Дело № 91-О08-10

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 10 ноября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Нестеров Василий Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №91-О08-10

от 10 ноября 2008 года

 

председательствующего Нестерова В.В.,

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Маркова A.B. и адвоката Катаевой М.А. на приговор Псковского областного суда от 14 августа 2008 года, по которому

Марков [скрыто]

[скрыто] судимый 19 декабря 2007 года по ст.ст. 162 ч.2, 162 ч.2 УК РФ к 7 годам лишения свободы,

осужден по ст. 105 ч.2 п. «з» УК РФ к 14 годам лишения свободы; по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ к 9 годам лишения свободы,

на основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений назначено 16 лет лишения свободы,

в соответствии со ст. 69 ч.5 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору Псковского областного суда от 19 декабря 2007 года назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, срок наказания исчислен с 19 декабря 2006 года.

Взыскано с Маркова A.B. в пользу [скрыто] в возме-

щение материального ущерба [скрыто] (рублей и [скрыто] рублей в счет компенсации морального вреда. В остальной части, касающейся возмещения причиненного

преступлением ущерба, за потерпевшей признано право на удовлетворение иска с передачей вопроса о его размере в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., объяснения осужденного Маркова A.B. по доводам жалоб, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего, что жалобы не подлежат удовлетворению, судебная коллегия

 

установила:

 

Марков A.B. осужден за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшей, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение и причинением тяжкого вреда здоровью [скрыто] а также за ее убийство, то есть умышленное причинение смерти, сопряженное с разбоем, совершенные 19 декабря 2006 года при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Марков A.B. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство либо квалифицировать его действия в соответствии с содеянным и смягчить наказание с применением ст. 64 УК РФ. Считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым.

Указывает, что не желал смерти потерпевшей, удар ножом нанес спонтанно, не целясь в жизненно важный орган, но не потому, что хотел завладеть какими-нибудь ценностями, а от неожиданного ее появления. Во время ее появления сидел в кресле, а не вскрывал коробки. В основу приговора неправильно положены явка с повинной и показания, данные в качестве подозреваемого, суду следовало учесть его показания при проверке их на месте происшествия. В детский сад зашел с целью кражи, но законно, так как дверь была открыта. Раскаиваясь в случившемся, считает приговор несправедливым ввиду чрезмерной суровости наказания.

Адвокат Катаева М.А. в защиту интересов осужденного Маркова A.B. в кассационной жалобе просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушением уголовно-процессуального закона.

Считает, что, принимая за достоверные показания Маркова, данные им в явке с повинной и в ходе допроса в качестве подозреваемого и беря за их за основу, суд не привел мотивов, по которым не принял во внимание его показания в части мотивов поведения и оценки им своих действий. Из явки с повинной следует, что она дана Марковым по факту нанесения женщине в детском саду удара ножом, а о том, что женщина умерла, ему известно не было. При таких обстоятельствах судом необоснованно сделан вывод о том, что нанесение Марковым удара ножом [скрыто] связано с посягательством на чужую собственность.

Суд не учел, что Марков пришел в детский сад с целью распространения новогодних подарков. Поэтому квалифицирующий признак разбоя с незаконным проникновением в помещение отсутствует. Никаких активных действий, направленных на тайное хищение чужого имущества, он не совершал, коробок в подарочной упаковке не вскрывал, вещей [скрыто] не брал. Он был трезвым. Вывод суда о том, что осужденный испытывал материальные затруднения, не основан на материалах дела, он опровергается показаниями свидетелей и самого Маркова.

Суд необоснованно квалифицировал его действия как умышленное убийство. Утверждение Маркова о том, что убивать [скрыто] он не хотел, его нож был небольшим, умысла на наступления таких тяжких последствий у него не было, и их наступления он не желал, единственной его целью было убежать из комнаты, что он и сделал, не опровергнуто.

Суд в приговоре установил, что Марков нанес удар ножом [скрыто] в об-

ласть груди. Однако раневой канал на трупе [скрыто] расположен в области

плеча. Такая локализация ранения подтверждает, что удар не мог быть нанесен Марковым умышленно с целью причинения смерти.

По делу следовало провести повторную комплексную судебную нарколого-психолого-психиатрическую экспертизу в главном экспертном учреждении страны для определения психического состояния осужденного, однако суд необоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства о ее проведении.

Государственный обвинитель Шинкевич И.В. в возражениях на кассационные жалобы осужденного Маркова A.B. и адвоката Катаевой М.А. просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения, считает его законным, обоснованным и справедливым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия считает, что выводы суда о доказанности вины осужденного в совершении указанных преступлений основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре. Оснований для удовлетворения кассационных жалоб осужденного и его защитника судебная коллегия не находит, поскольку изложенные в них доводы об отсутствии у Маркова умысла на разбой и на убийство [скрыто] противоречат фактическим обстоятельствам дела и опровергаются совокупностью приведенных в приговоре доказательств, получивших правильную оценку суда в приговоре.

Признавая доказанной вину Маркова в содеянном, суд обоснованно сослался в приговоре на показания самого осужденного, не оспаривавшего факт нанесения им ножевого ранения, повлекшего смерть [скрыто]., на показания свидетелей [скрыто]

[скрыто] 3 1 протокол осмотра места происшествия, заключения экспертов,

вещественные доказательства.

Судом правильно установлено, что действия Маркова, незаконно проникнувшего в детский сад, были обусловлены реализацией ранее возникшего умысла на совершение хищения чужого имущества. Свидетели [скрыто], [скрыто] подтвердили, что осужденный имел задолженность за переданный

ему товар, не отчитавшись за полученный товар. Он же имел задолженность по погашению взятого в банке кредита, что подтверждено соответствующими документами. Поэтому суд правильно признал, что осужденный испытывал материальные затруднения.

О незаконности проникновения Маркова в здание детского сада, как правильно указал суд, свидетельствует его умысел на хищение чужого имущества, с целью реализации которого он без ведома и согласия администрации зашел в подсобное служебное помещение. Детское образовательное учреждение является местом посещения его родителями и работниками этого учреждения, к которым Марков не относился.

Находясь в здании детского сада, Марков стал осматривать расположенные в нем помещения и, оказавшись в гладильной комнате, где никого не было, обнаружил коробки в подарочной упаковке, которые стал вскрывать, полагая, что там может находиться какое-либо ценное имущество.

Из явки с повинной Маркова и протокола допроса в качестве подозреваемого, составленных с участием адвоката Катаевой М.А. и обоснованно признанных допустимыми доказательствами, видно, что, обнаружив незапертым одно из помещений в детском саду, Марков зашел в комнату, где находились кресло и большой стол, на котором стояли коробки в подарочной упаковке. Он не стал включать свет в комнате, сел в кресло и стал смотреть в окно. Потом решил посмотреть, что находится в коробках. Имевшимся у него ножом вскрыл 2 коробки, «...но внутри оказалась какая-то вата. В это время в комнату зашла женщина, она была небольшого роста, 160-165 см, полноватая, на ней было одето что-то светлое, скорее всего, халат. Женщина подошла к столу, увидела его и закричала: «что это такое, кто вы такой, что ты натворил?».

Испугавшись, что она сообщит в милицию о том, что видела его в комнате, он нанес ей удар ножом в область плеча рядом с шеей, после чего выбежал из комнаты и детского сада (т.З, л.д. 32-33, 37-39).

Из показаний свидетелей [скрыто] видно,

что несколько коробок в подарочной упаковке были вскрыты.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал несостоятельной версию Маркова о том, что нанесение им удара ножом [скрыто] не связано с посягательством на чужую собственность. Суд правильно указал в приговоре, что имея намерение рассчитаться с долгами и получить средства для игры в игровые автоматы, осужденный с целью хищения ценностей незаконно проник в детский

сад, где при реализации своего умысла убил [скрыто] Показания Маркова в суде о том, что он ударил ножом [скрыто] испугавшись того, что она застала его в гладильной комнате в тот момент, когда он сидел в кресле, судом правильно признаны не соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы смерть [скрыто] наступила от массивной острой кровопотери, обусловленной колото-

резанным проникающим ранением в левой надключичной области, проникающего в левую плевральную полость с повреждением по ходу раневого канала крупных кровеносных сосудов - подключичной артерии и вены, а также верхней доли левого легкого. С полученным ранением потерпевшая могла в короткий промежуток времени совершать какие-либо целенаправленные действия. Ранение образовалось от однократного ударного воздействия острого колюще-режущего орудия клинкового типа, вероятно, ножа с острой лезвийной частью длиной не менее 15 см, шириной около 18-19 мм, с достаточно выраженной пяткой или бородкой (т.4, л.д. 58-63).

По заключению медико-криминалистической экспертизы имеющееся на трупе [скрыто] ранение могло быть причинено плоским колюще-режущим

орудием клинкового типа, имеющим в следообразующей части плоский клинок с острием, обушком и лезвийной частью, с длиной клинка около 15 см, шириной клинка на уровне проникновения - 19-20 мм (том 4 л.д.67-73).

Из показаний свидетеля [скрыто] следует, что вечером 19 декабря 2006 го-

да его окликнул ранее незнакомый Марков A.B. и, угрожая ножом, потребовал деньги и мобильный телефон. В руках у Маркова был нож, которым, по его словам, он только что убил женщину, и ее кровь осталась на ноже.

Исследовав заявление Маркова об отсутствии у него умысла на лишение жизни потерпевшей, суд обоснованно признал его несостоятельным. Суд принял во внимание способ и орудие преступления, а также характер и локализацию телесного повреждения - в области жизненно важного органа - груди, рядом с шеей, от которого ее смерть наступила через несколько минут. О значительной глубине ранения свидетельствует и повреждение левого легкого потерпевшей.

Марков признал, что в гладильной комнате ножом вскрывал коробки, а затем этим же ножом нанес удар СЩ Щ, и этот факт подтвержден иными доказательствами. Поэтому суд правильно указал в приговоре, что не обнаружение ножа, которым было причинено ранение потерпевшей, не влияет на правильность установления фактических обстоятельств дела и на юридическую оценку действий Маркова A.B.

С учетом вышеизложенного судебная коллегия признает правильным вывод суда о том, что действия Маркова, начавшиеся как кража, после обнаружения их

[скрыто] переросли в грабеж, а в связи с применением насилия, повлекшего

смерть потерпевшей, в разбойное нападение и убийство. Поэтому действия Маркова A.B. по ст. 105 ч.2 п. «з» и по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ судом квалифицированы правильно.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, не установлено.

С учетом заключения стационарной нарколого-психолого-психиатрической экспертизы Марков A.B. судом обоснованно признан вменяемым. В заключении экспертов отражены все данные о его психическом состоянии, имеющие отношение к делу. Поэтому оснований для проведения повторной комплексной судебной нарколого-психолого-психиатрической экспертизы в главном экспертном учреждении страны, о чем поставлен вопрос в кассационной жалобе адвоката, судебная коллегия не находит.

Наказание осужденному Маркову назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности и всех обстоятельств дела. При этом судом в полной мере учтены смягчающие наказание обстоятельства. Оснований для смягчения назначенного ему наказания судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Псковского областного суда от 14 августа 2008 года в отношении Маркова [скрыто] оставить без изменения, а кассационные

жалобы его и адвоката Катаевой М.А. без удовлетворения.

Председательствующий

судьи

Копия верна: судья

Статьи законов по Делу № 91-О08-10

УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх