Дело № 88-АПУ15-8

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 июня 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 88-АПУ15-8

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 25 июня 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоЗыкина В.Я.,
судейФроловой Л.Г. и Русакова В.В.
при секретареЩукиной Ю.В., с участием прокурора Митюшова В.П., осуж­

денного Кожевникова А.М., его защитника-адвоката Кротовой СВ. рассмотре­ ла в судебном заседании дело по апелляционной жалобе осужденного Кожев­ никова А.М. на приговор Томского областного суда от 30 декабря 2014 года, согласно которому Кожевников А М не судимый, признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 158, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 166 УК РФ, и ему назначено наказа­ ние: по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ-лишение свободы на срок 19 лет с ог­ раничением свободы на 1 год 6 месяцев; по ч. 1 ст. 158 УК РФ - исправительные работы на срок 8 месяцев с удержанием 20% из заработка в доход государства; по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 166 УК РФ-лишение свободы на срок 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69, ст. 71 УК РФ по совокупности преступле­ ний, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Кожевникову А.М. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 20 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свобо­ ды на 1 год 6 месяцев.

В соответствии со ст. 53 УК РФ Кожевникову А.А. установлены сле­ дующие ограничения свободы: не уходить из места постоянного прожива­ ния (пребывания) в ночное время - с 22 до 6 часов по местному времени; не выезжать за пределы территории муниципального образования - сельское поселение района области без согла­ сия специализированного государственного органа, осуществляющего над­ зор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы; не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия специализи­ рованного государственного органа, осуществляющего надзор за отбывани­ ем наказания в виде ограничения свободы; обязанность являться два раза в месяц для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения сво­ боды.

Гражданские иски Ш и Н удовлетво­ рены частично, постановлено взыскать с Кожевникова А.М. денежную ком­ пенсацию в возмещение морального вреда: в пользу Ш рублей, в пользу Н рублей.

Заслушав доклад судьи Зыкина В.Я., выступления осужденного Кожев­ никова А.М., его защитника-адвоката Кротовой СВ., выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Митюшова В.П., судебная коллегия,

установила:

согласно приговору Кожевников А.М. совершил убийство двух лиц (Ш и К кражу принадлежащего им имущества и покушение на неправомерное завладение автомобилем Ш Преступления совершены 6 ноября 2013 г. в офисном помещении и на территории ООО Научно-производственный комплекс « », расположенном в г. при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Кожевников А.М. выражает несогласие с приговором, считая его незаконным, необосно­ ванным и несправедливым.

Он утверждает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоя­ тельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; при про­ изводстве предварительного следствия и судебного разбирательства были на­ рушены требования уголовно-процессуального закона, в том числе статей 14, 164, 187, 193, 295, 298 УПК РФ.

Подробно ссылаясь на исследованные в судебном заседании доказатель­ ства (показания допрошенных в суде лиц, протоколы осмотров мест происше­ ствия, иных следственных действий, заключения экспертиз о характеристике оружия, следов выстрелов, характере телесных повреждениях, обнаруженных на трупах потерпевших), а также излагая обстоятельства проведения предвари­ тельного следствия и судебного заседания, осужденный Кожевников А.М. ут­ верждает, что выводы суда о его виновности являются необоснованными.

Он также заявляет, что на предварительном следствии вынужден был оговорить себя в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия со стороны сотрудников полиции, в том числе угроз его детям; ут­ верждает, что ему не были разъяснены его права, предусмотренные ст. 51 Кон­ ституции Российской Федерации; с момента задержания ему не был представ­ лен защитник в лице адвоката; явка с повинной не является доказательством, поскольку была получена в отсутствие адвоката и не носила добровольный ха­ рактер; версию убийства потерпевших придумали сами оперативные сотрудни­ ки полиции, которые заставили его выучить ее и сообщить следователю от сво­ его имени; при собирании доказательств следователями допущены многочис­ ленные нарушения уголовно-процессуального закона; первоначально его доп­ рашивали без адвоката два следователя, которые протоколы его допросов не составляли и не приобщали их к материалам уголовного дела; следователь К задавал ему наводящие вопросы, манипулировал следственными дей­ ствиями и доказательствами с выгодой для себя, как стороны обвинения.

Протокол дополнительного осмотра места происшествия, в ходе которого следователем К был обнаружен затвор от пистолета, осужденный Кожевников А.М. считает недопустимым доказательством, поскольку сам он и его защитник, а также понятые не принимали участие в данном следственном действии; полагает, что затвора от пистолета на момент первоначального ос­ мотра места происшествия не было, а появился он лишь 8 мая 2014 г., т.е. в день повторного осмотра данного участка местности. Осужденный также, ссы­ лаясь на свои показания, данные на предварительном следствии, показания свидетелей Ш З заключение баллистической экс­ пертизы, считает недопустимым доказательством пистолетную рамку, пред­ ставленную органами следствия в качестве вещественного доказательства по делу и положенную в основу приговора.

Заявляет, что органами предварительного следствия не проверены все возможные версии убийства потерпевших, не проверена причастность к данно­ му убийству иных лиц; судом не приняты во внимание и не опровергнуты его (Кожевникова А.М.) показания, данные в свою защиту, в том числе о появле­ нии следов выстрела на его одежде, о наличии у него алиби в день убийства по­ терпевших (нахождении в с. ). По мнению Кожевникова А.М., приговор постановлен с нарушением уго­ ловно-процессуального закона, поскольку выводы суда о его виновности осно­ ваны не на доказательствах, а на догадках, домыслах суда и предположениях; в приговоре необоснованно отвернуты показания свидетелей защиты, подтвер­ ждающие наличие у него алиби; в приговоре не приведены убедительные моти­ вы, по которым суд признал недостоверными показания подсудимого и свиде­ телей защиты.

При рассмотрении дела председательствующий судья проявил предвзя­ тость и необъективность к нему (Кожевникову А.М.), стал на сторону обвине- ния, нарушил принцип состязательности сторон, оказывал давление на свидете­ лей защиты; суд постановил несправедливый приговор, назначив чрезмерно строгое наказание. Осужденный полагает, что суд, признав явку с повинной в качестве смягчающего обстоятельства, назначил ему максимально возможное наказание, без учета правил, предусмотренных ст.62 УК РФ.

В результате осужденный Кожевников А.М. просит приговор отменить в связи с непричастностью к преступлениям и освободить его из-под стражи.

Потерпевшим Н а также представителем потерпевшего адвокатом Лесковской Е.В. поданы возражения на апелляционную жалобу осу­ жденного, доводы которого они считают необоснованными и просят приговор оставить без изменения.

Осужденный Кожевников А.М. и его защитник-адвокат Кротова СВ. в заседании суда апелляционной инстанции поддержали доводы апелляционной жалобы.

Прокурор Генеральной прокуратуры Российской Федерации Митюшов В.П. возражал против доводов жалобы и просил приговор оставить без измене­ ния.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционной жалобы осужденного.

Вывод суда о виновности Кожевникова А.М. в совершении инкримини­ рованных ему преступлений основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, содержание которых приведено в приговоре.

При этом суд обоснованно принял во внимание в качестве доказательств показания Кожевникова А.М., данные им на предварительном следствии, об обстоятельствах убийства Ш и К кражи принад­ лежащего им имущества, а также покушения на угон автомобиля Ш Кожевников А.М. на протяжении всего предварительного следствия, начиная с его заявления на имя руководителя следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Томской области от 2 декабря 2013 г. и до объявления ему об окончании следствия по делу, по­ следовательно утверждал, что убийство Ш и К , кражу принадлежащего им имущества и попытку угнать автомобиль Ш совершил он.

В своих первоначальных показаниях Кожевников А.М. утверждал, что изначально хотел убить только К Впоследствии, объяс­ няя причину убийства Ш на допросах 17 апреля и 16 мая 2014 г. он пояснил, что, увидев его на лестнице вместе с К решил убить обоих, так как испытывал к Ш неприязнь, считал его, как и К виновным в своем уволь­ нении и доведении его до состояния безысходности. Именно Ш пригрозил ему переводом на низкооплачиваемую работу слесарем.

Исследовав в суде показания Кожевникова А.М. на предварительном следствии, просмотрев видеозаписи его первого допроса и проверок его показаний на месте, сопоставив их с другими доказательствами по делу, суд пришел к правильному выводу, что эти показания являются достовер­ ными.

Признавая эти показания достоверными, суд обоснованно исходил из того, что они получены в соответствии с требованиями уголовно - процес­ суального закона, согласуются с другими доказательствами по делу.

Суд тщательно проверил доводы подсудимого Кожевникова о том, что на предварительном следствии он оговорил себя в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия, и отверг эти доводы как противо­ речащие исследованным в судебном заседании доказательствам.

Отвергая данные доводы подсудимого как несостоятельные, суд в при­ говоре обоснованно отметил, что в ходе предварительного следствия Ко­ жевников А.М. сообщил правоохранительным органам такую информацию, которая не была им известна до его задержания.

Как видно из материалов уголовного дела, при первоначальном ос­ мотре кабинета генерального директора ООО НПК « », проводившемся ночью 7 ноября 2013 г., следов выстрела обнаружено не было только по­ тому, что их и не искали.

Целенаправленно поиск этих следов начался и дал положительный результат только после того, как Кожевников А.М. на первом допросе 2 декабря 2013 г. сообщил о случайном выстреле из пистолета в кабинете Ш Именно это обстоятельство, в совокупности с другими доказательст­ вами по делу, дало суду основание для признания показаний Кожевникова А.М. на предварительном следствии достоверными, а утверждение подсу­ димого о том, что он оговорил себя - несостоятельным.

В судебном заседании были воспроизведены видеозаписи допроса Кожевникова А.М. 2 декабря 2013 г. и проверки его показаний 3 декабря 2013 г., в результате чего суд смог убедиться, что в течение двух часов допроса и двух часов проверки этих показаний Кожевников А.М. совер­ шенно свободно, в условиях, исключающих возможность какого - либо воз­ действия на него, подробно и обстоятельно рассказал об обстоятельствах совершения им преступлений.

Согласно протоколу проверки показаний на месте от 3 декабря 2013 г. и видеозаписи данного следственного действия Кожевников А.М., находясь на территории ООО НПК « », уверенно указал маршрут, ме­ сто и способ проникновения на территорию предприятия; цех, в котором он переделал пистолет и снарядил патроны; показал использовавшееся им для этого оборудование; место в цехе, где он стрелял из переделанного пистолета.

В помещении офисного здания Кожевников А. М. показал, где он прятался, ожидая К описал расположение обоих потерпев­ ших в момент нападения на них, указал место, с которого он произвел выстрелы, а также расположение тел Ш и К после их убийства.

Находясь поочередно в кабинетах генерального директора и его за­ местителя, Кожевников А.М. рассказал об обстоятельствах случайного вы­ стрела; указал сектор, куда мог попасть снаряд, которым был снаряжен па­ трон; место, где им были найдены ключи от автомобиля Ш ., деньги потерпевших, которые он похитил; описал свои действия, направленные на угон автомобиля.

Эти показания Кожевникова А.М., данные на предварительном след­ ствии, подтверждаются другими доказательствами.

Так, свидетель Ш работавший вместе с подсудимым в ООО НПК « », подтвердил в суде, что между Кожевниковым А.М. и заместителем генерального директора К действительно су­ ществовали неприязненные отношения.

Согласно его показаниям, незадолго до увольнения Кожевникова А.М. между К и Кожевниковым А.М. произошел конфликт из-за выплаты Кожевникову А.М. заработной платы в размере, меньшем чем обычно. Со слов Кожевникова А.М. свидетелю известно, что разговор между ним и К состоялся на повышенных тонах. Они не смогли ни о чем договориться, и Кожевникову А.М. было предложено уволиться. Рассказывая об этом, Кожевников А.М. был возбужден, нерв­ ничал.

Показания Кожевникова А.М. об обстоятельствах совершения убийств и кражи согласуются с показаниями свидетеля М в суде, где она поясняла, как стала случайным свидетелем убийства потерпев­ ших.

М пояснила, что после того как К и Ш вышли из кабинета и стали спускаться по лестнице, она (М находясь в приемной, услышала сначала два хлопка, а потом крик К Пока она шла посмотреть, что произошло, услышала еще около четырех хлопков. Подойдя к лестнице, она увидела лежащего на ступеньках мертвого Ш у которого в области уха было повреждение. После этого она спряталась в помещении архива на втором этаже, где находилась до приезда полиции. Из помещения архи­ ва она слышала, как сразу после окончания выстрелов кто-то дважды поднимался по лестнице на второй этаж, обошел все кабинеты, искал что- то в кабинете Ш а потом ушел. По звуку шагов свидетель определила, что это был один человек.

М также показала, что, прячась в помещении архива, слышала, как человек, заходивший в кабинеты Ш и К перед тем как окончательно уйти, выключил свет.

Ее показания в этой части согласуются с показаниями К ., который при допросе в качестве подозреваемого, в ходе проверки его показаний и при допросе в качестве обвиняемого рассказал о том, что после убийства, уходя из офисного здания, он выключил свет в каби­ нетах генерального директора Ш и его заместителя К для того, чтобы охрана решила, что руководство предприятия уезжает.

Незначительным расхождениям, содержащимся в показаниях Кожевни­ кова А.М., полученным в период предварительного следствия, и показаниях М судом в приговоре дана соответствующая оценка.

Суд также сопоставил показания Кожевникова А.М. с данными, содер­ жащимися в протоколах осмотров мест происшествия, а также результатами проведенных по делу экспертиз.

При этом суд в приговоре обоснованно отметил, что сведения о поло­ жении тел обоих потерпевших на момент их осмотра, содержащиеся в протоколе осмотра и прилагаемых к нему фототаблицах, полностью согла­ суются с показаниями Кожевникова А.М. при допросе 2 декабря 2013 г. и их проверке.

Согласно заключениям экспертов, причиной смерти обоих потерпев­ ших явились огнестрельные ранения: Ш - пулевое слепое ранение головы с обширным разрушением вещества головного мозга с повреждением ветвей задних мозговых артерий, осложнившееся массивной кровопотерей, К - пулевые ранения головы и груди с об­ ширным разрушением вещества головного мозга, повреждением левой под­ ключичной артерии, левого легкого, осложнившиеся массивной острой кро­ вопотерей.

Экспертом сделан вывод о возможности наступления смерти Ш и К 6 ноября 2013 г. в период времени с 18 до 19 часов.

Проведенной судебно - баллистической экспертизой установлено, что изъятые в процессе осмотра места происшествия шесть гильз являются выстрелянными гильзами от патронов калибра 9 мм Р.А. травматического действия для огнестрельного оружия ограниченного поражения, а три ку­ сочка металла являются, вероятнее всего деформированными картечинами 8,5 мм.

Все шесть гильз были выстреляны из одного экземпляра полуавто­ матического (самозарядного) оружия калибра 9 мм Р.А. и, вероятно, были переснаряжены снарядом с диаметром около 8,4 мм.

Данные экспертные заключения согласуются с показаниями Кожевни­ кова А.М., данными им на предварительном следствии, об имевшемся у него оружии, из которого он произвел выстрелы в потерпевших.

На предварительном следствии Кожевников давал показания о том, что после убийства потерпевших случайно произвел выстрел в кабинете Ш Показания К о случайном выстреле в кабинете Ш подтверждаются протоколом осмотра кабинета и выво­ дами судебно-баллистической экспертизы.

При осмотре 3 декабря 2013 г. приемной и кабинета генерального директора ООО НПК » были обнаружены повреждения округлой формы на передней и задней сторонах спинки дивана, сквозное поврежде- ние в стене за диваном, разделяющей кабинет и приемную, а также повре­ ждение задней стенки тумбы, стоявшей у стены в приемной, в котором застрял кусочек металла округлой формы.

Согласно заключению эксперта, обнаруженный в процессе осмотра кабинета и приемной Ш кусочек металла является, вероятнее всего, деформированной картечиной 8,5 мм, которая могла быть выстреляна из оружия с диаметром канала ствола 8,4 мм.

Суд в приговоре обоснованно отметил, что выводы экспертов о при­ чинах смерти обоих потерпевших, характере, количестве и локализации обнаруженных у них повреждений, а также о характеристиках гильз и снарядов, обнаруженных при осмотре места происшествия, согласуются с показаниями Кожевникова А.М. на предварительном следствии об орудии и боеприпасах, использовавшихся им при совершении убийства, о рас­ стоянии, с которого он стрелял в потерпевших.

Давая оценку показаниям Кожевникова А.М., суд принял во внимание и то обстоятельство, что на предварительном следствии он, хоть и признавал свою вину в совершении преступлений, однако не всегда был до конца искренен, пытался ввести следствие в заблуждение.

В частности, на допросах 2 и 3 декабря 2013 г. Кожевников утвер­ ждал, что после совершения преступлений избавился как от пистолета, так и от одежды и обуви, в которых он находился вечером 6 ноября 2013 г.

Согласно его показаниям, пистолет он выбросил в реку в саду в г. , а куртку, шапку, джинсы и ботинки - в мусорный контейнер рядом со своим домом.

На допросе 6 декабря 2013 г. Кожевников заявил, что детали разо­ бранного им пистолета он выбросил в районе областной клиниче­ ской больницы, а на допросе 16 мая 2014 г. - что куртку, шапку, джинсы и ботинки он не выбрасывал, а оставил в квартире.

Его показания о пистолете в этот же день были проверены на мес­ те и, как видно из протокола данного следственного действия, а также протокола осмотра, на участке местности, указанном Кожевниковым А.М., между зданием областной клинической больницы и зданием дет­ ской инфекционной больницы им. в снегу была обнаружена рамка со стволом, имеющая № .

Спустя пять месяцев - 8 мая 2013 г. при повторном осмотре этого же участка местности, был обнаружен затвор от пистолета Макарова, так­ же имеющий № Судом обоснованно указано, что наличие на рамке - рукояти со ство­ лом и затворе от пистолета одинакового номера, обнаружение обеих дета­ лей пистолета на одном участке местности свидетельствует о том, что они являются деталями одного пистолета.

Вопреки утверждению осужденного Кожевникова А.М., данные следст­ венные действия были проведены с соблюдением требований УПК РФ, и про­ токолы этих следственных действий, а также сами предметы (части оружия) обоснованно признаны судом допустимыми доказательствами по делу.

У суда не имелось оснований сомневаться в том, что указанные детали от пистолета (рамка со стволом и затвор) являлись частями оружия, из которо­ го Кожевников А.М. совершил убийство потерпевших.

Просмотр в судебном заседании видеозаписи проверки показаний Кожевникова А.М. от 6 декабря 2013 г. на месте позволил суду убедиться в том, что она, также как и предшествующие ей следственные действия с участием Кожевникова А.М., проходила в условиях, исключающих возмож­ ность какого-либо воздействия на обвиняемого.

Показания Кожевникова А.М. на предварительном следствии о том, что он переделал и использовал для совершения убийства именно писто­ лет, созданный на базе пистолета Макарова, о виде работ, выполненных им в процессе переделки пистолета, использовавшемся им оборудовании и инструментах, характеристиках переделанного пистолета, согласуются с показаниями свидетеля Ш в суде и заключением баллистиче­ ской экспертизы, содержание которых приведено в приговоре.

Судом также обоснованно в качестве доказательства признано заключе­ ние криминалистической экспертизы, из которой следует, что на изъятой в хо­ де обыска в квартире Кожевникова А.М. одежде: джинсах, бушлате, джинсо­ вой куртке, полушубке, вязаной шапке, шапке-кепке, рабочих перчатках имеются следы продуктов выстрела снарядом, снаряженным капсюлем, в состав которого входят барий, свинец и сурьма.

Все доводы, выдвинутые осужденным Кожевниковым А.М. в свою за­ щиту, аналогичные тем, которые содержатся в его апелляционной жалобе, су­ дом были проверены и обоснованно в приговоре признаны несостоятельными.

Суд также проверил и опроверг версию подсудимого о том, что он ве­ чером 6 ноября 2013 г. в г. отсутствовал и, якобы, уехал в с.

района области.

При этом суд допросил в судебном заседании свидетелей П , С П и дал им надлежащую оценку в при­ говоре, признав недостоверными показания П и С . как противоречащие другим доказательствам по делу.

Все доказательства, положенные в основу приговора, являются допус­ тимыми, поскольку получены в соответствии с требованиями УПК РФ.

Из материалов дела видно, что заявление Кожевникова А.М. от 2 декаб­ ря 2013 г. на имя руководителя следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Томской области от 2 декабря 2013 г., в котором он сообщал о совершенных им преступлениях, было сделано им доб­ ровольно.

То обстоятельство, что данное заявление было составлено и подано в отсутствие адвоката, не свидетельствует о нарушении уголовно- процессуального закона и о недопустимости его как доказательства.

Право на защиту Кожевникова А.М. не нарушено, поскольку, как следу­ ет из имеющихся в деле протоколов следственных действий и ордера адвоката, защитник в лице адвоката Факовой А.В. Кожевникову А.М. был предоставлен с момента его задержания.

При этом Кожевникову А.М. перед его допросами в качестве подозревае­ мого и обвиняемого были разъяснены все его права, в том числе право не сви­ детельствовать против самого себя и близких родственников, а также положе­ ния закона о том, что его показания могут быть использованы в качестве дока­ зательств по уголовному делу, в том числе и при последующем отказе от них.

Ни на чем не основаны доводы жалобы осужденного о проведении его допросов следователями без их протоколирования и о совершении следовате­ лями иных действий, противоречащих требованиям УПК РФ.

Неоднократно заявляя о своем раскаянии и желании содействовать следствию, Кожевников А.М. ни на одном допросе не заявлял, что по ка­ ким - либо причинам оговорил себя в совершении преступлений и что его право на защиту нарушено.

По окончании предварительного следствия, как следует из имеющегося в деле протокола, Кожевников А.М. и его защитник были ознакомлены со всеми материалами уголовного дела.

Не могут быть признаны обоснованными доводы жалобы Кожевникова А.М. о неполноте предварительного следствия.

Оценка доказательств, а также разрешение вопроса о достаточности или недостаточности доказательств на предварительном следствии отнесены к компетенции следователя (ст. 17, 87, ч.1 ст.88 УПК РФ).

Согласно чЛ ст.38 УПК РФ следователь уполномочен в пределах компе­ тенции, предусмотренной УПК РФ, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

При этом следователь вправе самостоятельно направлять ход расследова­ ния, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного орга­ на (п.Зч.2 ст.38 УПК РФ).

Осужденный Кожевников А.М. и его защитник имели возможность, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании оспаривать дейст­ вия следователя, а также заявлять ходатайства о признании доказательств недо­ пустимыми.

Таким образом, право на защиту Кожевникова А.М. на предварительном следствии и в суде нарушено не было.

Дело рассмотрено судом в условиях состязательного процесса.

Утверждение Кожевникова А.М. об оказании судьей незаконного воз­ действия на свидетелей защиты - голословно и опровергается протоколом су­ дебного заседания, из которого следует, что председательствующий по делу су­ дья Т вел процесс с соблюдением принципов равенства сторон и беспристрастности суда, не оказывая какого-либо давления на участников про­ цесса, в том числе свидетелей стороны защиты.

Председательствующим были созданы необходимые условия для испол­ нения сторонам их процессуальных обязанностей и осуществления предостав­ ленных им прав.

Все ходатайства, заявленные стороной защиты, были разрешены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, а принятые по ним решения являются законными, обоснованными и мотивированными.

Приговор суда соответствует требованиям уголовно-процессуального за­ кона, в том числе ст.307 УПК РФ; в нем приведены доказательства, на которых основаны выводы о виновности подсудимого Кожевникова А.М., и мотивы, по которым суд отверг доказательства и доводы стороны защиты.

Представленные сторонами доказательства судом оценены в совокупно­ сти и в соответствии с правилами, предусмотренными ст.88 УПК РФ.

Оснований для иной оценки исследованных в суде первой инстанции до­ казательств судебная коллегия не усматривает.

Действия осужденного Кожевникова А.М. судом юридически квалифи­ цированы правильно.

Назначенное Кожевникову А.М. наказание соответствует характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его соверше­ ния, личности осужденного.

При этом судом были учтены все данные, характеризующие осужденно­ го, а также обстоятельства, смягчающие его наказание, в том числе явка с по­ винной.

Вопреки утверждению осужденного, правила назначения наказания, пре­ дусмотренные ст.62 УК РФ, судом не нарушены.

За преступление по п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ предусмотрено максималь­ ное наказание в виде пожизненного лишения свободы, поэтому согласно части 3 статьи 62 УК РФ положения части 1 данной статьи о невозможности назначе­ ния наказания более двух третей максимального срока или размера наиболее строгого наказания не применяются.

Что касается других преступлений, за которые Кожевников А.М. осужден по данному приговору, то назначенное ему наказание за эти преступления не превышает две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за них санкциями данных статей.

13 20 28 33 Руководствуясь ст.ст. 389, 389, 389, 389 УПК РФ, судебная колле­ гия

определила:

приговор Томского областного суда от 30 декабря 2014 года в отношении Кожевникова А М оставить без изменения, а апелляционную жалобу осужденного - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 88-АПУ15-8

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 38. Следователь
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 164. Общие правила производства следственных действий
УПК РФ Статья 187. Место и время допроса
УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
УПК РФ Статья 295. Удаление суда в совещательную комнату для постановления приговора
УПК РФ Статья 298. Тайна совещания судей
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 71. Порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх