Дело № 9ПВ12

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 5 июня 2013 г., Постановление
Инстанция Президиум Верховного Суда Российской Федерации, надзор
Докладчик Асташов Сергей Васильевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Дело №9ПВ12

от 5 июня 2013 года

 

членов Президиума - Кузнецова В.В., Магомедова М.М., Соловьева В.Н., Тимошина Н.В., Толкаченко A.A., Хомчика В.В., -

рассмотрел в судебном заседании гражданское дело по надзорной жалобе Чижиковой Л [скрыто] на определение Судебной коллегии по

гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 сентября 2012 г. по заявлению Чижиковой Л.В. о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения Люберецкого городского суда Московской области от 3 октября 2008 г. по делу по иску Селезнева [скрыто], Котышевой А [скрыто] к Чижиковой тШ [скрыто] о

признании недействительным договора пожизненного содержания с иждивением, применении последствий недействительности сделки и по иску Чижиковой Л.В. к Селезневу Л.Е., Котышевой A.A. об изменении условий договора пожизненного содержания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В, объяснения Чижиковой Л.В. и её представителя адвоката Муромцева A.B., выступающего по ордеру, поддержавших доводы надзорной жалобы, представителя Мамина Р.Д. Поликыржу A.B., выступающую по доверенности и возражавшую против удовлетворения надзорной жалобы, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Селезнев Л.Е., Котышева A.A. обратились в суд с иском к Чижиковой Л.В. о признании недействительным договора пожизненного содержания с иждивением и применении последствий недействительности сделки, ссылаясь на то, что 21 декабря 2004 г. между ними был заключён указанный договор, по которому истцы передали бесплатно в собственность ответчице принадлежащую им двухкомнатную квартиру общей площадью 44,0 кв.м., находящуюся по адресу: г. [скрыто] области, [скрыто]

I Щ, а ответчица обязалась осуществлять их пожизненное содержание с иждивением. Однако данную сделку они заключили под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, и вследствие стечения тяжёлых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях.

Селезнев Л.Е., являясь единственным наследником и правопреемником умершей 11 мая 2006 г. Котышевой A.A., в процессе рассмотрения дела уточнил исковые требования, ссылаясь на то, что во время совершения сделки находился в болезненном состоянии и не понимал значения своих действий. При применении последствий недействительности сделки просил признать за ним право собственности на всю квартиру, в том числе в порядке наследования на долю Котышевой A.A.

Чижикова Л.В. обратилась в суд с иском к Селезневу Л.Е. об изменении условий договора пожизненного содержания, ссылаясь на то, что она добросовестно исполняет свои обязательства, однако Селезнев Л.Е. препятствует ей в этом, не принимает исполнение в натуре, в связи с чем, просила изменить условия договора, заменив содержание с иждивением на ежемесячные денежные выплаты.

Определением Люберецкого городского суда Московской области от 27 февраля 2007 г. оба дела соединены в одно производство.

Решением Люберецкого городского суда Московской области от 24 марта 2008 г. в удовлетворении исковых требований как Селезнева Л.Е., так и Чижиковой Л.В. отказано в полном объёме.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 24 июня 2008 г. решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требований Чижиковой Л.В. оставлено без изменения, а в части отказа в удовлетворении исковых требований Селезнева Л.Е. отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела решением Люберецкого городского суда Московской области от 3 октября 2008 г. исковые требования Селезнева Л.Е. удовлетворены частично, договор пожизненного содержания с иждивением в части заключения его Селезневым Л.Е. признан недействительным по основанию его заключения лицом, не способным понимать значение своих действий и руководить ими; применены последствия недействительности сделки путём передачи в собственность Селезнева Л.Е. Vz доли в праве

собственности на спорную квартиру. В остальной части исковых требований Селезневу Л.Е. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 декабря 2008 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Чижикова Л.В. обратилась в суд первой инстанции с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения Люберецкого городского суда Московской области от 3 октября 2008 г., ссылаясь на то, что единственным основанием для удовлетворения исковых требований Селезнева Л.Е. послужило заключение амбулаторной первичной комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы Московского областного центра социальной и судебной психиатрии при Центральной Московской областной клинической психиатрической больнице (далее - ГБУЗ ЦМОКПБ), согласно которому Селезнев Л.Е. в момент заключения и подписания договора пожизненного содержания 21 декабря 2004 г. не мог понимать значения своих действий и руководить ими.

Однако после рассмотрения дела уполномоченным органом государственного надзора - Управлением Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по г. Москве и Московской области (далее - Управление Росздравнадзора) в ходе проверки были выявлены обстоятельства, которые не могли быть известны суду и лицам, участвующим в деле, на момент его рассмотрения и которые имели существенное значение для дела.

После смерти 15 июля 2010 г. Селезнева Л.Е. лицом, участвующим в деле, является его единственный наследник по завещанию Мамин [скрыто]

Определением Люберецкого городского суда Московской области от 23 июня 2011 г. Чижиковой Л.В. отказано в пересмотре решения Люберецкого городского суда Московской области от 3 октября 2008 г. по вновь открывшимся обстоятельствам.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 сентября 2011 г. определение Люберецкого городского суда Московской области от 23 июня 2011 г. оставлено без изменения.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 сентября 2012 г. определение Люберецкого городского суда Московской области от 23 июня 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 сентября 2011 г. оставлены без изменения.

На указанное выше определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации Чижиковой Л.В. подана надзорная жалоба с просьбой о его отмене, со ссылкой на то, что судом кассационной инстанции применительно к п. 1 ч. 3 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации фактически не рассмотрены ее

доводы о вновь открывшихся существенных для дела обстоятельствах, которые не были и не могли быть известны заявителю на момент рассмотрения дела. В частности, не рассмотрены доводы о выявленных уполномоченным государственным органом нарушениях закона, допущенных при проведении экспертизы: вместо назначенной судом комплексной судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизы проведена комплексная психолого-психиатрическая судебная экспертиза, которую суд не назначал; экспертиза проведена без участия экспертов судебно-медицинского учреждения, так как данный вид деятельности отсутствует в лицензии ГБУЗ ЦМОКПБ; не исполнено определение суда о производстве комплексной судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизы; в состав экспертной комиссии без согласия суда был введен фармаколог, работающий в аптеке ЦМОКПБ; поскольку проводились клинико-фармакологические исследования, необходимо было в экспертный состав ввести врача - клинического фармаколога; в заключении недостаточно полно дана характеристика объектам исследования, поступившим на экспертизу, в частности, неясно какого стационара больницы изучалась медицинская и статистическая карты и за какой период, не отражены содержание и результаты исследований с указанием примененных методик, сведения из медицинских документов произвольно изложены в повествовательной форме и фактически представлены клиническими диагнозами, без документального подтверждения дневниковыми записями, отражающими динамику течения заболевания и состояния здоровья подэкспертного; психолог-эксперт, ссылаясь на проведенные экспериментально-психологические исследования, не приводит их результаты, подменяя описанием поведения подэкспертного в ходе освидетельствования; свое суждение без какого-либо документального подтверждения дает и фармаколог, не указывая конкретно, какие лекарственные препараты получал истец, чтобы можно было судить о правильности их назначения и эффективности лечения; имеющиеся упущения со стороны экспертов-психиатров, психолога-эксперта и фармаколога - произвольное изложение общих сведений с их предварительной оценкой без документального подтверждения, не позволяют проверить обоснованность и достоверность сделанных экспертных выводов.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 18 февраля 2013 г. надзорная жалоба Чижиковой Л.В. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело в порядке надзора, обсудив доводы надзорной жалобы и возражений на неё, находит надзорную жалобу обоснованной.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в надзорном порядке являются нарушения прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией Российской Федерации, общепризнанными

принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, прав и законных интересов неопределённого круга лиц или иных публичных интересов, единообразия в толковании и применении судами норм права (ст. 391.9 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вновь открывшимися обстоятельствами, по которым могут быть пересмотрены вступившие в законную силу судебные постановления, являются указанные в ч. 3 этой статьи и существовавшие на момент принятия судебного постановления существенные для дела обстоятельства. К таким обстоятельствам относятся, в частности, существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю (п. 1 ч. 3 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), заведомо ложное заключение эксперта, установленное вступившим в законную силу приговором суда (п. 2 ч. 3 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также ряд других обстоятельств, предусмотренных данной нормой.

Институт пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений, предусмотренный ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, является дополнительной гарантией защиты нарушенных прав и исправления допущенных судами ошибок при разрешении гражданских дел. Необходимость существования такой процедуры в гражданском процессе и необходимость её применения, если какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство неоспоримо свидетельствует о судебной ошибке, неоднократно признавались Конституционным Судом Российской Федерации соответствующими Конституции Российской Федерации, в частности в Постановлении от 26 февраля 2010 г. № 4-П по делу о проверке конституционности части второй статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан A.A. Дорошка, Е.А. Кота и Е.Ю. Федотовой, в Постановлении от 5 февраля 2007 г. № 2-П по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 387, 388, 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ «Нижнекамскнефтехим» и «Хакасэнерго», а также жалобами ряда граждан и др.

Согласно неоднократно и последовательной сформулированной позиции Европейского Суда по правам человека, процедура отмены окончательного судебного решения по вновь открывшимся обстоятельствам предполагает, что имеются доказательства, которые ранее не были объективно доступными и которые могут привести к иному результату судебного разбирательства. Лицо, желающее отмены судебного решения, должно доказать, что оно не имело возможности представить доказательство до окончания судебного разбирательства и что такое доказательство имеет значение для разрешения

дела. Данная процедура сама по себе не противоречит принципу правовой определённости в той мере, в какой она используется для исправления судебных ошибок (п.п. 27, 28 постановления от 18 ноября 2004 г. по делу Праведная против Российской Федерации, жалоба № [скрыто] и др.).

При рассмотрении настоящего дела судами установлено, что 21 декабря 2004 г. между Селезневым Л.Е., Котышевой A.A. и Чижиковой Л.В. в нотариальной форме был заключён договор, по которому истцы передали бесплатно в собственность ответчице принадлежащую им двухкомнатную квартиру общей площадью 44,0 кв.м., находящуюся по адресу: г. [скрыто] области, [скрыто] а ответчица

обязалась осуществлять их пожизненное содержание с иждивением.

28 декабря 2004 г. Селезнев Л.Е., Котышева A.A. и Чижикова Л.В. обратились в Управление Федеральной регистрационной службы по Московской области с заявлением о государственной регистрации договора.

В установленном законом порядке 25 января 2005 г. государственная регистрация договора произведена.

Решением Люберецкого городского суда Московской области от 20 октября 2005 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 22 февраля 2006 г., Селезневу Л.Е. и Котышевой A.A. отказано в иске о расторжении указанного договора. Данным решением установлен факт надлежащего исполнения Чижиковой Л.В. обязательств по предоставлению пожизненного содержания с иждивением.

Решением Люберецкого городского суда Московской области от 25 июля 2006 г. на Селезнева Л.Е. возложена обязанность не чинить Чижиковой Л.В. препятствий в исполнении обязательств по договору.

10 апреля 2006 г. Селезнев Л.Е. и Котышева A.A. предъявили иск к Чижиковой Л.В. о признании договора пожизненного содержания с иждивением недействительным по основаниям, предусмотренным ст.ст. 178, 179 Гражданского кодекса Российской Федерации (заключение сделки под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение; заключение сделки вследствие стечения тяжёлых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях).

13 декабря 2006 г. Селезневым Л.Е., единственным наследником и правопреемником умершей 11 мая 2006 г. Котышевой A.A., исковые требования уточнены требованием о признании сделки недействительной по основанию, предусмотренному ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации (недействительность сделки, совершённой гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими).

28 мая 2007 г. судом по ходатайству Селезнева Л.Е. назначена комплексная судебно-медицинская и судебно-психиатрическая экспертиза в отношении Котышевой A.A. (посмертно - по медицинским документам и материалам дела) и Селезнева Л.Е., производство которой поручено

Московскому областному центру социальной и судебной психиатрии при ГБУЗ ЦМОКПБ.

По заключению первичной посмертной комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы указанного экспертного учреждения от 25 августа 2007 г. в составе трех судебно-психиатрических экспертов, психолога-эксперта и фармаколога определить, могла ли Котышева A.A. понимать значение своих действий и руководить ими во время заключения и удостоверения договора 21 декабря 2004 г., не представилось возможным.

Заключением такой же экспертизы от 21 августа 2007 г. в том же составе экспертов установлено, что Селезнев Л.Е. в момент заключения и подписания договора 21 декабря 2004 г. не мог понимать значения своих действий и руководить ими.

Решением Люберецкого городского суда Московской области от 3 октября 2008 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 декабря 2008 г., исковые требования Селезнева Л.Е. удовлетворены частично: договор пожизненного содержания с иждивением в части заключения его Селезневым Л.Е. признан недействительным по основанию его заключения лицом, не способным понимать значение своих действий и руководить ими; применены последствия недействительности сделки путём передачи в собственность Селезнева Л.Е. Уг доли в праве собственности на спорную квартиру. В удовлетворении требований о признании недействительным договора в части его заключения Котышевой A.A. отказано.

Основанием принятия решения о признании недействительным в части договора пожизненного содержания с иждивением послужило именно приведённое выше заключение экспертов ГБУЗ ЦМОКПБ от 21 августа 2007 г. в отношении Селезнева Л.Е.

Однако впоследствии актом проверки Управления Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по г. Москве и Московской области от 11 апреля 2011 г. № 228/11 установлены нарушения, допущенные при производстве комплексной экспертизы. В частности, вместо назначенной судом комплексной судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизы, предусматривающей обязательное участие специалистов в области судебной медицины и судебной психиатрии, комиссией экспертов проведена лишь комплексная психолого-психиатрическая судебная экспертиза без участия экспертов судебно-медицинского учреждения, так как данный вид деятельности отсутствует в лицензии ГБУЗ ЦМОКПБ. Таким образом, ГБУЗ ЦМОКПБ не исполнено определение суда при производстве комплексной судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизы в той части, в которой не были привлечены эксперты учреждений судебно-медицинской экспертизы. При формировании состава экспертной комиссии руководителем экспертного учреждения был введен «фармаколог». Поскольку проводились клинико-фармакологические исследования, целесообразней было

в экспертный состав ввести врача - клинического фармаколога. Недостаточно полно дана характеристика объектам исследования, поступившим на экспертизу, в частности, неясно какого стационара больницы изучалась медицинская и статистическая карты и за какой период времени. В нарушение требований ст. 25 Федерального закона Российской Федерации от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» об отражении в заключении содержания и результатов исследования с указанием примененных методик, в заключении экспертов приведены сведения из медицинских документов, произвольно изложенные в повествовательной форме и фактически представленные клиническими диагнозами, без документального подтверждения дневниковыми записями, отражающими динамику течения заболевания и состояния здоровья Селезнева Л.Е. Психолог-эксперт, ссылаясь на проведенные экспериментально-психологические исследования, не приводит их результаты, подменяя описанием поведения подэкспертного в ходе освидетельствования. Свое суждение без какого-либо документального подтверждения дает и фармаколог, не указывая конкретно, какие лекарственные препараты получал Селезнев Л.Е., чтобы можно было судить о правильности их назначения и эффективности лечения. Имеющиеся упущения со стороны экспертов-психиатров, психолога-эксперта и фармаколога: произвольное изложение общих сведений с их предварительной оценкой без документального подтверждения, не позволяют проверить обоснованность и достоверность сделанных экспертных выводов.

Отказывая в удовлетворении заявления Чижиковой Л.В. о пересмотре решения Люберецкого городского суда Московской области от 3 октября 2008 г., суды первой и апелляционной инстанций сослались на отсутствие оснований для пересмотра судебных постановлений, предусмотренных ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в своём определении от 4 сентября 2012 г. согласилась с таким выводом, указав, что перечень оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам является исчерпывающим. При этом возможность пересмотра судебных постановлений в связи с ошибочностью экспертного заключения п. 2 ч. 3 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ограничивается случаями заведомо ложного заключения эксперта, установленными вступившим в законную силу приговором суда, а по смыслу п. 1 ч. 3 этой же статьи, существенными для дела обстоятельствами, которые не были и не могли быть известны заявителю, как основанием для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений, могут быть признаны лишь факты, от которых зависит возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей сторон.

С таким толкованием судом кассационной инстанции указанной нормы процессуального права нельзя согласиться, поскольку оно является

необоснованно ограничительным и не соответствует целям и задачам института пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений как дополнительной гарантии защиты нарушенных прав и исправления допущенных судами ошибок при разрешении гражданских дел.

Действительно, перечень оснований для пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам, установленный ч. 3 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, является исчерпывающим. При этом возможность пересмотра судебных постановлений в связи с преступными деяниями лиц, предоставившими суду заведомо ложные сведения в виде свидетельских показаний, заключения эксперта либо перевода согласно п. 2 ч. 3 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации действительно связана с установлением вины конкретных лиц по приговору суда, поскольку только приговором суда лицо может быть признано виновным в совершении преступления.

Однако основания, предусмотренные п. 1 ч. 3 этой же статьи не связаны с установлением чьей-либо вины. Буквальное содержание данной нормы закона допускает возможность исправления ошибки путем пересмотра судебных постановлений в связи с выявлением любых обстоятельств, являющихся существенными для дела, которые не были и не могли быть известны заявителю на момент рассмотрения дела.

При рассмотрении судом настоящего дела решающее значение имело установление наличия или отсутствия способности истца при совершении сделки понимать значение своих действий и руководить ими.

Данное обстоятельство вследствие необходимости специальных познаний в области науки не могло быть установлено без назначения и производства экспертизы (ч. 1 ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Как следует из установленных судебными инстанциями обстоятельств настоящего дела, после вступления в законную силу решения суда, полномочным органом государственного надзора установлены изложенные выше существенные обстоятельства, которые могли повлиять на результаты и заключение экспертизы.

Полномочия Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития Российской Федерации (Росздравнадзор) по надзору за осуществлением судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз были установлены п. 5.1.3.4 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, утверждённого Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. № 323, в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 24 марта 2011 г., действующей на момент проведения проверки (в настоящее время - п. 5.1.3.3 в ред. постановления Правительства РФ от 02 мая 2012 № 413, а также п. 8 Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по исполнению

государственной функции по контролю за порядком производства медицинской экспертизы, утверждённого Приказом Минсоцздравразвития РФ от 07 ноября 2011 г. № 1330н - включая как судебно-медицинскую, так и судебно-психиатрическую экспертизы).

По утверждению заявительницы обстоятельства, установленные в результате проверки уполномоченного органа государственного надзора, не могли быть выявлены и проверены в обычной процедуре исследования доказательств, поскольку для выявления указанных обстоятельств требовалось не только наличие специальных познаний в этой области, но и проведение специальной проверки уполномоченным на то государственным органом.

Данные обстоятельства не были исследованы и оценены судебными инстанциями при рассмотрении заявления Чижиковой Л.В. о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам вследствие неправильного, ограничительного толкования положений п.1 ч. 3 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

С учётом изложенного, в соответствии с полномочиями Президиума Верховного Суда Российской Федерации, предусмотренными п. 2 ч. 1 ст. 391.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 сентября 2012 г. полежит отмене вместе с определениями судов первой и апелляционной инстанций с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку они приняты с существенным нарушением норм процессуального права и нарушают единство в толковании и применении судами норм права, а также гарантированное ст. 46 Конституции Российской Федерации право на судебную защиту, в том числе путем пересмотра ошибочных судебных постановлений.

На основании изложенного, руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 391.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

отменить кассационное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 сентября 2012 г., а также определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 сентября 2011 г. и определение Люберецкого городского суда Московской области от 23 июня 2011 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий:

Статьи законов по Делу № 9ПВ12

Статья 46. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод
ГК РФ Статья 177. Недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими
ГК РФ Статья 178. Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения
ГК РФ Статья 179. Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств
ГПК РФ Статья 79. Назначение экспертизы
ГПК РФ Статья 391.9. Основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора
ГПК РФ Статья 391.12. Полномочия Президиума Верховного Суда Российской Федерации при пересмотре судебных постановлений в порядке надзора
ГПК РФ Статья 392. Основания для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу (по вновь открывшимся или новым обстоятельствам)

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх