Дело № 92-О10-10

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 июня 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фетисов Сергей Михайлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 92-О10-10

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 2 июня 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина АС.
судей Фетисова С.М. и Боровикова В.П.
при секретаре Назаровой Т.Д.

с участием переводчика Биче-оол С.Х. рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Иргит Р.Н., кассационным жалобам осужденных Базыраа А.А., Байыра О.Э., Чигдена А.А., Сармыгыра С.С. и Чаш-оола А.А., адвокатов Уваннай В.Д. и Бушуевой Ч.К. на приговор Верховного суда Республики Тыва от 30 ноября 2009 года, которым • Базыраа А А - осуждён: по ч. 1 ст. 105 УК РФ - на 10 (десять) лет лишения свободы, по ч.1 ст.116 УК РФ к 6 (шести) месяцам исправительных работ с удержанием процентов из заработной платы в доход государства.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 10 (десять) лет 1 (один) месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Байыр О Э - осуждён к лишению свободы: по ст.317 УК РФ - на 13 лет.

по п. «г» ч.2ст. 112 УК РФ - на 3 года, 2 по ч.1 ст.116 УК РФ к 6 (шести) месяцам исправительных работ с удержанием 10 процентов из заработной платы в доход государства.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 14 (четырнадцать) лет лишения свободы.

Сармыгыр С С - осуждён: по ст.317 УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ч. 1 ст.115 УК РФ - к исправительным работам сроком на 1 год с удержанием 10 процентов из заработной платы в доход государства.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено окончательно - 12 (двенадцать) лет 2 (два) месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Чаш-оол А А - осуждён: по ст.317 УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ч.1 ст.115 УК РФ к 1 году исправительным работам с удержанием 10 процентов из заработной платы в доход государства.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено окончательно - 12 (двенадцать) лет 2 (два) месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Чигден А А - осуждён к лишению свободы: по ст. 317 УК РФ к 12 годам лишения свободы, по п. «г» ч.2 ст.112 УК РФ к 2 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено окончательно - 12 (двенадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Иргит А Х Л - осуждён по ст.313 УК РФ на 1 год лишения свободы, с применением ст.73 УК РФ условно, с испытательным сроком на 1 год и возложением обязанностей. 3 Кызыл А Х А - осуждён по ст.112 ч.2 п.«г» УК РФ на 2 (два) года лишения свободы, с применением ст.73 УК РФ условно, с испытательным сроком на 1 год и возложением обязанностей.

Хол Д А - осуждён по ст.115 ч.1 УК РФ к штрафу в размере 9 (девять) тысяч рублей, с учетом ст.72 ч.5 УК РФ освобожден от отбывания назначенного наказания.

Сундуй А А - осуждён по ст. 116 ч.1 УК РФ к штрафу в размере 5 (пять) тысяч рублей, с учетом ст.72 ч.5 УК РФ освобожден от отбывания назначенного наказания.

Сюрюнмаа М М - осуждён по ст. 116 ч.1 УК РФ к штрафу в размере 5 (пять) тысяч рублей, с учетом ст.72 ч.5 УК РФ освобожден от отбывания назначенного наказания.

Чигден О А - осуждён по ст.116 ч.1 УК РФ к штрафу в размере 5 (пять) тысяч рублей, с учетом ст.72 ч.5 УК РФ освобожден от отбывания назначенного наказания. ' Шулуу Р К - осуждён по ст. 116 ч.1 УК РФ к штрафу в размере 5 (пять) тысяч рублей, с учетом ст.72 ч.5 УК РФ освобожден от отбывания назначенного наказания.

Заслушав доклад судьи Фетисова СМ., выслушав осуждённых Байыра О.Э., Сармыгыра С.С, Чигдена А.А. и Чаш-оола А.А., адвокатов Уваннай В.Д., Витебского С.Л., Чегодайкина АН., Бондаренко В.Х., Кротовой СВ., 4 • Арутюновой И.В. и Акопян А.К, поддержавших кассационные жалобы, мнение прокурора Козусевой Н.А. об изменении приговора по основаниям, указанным в кассационном представлении, и оставлении кассационных жалоб без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

Приговором признаны виновными и осуждены: Базыраа А.А. - за убийство Д Байыр О.Э., Кызыл А.-Х.А. и Чигден А - за умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести Д группой лиц по предварительному сговору, Байыр О.Э., Сармыгыр С.С, Чаш-оол и Чигден А - за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа - Ч в целях воспрепятствования законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, Сармыгыр С.С, Чаш-оол и Хол Д.А. - за умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья потерпевшего М Базыраа А.А., Байыра О.Э., Чигден А Сундуй А.А., Сюрюнмаа М.М., Чигден О и Шулуу Р.К. - за нанесение побоев, причинившие потерпевшему Ч физическую боль, не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, Иргит А -Х Л - за побег из-под стражи лицом, находящимся в предварительном заключении.

Преступления совершены 22 марта 2008г.

, Иргит А.-Х.Л. - 2 апреля 2008г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Иргит Р.Н. просит приговор в отношении Базыраа А.А., Байыра О.Э., Сармыгыра С.С, Чаш-оола А.А., Чигдена А.А., Иргита А.Х.Л., Кызыла А.Х.А., Хола Д.А., Сундуя А.А., Сюрюнмаа М.М., Чигдена О.А. и Шулуу Р.К. отменить ввиду неправильного применения уголовно-процессуального закона.

В обоснование он ссылается на то, что в резолютивной части приговора не указан вид исправительного учреждения, в котором должен отбывать наказание Байыр О.Э., не указано, по какой части ст.313 УК РФ признан виновным и осужден Иргит А.Х.Л. , В отношении осужденных Сармыгыра С.С. и Чаш-оола А.А. имеются несоответствия в части их осуждения по ст. 115 УК РФ либо по ст. 116 УК РФ.

Вина Чигдена А.А. по ч.1 ст. 116 УК РФ судом была установлена, но виновным по ч.1 ст. 116 УК РФ он не признан и наказание по нему не назначено. 5 В кассационных жалобах - осужденный Базыраа А.А. просит приговор отменить, его оправдать. Он ссылается на то, что расследование по делу проведено поверхностно, событие преступления не проверено, судебное разбирательство было необъективным.

Суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, противоречия не устранены, все лица, имеющие отношение к этому делу, не допрошены. В жалобе осуждённый описывает свою версию событий.

Мотива убивать потерпевшего Д у него не было. Показания Б о том, что накануне потерпевшими был избит он, а не Базыраа А.А., следствие и суд не взяли во внимание. Он указывает, что во время предварительного следствия применялись незаконные методы. Суд не взял во внимание, что подсудимые отказались от своих первоначальных показаний, что парней собирал он. Во время предварительного следствия они допрашивались без участия адвокатов. Они оговорили его в убийстве потерпевшего, чтобы самим уйти от ответственности, поскольку Д били и убивали много людей. Его правдивые показания в судебном заседании не учтены. Судом был нарушен принцип состязательности сторон и принят обвинительный уклон.

Показания свидетелей О К и С в судебном заседании не учтены. Показания потерпевшего Ч в приговоре противоречат его фактическим показаниям в суде, где он показал, что когда он вышел, к нему подошли Базыраа, Сундуй, Чигден стали избивать, потащили в сторону речки, Д и М в это время остались в клубе. Умысла начать драку у него не б что ерждает Сундуй, который не подтвердил свои показания о вопросе Базыраа, сможет ли он начать драку. Показания свидетелей о том, что он предлагал первым начать драку, в судебном заседании опровергнуты. Выводы суда о том, что именно он наносил потерпевшему колотые раны, носят предположительный характер и не основаны на исследованных доказательствах. Суд не учёл, что ранения потерпевшему могли быть нанесены штакетиной с гвоздём. Органами следствия не установлено, куда были причинены смертельные раны потерпевшему - в грудь, в живот или в плечо, поэтому необходимо провести эксгумацию трупа Д и повторную экспертизу. Показания свидетеля С о том, что он вид к Базыраа бил Д - ложны, так как он в темноте не мог видеть кого-либо. Следствием не были проведены эксперименты, очные ставки. Ходатайство защитника об исключении из числа доказательств вещественных доказательств отклонено неправомерно, так как изъятие вещей производилось с нарушением закона.

осужденный Байыр О.Э. просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ч.1 ст.111 УК РФ, наказание снизить с применением ст.64 УК РФ. Он ссылается на недоказанность его вины в посягательстве на жизнь сотрудника милиции. Считает, что между осуждёнными и потерпевшими произошла обыкновенная драка, в которой различить человека в милицейской форме из-за большого количества участников было невозможно. Показания потерпевшего Ч и 6 • свидетеля О о том, что было светло, другими доказательствами не подтверждаются. В его действиях усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст.111 УК РФ. При назначении наказания суд не учёл данные о его личности - отсутствие судимости, положительную характеристику, не применил ст.64 УК РФ. Смягчающие его наказание обстоятельства учтены судом не в полной мере.

осужденный Сармыгыр С.С. просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст.318 УК РФ, указывая, что их юридическая оценка дана неправильная. Суд не учёл, что он лишь схватил потерпевшего сзади и удерживал, насилие к нему он не применял, ударов не наносил. О том, что удерживает сотрудника милиции, ему не было известно. На следствии к ним применялись недозволенные методы следствия.

Предварительного договора на избиение потерпевших у них не было. Выводы суда содержат существенные противоречия. Суд не учёл, что он имеет гражданскую жену и годовалого ребёнка.

- осужденный Чаш-оол А.А., не соглашаясь с ним, просит приговор отменить. Он указывает, что судом неправильно приняты во внимание показания лиц во время предварительного следствия, так как все они от этих показаний отказались, и пояснили, что они получены незаконным путём.

Милиционеров в тот вечер он не видел, о них не кричал, и не бил палкой по спине работника органов. Из заключения эксперта видно, что ударов в спину потерпевшего Ч деревянной палкой не было. На жизнь сотрудника милиции он не посягал, умысла на это не было. Суд не учёл возмещение Ч материального ущерба, отзыв им своего заявления. В отношении избиения М он раскаялся, имеет на иждивении двух малолетних детей.

осужденный Чигден А.А., просит приговор изменить, переквалифицировать его действия в отношении потерпевшего Ч на статьи 116, или 112, или 213 УК РФ, в остальной части прекратить уголовное преследование. Он считает, что приговор необоснован, выводы суда не соответствуют установленным фактическим обстоятельствам дела. Когда он наносил удары человеку, лежавшему на земле, то не знал, что это сотрудник милиции. Ч Д удары он не наносил.

Доказательств того, что он избивал Ч (по ч.1 ст. 116 УК РФ), что причинил потерпевшему Д вред здоровью средней тяжести (по ч.2 ст. 112 УК РФ), что избивал именно сотрудника милиции или видел его милицейскую одежду (по ст. 317 УК РФ), в приговоре не приведено. Показания свидетеля К в ходе предварительного следствия получены в результате психологического давления на него сотрудников милиции. От них свидетель отказался. Показания подсудимых на следствии не конкретны.

Показания Байыра О.Э., Сармыгыра С.С, Чаш-оола А.А. и Хола Д.А. не означают, что он видел милицейскую одежду и знал этого сотрудника. Ч7 не представлялся сотрудником милиции. К лежащему человеку он прибежал сзади, со спины, не видел его шапку и погоны. , - адвокат Бушуева Ч.К.-о. указывает на своё несогласие с приговором в отношении Сармыгыра С.С. - адвокат Уваннай В.Д. просит приговор в отношении Базыраа А.А. отменить, оправдать его по ч.1 ст. 105 УК РФ за непричастностью к инкриминируемому деянию. Защитник считает приговор необоснованным и незаконным, поскольку выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда. Суд не учёл показания потерпевшего Ч исключают возможность встречи потерпевшего Д и Базыраа. При оценке протокола допроса свидетеля К (т.1 л.д.228-235), протокола проверки показаний на месте (т.1 л.д.239-243) суд не учёл показания свидетеля К имеющего возраст 14 лет, и его матери Б что во время его допроса она отсутствовала, подписала готовый протокол, она плохо слышит и видит. В проверке показаний сына на месте она не участвовала. К свидетелю применялись незаконные методы следствия.

Вследствие указанных нарушений его показания являются недопустимыми доказательствами. Свидетель С не подтвердил свои показания, данные на следствии, законный представитель его отсутствовал. Лицо, участвовавшее в его повторном допросе, законным представителем не признано. Протокол проверки его показаний на месте не может быть признан законным, так как проверялись показания свидетеля С добытые с нарушением УПК РФ.

Суд не установил освещённость места происшествия и не учёл, что показания С о том, что происходящие события он видел с расстояния 30 метров, не соответствуют действительности. Возможность получения смертельных повреждений потерпевшим при других обстоятельствах, в том числе при падении на штакетину с двумя гвоздями, либо от удара такой штакетиной, на что указывает заключение дополнительной судебно-медицинской экспертизы, судом не исследовалась (т. И л.д.102-106). В проведении экспертизы по микрочастицам с целью установления или исключения контакта со штакетиной в области следов проникающего повреждения одежды органы следствия отказали необоснованно. В приговоре суд допустил противоречие, установив, что Базыраа причинил потерпевшему Д ранения металлической острой заточкой и указав, что орудие преступления не установлено и его длина неизвестны. В нарушение уголовно-процессуального закона, суд без допроса свидетеля К стороной защиты, огласил его показания на предварительном след .1 л.д.228 - 235) и протокол проверки показаний на месте (т.1 л.д.239 - 243). 20 октября 2009 года судебное разбирательство проходило в отсутствие Хол Д.А., обвиняемого по ст.П5 ч.1 УК РФ, без его заявления,. Суд неправомерно отвел заданный свидетелю Н вопрос, где тот получает заработную плату, чем нарушил право на за и постановлении приговора нарушена тайна совещания, поскольку 8 судья общался с помощником судьи, который сообщил участникам процесса, что в связи со сбоем в компьютере часть приговора утрачена, поэтому он будет оглашен 30.11.09 года. Протокол судебного заседания от 9 июня 2009 года отсутствует.

В возражениях потерпевший Ч просит приговор изменить - назначить осуждённому Байыру О.Э. отбывание наказание в исправительной колонии строгого режима, считать Иргита А.Х.Л. осуждённым по ч.1 ст.313 УК РФ, в остальной части приговор оставить без изменения, кассационное представление и кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию при производстве по уголовному делу, предусмотренные ст.73 УПК РФ, а также мотивы преступлений, судом установлены правильно и подтверждены исследованными доказательствами, анализ которых содержится в приговоре.

Их оценка дана судом в соответствии с правилами, предусмотренными ст.88 УПК РФ, то есть с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а всех собранных доказательств в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Вопреки доводам кассационных жалоб, виновность осуждённых в содеянном подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании и приведёнными в приговоре.

Так, во время предварительного следствия Сундуй А.А. показал, что Базыраа рассказал им, что днем раньше Д М и Ч его побили, за что их нужно проучить и проткнуть, то есть ударить ножом. На вопрос, сможет ли он начать драку, Базыраа ответил утвердительно (т.5 л.д. 192-196).

Как следует из показаний Байыра в ходе предварительного следствия, он видел, как Базыраа, Сурунмаа, Шулуу, Иргит А -Х возле речки избили Ч лицо которого было в крови. Он также пнул потерпевшего дважды ногой в живот и нанес 3 удара кулаком по лицу. После этого на улице он увидел, что Кызыл А -Х Чаш-оол А Сармыгыр С , Хол Д избивали М . Д присел на колени, и держался рукой за живот. Он ударил Д кулаком по лицу, отчего тот упал на землю. После этого его стали избивать штакетинами Иргит А Х и Хол Д Он нанес 2-3 удара ногой по животу Д Со стороны улицы выбежал человек с фонарем, которого он попытался ударить кулаком и ногой. Сармыгыр повалил этого человека, после чего он ударил его 2 9 I раза ногой в живот и 1 раз в голову. Сармыгыр тоже ударил ногой этого человека. Чигден А и Чаш-оол А стали бить штакетинами потерпевшего по всему телу, после чего все разбежались (т.4 л.д.229-247).

Во время предварительного следствия Сармыгыр показал, что Базыраа предложил избить Д Ч и М Он сказал, что сам начнет их избивать, так как те избили его и Б . Он - Сармыгыр, позвал Ч в сторону и ударил кулаком. Затем он ударил головой по лицу и рукой М , которого он и Чаш-оол А притащили к забору дома по улице , где стали его избивать. Чаш-оол и Хол Д били М штакетиной. Потом они потащили М к реке и увидели лежавшего Д , возле которого стояли парни. Среди них был Байыр. Когда они шли в сторону улицы навстречу им бежал человек с фонарем, увидев которого, Чаш-оол закричал: «Милиционеры с фонарем!». Поэтому он перепрыгнул через забор и спрятался. Мимо него прошел сотрудник милиции, который был одет в форменное обмундирование, и он пошел следом за ним.

Байыр стал наносить сотруднику милиции удары штакетиной по голове и груди. Он подбежал к сотруднику милиции сзади и схватил его за грудь, после чего Байыр ударил милиционера по голове, затылку и тот упал лицом вверх на спину, потерял сознание. Он дважды ударил милиционера ногой по бедру. В это время Чигден А и Чаш-оол нанесли множество ударов штакетинами по голове и телу сотрудника милиции (т.5 л.д.85-91).

Чаш-оол во время следствия показал, что после того, как он ударил М кто-то крикнул: «Милиционеры!», после чего они стали разбегаться.

Он видел, как Байыр, Сармыгыр, Чигден А избивали сотрудника милиции штакетинами, кулаками и ногами. Взяв палку, он нанес ею три удара по спине сотрудника милиции (т.4 л.д. 190-193).

Чигден А в ходе предварительного следствия показал, что он видел возле бани дома Байырмаа лежащего Д лицо его было в крови.

Рядом с ним находились Байыр, Кызыл А -Х Со стороны клуба кто-то закричал: «Сотрудники милиции!» и они побежали, за ними гнался человек.

Сармыгыр и Байыр напали на этого человека. Байыр ударил его кулаком в лицо, Сармыгыр его обхватил. Подбежав к ним, он нанес 3 удара ногой по этому человеку (т.5 л.д.122-128).

Из показаний Хола Д.А. во время следствия видно, что после избиения М они притащили его на лед, где уже лежал Д по голове которого Байыр два-три раза ударил штакетиной. Возле клуба шел человек с фонарем, и они разбежались. Находясь на другом берегу реки, он увидел дерущихся людей и вернулся. Возле бани лежал сотрудник милиции, а рядом стояли Сармыгыр, Байыр, Чаш-оол А и Чигден А Сотрудник милиции был в форменном обмундировании, лежал лицом вверх. Байыр нанес ему множество ударов кулаками по спине и голове (т.4 л.д. 165-170). 10 Из показаний свидетеля С во время предварительного следствия, подтверждённых им в судебном заседании 25 июня 2009г., следует, что когда они: Байыр О., Базыраа А , Чигден А Чигден О , Сармыгыр С, Чаш-оол А и другие парни распивали спиртное во дворе дома возле клуба, Базыраа А. предложил избить потерпевших и сказал, что будет наносить им удары ножом, убьет их. Кызыл сказал, что будет бить их штакетиной. Когда началась драка, он увидел, что Базыраа нанес два удара в грудь или лицо Д , после чего тот стал убегать. Потом Базыраа и Сундуй схватили Ч и потащили в сторону забора клуба, а Байыр и Чигден О подошли к ним и стали потерпевшего избивать. Потом Байыр побежал в сторону Д . В это время Чаш-оол, Сармыгыр, Кызыл А -Х и другие парни стали избивать М , потащив его за угол дома. Пойдя за ними, он увидел лежащего на земле Д которого Байыр и Кызыл избивали штакетниками - Кызыл нанес два-три удара по спине, а Байыр четыре раза ударил по голове Д . В это время кто-то закричал: «милиционеры!» и он убежал (т. 2 л.д. 98- 104, т. 14 л.д.37-39).

При проверке его показаний на месте свидетель С их подтвердил и показал обстоятельства нанесения Базыраа А ударов потерпевшему Д , избиения Д , Ч и М (т.2 л.д. 108-124).

Аналогичные показания свидетель С дал и в ходе очной ставки со свидетелем К (т.2 л.д. 178-183).

Свидетель К в ходе предварительного следствия показывал, что вечером 22 марта 2008 года он слышал, как подсудимые говорили о предстоящем избиении Д Ч и М При этом Базыраа сказал, что он будет бить их ножом. В левом кармане куртки Базыраа он видел торчащий штырь. Затем он видел, как парни били ногами и кулаками лежащего на земле М , которого Сармыгыр, Чаш-оол, Кызыл А -Х потащили за угол дома, где на земле лежал и хрипел Д Чигден А нанес ему штакетиной три удара в область грудной клетки и два удара по лицу.

Затем Байыр тоже штакетиной нанес потерпевшему удары по голове и ноге.

Кызыл А -Х несколько раз ударил ногой по спине Д Чаш-оол А также наносил правой ногой удары по животу Д . Сармыгыр, Хол Д так же били М . В это время кто-то крикнул: «милиционеры!» и они стали разбегаться. С огорода дома он видел, как у забора несколько человек били одного человека (т.1 л.д.228-238).

При проверке показаний на месте свидетель К их подтвердил, показав изложенные им обстоятельства избиения обвиняемыми Д , Ч и М (т.1 л.д. 239-254). 11 На очной ставке со свидетелем С подтвердил свои показания (т.2 л.д.178-183).

Как видно из заключения судебно-медицинской экспертизы, смерть потерпевшего Д наступила от проникающего колотого ранения передней поверхности грудной клетки слева с повреждением сердца. Кроме того, на трупе обнаружено проникающее колотое ранение передней поверхности грудной клетки слева, являющееся тяжким вредом здоровью по признаку опасности для жизни, которое в прямой причинной связи со смертью не состоит. Указанные колотые ранения могли быть причинено колющим орудием или подобным ему предметом, имеющим диаметр около 4-6 мм например, при ударе шилом, «заточкой», крестообразной отверткой, гвоздем и т.д. Помимо этого у потерпевшего Д были выявлены тупая травма лицевого отдела черепа: закрытый оскольчатый перелом верхней челюсти на уровне 3-4-го зубов справа и 4-5-го зубов слева; закрытый перелом нижней челюсти слева на уровне 5-го зуба; закрытый перелом костей носа; травматический полный вывих 1-2-3-го зубов справа и 1-2-3-4-го зубов слева на верхней челюсти и 1-2-3-4-го зубов справа и 1-2-3-4-5-го зубов слева на нижней челюсти; рваная рана нижней губы слева; ушибленные раны на слизистой верхней и нижней губы; ссадина в подбородочной области; кровоподтеки на спинке носа, на верхней и нижней губе, на нижнем крае нижней челюсти слева на уровне 5-го зуба, которые в своей совокупности являются вредом здоровью средней тяжести по признаку длительного его расстройства.

Экспертом не исключается образование имевшихся у потерпевшего телесных повреждений при обстоятельствах, вменяемых Базыраа, Ёайыру, Кызылу и Чигдену А (т.8 л.д.40-50).

Довод осуждённого Базыраа о том, что следствием не установлено, куда были причинены смертельные раны потерпевшему - в грудь, в живот или в плечо, противоречит указанному заключению, поэтому не может быть принят во внимание.

Согласно заключению медико-криминалистической экспертизы, рана на кожном лоскуте от трупа Д колотая, возникла от действия цилиндрического железного, или имевшего в своем составе железо, предмета диаметром около 4-6 мм, имевшего острый конец. Таковым предметом могло быть шило, «заточка», не исключается также крестообразная отвертка и т.п. Исходя из показаний свидетеля К о том, что он видел у Базыраа штырь, в совокупности с показаниями свидетеля С и указанными заключениями экспертиз, суд сделал правильный вывод о том, что смерть потерпевшему причинил Базыраа, ударив его металлической острой заточкой. Вопреки доводам адвоката Уваннай, это обстоятельство не противоречит ссылке на то, что орудие преступления не установлено и его длина неизвестны. 12 Потерпевший Ч показал суду, что 22 марта 2008 года он как старший участковый оперуполномоченный находился на дежурстве в ОВД , был одет в форменную одежду: бушлат, шапку зимнюю с кокардой, на погонах были звездочки светло-золотистые, блестящие.

Получив сообщение о драке, он и сотрудник ОВД О побежали в клуб. Примерно за 50 метров до клуба они увидели группу парней, которые вели себя агрессивно, говорили на повышенных тонах. Парни его, как сотрудника милиции, узнали, так как стали отходить. О повел одного парня в милицию, а он пошел в сторону остальных, требуя разойтись.

Двое парней, выдернув штакетники, подбежали к нему. С одним из них он схватился и пока тот его держал, второй ударил его сбоку в правую часть головы, отчего его шапка отлетела, а он упал. Прибежали другие парни и начали избивать его.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы у потерпевшего Ч имелись ушибы мягких тканей головы, перелом свода черепа и кровоизлияние над твердой мозговой оболочкой, которые относятся к опасным для жизни телесным повреждениям и являются тяжким вредом здоровью, а также ушибы мягких тканей лица и перелом нижней челюсти, которые являются вредом здоровью средней тяжести. Экспертом не исключается образование указанных телесных повреждений при обстоятельствах, вменяемых Байыру, Сармыгыру, Чаш-оолу и Чигдену А .

Кроме того, виновность осуждённых подтверждается показаниями потерпевших Д , М Ч свидетеля О заключением судебно-медицинской экспертизы (т.7 л.д.213), протоколом освидетельствования Ч (т.1 л.д.79-81) и другими материалами дела.

Ссылки в кассационных жалобах на то, что подсудимые и свидетели оговорили Базыраа, материалами дела не подтверждаются и противоречат фактическим обстоятельствам, в связи с чем судебной коллегией признаются несостоятельными.

Доводы стороны защиты о невиновности и недоказанности убийства потерпевшего Д осуждённым Базыраа А.А., умышленного причинения осуждёнными Байыром, Кызылом и Чищеном А потерпевшему Д вреда здоровью средней тяжести, судом первой инстанции проверялись и обоснованно отвергнуты.

Ссылки кассационных жалоб на то, что Базыраа не предлагал первым начать драку, на отсутствие у него умысла на убийство потерпевшего противоречат материалам дела: показаниям Сундуя, что Базыраа высказывал намерение проткнуть потерпевших, ударить их ножом; Хола и Шулуу, что Базыраа, предлагая избить потерпевших, говорил, что может даже ударить их; 13 свидетелей Н , Х , что Базыраа говорил о желании проткнуть потерпевших; свидетеля С - о том, что Базыраа говорил о предстоящем нанесении потерпевшим ударов ножом; свидетеля К , видевшего штырь в кармане куртки Базыраа, который высказал намерение бить потерпевших ножом.

Судом исследовалось заключение дополнительной судебно-медицинской экспертизы. Её выводы о том, что колотые ранения потерпевшему Д могли быть причинены при падении на штакетину с одним либо- двумя гвоздями или от удара такой штакетиной, суд не принял во внимание, так как они носят предположительный, теоретический характер и не основаны на исследовании конкретных доказательств по рассматриваемому делу.

При этом суд учёл, что длина раневых каналов и выводы экспертов о механизме их образования, расстоянии друг от друга, подтверждают факт того, что ранения были причинены одним лицом, одним орудием и с одинаковой силой с одного положения (лицом к лицу) по отношению к потерпевшему.

Данное обстоятельство согласуется с показаниями свидетеля С об обстоятельствах нанесения Базыраа А.А. двух ударов в грудь потерпевшего (т. 14 л.д. 37-39).

С учётом этих обстоятельств доводы осуждённого Базыраа и его защитника У ванная В.Д. о возможности получения потерпевшим смертельных повреждений при других обстоятельствах, в том числе при падении на штакетину с одним либо двумя гвоздями, либо от удара такой штакетиной, нельзя признать состоятельными.

Вопреки доводам кассационных жалоб, юридическая оценка действий осуждённых: Базыраа А.А. - по ч.1 ст. 105 УК РФ, Байыра О.-о.Э., Кызыла А.- Х.А., Чигдена А А - по п.«г» ч.2 ст. 112 УК РФ, Сармыгыра С.С, Чаш-о.А.А., Хола Д.А. - по ч.1 ст. 115 УК РФ, Базыраа А.А., Байыра О.- о.Э., Сундуя А.А., Сюрюнмаа М.М., Шулуу Р.К., Чигдена О - по ч.1 ст. 116 УК РФ, судом дана правильная, в соответствии с установленными обстоятельствами.

Правильность квалификации действий Иргита А -Х Л по ч.1 ст.313 УК РФ, указанной в описательно - мотивировочной части приговора, не оспаривается. ' Оснований для оправдания Базыраа А.А. по ч.1 ст. 105 УК РФ и переквалификации действий Байыра О.Э. на ч.1 ст.111 УК РФ, Чигдена А.А. - на статьи 116, или 112, или 213 УК РФ, как о том указывается в жалобах, не имеется.

Из материалов дела видно, что Байыр в судебном заседании не отрицал, что нанес потерпевшему Ч 2-3 удара штакетиной, не зная, что он является сотрудником милиции. Во время предварительного следствия он 14 показал, что нанес удары потерпевшему после того, как Сармыгыр его повалил.

В это время Чигден А и Чаш-оол били потерпевшего по всему телу.

Показания Байыра согласуются с показаниями потерпевшего Ч и обвиняемого Сармыгыра о том, что Байыр наносил удары в голову и грудь сотрудника милиции. После падения милиционера лицом вверх Чигден А и Чаш-оол нанесли ему множество ударов штакетинами по голове и телу.

Сармыгыр также показал, что Чаш-оол закричал «Милиционеры!», что потерпевший Ч был в форменном обмундировании. О том, что слышали предупреждение о милиционерах, показали во время следствия Чаш-оол и Чигден А Чаш-оол видел, что Байыр, Сармыгыр, Чигден А избивали сотрудника милиции, сам взял палку и трижды ударил ею по спине потерпевшего. Чигден А показал, что Сармыгыр и Байыр напали на потерпевшего, Байыр ударил его в лицо, а Сармыгыр его обхватил. Из показаний подсудимого Хола следует, что потерпевший был в форменном милицейском обмундировании, и лежал лицом вверх. Указанные сведения согласуются с показаниями потерпевшего и свидетеля О о том, что Ч был одет в форменное милицейское обмундирование, которое хорошо было видно при лунном освещении.

Исходя из показаний подсудимых об обстоятельствах совершения преступлений в отношении других потерпевших суд пришёл к выводу, что они отчетливо видели, кто и кому наносил телесные повреждения, что подтверждает наличие достаточной видимости во время совершения преступлений и опровергает доводы осуждённого Базыраа и адвоката Уваннай В.Д. о ложности показаний свидетеля С Учитывая изложенные обстоятельства, коллегия признаёт несостоятельными доводы осуждённых о том, что им не было известно, что потерпевший является сотрудником милиции, что различить милицейскую форму было невозможно, а также утверждение Сармыгыра о непричастности к преступлению в отношении Ч .

Вопреки доводам стороны защиты, отрицание подсудимыми вины в совершении вменяемых им преступлений, изменение ими показаний, показания в судебном заседании потерпевших и свидетелей, в том числе показания К и его матери Б С О показания потерпевшего Ч о том, что когда Базыраа его избивал, Д находился в клубе - в соответствии с требованиями ст.307 УПК РФ получили в приговоре соответствующую оценку. Имевшиеся противоречия судом устранены.

Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам. Оснований сомневаться в них у коллегии не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, вопреки доводам кассационных жалоб, по делу не допущено. 15 Доводы стороны защиты о получении показаний с использованием незаконных методов следствия, проверялись органами следствия в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ, исследовались судом и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Вопреки доводам жалоб Базыраа и его защитника, следственные действия со свидетелями К и С проведены в соответствии с требованиями УПК РФ.

Из протоколов видно, что показания, принятые судом во внимание, осуждённые давали по своему желанию, в присутствии защитников, показания свидетелей К и С - с участием педагога, проверки показаний этих же свидетелей проводилась с участием понятых. Правильность сведений, изложенных в протоколах, участники следственных действий удостоверили собственноручными подписями.

Подозреваемым и обвиняемым, свидетелям разъяснялись процессуальные права, в том числе право не свидетельствовать против себя. Подозреваемые и обвиняемые предупреждались о том, что в случае последующего отказа от них, их показания могут быть использованы в качестве доказательств. Каких - либо заявлений, замечаний, ходатайств участники следственных действий в протоколах не указывали.

Утверждения Базыраа об отсутствии защитника при допросах подозреваемых и обвиняемых, противоречат протоколам, их которых следует, что защиту их интересов осуществляли адвокаты, заверившие своё участие и соответствие показаний действительности.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Сторона защиты активно пользовалась правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства стороны обвинения и представляя свои, участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В связи с этим заявления осуждённых о необъективности суда, обвинительном уклоне судебного разбирательства, нарушении принципа состязательности сторон, о неполном исследовании доказательств, незаконном отклонении заявленных ходатайств, нарушении права на защиту противоречат материалам дела.

Оглашение показаний свидетеля К не противоречит требованиям ст.281 УПК РФ, поскольку в ходе его допроса в судебном заседании государственным обвинителем были выявлены противоречия с показаниями во время предварительного следствия. 16 Как видно из протокола, 20 октября 2009 года судебное разбирательство проходило в отсутствие обвиняемого по ст.115 ч.1 УК РФ Хола Д.А. по заявлению его защитника с согласия сторон, в т.ч. адвоката У ванная В.Д. В этот день допрашивался свидетель по обстоятельствам, не относящимся к обвинению Хола Д.А. Сам осуждённый Хол не указывает о нарушении его прав. На законность осуждения Базыраа А.А. по ч.1 ст. 105 УК РФ этот факт не влияет. При таких обстоятельствах доводы адвоката У ванная В.Д. нельзя признать состоятельными.

Суд правильно, как не относящийся к предмету доказывания, отвел вопрос свидетелю Н о месте получения тем заработной платы, что не нарушает право Базыраа на защиту.

Вопреки доводам защитника, сообщение участникам процесса о переносе времени оглашения приговора не может расцениваться как нарушение судьёй тайны совещания (ст.298 УПК РФ).

Согласно протоколу судебного заседания от 9 июня 2009 года (т.24 л.д.ЗО- 39), в этот день допрашивался подсудимый Иргит А.-Х.Л, свидетели Т и другие лица.

Из описательно-мотивировочной части приговора видно, что суд признал Иргита А.-Х.Л. виновным по ч.1 ст.313 УК РФ, поэтому коллегия считает необходимым внести в резолютивную часть приговора уточнение о том, что Иргита А.-Х.Л. следует считать осуждённым по ч.1 ст.313 УК РФ.

Наказание осужденным: Базыраа А.А. - по ч.1 ст.105, ч.1 ст.116 УК РФ, Байыру О.-о.Э. - по п.«г» ч.2 ст.112, ч.1 ст.116 УК РФ, Кызылу А.-Х.А. - по п.«г» ч.2 ст. 112 УК РФ, Чигдену А А - по п.«г» ч.2 ст. 112 УК РФ, Сармыгыру С.С, Чаш-о.А.А., Холу Д.А. - по ч.1 ст.115 УК РФ, Сундую А.А., Сюрюнмаа М.М., Шулуу Р.К., Чигдену О А - по ч.1 ст.116 УК РФ, назначено справедливое, в соответствии с требованиями ст.60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими деяний, данных о личности виновных, влияния назначаемого наказания на их исправление.

По смыслу ст.317 УК РФ под посягательством на жизнь сотрудника правоохранительного органа понимаются его убийство либо покушение на убийство.

Между тем, суд установил, что Байыр, с целью посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа, и, заведомо зная, что он является сотрудником милиции, желая убить его с целью воспрепятствования законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечения общественной 17 безопасности, и стремясь её прекратить, ударил Ч деревянной штакетиной.

Сармыгыр, реализуя свой умысел, направленный на посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, осознавая, что Ч является сотрудником милиции, с целью воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечения общественной безопасности, желая прекратить его деятельность, присоединился к действиям Байыра и обхватил Ч сзади за грудь, лишая его возможности сопротивляться.

Воспользовавшись данным обстоятельством, Байыр нанес удары штакетиной в жизненно важный орган - голову Ч отчего тот упал на землю.

В это время Чаш-оол и Чигден А также реализуя свой умысел, направленный на посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, осознавая, что Ч является сотрудником милиции, с целью воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечения общественной безопасности, желая прекратить его указанную деятельность, присоединились к действиям Байыра и Сармыгыра и, посягая на его жизнь, умышленно стали наносить множественные удары руками и ногами в жизненно важный орган - голову, а также в различные части тела Ч В результате совместных действий Байыр, Сармыгыр, Чаш-оол и Чигден А причинили Ч телесные повреждения, являющиеся тяжким вредом здоровью в виде ушибов мягких тканей головы, перелома свода черепа и кровоизлияния под твердую мозговую оболочку, а также телесные повреждения, являющиеся вредом здоровью средней тяжести в виде ушибов мягких тканей лица и перелома нижней челюсти.

Ч был обнаружен на месте происшествия и доставлен в больницу, где ему была оказана своевременная медицинская помощь, благодаря чему он остался жив.

Из этого следует, что указав на действия осуждённых с целью посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа и не конкретизировав эту цель, суд не установил наличие у них прямого умысла на убийство потерпевшего.

Таким образом, доказательства наличия у Байыра О.Э., Сармыгыра С.С, Чаш-оола А.А. и Чигдена А.А. прямого умысла на лишение жизни сотрудника милиции Ч в приговоре не приведены. Не представлены они и органами предварительного следствия.

Вместе с тем, имеющиеся в приговоре доказательства свидетельствуют об умышленном причинении тяжкого и средней тяжести вреда здоровью сотруднику милиции, т.е. представителю власти Ч в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. 18 С учётом изложенного, поскольку Байыр О.Э., Сармыгыр С.С, Чаш-оол А.А. и Чигден А.А. применили насилие, опасное для жизни и здоровья, в отношении представителя власти Ч исполнявшего свои должностные обязанности, их действия следует переквалифицировать со ст.317 УК РФ на ч.2 ст.318 УК РФ.

Кроме того, исходя из положений ст.78 УК РФ, Судебная коллегия считает необходимым в связи с истечением срока давности освободить осужденных Сармыгыра С.С, Чаш-о.А.А., Хола Д.А. - по ч.1 ст.115 УК РФ, Базыраа А.А., Байыра О.-о.Э., Сундуя А.А., Сюрюнмаа М.М., Шулуу Р.К., Чигдена О А - по ч.1 ст.116 УК РФ от назначенного им наказания, поскольку эти преступления совершены 22 марта 2008 года, они относятся к преступлениям небольшой тяжести, срок давности по которым составляет 2 года.

В связи с вносимыми в приговор изменениями оснований к удовлетворению кассационного представления государственного обвинителя Иргита Р.Н. у коллегии не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

Приговор Верховного суда Республики Тыва от 30 ноября 2009 года в отношении Базыраа А А Байыра О Э Чигдена А А Сармыгыра С С Чаш-оола А А Иргита А -Х Л Хола Д А Сундуя А А Сюрюнмаа М М , Чигдена О А Шулуу Р К изменить: в связи с истечением срока давности освободить от назначенного наказания: Сармыгыра С.С, Чаш-оола А.А. и Хола Д.А. по ч.1 ст.115 УК РФ, Базыраа А.А., Байыра О.-о.Э., Сундуя А.А., Сюрюнмаа М.М., Чигдена О.А. и Шулуу Р.К. -по ч.1 ст.116 УК РФ.

Переквалифицировать действия Байыра О.Э., Сармыгыра С.С, Чаш-оола А.А. и Чигдена А А каждого, в отношении Ч со ст.317 УК РФ на ч.2 ст.318 УК РФ, по которой назначить наказание: Сармыгыру С.С. - 6 (шесть) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, Чаш-оолу А.А. - 6 (шесть) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, Байыру О.Э. - 6 (шесть) лет 6 месяцев лишения свободы, Чигдену А.А. - 6 (шесть) лет лишения свободы. 19 По совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.318 ч.2, 112 ч.2 п.«г» УК РФ назначить Байыру О.Э. наказание - 7 (семь) лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.318 ч.2, 112 ч.2 п.«г» УК РФ назначить Чигдену А.А. - 6 (шесть) лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Исключить из приговора ссылку на применение правил ч.З ст.69 УК РФ при назначении наказания Базыраа А.А., Сармыгыру С.С, Чаш-оолу А.А. Считать осуждёнными: Базыраа А.А. по ч.1 ст. 105 УК РФ - на 10 (десять) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, Иргита А -Х Л по ч.1 ст.313 УК РФ к одному году лишения свободы, с применением ст.73 УК РФ условно, с испытательным сроком 1 год.

В остальном этот приговор в отношении Базыраа А.А., Байыра О.-о.Э., Сармыгыра С.С, Чаш-оола А.А., Хола Д.А., Сундуя А.А., Сюрюнмаа М.М., Чигдена О.А., Шулуу Р.К., Иргита А.-Х.Л., Чигдена А.А., а также Кызыла А Х А оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Иргита Р.Н., кассационные жалобы осужденных Базыраа А.А., Байыра О.Э., Чигдена А.А., Сармыгыра С.С, Чаш-оола А.А. и адвокатов Уваннай В.Д., Бушуевой/ТК. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 92-О10-10

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 313. Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи
УК РФ Статья 317. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа
УК РФ Статья 318. Применение насилия в отношении представителя власти
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 298. Тайна совещания судей
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 72. Исчисление сроков наказаний и зачет наказания
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх