Волохова соответствуют заключению судебной генотипической экспертизы № 237 от 31.10.2012 г., а сведения о происхождении следов крови и Я Инны в смывах с правой руки Р вытекали из показаний свидетелей Р и П . Поэтому государственным обвинителем Сваровским обращено внимание присяжных заседателей на то, что при совершении убийства Р упала в обморок. П пытался вытащить её из дома, однако Волохов приказал ему вернуться. Когда Р пришла в себя, Волохов снял со своих рук окровавленные перчатки и стал складывать их в пакет, при этом одна из них упала на пол. Волохов заставил Р поместить в пакет перчатку, пропитанную кровью. Также государственный обвинитель Махсудова обоснованно указала, что во время нанесения К телесных повреждений П просил Волохова прекратить избиение, о чём показал сам потерпевший.

Доведённое до присяжных заседателей мнение государственных обвинителей относительно оценки доказательств, в том числе показаний осуждённых, соответствовало положениям ст. 336 УПК РФ. С доводами о том, что целью выступления являлось создание предубеждения присяжных заседателей к осуждённым, которых представляли в отрицательном свете, согласиться нельзя.

Вопреки утверждениям осуждённого Волохова, он обвинялся в нанесении К побоев и совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль из хулиганских побуждений, то есть в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ. В судебных прениях государственный обвинитель Махсудова правильно сообщала о таком обвинении.

Утверждения авторов апелляционных жалоб о том, что на присяжных заседателей оказывалось незаконное воздействие, опровергаются итогами проверки, проведённой в ходе апелляционного рассмотрения дела.

Из представленного заключения следует, что рассмотрение уголовного дела проходило в зале № 1 Томского областного суда, имеющем совещательную комнату для присяжных заседателей. Совещательная комната судьи находится в той части здания, куда разрешён доступ только судьям областного суда, что обеспечивается постом судебных приставов. Комнату для курения областного суда присяжные заседатели не посещают, а пользуются местом для курения, оборудованным в совещательной комнате. В ходе рассмотрения дела пристав обеспечивает охрану совещательной комнаты присяжных заседателей от доступа посторонних. При таких обстоятельствах присяжные заседатели не могли посещать совещательную комнату судьи, а потерпевшая не могла общаться с присяжными заседателями в комнате для курения.

Доводы о том, что присяжные заседатели высказывали в ходе судебного разбирательства свои мнения и доводы, опровергаются содержанием протокола судебного заседания.

Вопреки доводам авторов апелляционных жалоб, сторона защиты не была ограничена в исследовании доказательств, представленных стороной обвинения, в представлении своих доказательств.

В судебном заседании были допрошены свидетели защиты К К П В Кроме того, в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ оглашены показания свидетелей защиты К Т Л . Сторона защиты не просила о дополнительном допросе свидетеля П о допросе иных свидетелей, не возражала об окончании судебного следствия в пределах исследованных доказательств. Поэтому довод о том, что не допрошены свидетели защиты является несостоятельным.

Ходатайство о признании недопустимым доказательством показаний Волохова от 21 мая 2013 г. не было заявлено. Вместе с тем, протокол данного следственного действия, которое проводилось в присутствии защитника, свидетельствует о его законности. Сторона защиты не заявляла о неадекватности подозреваемого, не возражала против его допроса.

Вопросный лист сформулирован в соответствии с требованиями ст. 338, 339 УПК РФ, с учётом предъявленного каждому из осуждённых обвинения.

Виновность Волохова и Головановой в совершении преступлений установлена вердиктом коллегии присяжных заседателей, который вынесен в соответствии с положениями главы 42 УПК РФ и основан на всестороннем и объективном исследовании всех обстоятельств дела.

Вердикт коллегии присяжных заседателей вынесен в соответствии с требованиями ст. 343 УПК РФ.

Согласно ст. 348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего.

Из протокола судебного заседания, с учетом удостоверенной правильности представленных государственным обвинителем замечаний, видно, что в соответствии с ч. 2 ст. 345 УПК РФ председательствующий, найдя вердикт противоречивым, предложил коллегии присяжных заседателей возвратиться в совещательную комнату для его уточнения. При этом изучение вердикта допустимо в совещательной комнате. Довод о том, что произошла замена вердикта, является надуманным.

В силу ч. 4 ст. 348 УПК РФ при вынесении обвинительного вердикта председательствующий вправе постановить оправдательный приговор, если деяние подсудимого не содержит признаков преступления. Однако такое обстоятельство в отношении Волохова и Головановой отсутствовало.

На стадии обсуждения последствий вердикта, в реплике потерпевший Я сообщил о том, что после удаления председательствующего в совещательную комнату Волохов угрожал ему. Вместе с тем, материалы дела не свидетельствуют о том, что данное обстоятельство каким-либо образом учитывалось при вынесении приговора.

Выступление Волохова в прениях в части сомнений в правильности вынесенного коллегией присяжных заседателей вердикта обоснованно было прервано в соответствии с положениями ч. 4 ст. 347 УПК РФ.

С учетом всех установленных по делу обстоятельств, в том числе заключений проведённых по делу амбулаторных комплексных психолого-психиатрических экспертиз, не выявивших психических заболеваний или болезненных состояний осуждённых, они обоснованно были признаны вменяемыми.

Квалификация действий Волохова по ч. 1 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 116, пп. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, Головановой по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ является правильной с учётом установленных присяжными заседателями фактических обстоятельств дела.

Каждому из осуждённых назначено справедливое наказание в соответствии с требованиями закона. В силу ч. 3 ст. 60 УК РФ судом были учтены характер и степень общественной опасности преступлений, данные о личности виновных, влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей, а также другие обстоятельства. Доводы апелляционных жалоб о чрезмерной суровости назначенного наказания, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Волохов совершил особо тяжкое преступление, а ранее был дважды осуждён за тяжкие преступления, поэтому в силу п. «б» ч. 3 ст. 18 УК РФ рецидив его преступлений является особо опасным, что признано отягчающим наказание обстоятельством (п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ). Он отрицательно характеризуется по месту отбытия наказания в виде лишения свободы, а также участковым уполномоченным полиции. Однако соседи по месту жительства характеризовали его положительно.

С доводом о необъективности характеристики Волохова как склонного к употреблению спиртного, совершению преступлений, которая дана участковым уполномоченным полиции, нельзя не согласиться, поскольку такая характеристика фактически подтверждается материалами дела.

Вывод суда об исключительной опасности Волохова для общества мотивирован, поэтому по пп. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ обоснованно назначен такой вид наказания как пожизненное лишение свободы.

Осуждённая Голованова характеризуется положительно. В качестве смягчающих её наказание обстоятельств суд учёл в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ наличие на её иждивении детей - троих малолетних и одного несовершеннолетнего детей. Отягчающих наказание обстоятельств не установлено.

Назначенное осуждённой Головановой наказание отвечает принципам справедливости, указанным в ст. 6 УК РФ, и не подлежит смягчению по доводам апелляционных жалоб. Судом приведены убедительные мотивы невозможности применения ст. 64 УК РФ. Оснований для иного решения по данному вопросу Судебная коллегия не находит.

Также не имеется оснований для отмены либо изменения приговора в части гражданского иска. Исковые требования рассмотрены в установленном законом порядке. Требования разумности и справедливости при определении размера компенсации морального вреда соблюдены.

При таких обстоятельствах апелляционные жалобы не подлежат удовлетворению ввиду несостоятельности изложенных в них доводов. Ссылка на технические описки приговора не могут повлечь его отмену.

Вместе с тем, приговор суда в отношении Волохова подлежит изменению по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 15 УК РФ совершённые им преступления, предусмотренные ч.

ч. 1 ст. 158, «а» п. ч. 2 ст. 116 УК РФ, относятся к категории небольшой тяжести.

В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности по истечении двух лет после совершения преступления небольшой тяжести. Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу.

Указанный срок истёк 20 мая 2014 года после вынесения приговора, но до рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, то есть до вступления приговора в законную силу.

При таких обстоятельствах Волохов полежит освобождению от назначенного ему наказания за преступления небольшой тяжести, поэтому назначение наказания по совокупности преступлений утрачивается.

20 28 33 Руководствуясь ст. ст. 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Томского областного суда с участием присяжных заседателей от 1 апреля 2014 года в отношении Волохова А В изменить.

На основании ч. 8 ст. 302 УПК РФ освободить Волохова А В от наказания в виде года 6 месяцев 1 лишения свободы, назначенного по ч. 1 ст. 158 УК РФ, а также в виде года 8 месяцев 1 лишения свободы, назначенного по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ, в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Исключить назначение наказания по правилам 3 ст. 69 ч. УК РФ.

Считать Волохова А В осуждённым по пп. «а», «ж», «к» ч.

2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона № 377-ФЗ от 27.12.2009 г.) к пожизненному лишению свободы в исправительной колонии особого режима.

В остальном этот же приговор в отношении Волохова А В а также Головановой А С оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 88-АПУ14-5СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища
УК РФ Статья 158. Кража
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 345. Провозглашение вердикта
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УК РФ Статья 18. Рецидив преступлений
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Производство по делу

Загрузка
Наверх