Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 92-АПГ12-5

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 16 мая 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по административным делам, апелляция
Категория Административные дела
Докладчик Анишина Вера Ивановна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №92-АПГ12-5

от 16 мая 2012 года

 

председательствующего Пирожкова В.Н. судей Анишиной В.И., Борисовой Л.В. при секретаре Аверине A.B.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Анишиной В.И., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Верховным Хуралом (парламентом) Республики Тыва принят Закон Республики Тыва от 1 апреля 1995 г. № 253 «О свободе совести и религиозных организациях».

Заместитель прокурора Республики Тыва обратился в суд с заявлением о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим пункта 3 статьи 3 и статей 9-27 Закона Республики Тыва от 1 апреля 1995 г. № 253 «О свободе совести и религиозных организациях». В заявлении указал, что пункт 3 статьи 3 Закона Республики Тыва, предусматривающий, что право на свободу совести и свободу вероисповедания подлежит лишь ограничениям, установленным федеральным законодательством и необходимым для защиты основ конституционного строя, морали, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения общественной безопасности, противоречит действующему федеральному законодательству, в частности пункту 2 статьи 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», и является вмешательством в регулирование вопросов ведения Российской Федерации. Статьями 9-27 Закона Республики Тыва регулируются вопросы создания и прекращения деятельности религиозных организаций, их правовое положение, а также порядок осуществления деятельности таких организаций на территории Республики Тыва. По мнению прокурора, данные вопросы урегулированы федеральным законодательством, относятся к ведению Российской Федерации, и поэтому оспариваемый нормативный правовой акт принят законодательным органом Республики Тыва с превышением установленной компетенции, кроме того, субъектом Российской Федерации названный акт принят без учета требований пункта 3 статьи 117 Гражданского кодекса Российской Федерации, требований Федерального закона от 12 января 1996 года №7-ФЗ «О некоммерческих организациях».

Решением Верховного Суда Республики Тыва от 31 января 2012 г. постановлено: «Заявление заместителя прокурора Республики Тыва о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим Закона Республики Тыва от 1 апреля 1995 года № 253 «О свободе совести и религиозных организациях» в части удовлетворить. Признать недействующими с момента вступления решения в законную силу п.З ст.З и ст.ст. с 9 по 27 Закона Республики Тыва от 1 апреля 1995 года № 253 «О свободе совести и религиозных организациях»...».

В апелляционной жалобе Верховного Хурала (парламента) Республики Тыва ставится вопрос об отмене решения суда, как незаконного и необоснованного.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не усматривает оснований к отмене решения суда.

Согласно пункту «в» статьи 71 Конституции Российской Федерации регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина находится в ведении Российской Федерации. В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации согласно пункта «в» статьи 72 Конституции Российской Федерации находятся вопросы защиты прав и свобод человека и гражданина.

Соответственно, вопросы регулирования прав и свобод, в частности свободы совести и вероисповедания, свободы религиозной деятельности посредством объединения в религиозные объединения и создания религиозных организаций, отнесены к ведению Российской Федерации. В настоящее время правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, а также правовое положение религиозных объединений в Российской Федерации регулируются Федеральным законом от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Согласно частям 1 и 2 указанного закона законодательство о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях состоит из соответствующих норм Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, из названного Федерального закона, принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации (ч.1).

Права человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания регулируются федеральным законом. Законы и иные нормативные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации и затрагивающие реализацию права на свободу совести и свободу вероисповедания, а также деятельность религиозных объединений, должны соответствовать указанному Федеральному закону.

В случае противоречия этому Федеральному закону нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации по вопросам защиты права на свободу совести и свободу вероисповедания и по вопросам деятельности религиозных объединений действует данный Федеральный закон (ч.2).

Права и свободы человека и гражданина в соответствии с частью 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Пунктом 2 статьи 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ закреплено, что право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Между тем пунктом 3 статьи 3 оспариваемого закона Республики Тыва предусмотрено, что право на свободу совести и свободу вероисповедания подлежит лишь ограничениям, установленным федеральным законодательством и необходимым для защиты основ конституционного строя, морали, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения общественной безопасности, что отлично от вышеприведенных положений Конституции Российской Федерации и Федерального закона.

В оспариваемой норме предпринята попытка воспроизведения федеральной нормы, принятой по вопросам ведения Российской Федерации, при этом использованы иные правовые понятия и термины, фактически изменяющие смысл и содержание правового регулирования федерального уровня, что может повлечь неопределенность в применении правовых норм федерального закона на территории Республики Тыва, что недопустимо. Кроме того, нормы федерального закона на всей территории Российской Федерации имеют прямое действие, применяются непосредственно и не нуждаются в дополнительном введении законом субъекта на территории данного субъекта Российской Федерации. Оспариваемая норма принята по вопросам, не относящимся к вопросам ведения субъекта Российской Федерации либо совместного ведения Российской Федерации и субъекта Российской, следовательно, представляется вмешательством в федеральные вопросы законодательного регулирования в названной сфере.

С учетом изложенного Судебная коллегия признает правильным решение суда об удовлетворении заявления прокурора о признании пункта 3 статьи 3 Закона Республики Тыва от 1 апреля 1995 г. № 253 недействующим.

Судебная коллегия соглашается и с выводом суда относительно статей 9 -27 оспариваемого Закона Республики Тыва, при этом исходит из следующего.

Указанными нормами Закона Республики Тыва регулируются вопросы создания и прекращения деятельности религиозных организаций, а также порядок осуществления их деятельности: статьи 9-15 расположены в главе II «Религиозные организации» и регулируют следующие положения- о религиозных организациях и их отделении от государства (ст.9), о создании религиозных организаций (ст. 10), об уставах религиозных организаций (ст.11), о регистрации религиозных организаций (ст. 12), об отказе в регистрации религиозной организации (ст. 13), ст. 14 (исключена - закон Республики Тыва от 25.04.2001 № 1001); ст.15 о приостановлении деятельности религиозного объединения, ликвидации религиозной организации и о запрете на деятельность религиозного объединения; статьи 16-27 расположены в главе III « Права и условия деятельности религиозных организаций» и регулируют следующие положения - о религиозных службах, обрядах и церемониях (ст. 16), о религиозной литературе и предметах религиозного назначения (ст. 17), о благотворительной и культурно-просветительской деятельности религиозных организаций (ст.18),о духовных образовательных учреждениях (ст. 19), о международных связях и контактах (ст.20), о собственности религиозных организаций (ст.21), о пользовании имуществом, являющимся собственностью государства, граждан и общественных организаций (ст.22), о производственно-хозяйственной деятельности религиозных организаций (ст.23), о распоряжении имуществом религиозных организаций, прекративших свою деятельность (ст.27).

Удовлетворяя заявленные прокурором требования в этой части, суд исходил из того, что указанные нормы регулируют вопросы, находящиеся в исключительном ведении Российской Федерации.

Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда, поскольку согласно пункту 3 статьи 117 Гражданского кодекса Российской Федерации особенности правового положения общественных и религиозных организаций как участников отношений, регулируемых названным Кодексом, определяются законом. В соответствии с пунктом «о» статьи 71 Конституции Российской Федерации гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации.

Статьей 1 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» предусмотрено, что данный Федеральный закон определяет правовое положение, порядок создания, деятельности, реорганизации и ликвидации некоммерческих организаций как юридических лиц, формирования и использования имущества некоммерческих организаций, права и обязанности их учредителей (участников), основы управления некоммерческими организациями и возможные формы их поддержки органами государственной власти и органами местного самоуправления (ч.1). Указанный Федеральный закон применяется по отношению ко всем некоммерческим организациям, созданным или создаваемым на территории Российской Федерации, постольку, поскольку иное не установлено этим Федеральным законом и иными федеральными законами ( ч.2).

Вопросы создания, реорганизации и ликвидации, деятельность некоммерческих организаций (в том числе религиозных организаций) регулируются главами указанного Федерального закона.

В соответствии с пунктом 4 статьи 6 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» особенности правового положения, создания, реорганизации и ликвидации религиозных организаций, управления религиозными организациями определяются федеральным законом о религиозных объединениях.

С учетом изложенного оснований не согласиться с выводом суда относительно того, что указанными нормами урегулированы отношения, относящиеся к исключительному ведению Российской Федерации, у Судебной коллегии не имеется.

По аналогичному основанию судом правильно признаны недействующими ст. 24 (трудовые правоотношения граждан в религиозных организациях), 25 (налогообложение религиозных организаций), 26 (социальная защита граждан, занятых в религиозных организациях, на их предприятиях, учреждениях и организациях). Данные вопросы урегулированы федеральным законодательством: в соответствии с пунктом 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» в том аспекте, в котором они урегулированы оспариваемым законом субъекта РФ, их разрешение к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации не отнесено.

При таких обстоятельствах довод жалобы о том, что субъектом Российской Федерации в оспариваемом законе фактически воспроизведены

положения федерального законодательства, основанием для отмены решения суда первой инстанции не является. Кроме того, оспариваемые нормы, как это следует из текстов законов, не воспроизводят федеральные нормы, а излагают их в произвольной интерпретации с множественными отступлениями от текста не только в части используемых терминов, но и содержания, вводя дополнительные требования, ограничения, обязанности для субъектов указанных правоотношений, что недопустимо в силу требований ч. 3 ст.55 и ч.5 ст. 76 Конституции Российской Федерации.

Так, оспариваемым законом Республики Тыва в ст. 9 «Религиозные организации и их отделение от государства» предусмотрено:

«1. Религиозными организациями в Республике Тыва являются добровольные объединения граждан, зарегистрированные в качестве юридического лица в порядке, установленном федеральным законодательством, обладающие следующими признаками:

- наличие вероучения;

- совершение богослужений, культовых действий, религиозных обрядов и церемоний;

- религиозное обучение и воспитание, проведение проповедей или иных форм распространения вероучения.

2. Религиозные организации занимаются исповеданием и распространением веры, что включает в себя совершение культовых действий, распространение своих убеждений в обществе непосредственно или через средства массовой информации, миссионерскую деятельность, дела милосердия и благотворительности, религиозное обучение и воспитание, подвижническую деятельность, паломничество и иную деятельность, определяемую соответствующими вероучениями и предусмотренную уставом данной организации.

3. Никакая религия в Республике Тыва не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные организации отделены от государства и равны перед законом.

4. В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных организаций от государства государство:

- обеспечивает соблюдение и защиту прав граждан на свободу совести и вероисповедания;

- не вмешивается в вопросы определения гражданином своего отношения к религии, религиозной принадлежности и воспитания детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими собственными убеждениями;

- не возлагает на религиозные организации выполнение функций государственных органов и органов местного самоуправления;

- не вмешивается в деятельность религиозных организаций, если она не противоречит закону;

- уважает внутренние установления религиозных организаций, если они не противоречат действующему законодательству;

- обеспечивает равенство и веротерпимость как между религиями, так и между верующими и атеистами;

- учитывает при осуществлении практических мер возможности последствий сугубо светских действий в конфессиональной сфере;

- абзац исключен. - Закон Республики Тыва от 22.06.2005 № 1305 ВХ-1;

- компенсирует ущерб, нанесенный религиозным организациям в результате неправомерных действий государственных органов и должностных лиц, принимает меры к возвращению ранее им принадлежавших зданий, сооружений, предметов культа, произведений искусства, оказывает помощь в восстановлении или строительстве новых, взамен разрушенных по его вине, культовых сооружений в соответствии с законодательством.

5. Дни религиозных праздников в установленном порядке могут быть объявлены нерабочими (праздничными) днями.

6. Должностные лица органов государственной власти, других государственных органов и органов местного самоуправления, а также военнослужащие не используют свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии.

7. В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных организаций от государства религиозные организации:

- образуются и действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, поскольку они не противоречат действующему законодательству, обладают правоспособностью, предусматриваемой в их уставах;

- не выполняют функций государственных органов и органов местного самоуправления;

- не участвуют в выборах органов государственной власти и местного самоуправления;

- не участвуют в деятельности политических партий и движений и не оказывают им материальную и иную помощь;

- исходя из собственной иерархической и институционной структуры выбирают, назначают и заменяют свой персонал.

8. Отделение религиозных организаций от государства не влечет ограничения прав их членов, включая служителей, участвовать наравне с другими гражданами в управлении делами государства, выборах органов государственной власти и органов местного самоуправления, деятельности политических партий, движений и других общественных объединений.

9. Отношения религиозных организаций, в том числе зарубежных, с государством, не урегулированные законом, разрешаются в соответствии с соглашениями между ними и государственными органами Республики Тыва. Предмет соглашения не может нарушать светского характера государства и положений настоящего Закона.».

Указанные вопросы урегулированы ст.8 «Религиозная организация» Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», которой предусмотрено:

«1. Религиозной организацией признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица.

2. Религиозные организации в зависимости от территориальной сферы своей деятельности подразделяются на местные и централизованные.

3. Местной религиозной организацией признается религиозная организация, состоящая не менее чем из десяти участников, достигших возраста восемнадцати лет и постоянно проживающих в одной местности либо в одном городском или сельском поселении.

4. Централизованной религиозной организацией признается религиозная организация, состоящая в соответствии со своим уставом не менее чем из трех местных религиозных организаций.

5. Централизованная религиозная организация, структуры которой действовали на территории Российской Федерации на законных основаниях на протяжении не менее пятидесяти лет на момент обращения указанной религиозной организации с заявлением о государственной регистрации, вправе использовать в своих наименованиях слова "Россия", "российский" и производные от них.

6. Религиозной организацией признается также учреждение или организация, созданные централизованной религиозной организацией в соответствии со своим уставом, имеющие цель и признаки, которые предусмотрены пунктом 1 статьи 6 настоящего Федерального закона, в том числе руководящий либо координирующий орган или учреждение, а также учреждение профессионального религиозного образования.

7. Органы государственной власти при рассмотрении вопросов, затрагивающих деятельность религиозных организаций в обществе, учитывают территориальную сферу деятельности религиозной организации и предоставляют соответствующим религиозным организациям возможность участия в рассмотрении указанных вопросов.

8. Наименование религиозной организации должно содержать сведения о ее вероисповедании. Религиозная организация обязана указывать свое полное наименование при осуществлении деятельности.

9. Религиозная организация обязана информировать орган, принявший решение о ее государственной регистрации, об изменении сведений, указанных в пункте 1 статьи 5 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», за исключением сведений о полученных лицензиях, в течение трех дней с момента таких изменений. Указанный орган не позднее одного рабочего дня со дня получения соответствующей информации от религиозной организации сообщает об этом в уполномоченный в соответствии со статьей 2 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» федеральный орган исполнительной

власти (далее - уполномоченный регистрирующий орган), который вносит в единый государственный реестр юридических лиц запись об изменении сведений о религиозной организации.

Неоднократное непредставление религиозной организацией в установленный срок обновленных сведений, необходимых для внесения изменений в единый государственный реестр юридических лиц, является основанием для обращения органа, принявшего решение о государственной регистрации религиозной организации, в суд с требованием о признании данной организации прекратившей свою деятельность в качестве юридического лица и об исключении ее из единого государственного реестра юридических лиц.

Религиозная организация также обязана ежегодно информировать орган, принявший решение о ее государственной регистрации, о продолжении своей деятельности.

Сведения о местных религиозных организациях могут представляться в порядке, установленном настоящим пунктом, соответствующей централизованной религиозной организацией.».

Как следует из приведенных положений, оспариваемая статья не является воспроизведением федеральной нормы даже в концептуальном смысле, ею введено иное понятие религиозной организации, её признаки, дано собственное раскрытие содержания конституционного принципа отделения религиозных организаций от государства (от имени всего государства), что отнесено к ведению Российской Федерации, урегулировано нормами федерального закона иного содержания и никак не может содержаться в нормативном акте отдельного субъекта Российской Федерации. Истолкование же оспариваемой нормы в системной связи с положениями статьи 1 оспариваемого акта о том, что «Религиозное объединение - добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Республики Тыва, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками: вероисповедание; совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей», с очевидностью указывает на нарушение федерального законодательства, гарантирующего всем гражданам Российской Федерации свободу вероисповедания и создания религиозных организаций на всей территории Российской Федерации независимо от места жительства. Ограничение данного права местом жительства граждан в Республике Тыва является грубым нарушением принципов правового федеративного государства, что влечет признание оспариваемой нормы недействующей.

В статье 10 «Создание религиозных организаций» оспариваемого закона Республики Тыва от 1 апреля 1995 г. № 253 так же не воспроизводится федеральная норма, даже по объему превышая её в значительной мере, данная статья вводит запретительные условия на создание религиозных организаций в Республике Тыва, не предусмотренные федеральным законом, регулирует

отношения с участием иностранных государств в названной сфере, что не предусмотрено федеральным законом при отнесении вопроса к ведению Российской Федерации. Следовательно, названная норма противоречит федеральному закону и правильно признана судом недействующей.

Далее следует отметить, что требования к уставным документам религиозных организаций на всей территории Российской Федерации едины, поскольку их регистрация осуществляется в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Между тем оспариваемым актом в статье 11 введены собственные требования к уставу, использован расширительный подход к изложению обязательных сведений, которые должны содержаться в уставе. К примеру указано, что «источники образования средств и имущественные отношения как внутри данной религиозной организации, так и с другими объединениями или организациями, взаимодействие с которыми предусмотрено ее уставом», тогда как федеральная норма предусматривает лишь необходимость указать «источники образования денежных средств и иного имущества организации». Оспариваемая норма не только предусмотрела неопределенное расширение субъектов, сведения об имущественных отношениях с которыми должны содержаться в уставе религиозной организации, но и ввела неопределенное понятие «имущественные отношения», что недопустимо.

Недопустимо произвольно в статье 12 оспариваемого закона изложены вопросы регистрации религиозных организаций, урегулированные не только ст.11 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ, но и специальным Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Как следует из указанных норм, оспариваемыми положениями урегулирована деятельность федеральных органов государственной власти по регистрации религиозных организаций, что недопустимо в федеративном государстве. Процедура регистрации, сроки, полномочные органы установлены федеральным законом, дублирование норм в законе субъекта фактически приводит к недопустимому нарушению федеральных полномочий в сфере регулирования вопросов регистрации религиозных организаций. Аналогичное положение и в отношении норм об отказе в регистрации религиозной организации, приостановления её деятельности, установленных в статьях 13,15 оспариваемого акта. Субъект Российской Федерации не наделен полномочиями принимать нормативные правовые акты, регулирующие вопросы приостановления деятельности религиозного объединения, ликвидации религиозной организации и установления запретов на деятельность религиозного объединения. Следовательно, суд пришел к правильному выводу о признании названных норм недействующими, как противоречащих федеральному закону.

В главе III «Права и условия деятельности религиозных организаций» оспариваемого республиканского закона урегулированы религиозные службы, обряды и церемонии (ст. 16), что урегулировано федеральным законом от 26

сентября 1997 года № 125-ФЗ (ст. 16). Сравнение указанных положений показало, что норма, в которой субъектом Российской Федерации предпринята попытка произвольного воспроизведения федеральных норм в регулировании вопросов регламентации прав и условий деятельности религиозных организаций, правомерно признана судом недействующей, поскольку в нарушение федерального законодательство в ней установлены дополнительные условия и ограничения в том числе для субъектов экономической деятельности осуществлять хозяйственную деятельность на территории святых мест по согласованию с соответствующими религиозными организациями. Устанавливать такие условия может исключительно федеральный законодатель. Кроме того, в оспариваемой норме названное ограничение экономических прав введено без определения понятия святых мест, их перечня, уполномоченных организаций, порядка согласования, что влечет неопределенность правовой нормы по её содержанию.

Федеральные нормы для регулирования данных правоотношений приняты в полном объеме, имеют прямое действие на территории Российской Федерации и не требуют дополнительного введения на территории Республики Тыва законом субъекта.

Аналогично статья 17 оспариваемого закона Республики Тыва «Религиозная литература и предметы религиозного назначения» в сравнении с федеральной нормой ст. 17 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ в значительной мере сужает понятие предметов религиозного назначения, не включая в их перечень аудио- и видео продукцию религиозного назначения, произвольно интерпретирует федеральные нормы.

Равно как и положения статьи 18 оспариваемого акта «Благотворительная и культурно-просветительская деятельность религиозных организаций», статьи 19 «Духовные образовательные учреждения» противоречат Федеральному закону от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ, установившего иное регулирование данных вопросов.

Не соответствует федеральному закону по распределению полномочий между Российской Федерацией и субъектом Российской Федерации и содержанию правового регулирования и статья 20 оспариваемого нормативного акта «Международные связи и контакты», поскольку в ней субъектами международных связей дополнительно к федеральному перечню отнесены граждане; введены дополнительные ограничения в отношении иностранных граждан в виде требований того, что «их деятельность на территории Республики Тыва не будет направлена против традиционных конфессий, нести вред психическому здоровью нации...» Приведенных ограничений федеральной нормой не введено, общие требования безопасности установлены соответствующим законодательством Российской Федерации и не требуют дополнительного введения ограничений прав участников международных связей в религиозной сфере.

Статья 21 «Собственность религиозных организаций» закона Республики Тыва от 1 апреля 1995 г. № 253 противоречит ст.21 Федеральному закону от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ, поскольку законодатель субъекта ввел иной

перечень имущества религиозных организаций, могущих находиться у них в собственности, произвольно изложив нормы, регламентирующие гражданско-правовые отношения (собственность), отнесенные к исключительному ведению Российской Федерации.

Правомерно признана недействующей, как противоречащая

федеральному закону, и статья 22 оспариваемого акта - «Пользование имуществом, являющимся собственностью государства, граждан и общественных организаций», в которой урегулированы вопросы, относящиеся к сфере гражданского права, составляющей исключительные полномочия Российской Федерации, что исключает возможность их произвольного изложения в нормативном правовом акте субъекта.

По тем же основаниям правомерно признана недействующей статья 23 оспариваемого закона - «Производственно-хозяйственная деятельность религиозных организаций», в которой предусмотрено, что «религиозные организации в соответствии со своими уставами и законодательством Российской Федерации вправе учреждать предприятия по изготовлению предметов религиозного культа и религиозного назначения, реставрационные, художественные, сельскохозяйственные и иные организации, в том числе осуществляющие предпринимательскую деятельность. Доходы от производственно-хозяйственной деятельности не могут перераспределяться между членами религиозных организаций и должны использоваться для реализации уставных задач и благотворительности». Федеральным законом от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ в ст. 23 «Предпринимательская деятельность религиозных организаций», предусмотрено, что религиозные организации вправе осуществлять предпринимательскую деятельность и создавать собственные предприятия в порядке, устанавливаемом законодательством Российской Федерации. Законодатель субъекта в значительной мере сузил возможности религиозных организаций в экономической сфере введением сферы предпринимательской деятельности этих организаций, что не предусмотрено федеральным законом.

Не соответствует федеральному законодательству также статья 24 «Трудовые правоотношения граждан в религиозных организациях», статья 25 «Налогообложение религиозных организаций» и статья 26 «Социальная защита граждан, занятых в религиозных организациях, на их предприятиях, учреждениях и организациях» которые фактически дублируют бланкетные нормы Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ, соответственно, приняты с нарушением компетенции органов государственной власти Российской Федерации. Статья 25 противоречит также налоговому законодательству, поскольку вопросы основ налоговой системы, установление перечня субъектов, установление льгот при налогообложении в соответствии с федеральным законодательством относятся к исключительному ведению Российской Федерации, и субъект Российской Федерации не вправе производить указанное регулирование.

Статьей 27 «Распоряжение имуществом религиозных организаций, прекративших свою деятельность» оспариваемого закона неправомерно

урегулированы правоотношения сферы гражданского права,

Статьи законов по Делу № 92-АПГ12-5

Статья 55. Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание
Статья 71. В ведении Российской Федерации находятся:
Статья 72. В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся:
ГК РФ Статья 117. Общественные и религиозные организации (объединения)

Производство по делу

Загрузка
Наверх