Дело № 9-О12-19

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 31 мая 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Тришева Антонина Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №9-О12-19

от 31 мая 2012 года

 

председательствующего Журавлева В.А.

при секретаре Собчук Н.С.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Кабакова Е.И. и Краснова A.A., адвокатов Медведевой A.B. и Хамалова A.A. на приговор Нижегородского областного суда от 2 марта 2012 г., по которому

Кабаков [скрыто] и [скрыто]

[скрыто] судимый 31 января 2011 г. по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев,

осужден по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1

год, по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение Кабакова Е.И. по приговору от 31 января 2011 г. отменено и в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений, указанных в приговоре;

Краснов [скрыто]

[скрыто] несудимыи,

осужден по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено в счет компенсации морального вреда взыскать с осужденных Кабакова Е.И. и Краснова A.A. в пользу [скрыто] по

[скрыто] руб. с каждого, в пользу И I по I I руб. с каждого.

В счет возмещения материального ущерба постановлено взыскать

солидарно с осужденных Кабакова Е.И. и Краснова A.A. в пользу Ущ

[скрыто] руб.

По делу также решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Тришевой A.A., изложившей обстоятельства дела, содержание кассационных жалоб и возражений на них, объяснения осужденных Кабакова Е.И. и Краснова A.A. по доводам кассационных жалоб, выступления адвокатов Чиглинцевой Л.А. и Сачковской Е.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Самойлова И.В. об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Кабаков Е.И. и Краснов A.A. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и убийство

потерпевшего группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены 24 июля 2011 г. в [скрыто] районе области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

адвокат Медведева A.B. в интересах Кабакова Е.И. ставит вопрос об отмене приговора ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в нем, фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании. Не оспаривая обоснованность вывода суда о причинении потерпевшему телесных повреждений осужденным Кабаковым, полагает, что в действиях последнего отсутствует умысел на лишение жизни потерпевшего. Обращает внимание на то, что повреждения, повлекшие смерть [скрыто] были

причинены Красновым A.A. Полагает, что стороной обвинения не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что Кабаков, избивая потерпевшего, преследовал цель завладеть его имуществом. Считает, что судом не установлен факт предварительного сговора осужденных на совершение разбойного нападения и убийство потерпевшего. Просит приговор отменить и дело направить на новое разбирательство;

осужденный Кабаков Е.И. (в основной жалобе и дополнении к ней)

оспаривает законность и обоснованность приговора вследствие неправильного применения уголовного закона. Утверждает, что умысла на причинение смерти потерпевшему он не имел, нанес несколько ударов, которые не могли повлечь смерть потерпевшего, в связи с этим просит переквалифицировать его действия на ч. 4 ст. 111 УК РФ. Полагает, что в судебном заседании не нашло подтверждения обвинение в открытом хищении ценностей потерпевшего, в связи с этим ставит вопрос об отмене приговора в части осуждения по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и прекращении дела в этой части за непричастностью;

адвокат Хамалов A.A., не оспаривая виновность осужденного Краснова в убийстве потерпевшего, совершенном группой лиц по предварительному сговору, как и правильность квалификации его действий в этой части обвинения, считает, что Краснов необоснованно осужден за совершение разбойного нападения, так как в его действиях усматривается кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору. Полагает, что в судебном заседании не нашел подтверждения тот факт, что осужденные вступили в сговор на убийство И щ из корыстных побуждений.

Кроме того, указывает, что при назначении Краснову наказания суд не учел в качестве смягчающего обстоятельства состояние здоровья осужденного и его матери. Просит приговор в отношении Краснова изменить, квалифицировать

его действия по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, и по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ как кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору; признать смягчающим наказание обстоятельством состояние здоровья осужденного и его матери и с применением положений ч. 6.1 ст. 88 УК РФ снизить ему наказание;

осужденный Краснов A.A., выражая несогласие с постановленным в отношении его приговором, указывает, что судом не установлено от каких повреждений наступила смерть потерпевшего и кем они причинены. Обращает внимание на содержащееся в описательно-мотивировочной части приговора противоречие относительно ножа. Считает, что вывод суда о наличии у него ножа, не подтвержден исследованными доказательствами, а резаная рана могла быть причинена острым концом шампура. Полагает, что при оценке его действий судом неправильно применен уголовный закон. Просит приговор отменить и дело направить на новое разбирательство.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Громов O.E. и потерпевшие [скрыто] и [скрыто] указывают

на несостоятельность приведенных в них доводов, просят оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в содеянном правильными, основанными на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, которые подробно приведены и надлежаще оценены в приговоре.

В кассационных жалобах осужденные не оспаривают факт избиения потерпевшего, приведшего к его гибели, однако утверждают, что мотивом убийства послужил конфликт, возникший с ним во время совместного распития спиртных напитков.

Данный довод был предметом проверки суда первой инстанции, однако отвергнут со ссылкой на исследованные доказательства, анализ содержания которых позволил суду прийти к обоснованному выводу о том, что нападение на потерпевшего совершено с целью завладения его имуществом, на что указывают фактические действия осужденных непосредственно перед нападением на потерпевшего, в процессе применения к нему насилия, а также их поведение после совершения преступления.

Так, из показаний свидетеля [скрыто] следует, что во время

распития спиртных напитков Кабаков и Краснов отошли в сторону и о чем-то

переговаривались, затем Краснов неожиданно подбежал и ударил [скрыто] бутылкой по голове, а Кабаков ударил его ногой. Затем они затащили в автомашину и повезли в сторону леса, где в его присутствии

продолжали избивать [скрыто] нанося множественные удары руками и

ногами по различным частям тела. Когда потерпевший перестал двигаться, Краснов и Кабаков уехали в поселок за лопатой, а вернувшись, выкопали яму и бросили в нее погибшего и его вещи. Чуть позже он узнал, что Краснов забрал у потерпевшего деньги, а его машину спрятали в лесу.

Свидетель 3 Щ в ходе предварительного следствия дал

аналогичные показания и дополнительно пояснил, что в процессе избиения Краснов забрал из одежды потерпевшего мобильный телефон, а машину потерпевшего загнали в лес. По дороге домой Краснов показал им две или

три купюры достоинством [скрыто] руб., столько же купюр достоинством [скрыто] руб. и сказал, что взял их у потерпевшего.

Осужденный Краснов в суде пояснил, что в процессе избиения потерпевшего Кабаков обыскал карманы его джинсов и вытащил из них сотовый телефон и бумажник. Из бумажника он вытащил [скрыто] рублей и вместе с телефоном передал ему. Машину [скрыто] они загнали

в лес, а через день перегнали в поселок. Автомашиной потерпевшего они пользовались, ездили в гости к [скрыто] а также в с. [скрыто] к

нотариусу, после этого решили на несколько дней оставить ее уТЩ [скрыто] которому передали ключи зажигания и регистрационный знак.

Осужденный Кабаков подтвердил в суде, что автомашину потерпевшего они сначала спрятали в лесу, а затем перегнали ее в пос.

[скрыто] и поставили за сараи ЖКХ. Он не отрицал также, что машиной потерпевшего они пользовались, ездили на ней в с. [скрыто] после этого

оставили ее на территории пожарной части под присмотр их общего знакомого ТЩ Щ при этом Краснов забрал из машины панель

автомагнитолы.

Оценив эти и другие приведенные в приговоре доказательства в совокупности, суд пришел к правильному выводу о том, что осужденные, распивая спиртные напитки, купленные потерпевшим в благодарность за оказанную ему помощь, и, убедившись в процессе общения с потерпевшим в том, что тот не является местным жителем, находится в алкогольном опьянении и имеет при себе автомашину, деньги, мобильный телефон и другие ценности, вступили в предварительный сговор на совершение нападения с целью завладения его имуществом и немедленно приступили к реализации этого намерения, в процессе нападения применили к

потерпевшему опасное для жизни насилие и изъяли его имущество, которым распорядились по своему усмотрению.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия находит неубедительными доводы осужденных о том, что мотивом преступления явилась ссора, возникшая в ходе распития спиртных напитков. С учетом этих обстоятельств Судебная коллегия не может согласиться и с доводом осужденного Краснова о тайном характере его действий при завладении имуществом потерпевшего.

Являются несостоятельными также доводы осужденных об отсутствии предварительной договоренности на совершение преступлений в отношении Данный довод опровергается показаниями очевидцев

преступления - свидетелей [скрыто] и [скрыто] утверждавших о

том, что непосредственно перед нападением на потерпевшего Кабаков и Краснов отошли от них в сторону и о чем-то переговаривались. Затем Краснов подбежал к [скрыто] и нанес ему удар бутылкой по голове, а

подбежавший следом Кабаков ударил его ногой. После этого, ничего не объясняя, они затолкали потерпевшего в автомашину и повезли в лес, где продолжили избиение, поочередно нанося ему удары руками и ногами.

Анализ показаний названных свидетелей позволяет утверждать, что осужденные действовали совместно и их действия носили согласованный характер. Тот факт, что при нападении на потерпевшего и в процессе применения к нему насилия каждым из осужденных выполнялись определенные действия, свидетельствует о том, что они заранее договорились, какие конкретно действия, необходимые для реализации задуманного, выполнит каждый. С учетом этого суд пришел к правильному выводу о том, что преступления осужденными совершены по предварительному сговору группой лиц.

Несостоятельны доводы осужденного Кабакова о том, что при нанесении побоев потерпевшему он не имел умысла на причинение смерти, а повреждения, повлекшие его смерть, причинил Краснов.

О направленности умысла Кабакова на лишение жизни потерпевшего свидетельствуют его фактические действия на месте преступления, свидетельствующие о том, что он нанес потерпевшему множественные удары ногами, в том числе в жизненно важные органы и прекратил свои действия только после того, как тот перестал двигаться. Кроме того, в процессе нанесения ударов потерпевшему он прямо заявил [скрыто] просившему прекратить избиение, что И I надо добить, иначе он их

сдаст полиции.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего наступила от сочетанной травмы тела, в комплекс которой вошли: черепно-мозговая травма, три колотых ранения шеи, перелом подъязычной кости и рога щитовидного хряща, тупая травма грудной клетки.

Эксперт [скрыто] пояснил, что обнаруженные у потерпевшего

травмы как в совокупности, так и каждая в отдельности причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, при этом каждая из этих травм в отдельности и все в совокупности неизбежно приводят к смерти.

Поскольку Кабаков принимал непосредственное участие в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему совместно с Красновым насилие, повлекшее смерть, суд, руководствуясь требованиями уголовного закона, в соответствии с которыми необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть были причинены каждым из соисполнителей преступления, правильно действия каждого квалифицировал по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, сопряженное с разбоем, совершенное по предварительному сговору группой лиц.

Безосновательно утверждение осужденного Краснова о наличии противоречий в описательно-мотивировочной части приговора в части описания ножа. Действительно, осужденный Кабаков при описании в ходе предварительного следствия имевшегося в его автомашине ножа, которым Краснов нанес удар потерпевшему [скрыто] Щ называл разную длину

клинка, однако данное обстоятельство не свидетельствует о противоречиях в его показаниях, а указывает на то, что он исходил из примерных параметров ножа. Что касается довода Краснова о том, что указанным ножом он не причинял повреждения потерпевшему, то он опровергается исследованными доказательствами, в том числе заключением судебно-медицинского эксперта.

Довод о недопустимости показаний свидетеля [скрыто] при

допросах 1 ноября и 8 декабря 2011 г. со ссылкой на то, что допрашивался он в качестве подозреваемого без предупреждения об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, поэтому мог давать любые показания, не неся за них ответственности, судом также проверялся.

Отвергая данный довод, суд указал, что [скрыто] был допрошен

по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ, то есть в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления, совершенного в отношении [скрыто] и уголовное преследование в отношении его было прекращено в связи с деятельным раскаянием.

Таким образом, процессуальное положение [скрыто] при его

допросе 1 ноября и 8 декабря 2011 г. было определено верно, при этом ему разъяснялось, что данные им показания могут быть использованы в качестве доказательства по уголовному делу, в том числе, в случае последующего его отказа от этих показаний. Следовательно, показания [скрыто]

получены с соблюдением установленного уголовно-процессуальным законом порядка.

В соответствии со ст. 75 УПК РФ доказательства признаются недопустимыми только в том случае, если они получены с нарушением требований УПК РФ. Из содержания и смысла названной нормы не следует, что изменение процессуального статуса лица, показания которого получены с соблюдением уголовно-процессуального закона, влечет признание его показаний недопустимыми доказательствами.

Психическое состояние осужденных исследовалось с достаточной полнотой. С учетом экспертных заключений, а также данных о личности осужденных, суд обоснованно признал их вменяемыми.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, данных о личности осужденных, роли каждого в преступлении, уровня их психического развития, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденных.

Судом приняты во внимание все предусмотренные законом обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания, в том числе приведенные в кассационных жалобах.

Мотивы принятых решений в приговоре приведены. Нарушений уголовного закона при назначении наказания не допущено. Назначенное осужденным наказание соразмерно содеянному и является справедливым.

Таким образом, по мотивам, приведенным в кассационных жалобах, оснований для отмены либо изменения приговора не имеется.

Нарушений закона, которые явились бы основанием для отмены судебного решения, не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Нижегородского областного суда от 2 марта 2012 отношении Кабакова [скрыто] и Краснова АИ

г. в

илмша [скрыто] И КраСНОВа [скрыто]

[скрыто] оставить без изменения, кассационные жалобы - без

Статьи законов по Делу № 9-О12-19

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 74. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока
УК РФ Статья 88. Виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх