Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 92-О08-23СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 7 ноября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 92-О08-23СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 7 ноября 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.
судей Зыкина В.Я. и Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Донду- па А.Ш., потерпевшей К ( ) и ее представителя адво­ ката Макарова В.М., кассационное представление государственного обвините­ ля Чодуй И.М. на приговор Верховного суда Республики Тыва от 7 августа 2008 года по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседа­ телей, которым Куулар Р В , оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 33 ч.4 и 105 ч.2 п.п. «а», «ж» УК РФ, за непричастностью к совершению пре­ ступления в соответствии со ст.27 ч.1 п.1 УПК РФ; Дондуп Б А оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 33 ч.5 и 105 ч.2 п.п. «а», «д», «ж» УК РФ, за непричастностью к совершению преступления в соответствии со ст.27 ч.1 п.1 УПК РФ; Дондуп А Ш , осужден по ст. 105 ч.2 п.п. «а», «ж» УК РФ к лишению свободы сроком на 14 лет 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. 2 По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч.2 п. «а» УК РФ, Дондуп А.Ш. оправдан за отсутствием в деянии состава престу­ пления в соответствии со ст.24 ч.1 п.2 УПК РФ; Монгуш С Э , осужден по ст. 105 ч.2 п.п. «а», «ж» УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч.2 п. «а» УК РФ, Монгуш С.Э. оправдан за отсутствием в деянии состава преступ­ ления в соответствии со ст.24 ч.1 п.2 УПК РФ.

В приговоре содержатся решения по предъявленным гражданским искам, о вещественных доказательствах и о процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., изложившего содержание приговора, доводы кассационного представле­ ния, кассационных жалоб и возражений на них, выступление потерпевшей К просившей ее кассационную жалобу удовлетво­ рить, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федера­ ции Щукиной Л.В., не поддержавшей кассационное представление, возражав­ шей против доводов кассационных жалоб и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

На основании вердикта присяжных заседателей Дондуп А.Ш. и Монгуш С.Э. признаны виновными в убийстве двух лиц (В и П ), совершен­ ном группой лиц по предварительному сговору.

Куулар Р.В. оправдан по обвинению в подстрекательстве к совершению данного преступления, а Дондуп Б.А. оправдан по обвинению в пособничестве Дондупу А.Ш. и Монгушу С.Э. в убийстве В и П .

Дондуп А.Ш. и Монгуш С.Э. по обвинению в совершении кражи имуще­ ства потерпевшего В оправданы за отсутствием в их деянии состава пре­ ступления.

Судом установлено, что преступления совершены 25 октября 2002 года при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Чодуй И.М. просит приговор в отношении Дондупа А.Ш., Дондупа Б.А., Куулара Р.В. и Монгуша С.Э. отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство.

Государственный обвинитель указывает, что присяжный заседатель З в день совещания присяжных заседателей была нездорова, на­ ходилась на стационарном лечении, поэтому не могла участвовать в вынесении вердикта. Кроме того, по мнению прокурора, судья необоснованно отклонил 3 ходатайство защитника Дондупа Б.А. о включении в вопросный лист вопроса «о наличии обстоятельств, указывающих на наличие в действиях подсудимого состава преступления, предусмотренного ст.316 УК РФ».

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Дондуп А.Ш. просит приговор отменить. Он указывает, что в ходе судебного разбирательства было нарушено его право на защиту, поскольку в связи с неявкой в судебное заседание защитника адвоката Лаа А.К., с которым у него было заключено со­ глашение, судья назначил ему другого защитника; в прениях сторон судья ог­ раничил его право довести до присяжных заседателей ряд высказываний, кото­ рые дословно цитируются в кассационной жалобе; утверждает, что его выска­ зывания касались новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного де­ ла, и поэтому судья обязан был возобновить судебное следствие; считает, что председательствующий необоснованно отклонил его предложения о постанов­ ке новых вопросов к вопросному листу; по мнению Дондупа А.Ш. в напутст­ венном слове присяжным заседателям судья своим высказыванием, которое осужденный цитирует в жалобе, «выразил свое мнение». Осужденный также обращает внимание на то, что описательно-мотивировочная часть приговора необоснованна никакими доказательствами, а при наличии противоречивых до­ казательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и от­ верг другие. Заявляет, что в ходе судебного заседания государственный обви­ нитель ссылался на недопустимые доказательства (какие именно - в жалобе не указано).

В кассационной жалобе и дополнении к ней К просит приговор в отношении Дондупа А.Ш., Дондупа Б.А., Куулара Р.В. и Монгуша С.Э. отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство.

Потерпевшая указывает, что в суде были нарушены ее права, поскольку пред­ седательствующий судья не разъяснил ей прав, предусмотренных ст.42 УПК РФ, не известил ее о времени проведения ряда судебных заседаний , в том чис­ ле о дне проведения прений, чем ограничил ее право привести свои доводы; подсудимые Дондуп Б.А. и Монгуш С.Э. довели до сведения присяжных засе­ дателей информацию о применении к ним недозволенных законом методов ве­ дения следствия и оказанном на них работниками милиции давлении, что могло отрицательно повлиять на мнение присяжных заседателей при вынесении вер­ дикта; в вопросном листе председательствующим вопросы были сформулиро­ ваны в сложных и непонятных формулировках, что могло повлиять на форми­ рование необъективного мнения присяжных заседателях; своими действиями (возвращением присяжных заседателей в совещательную комнату для устране­ ния неясностей и противоречивости вердикта) председательствующий судья фактически «принудил» присяжных заседателей вынести оправдательный вер­ дикт в отношении подсудимых; вердикт вынесен тенденциозным составом кол­ легии присяжных заседателей, в которую вошли присяжные лишь тувинской национальности; при формировании коллегии присяжных заседателей присяж­ ный заседатель под № З скрыла сведения о судимости своих родственников (мужа и брата); кроме того, она (З ) 29 июля 2008 г. на-4 ходилась на стационарном лечении в больнице и в силу своего плохого состоя­ ния здоровья не могла принимать участие в судебном заседании, о чем сообщи­ ла суду по телефону, однако суд, несмотря на ее болезнь, принудил ее участво­ вать в судебном процессе; присяжный заседатель под № К скрыла сведения о судимости своего брата. Данные обстоятельства, как утвер­ ждает потерпевшая, могли повлиять на объективность названных присяжных заседателей и законность вынесенного вердикта. Кроме того, как заявляет по­ терпевшая, при вынесении вердикта была нарушена тайна совещательной ком­ наты, поскольку присяжные во время совещания не были изолированы от по­ сторонних лиц, доступ посторонних в совещательную комнату был открыт; присяжным заседателям был организован ужин и в совещательную комнату за­ носились продукты питания; присяжный заседатель под № неоднократно вы­ ходила из совещательной комнаты в зал судебного заседания, а присяжного за­ седателя под № судебные приставы неоднократно куда-то сопровождали и выводили за пределы здания суда; председательствующий не воспользовался своим правом роспуска коллегии присяжных заседателей, предусмотренным ст.348 УПК РФ, в результате чего был вынесен незаконный приговор. В жалобе потерпевшая также заявляет о том, что в ходе судебного разбирательства дела было нарушено право на защиту подсудимых.

Представитель потерпевшей адвокат Макаров В.М. в кассационной жало­ бе просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотре­ ние. Адвокат указывает, что присяжный заседатель З скрыла от суда свое заболевание и в силу своего физического состояния не могла осуще­ ствлять деятельность присяжного заседателя. Поэтому, как считает представи­ тель потерпевшей, вердикт присяжными заседателями вынесен с нарушением требований ст.329 УПК РФ. Кроме того, как утверждает автор кассационной жалобы, председательствующий судья нарушил требования уголовно- процессуального закона, не включив в вопросный лист вопрос о наличии или отсутствии признака особой жестокости в действиях подсудимых при убийстве потерпевших. Это нарушение, по мнению адвоката, лишило возможности при­ сяжных заседателей обсуждать данное обстоятельство, которое органами след­ ствия вменено в вину подсудимым в качестве квалифицирующего признака преступления.

От адвоката Ондар А.С. (защитника оправданного Куулара Р.В.) поступи­ ли возражения на кассационную жалобу потерпевшей, в которых содержится просьба кассационную жалобу оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Потерпевшим П поданы возражения на кассационную жа­ лобу осужденного Дондупа А.Ш., в которых потерпевший выражает несогла­ сие с доводами жалобы осужденного и считает, что за совершенное деяние (убийство двух лиц) он должен понести «заслуженное наказание».

Проверив уголовное дело, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения. 5 Утверждение осужденного Дондупа А.Ш. о том, что государственный об­ винитель перед присяжными заседателями ссылался на недопустимые доказа­ тельства - голословно. Из протоколом судебного заседания видно, что в судеб­ ном разбирательстве, проводившемся с участием присяжных заседателей, ис­ следовались лишь допустимые доказательства.

Доводы кассационной жалобы осужденного Дондупа А.Ш. о нарушении его права на защиту - неосновательны.

Как видно из протокола судебного заседания, замена защитника Дондупа А.Ш. в одном из судебных заседаний была осуществлена с согласия самого подсудимого Дондупа А.Ш. в связи с неявкой адвоката Лаа А.К. (т. 12 л.д. 114). В дальнейшем, вплоть до вынесения приговора, адвокат Лаа А.К. про­ должил осуществлять защиту подсудимого Дондупа А.Ш. При этом каких- либо заявлений о нарушении права на защиту ни подсудимым, ни его защитни­ ком в суде первой инстанции не делалось.

При таких обстоятельствах право на защиту Дондупа А.Ш. нарушено не было.

Неосновательны доводы жалобы осужденного и о том, что в прениях сто­ рон судья ограничил его право высказаться по существу предъявленного обви­ нения и довести до присяжных заседателей свое мнение относительно исследо­ ванных в судебном заседании доказательств.

Из протокола судебного заседания видно, что такое право подсудимому Дондупа А.Ш. было предоставлено, и он им воспользовался.

Что касается утверждения Дондупа А.Ш. о том, что председательствую­ щий незаконно прерывал его выступление в прениях, то оно необоснованно. Из протокола видно, что председательствующий останавливал подсудимого лишь в тех случаях, когда он пытался ссылаться на доказательства, которые не иссле­ довались в судебном заседании, или же когда он касался обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу.

Утверждение осужденного Дондупа А.Ш. о том, что в прениях он сооб­ щил о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, и тре­ бовавших, по его мнению, возобновления судебного следствия - неоснователь­ но, поскольку из его речи в прениях таких сведений и обстоятельств не усмат­ ривается.

Ссылка осужденного на то, что судья в напутственном слове перед при­ сяжными «выразил свое мнение» - несостоятельна. Как следует из протокола судебного заседания, напутственное слово председательствующим произнесено в соответствии с требованиями ст.340 УПК РФ. После его произнесения осуж­ денный Дондуп А.Ш. высказал свои возражения по поводу слов председатель­ ствующего, которые он цитирует в кассационной жалобе; председательствую­ щий еще раз разъяснил присяжным смысл его высказываний, касающихся пра­ вил оценки доказательств. После этого ни от подсудимого Дондупа А., ни от других участников судебного разбирательства каких-либо возражений в связи с содержанием напутственного слова, равно как и заявлений о нарушении пред­ седательствующим принципа объективности и беспристрастности, не последо­ вало (т. 12 л.д.212). 6 Доводы жалобы осужденного о том, что председательствующий необос­ нованно отклонил его предложения о постановке «новых вопросов к вопрос­ ному листу», не основаны на протоколе, из которого следует, что предложение Дондупа А.Ш. о внесении в вопросный лист его варианта вопросов председа­ тельствующим ставилось на обсуждение сторон (т. 12 л.д. 191-192).

С учетом замечаний и предложений сторон судья в совещательной ком­ нате окончательно сформулировал вопросы, подлежащие разрешению присяж­ ными заседателями.

Неосновательны также доводы кассационного представления о том, что председательствующий не включил в вопросный лист вопрос, позволяющий установить виновность оправданного Дондупа Б.А. в совершении укрыватель­ ства преступления.

Данное обвинение Дондупа Б.А. не предъявлялось.

Государственный обвинитель в прениях сторон поддержал обвинение Дондупа Б. в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 33 ч.5 и 105 ч.2 п.п. «а,д,ж» УК РФ.

При обсуждении вопросного листа защитник подсудимого Дондупа Б.А. снял свое ходатайство о внесении в вопросный лист вопроса «о наличии в дей­ ствиях подсудимого состава преступления, предусматривающего укрыватель­ ство» (т. 12 л.д. 191).

Содержание вопросов, которые были сформулированы председательст­ вующим и подлежали разрешению присяжными заседателями, соответствует требованиям, предусмотренным ст.339 УПК РФ.

Вопреки доводам жалобы потерпевшей К вопросы поставлены в понятных присяжным заседателям формулировках и не содержат противоречий.

То обстоятельство, что судья неоднократно возвращал присяжных засе­ дателей в совещательную комнату для устранения противоречий в их ответах на вопросы, не свидетельствует о недостатках самих вопросов.

Данное обстоятельство не свидетельствует и о том, что председательст­ вующий таким образом «понудил» присяжных заседателей вынести оправда­ тельный вердикт в отношении подсудимых.

Возвращение присяжных заседателей в совещательную комнату в связи с неясностью или противоречивостью вердикта согласно ст.345 ч.2 УПК РФ яв­ ляется не только правом, но и обязанностью председательствующего.

Доводы жалобы потерпевшей о том, что ей не были разъяснены права в судебном заседании, а также о том, что она не извещалась о датах судебных за­ седаний - неосновательны.

Как видно из протокола судебного заседания, права потерпевшей К были разъяснены судьей в полном объеме (т. 10 л.д.79, т. 12 л.д. 122).

Потерпевшая участвовала в судебных заседаниях лично и осуществляла свои права с помощью представителя- адвоката Макарова В.М. Она также дала показания в суде и наряду со своим представителем участвовала в допросе под­ судимых. 7 В прениях сторон ее интересы представлял адвокат Макаров В.М. Каких-либо заявлений по поводу нарушения ее прав как потерпевшей К в суде первой инстанции не делала.

Причины неявки потерпевшей в судебные заседания судьей каждый раз выяснялись, о чем свидетельствует протокол судебного заседания, а также ма­ териалы уголовного дела.

В ряде судебных заседаний, в том числе и в прениях сторон, не принимала участия по собственному желанию, адресовав су­ ду соответствующие ходатайства и заявления, в которых сообщала суду лично или через своего представителя о причинах неявки в суд.

При таких обстоятельствах права потерпевшей в суде нарушены не были.

Доводы жалобы потерпевшей о том, что подсудимые доводили до при­ сяжных заседателей информацию о недозволенных методах ведения следствия, и что это повлияло на мнение присяжных заседателей - неосновательны.

Из протокола судебного заседания видно, что попытки подсудимых дове­ сти до присяжных такую информацию председательствующим пресекались, а возникавшие в судебном заседании вопросы юридического характера, в том числе и о недопустимости доказательств, рассматривались в отсутствие при­ сяжных заседателей.

Несостоятельны также доводы жалобы потерпевшей о том, что вердикт вынесен тенденциозным составом коллегии присяжных заседателей.

Из протокола судебного заседания видно, что коллегия присяжных засе­ дателей была сформирована в соответствии с требованиями, предусмотренны­ ми ст.328 УПК РФ.

После ее формирования ходатайство о роспуске коллегии ввиду тенден­ циозности ее состава было заявлено со стороны защиты подсудимых. При этом защита мотивировала свое ходатайство тем, что большинство (9) присяжных заседателей русской национальности. Со стороны представителя потерпевшей адвоката Макаров В.М., которому потерпевшая доверила участвовать в форми­ ровании коллегии присяжных заседателей, заявлений о тенденциозности соста­ ва коллегии не последовало.

Председательствующим ходатайство стороны защиты о роспуске колле­ гии присяжных было рассмотрено и обоснованно отклонено мотивированным постановлением (т. 11 л.д. 46-47).

Таким образом, доводы жалобы потерпевшей о тенденциозности колле­ гии присяжных заседателей - неосновательны.

Не основаны на материалах дела доводы кассационного представления и кассационных жалоб о том, что присяжный заседатель З в силу своего плохого состояния здоровья не могла принимать участие в судебном за­ седании и в вынесении вердикта.

Из протокола судебного заседания видно, что присяжный заседатель З принимала участие в составе коллегии присяжных и в вынесении вердикта.

Каких-либо заявлений о невозможности ее участия в судебном заседании по состоянию здоровья ни от присяжного заседателя З , ни от других 8 участников судебного разбирательства до вынесения вердикта в адрес предсе­ дательствующего судьи не поступало.

Сама по себе информация о состоянии здоровья З , которая содержится в медицинской справке, выданной после провозглашения вердикта, и на которую ссылаются потерпевшая, ее представитель и государственный об­ винитель, не свидетельствует о невозможности данного присяжного заседателя принимать участие в судебном заседании и в вынесении вердикта.

Доводы жалобы потерпевшей о том, что присяжные заседатели З и К при формировании коллегии присяжных заседателей скрыли от сторон информацию о наличии у них судимых близких родственни­ ков, ничем объективно не подтверждены. В материалах дела нет сведений о том, что у указанных лиц имеются близкие родственники, судимость которых на момент формирования коллегии присяжных не была бы погашена.

Ни на чем не основано содержащееся в кассационной жалобе потерпев­ шей утверждение о нарушении тайны совещания присяжных заседателей при вынесении ими вердикта.

Обстоятельств, на которые ссылается потерпевшая в жалобе, из протоко­ ла судебного заседания не усматривается.

То обстоятельство, что в совещательную комнату присяжным заседате­ лям, которые выносили вердикт с 13 часов 21 минут до 21 часа 31 минут, то есть более восьми часов, судебным приставом доставлялись продукты питания, нарушением тайны совещания не является.

Утверждение потерпевшей о том, что председательствующий обязан был распустить коллегию присяжных заседателей в соответствии с требованиями ст.348 УПК РФ, не основано на материалах дела, поскольку оснований для рос­ пуска коллегии у председательствующего судьи не было.

Доводы жалобы представителя потерпевшей о том, что судья обязан был включить в вопросный лист вопрос о наличии или отсутствии признака «осо­ бой жестокости» в действиях подсудимых - не основаны на законе. Данный во­ прос относится к юридической оценки действий подсудимых и согласно ч.2 УПК РФ разрешается без участия присяжных заседателей председательствую­ щим единолично.

Мотивы, в соответствии с которыми председательствующий пришел к выводу об отсутствии в действиях подсудимых указанного признака преступ­ ления, в приговоре приведены. Оснований не согласиться с выводами предсе­ дательствующего судьи и данной им юридической оценкой действий осужден­ ных судебная коллегия не усматривает.

Доводы жалобы осужденного Дондупа А. о том, что в приговоре не при­ ведено доказательств его виновности, и не дано оценки всем исследованным в судебном заседании доказательствам - не могут быть приняты во внимание, поскольку данное обстоятельство не является нарушением уголовно- процессуального закона.

Согласно 339 ч.1 УПК РФ вопрос о доказанности или недоказанности ин­ криминированного подсудимому деяния относится к компетенции присяжных заседателей. 9 В соответствии с ч.2 и ч.З ст.348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, и он квалифи­ цирует действия подсудимого в соответствии с обвинительным вердиктом.

Согласно ч.4 ст.347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Частью 2 ст.379 УПК РФ не предусмотрено такого основания к отмене судебного решения, вынесенного с участием присяжных заседателей, как несо­ ответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельст­ вам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Таким образом, основанный на вердикте присяжных заседателей вывод суда первой инстанции о виновности осужденного в инкриминированных ему деяниях не может быть поставлен под сомнение и судом кассационной инстан­ ции.

Согласно ст.351 п.З УПК РФ в описательно-мотивировочной части обви­ нительного приговора, постановленного в судебном разбирательстве с участи­ ем присяжных заседателей, должны содержаться описание преступного дея­ ния, в совершении которого подсудимый признан виновным, квалификация со­ деянного, мотивы назначения наказания и обоснование решения суда в отно­ шении гражданского иска.

Приговор суда по данному делу соответствует указанным требованиям уголовно-процессуального закона.

Приведенные в жалобе потерпевшей доводы о нарушении права на защи­ ту оправданных Дондупа Б.А. и Куулара Р.В., а также осужденного Монгуша С.Э. - не основаны на материала дела.

Сами оправданные Дондуп Б.А., Куулар Р.В., а также осужденный Мон­ гуш С.Э. и их защитники кассационных жалоб, в которых бы содержались до­ воды о нарушении их права на защиту, на приговор суда не подавали.

В соответствии с ч .! ст.348 УПК РФ оправдательный вердикт коллегии присяжных заседателей обязателен для председательствующего и влечет за со­ бой постановление им оправдательного приговора.

Согласно ч.2 ст.385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его пред­ ставителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального зако­ на, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона судом первой ин­ станции по данному делу допущено не было.

Ссылка в жалобе потерпевшей на несправедливость назначенного осуж­ денному Монгушу С.Э. наказания - неосновательна, поскольку наказание ему назначено в соответствии с требованиями уголовного кодекса и с учетом пре­ дусмотренных законом особенностей назначения наказания лицам, совершив­ шим преступление в несовершеннолетнем возрасте. 10 При назначении наказания судом также учтено и то обстоятельство, что согласно вердикту присяжных заседателей Монгуш С.Э. признан заслуживаю­ щим снисхождения.

Наказание осужденному Дондупу А.Ш. назначено в соответствии с тре­ бованиями уголовного закона, и каких-либо доводов о несправедливости дан­ ного наказания в кассационных жалобах и в кассационном представлении не приведено.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Верховного суда Республики Тыва от 7 августа 2008 года в от­ ношении Куулара Р В Дондупа Б А Дондупа А Ш и Монгуша С Э оста­ вить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 92-О08-23СП

УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УПК РФ Статья 42. Потерпевший
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 329. Замена присяжного заседателя запасным
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 345. Провозглашение вердикта
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта

Производство по делу

Загрузка
Наверх