Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 9-АПУ14-24

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 7 октября 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Земсков Евгений Юрьевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 9-АПУ14-24

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 7 октября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоКулябина В.М.,
судейЗемскова Е.Ю., Эрдыниева Э.Б.
при секретареЧерниковой Ю.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Захарова А.А., апелляционным жалобам защитника Захарова Ю.Я., осуждённого Вязовцева В.В., потерпевшего С на приговор Нижегородского областного суда от 09.07.2014 года, по которому Вязовцев В В , , несудимый, - осужден по ч.З ст.ЗЗ, пп. «ж»,«з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок год 6 1 месяцев; при назначении наказания в виде ограничения свободы судом установлены ограничения из числа предусмотренных ст. 53 УК РФ, указанные в приговоре.

С осужденного Вязовцева ВВ. в пользу потерпевшего С взысканы возмещение материального ущерба в сумме рублей и компенсация морального вреда в сумме рублей.

Заслушав доклад судьи Земскова ЕЮ., выступление осужденного Вязовцева ВВ., адвоката Захарова Ю.Я., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ прокурора Щукиной Л.В., частично поддержавшей апелляционное представление, Судебная коллегия

установила:

Вязовцев признан виновным в организации умышленного причинения смерти С из корыстных побуждений, по найму.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Захаров А.А. просит приговор отменить и вынести новый обвинительный приговор в связи с тем, что суд, исключив в мотивировочной части приговора квалифицирующий признак, предусмотренный пунктом «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ - совершение убийства организованной группой, указал данный пункт части второй статьи 105 УК РФ при квалификации в мотивировочной части приговора, а также в резолютивной части приговора.

В апелляционных жалобах: потерпевший С не согласен с приговором, считая назначенное наказание чрезмерно мягким, а взысканную компенсацию морального вреда не соответствующей требованиям разумности и справедливости, просит назначить осужденному Вязовцеву более строгое наказание и увеличить размер взысканной суммы компенсации морального вреда; осужденный Вязовцев ВВ. в апелляционной жалобе и дополнении к ней считает выводы суда о фактических обстоятельствах дела не соответствующими действительности, излагает фактические обстоятельства, которые, по его мнению, были установлены в судебном заседании, оспаривая выводы суда, что он организовал убийство С , утверждает, что стрелял в С Л по собственной инициативе, оговорив его затем в организации убийства; высказывает предположение о заинтересованности в убийстве и причастности к нему М , который не привлечен к ответственности, о неисследованности данной версии, приводит собственные анализ и оценку доказательств, на основании которых утверждает, что осужден он необоснованно, так как его умыслом охватывалось только применение Л насилия к С , без лишения последнего жизни; мотива на лишение жизни потерпевшего у него не было; признает вину в пособничестве Локтеву, который намеревался лишь избить С ; убийство последнего оказалось для него полной неожиданностью; просит приговор отменить, уголовное дело возвратить прокурору; адвокат Захаров Ю.Я. в апелляционной жалобе и дополнении к ней считает, что вывод суда о виновности Вязовцева в организации убийства С не подтверждается доказательствами по делу; излагает их содержание, приводит собственные анализ и оценку доказательств, на основании которых излагает собственные выводы о фактических обстоятельствах дела; излагает версию, согласно которой между С и Л возник конфликт в процессе трудовой деятельности последнего; причиной конфликта явился отказ С соблюдать первоначальные условия договора об оплате за выполненные работы по демонтажу здания; согласно версии стороны защиты инициатором совершения преступления в отношении С являлся не Вязовцев, а именно Л ; Вязовцев помогал Л , в частности сообщил по рации Л о приближающемся автомобиле С но рассчитывая лишь на то, что С будет только избит; в его планы причинение смерти последнему не входило; полагает, что Л было совершено не убийство, а умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, которое по неосторожности повлекло смерть потерпевшего; при этом действия В не знавшего о действительных намерениях Л , не могут быть квалифицированы как организация умышленного убийства; приговор основан на показаниях Л на предварительном следствии, которые оглашены при отсутствии согласия сторон; при допросе Л имел статус подозреваемого и обвиняемого, в связи с чем он не несет ответственности за дачу заведомо ложных показаний; в судебном заседании не был оглашен процессуальный документ, подтверждающий выделение материалов дела в отношении Л ; защитник полагает, что приговор в отношении Л не явля достаточным основанием считать, что он приобрел статус свидетеля по делу Вязовцева; полагает, что отказ Л от дачи показаний не давал основания для оглашения его показан приговоре показания Л не получили всесторонней оценки, поскольку не оценены показан от 22 октября 2013 года, где он указывает о роли М как соучастника убийства С по мнению защитника показ не свидетельствуют что Вязовцев просил Ло совер убийство С считает, что имеются основания исключения показаний из числа допустимых доказательств; указывает на прот чивость и недостоверность показаний Махотова, которые не соответствуют другим доказательствам по делу; н сен с судебной оценкой данных показаний; ссылается при этом на сведения о телефонных соединениях Л и Махотова, которые накануне и в день преступления постоянно к ирова елефону; при оценке показаний свидетелей суд не учел, что Л имел цель нажиться на аресте Вязовцева, вымогал у него денежные средства; просит приговор отменить и возвратить дело прокурору.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционных жалоб.

Выводы суда о фактических обстоятельствах дела являются обоснованными.

Факт организации убийства С Вязовцевым ВВ.

подтверждается показаниями свидетеля Л в судебном заседании и на предварительном следствии, а также согласующимися с его показаниями фактическими данными, изложенными свидетелями М К П П Д и другими, показаниями потерпевшего С а также материалами уголовного дела: протоколом осмотра места происшествия от 01.04.2013 года (т.1 л.д.1343-142), которым зафиксировано обнаружение трупа С протоколами осмотра места происшествия (т. 1 л.д.145-159 и т. 1 л.д. 161-173); заключениями эксперта о причине смерти С и телесных повреждениях (т. 5 л.д.3-16 и т.

5 л.д. 29-34), согласно которым причиной смерти явились два дробовых огнестрельных ранения.

Судом правильно проанализированы показания свидетеля Л и сделан обоснованный вывод, что его показания в период предварительного следствия являются допустимыми, реалистично отражают действия Вязовцева В.В. по организации убийства С В частности, согласно показаниям данного свидетеля, у Вязовцева имелся корыстный мотив убийства, основывающийся на желании получить доход от реализации стройматериалов, полученных в результате демонтажа здания. Именно осужденный, опасаясь обмана со стороны С , предложил ему убить последнего. Для этого Вязовцев В.В. лично совершил следующие действия по организации преступления: он совместно с Л осмотрели предполагаемое место готовящегося преступления, выяснили график работы близлежащей организации, определили время преступления. Он же на свои денежные средства приобрел рации, по которым происходило общение в момент совершения преступления, и по которым Вязовцев В.В. ему сообщил о приближении к месту убийства С Также на денежные средства осужденного для конспирации приобретался камуфляжный костюм, использованный Л в момент убийства, им же исполнителю убийства передано заряженное оружие.

В присутствии свидетеля Л Вязовцев В.В. привлекал к подготовительным действиям посторонних лиц, не осведомленных о преступных намерениях осужденного: К и П При этом К приезжал совместно с ними для осмотра предполагаемого места убийства и звонил по просьбе Вязовцева В.В. С договариваясь с ним о встрече под надуманным предлогом.

Свидетель П отвозил Вязовцева В.В. и Л к месту преступления, где Л выйдя из автомобиля, дождался прибытия С , два раза выстрелил, вернулся к месту ожидания, а затем на автомобиле под управлением П они вернулись домой.

В автомобиле он передал Вязовцеву В.В. телефон С , который по указанию Вязовцева Л изъял с места преступления и который Вязовцев выбросил по дороге. Он же давал указания водителю остановить транспортное средство для того, чтобы избавиться от орудия преступления.

За совершенное убийство Вязовцев В.В. предал ему рублей, обещая остальную сумму передать позже. Денег у последнего он не вымогал, напротив, Вязовцев В.В. просил взять всю вину на себя, предлагая за это вознаграждение.

Как видно из протокола судебного заседания, суд, в соответствии с требованиями закона, допросил Л заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, так как он был включен следователем в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание. Приговор в отношении этого лица на момент его допроса в суде вступил в законную силу. Допрашивать ранее осужденного соучастника в качестве свидетеля по выделенному уголовному делу уголовно-процессуальным законом не запрещено.

Соответственно законно суд огласил показания, которые Л давал в ходе предварительного следствия на допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого, изобличая Вязовцева В.В. в совершенном им преступлении. Перед допросами следователь разъяснял права и обязанности, в том числе о том, что его показания могут быть использованы как доказательства. При допросах присутствовал защитник.

С учетом этих обстоятельств у суда не имелось оснований отказывать в удовлетворении ходатайства стороны обвинения об оглашении показаний указанного выше лица.

Вопреки доводам апелляционной жалобы адвоката, согласие сторон на оглашение показаний свидетеля, данных в ходе предварительного следствия, в случае отказа свидетеля от дачи показаний, в силу ч.4 ст. 281 УПК РФ не требуется.

Является также ошибочным утверждение в жалобе о нарушении закона, выразившемся в участии в судебном заседании при допросе указанного свидетеля адвоката Котовой Н.В., поскольку в соответствии с п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК РФ, свидетель имеет право являться для допроса с адвокатом.

Мнение адвоката о признании недопустимым доказательством показаний Локтева в связи с тем, что в судебном заседании не исследовался процессуальный документ, подтверждающий выделение материалов дела в отношении Л в отдельное производство, не является основанием для исключения показаний данного свидетеля из числа допустимых доказательств по делу. Как следует из протокола судебного заседания (т. 14 л.д. 164) в судебном заседании исследованы материалы, касающиеся порядка и оснований заключения Л досудебного соглашения о сотрудничестве.

Убедительных доводов о наличии у Л мотивов для оговора осужденного стороной защиты не приведено ни в ходе судебного следствия, ни в апелляционных жалобах. Показания свидетеля оценивались судом в совокупности с другими доказательствами и обоснованно положены в основу приговора в подтверждение виновности Вязовцева.

Так, свидетельством объективности показаний Л и, следовательно, объективности выводов суда о роли Вязовцева В.В. как организатора убийства потерпевшего С являются показания свидетеля К согласно которым он по просьбе осужденного звонил ранее незнакомому С , предлагая встречу под выдуманным предлогом: якобы для осмотра здания, подлежащего демонтажу. После этого они вместе выезжали на место предполагаемой встречи, где Вязовцев В.В. осматривал территорию, а также по просьбе последнего вечером того же дня он созванивался с С обозначив место встречи именно в том районе, который ранее осматривали Вязовцев и Л .

Свидетель П по просьбе осужденного возил на своем автомобиле Вязовцева В.В. и Л к месту убийства. При этом осужденный не озвучивал истинную цель поездки, но свидетель был очевидцем того, как Л действовал под руководством Вязовцева. Также ему, как водителю транспортного средства, давал указания сам осужденный об остановках транспортного средства и возобновлении движения. Он же наблюдал общение Вязовцева с непосредственным исполнителем убийства Л по радиостанции, слышал, как последний сообщил по рации о завершении работы. После возвращения Л в машину, обратил внимание на встревоженное состояние Вязовцева В.В. Показания Л о роли Вязовцева как организатора убийства С неизменны при неоднократных допросах в ходе предварительного следствия, протоколы которых исследованы в судебном заседании и которым дана оценка в совокупности с другими доказательствами, свидетельствующими о виновности Вязовцева В.В. Таким образом, показания указанных свидетелей опровергают доводы апелляционных жалоб адвоката и осужденного о непричастности осужденного к организации убийства С Оценка суда соответствует требованиям, предусмотренным ст. 307 УПК РФ, сомнений в правильности не вызывает. Установленные судом обстоятельства деяния, совершенного в отношении С подтверждают правильность вывода суда об организации убийства Вязовцевым В.В. Выводы в этой части мотивированы. Судебная коллегия с оценкой суда согласна по мотивам, изложенным в приговоре.

Доводы осужденного и его адвоката, приведенные в апелляционных жалобах, о причастности к организации убийства наряду с осужденным и другого лица, а также доводы о наличии телефонных соединений между Л и М не опровергают выводов суда о роли Вязовцева и, с учетом требований ст. 252 УПК РФ, не свидетельствуют о том, что суд неправильно установил фактические обстоятельства дела.

Согласно показаниям свидетеля М осужденный Вязовцев В.В. действительно имел намерение реализовывать по своему усмотрению полученные в результате демонтажа здания строительные материалы.

Однако потерпевший С начал этому препятствовать. Л ему рассказывал, что Вязовцев за вознаграждение в рублей предложил совершить убийство С поскольку тот мешает его работе. Эти показания свидетеля согласуются с данными, излагаемыми свидетелем Л Суд пришел к обоснованному выводу, что два выстрела из огнестрельного оружия свидетельствуют о наличии умысла на лишение жизни. Согласно заключению эксперта (т. 5 л.д.29-34), выстрелы произведены с разных расстояний. Один из них - в пределах дробовой осыпи, второй - в виде компактного воздействия дробового заряда с более близкого расстояния, что подтверждает показания свидетеля Л о том, что второй выстрел он произвел с близкого расстояния в уже лежавшего на земле С В связи с изложенным доводы жалоб об отсутствии у осужденного умысла на лишение жизни являются несостоятельными.

Ссылка защитника на то, что, направляясь вместе с Л к месту совершения преступления, Вязовцев не подозревал о возможном убийстве, не основана на материалах дела, свидетельствующих о его действиях по организации преступления - о передаче им ружья исполнителю, а также о принятии соответствующих мер к сокрытию орудия преступления и других следов совершенного убийства.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, судом установлен мотив преступления - корыстные побуждения, основанные на желании осужденного извлечь материальную выгоду от реализации строительных материалов, полученных в результате демонтажа здания, чему, как правильно установил суд, препятствовал потерпевший.

В связи с изложенным, квалификация преступления Вязовцева В.В. по ч.З ст.33,п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как организация убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, совершенного из корыстных побуждений, по найму, является правильной.

Суд правильно исходил при этом из правовой позиции, согласно которой для организатора убийства признак «из корыстных побуждений» является мотивом совершения преступления, а другой квалифицирующий признак - «по найму» является способом совершения преступления.

Вместе с тем из мотивировочной и резолютивной частей приговора следует исключить указание об осуждении Вязовцева В.В. по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку это указание противоречит изложенному в приговоре выводу суда об отсутствии квалифицирующего признака, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ «совершение убийства организованной группой».

Однако исключение данного указания не является основанием для смягчения наказания, назначенного судом Вязовцеву за организацию убийства при отсутствии квалифицирующего признака «организованной группы».

Назначенное осужденному наказание соответствует требованиям ст. 6, 60 УК РФ, является справедливым, поэтому Судебная коллегия не соглашается с доводами апелляционной жалобы потерпевшего о чрезмерной мягкости назначенного наказания.

Так, судом при назначении наказания учтено отсутствие отягчающих обстоятельств и наличие у осужденного смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «г» ч.1 ст.61 УК РФ (наличие несовершеннолетнего ребенка). Приняты также во внимание положительные данные о личности, состояние здоровья, учтено влияние назначенного наказания на условия его жизни, а также на условия жизни его близких родственников.

Судом обоснованно частично удовлетворен гражданский иск С о компенсации морального вреда на основании ст. 151, 1099 -1101 ГК РФ, размер которой определен в соответствии с требованиями закона. Доводы потерпевшего о том, что сумма не соответствует причиненным моральным страданиям, связанным с потерей близкого человека, несостоятельны, поскольку размер компенсации в данном случае адекватен и соразмерен тем нравственным страданиям, которые возникли в результате вышеуказанного преступления.

7П 9Х 11 На основании изложенного, руководствуясь ст. 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Нижегородского областного суда от 09.07.2014 года в отношении Вязовцева В В изменить, исключить из описательно - мотивировочной части приговора указание суда о квалификации преступления по п.«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, исключить из резолютивной части приговора указание суда об осуждении Вязовцева по п.«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Вязовцева ВВ., адвоката Захарова Ю.Я., потерпевшего С - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 9-АПУ14-24

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 56. Свидетель
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание

Производство по делу

Загрузка
Наверх