Дело № 88-АПУ14-6

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 17 сентября 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 88-АПУ14-6

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 17 сентября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации составе в

председательствующего- Иванова Г.П.
судей- Зеленина СР. и Шамова А.В.
при секретареМалаховой Е.И.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Голубева ЕВ. и адвоката Тельного Д.А. на приговор Томского областного суда от 10 июня 2014 года, которым ЗАХАРЧЕНКО А Н , , не судимый, осуждён по ч. 1 ст. 226 УК РФ к 3 годам 9 месяцам лишения свободы, по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к годам 9 лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы, по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы без ограничения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ч.З ст. 69 УК РФ, к 19 годам лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ГОЛУБЕВ Е В не судимый, осуждён по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы, по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы без ограничения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ч.З ст. 69 УК РФ, к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешены гражданские иски потерпевшей В о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, взысканы процессуальные издержки и решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления осужденных Захарченко А.Н., Голубева ЕВ., адвокатов Ефимчикова ВВ., Гришковой И.А. по доводам апелляционных жалоб и прокурора Модестовой А.А., просившей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Захарченко и Голубев признаны виновным в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, убийстве, совершенном группой лиц по предвари тельному сговору, сопряженном с разбоем, а Захарченко также в хищении огнестрельного оружия.

Преступления совершены в период с 1 января 2013 года по 31 марта 2013 года в г. при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Захарченко и Голубев виновными себя признали частично.

В апелляционных жалобах: осужденный Голубев просит изменить приговор и смягчить наказание, полагая, что судом не в полной мере учтены его явка с повинной, активное способствование расследованию преступлений, изобличению соучастника преступлений и раскаяние в содеянном; адвокат Тельной в защиту интересов Захарченко просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, считая, что наличие предварительного сговора на убийство Д не доказано, судом в этой части дана неправильная оценка показаниям Захарченко и Голубева.

Установлена лишь договоренность осужденных на совершение разбойного нападения. Считает также, что Захарченко не похищал огнестрельное оружие, а взял его во временное пользование. Кроме того, по мнению адвоката, наказание Захарченко назначено чрезмерно суровое, поскольку отягчающих обстоятельств по делу не имеется, но есть смягчающие обстоятельства, такие как раскаяния Захарченко в содеянном, принесение им извинений потерпевшей и привлечение его к уголовной ответственности впервые.

В возражениях на доводы жалоб государственный обвинитель Лабазанова Е.Н. просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, Судебная коллегия считает, что приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Виновность Захарченко и Голубева в убийстве Д сопряженном с разбоем, подтверждается совокупностью имеющихся в материалах дела и приведенных в приговоре доказательств, которым судом дана надлежащая оценка.

Так, согласно заключению судебно-медицинского эксперта, причиной смерти Д явилась массивная кровопотеря как осложнение огнестрельного пулевого ранения задней поверхности груди справа с повреждением правого легкого, сердечной сорочки, сердца и грудины.

Кроме того, на трупе были обнаружены прижизненное огнестрельное пулевое слепое ранение головы с повреждением основной кости справа и костей лицевого черепа и прижизненное непроникающее колото- резаное ранение передней поверхности шеи справа без повреждения магистральных сосудов.

В ходе предварительного следствия Захарченко пояснял, что он дважды прицельно выстрелил из винтовки в Д а Голубев признавал, что вонзил нож в шею потерпевшего. После этого, они завладели автомобилем потерпевшего, который перегнали в другой двор. Они также забрали сумочку, которая выпала из рук Д и в которой оказались документы, страховка на автомобиль и рублей.

В судебном заседании они также не отрицали, что совершили нападение на Д и завладели его имуществом.

Доводы жалобы адвоката об отсутствии предварительной договоренности между Захарченко и Голубевым на убийство Д являются необоснованными, поскольку они опровергаются не только показаниями самих осужденных, которые они давали на предварительном следствии и которые были оглашены в судебном заседании в соответствие с п. 3 ч. 1 ст. 276 УПК РФ ввиду их отказа от дачи показаний в судебном заседании, но и характером совершенных ими действий, направленных на причинение смерти потерпевшему и завладение его имуществом.

Так, на допросе в качестве подозреваемого от 2 апреля 2013 года Захарченко пояснял, что он предложил своему другу Голубеву убить Д чтобы поправить свое материальное положение. Они спланировали совершение этого преступления, для чего вначале вооружились ножами и пытались напасть на Д в подъезде, но потерпевший застал их врасплох. Затем он вооружился винтовкой и во дворе дома потерпевшего совместно с Голубевым совершили убийство Д при этом он дважды выстрелил в Д , а Голубев воткнул нож в шею потерпевшего (т. 4 л. д. 9-16).

На допросе в качестве подозреваемого от 1 апреля 2013 года Голубев также пояснял, что он согласился с предложением Захарченко убить Д чтобы завладеть его автомобилем. Захарченко показал ему винтовку, из которой планировалось застрелить потерпевшего. Чтобы отвлечь внимание Д они прокололи шину его автомобиля, но он этого не заметил. Тогда они проехали за ним во двор, и там он обратил внимание Д на прокол шины, и, когда Д присел возле колеса, Захарченко дважды выстрелил в потерпевшего, а он взял нож в своем автомобиле и вонзил его в шею потерпевшего (т. 4 л.д. 145-150).

Эти показания Захарченко и Голубев подтвердили при проверке на месте совершения преступления (т. 4 л.д. 17-25, 157).

В дальнейшем Захарченко и Голубев изменили свои показания, стали утверждать, что у них не было договоренности на убийство, они хотели только напугать и ограбить Д Однако суд обоснованно признал первоначальные показания Захарченко и Голубева достоверными, поскольку, как правильно указано в приговоре, они подробны и согласуются между собой, и критически оценил последующие их показания, указав, что они вызваны стремлением смягчить свою ответственность.

Вместе с тем, и из этих показаний видно, что Захарченко и Голубев допускали любое развитие событий. В день преступления у них были заранее приготовленные винтовка и ножи, которые они использовали при нападении на Д Как указано выше, осуждённые перед совершением преступления некоторое время следили за потерпевшим, уточняя маршрут его передвижения, для облегчения реализации задуманного прокололи колесо его автомобиля, а затем указали Д на прокол, а когда тот вышел из машины, из заранее занятого удобного положения, Захарченко дважды выстрелил в Д после чего, Голубев взял нож и нанес ему удар в шею.

Эти совместные и согласованные действия Захарченко и Голубева, направленные не только на завладение имущества Д , но и на его убийство, свидетельствуют о том, что они действовали по заранее разработанному ими плану, в связи с чем, суд обоснованно признал их виновными в совершении убийства Д группой лиц по предварительному сговору.

О совместных и согласованных действиях Захарченко и Голубева, указывающих на совершение ими убийства Д по предварительному сговору свидетельствуют также показания свидетеля В , который с балкона своего дома видел, как Голубев указал Д на прокол колеса, и, когда Д присел возле автомобиля, раздался хлопок, похожий на звук лопнувшего колеса. Д встал и пошел к дому, но здесь раздался второй такой же хлопок и Д упал, а Голубев подбежал к упавшему Д и стал наносить ему удары. Затем Голубев достал что-то из своего автомобиля, нагнулся над потерпевшим и совершил телодвижение в область голову Д похожее на удар (тычок) ножом. Он также являлся очевидцем, как работники скорой помощи забирали раненого Д и видел, что в шее потерпевшего торчит нож, который был глубоко посажен, практически по самую рукоятку.

Кроме того, из показаний свидетелей Ж и Ш следует, что в последнее время Захарченко и Голубев стали вести себя необычно, что-то обсуждали между собой, при их появлении замолкали или уединялись, что обоснованно расценено судом, как обстоятельства, подтверждающие первоначальные показания Захарченко и Голубева о состоявшейся между ними договоренности об убийстве Д путем совершения на него разбойного нападения.

Из показаний свидетеля Ж также следует, что после совершения преступления Захарченко сообщил ей именно как о состоявшемся убийстве.

Таким образом, правильно установив фактические обстоятельства совершения разбойного нападения и убийства Д , суд обоснованно расценил действия Захарченко и Голубева, как совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Выводы суда о виновности Захарченко в хищении огнестрельного оружия также являются правильными, а доводы апелляционной жалобы адвоката о том, что Захарченко лишь временно воспользовался винтовкой, хранящейся у О , необоснованными.

Согласно показаниям свидетеля О винтовку он держал в комнате за креслом в разобранном виде. Захарченко про оружие у него не спрашивал.

Как пояснял сам Захарченко при проверке его показаний на месте совершения преступления, после убийства Д он замотал винтовку в пакет, чтобы утопить его (т. 4 л.д. 24) Указанное оружие Захарченко не вернул в комнату О после совершенного убийства, а спрятал его в другом месте.

Таким образом, Захарченко присвоил не принадлежавшую ему винтовку (карабин) и распорядился ей по собственному усмотрению, что является достаточным основанием для признания его виновным в хищении огнестрельного оружия.

Действия Захарченко и Голубева правильно квалифицированы по ст. ст. 162 ч. 4 п. «в» и 105 ч. 2 пп. «ж,з» УК РФ, а Захарченко также и по ст. 226 ч. 1 УК РФ.

Наказание Захарченко и Голубеву назначено с учётом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности осужденных, и обстоятельств, смягчающих наказание, в том числе и тех, на которые содержатся ссылки в апелляционных жалобах.

Оснований считать, что суд не в достаточной мере учел смягчающие обстоятельства, не имеется, поскольку Захарченко и Голубевым совершены особо тяжкие преступления, результатом которых явилась смерть человека.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28 и 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия ОПРЕДЕЛИЛА.

приговор Томского областного суда от 10 июня 2014 года в отношении ЗАХАРЧЕНКО А Н и ГОЛУБЕВА Е В оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий: Судьи

Статьи законов по Делу № 88-АПУ14-6

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 226. Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств
УПК РФ Статья 276. Оглашение показаний подсудимого
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх