Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 92-О12-22

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 октября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ермолаева Татьяна Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 92-О12-22

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 23 октября 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Глазуновой Л.И.,
судей Ермолаевой Т.А., Зеленина СР.,
при секретаре Никулищиной А.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осуждённых Чимит А.В., Тюлюш Р.Д., Намчыл-оола А.К., адвоката Шикаловой Л.В. на приговор Верховного Суда Республики Тыва от 19 июля 2012 года, по которому ЧИМИТ А В судимая приговором Верховного Суда Республики Тыва от 28 декабря 1998 года по ч. 5 ст. 17, п. «е» ст. 102 УК РСФСР к 13 годам лишения свободы, постановлением Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 29 сентября 2005 года освобождённая 10 октября 2005 года условно- досрочно на 3 года 6 месяцев 11 дней, 2 осуждена по ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 ФЗ от 7 марта 2011 года) к 5 годам лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 28 декабря 1998 года и окончательно назначено 6 (шесть) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; ТЮЛЮШ Р Д осуждена по ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 ФЗ от 7 марта 2011 года) к 3 (трём) годам 6 (шести) месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима; НАМЧЫЛ-ООЛ А К, , судимый 28 декабря 1998 года приговором Верховного Суда Республики Тыва по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ, п. «е» ст. 102 УК РСФСР, ст. 40 УК РСФСР к 14 годам лишения свободы, освобождённый 13 февраля 2008 года условно-досрочно на 2 года 5 месяцев и 26 дней,- осуждён по ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 ФЗ от 7 марта 2011 года) на 6 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 28 декабря 1998 года и окончательно назначено 7 (семь) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; ЧИМИТ В В осуждён по ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 ФЗ от 7 марта 2011 года) на 4 (четыре) года лишения свободы.

Постановлено оправдать Чимита ВВ. по ст. 228 ч. 2 УК РФ за непричастностью к совершению преступления на основании ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ и направить уголовное дело, возбуждённое по ст. 228 ч. 2 УК РФ, руководителю СК РФ по для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Приговор в отношении осужденного Чимит В.В.не обжалован и дело рассматривается в порядке ст.360 УПК РФ Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., объяснения осуждённых Тюлюш Р.Д., Чимит А.В., Намчын-оола А.К., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших об отмене приговора, выступления адвокатов Шевченко Е.М. и Кротовой СВ., поддержавших позицию подзащитных, выступление прокурора Лох Е.Н., возражавшей против доводов кассационных жалоб и просившей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

по приговору суда Чимит А.В., Тюлюш Р.Д., Намчыл-оол А.К., Чимит В.В.признаны виновными в том, умышленно причинили тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, группой лиц.

Преступление ими совершено 5 мая 2008 года в при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные вину не признали.

- адвокат Шикалова Л.В. в кассационной жалобе в защиту осужденной Чимит А.В. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение. Адвокат считает, что обвинительный приговор вынесен по «крайне безобразно расследованному на стадии следствия» или даже «преступно халатно» расследованному делу. Адвокат обращает внимание на полную неопределённость в вопросе, касающемся обстоятельств обнаружения трупа, считает, что осталось невыясненным, кто и когда обнаружил труп 08.06.2008 г.,а защите необоснованно отказано в вызове сотрудников МЧС для выяснения этих обстоятельств; указывает на то, что крайне небрежно проведён осмотр трупа, в протоколе не отражено, что труп привязан верёвкой к дереву, а татуировки на трупе отражены по-разному. Адвокат указывает и на то, что до 31 декабря 2008 года следователь трижды выносил постановление об отказе в возбуждении дела, несмотря на то, что ещё 10 июня 2008 года выводами судебно-медицинской экспертизы установлен криминальный характер телесных повреждений. Защита ссылается и на то, что по делу имела место фальсификация доказательств: имеется два протокола опознания трупа П проведенных с потерпевшей Х При отсутствии доказательств принадлежности трупа следователь составил протокол опознания трупа П и матерью Х в июле 2008 года, а затем 4 приобщил к делу такой же протокол с датой - 31 декабря 2008 года. Реальное опознание трупа, однако, было невозможно, данные о том, что Х уверенно опознала дочь, не соответствуют действительности. Защита ссылается на то, что исчезли кисти рук трупа и 8-й зуб верхней челюсти, что вызывает сомнения в установлении принадлежности трупа. Расследование дела по существу началось с того, что в мае 2009 года К заявила следователю по другому делу о том, что явилась очевидцем убийства.

По мнению защиты, выводы суда основаны на показаниях свидетелей К и П которые необоснованно судом оценены как последовательные и достоверные, поскольку их показания противоречивы и ложны .Показания К о дате знакомства с Тюлюш Р.Д. по двум делам существенно различаются. Чимит А.В. не имела никакого отношения к сделке, с которой, якобы, началось знакомство. Адвокат считает, что следствие и суд не интересовали данные о личности К (судима за мошенничество, склонна ко лжи), хотя это важно для оценки достоверности её показаний.

Защита также оспаривает выводы суда в части оценки доказательств: показания К (л.п. 47-48) в части сроков ремонта автомашины « », на котором якобы привезли П и увезли её тело; судом необоснованно отвергнуты показания И и Ш о том, что автомашину забрали с СТО после 28 мая 2008 г., о том, что Чимит А.В. и Намчыл-оол не могли говорить на тувинском языке, так как Намчыл-оол им не владеет. Адвокат обращает внимание на то, что К неопределенно говорила о дате убийства, и суд по сути не оценил то, что К длительное время утверждала, что видела только удары, наносимые женщинами и не видела ударов мужчин, её показания по нанесению ударов менялись. Суд необоснованно, как предположительный, оценил довод защиты о том, что К оговорила осуждённых, хотя об этом она заявила следователю Д 13.10.09 г. (л.п. 39-40).Свидетель П как указывает адвокат, также лжива, давала противоречивые показания, меняла свои показания в зависимости от показаний К но суд сделал необоснованный вывод о том, что П является незаинтересованным лицом, не приняв во внимание то обстоятельство, что она проходила по делу о мошенничестве и вымогательстве вместе с К Тюлюш и Чимит. Суд необоснованно критически оценил доводы о том, что П могла попасть под влияние К (л.п. 41) и не дал оценки изменению показаний П после изменения показаний К Суд, как указывает адвокат, необоснованно не признал убедительность показаний свидетеля М о том, что в мае 2008 г. её семья жила в своей квартире № и убийство 5.05.2008 г. там не могло произойти. Показания свидетелей - членов семьи М Х Х Х Х Ш Х о времени проживания в кв. и переезде на дачу М и Х судом необоснованно отвергнуты, хотя свидетельствуют, по мнению защиты о том, что К не могла видеть тех событий 5.05.2008 г. о которых показывала, однако, суд не принял во внимание эти данные.Защита обращает 5 внимание на то, что осмотр места происшествия состоялся через год после возбуждения дела, вероятность принадлежности крови П крайне небольшая (суд об этом умолчал) и сомнения защиты в части принадлежности крови остались неразрешёнными. Нет данных о результатах попыток провести экспертизу по фотографиям П и черепу, переданному из Бюро СМЭ, после исследования трупа , (который впоследствии пропал). Адвокат считает, что нарушены требования ст. 207 УПК РФ при назначении повторной экспертизы после получения показаний К и П от 24.09.2010 г. и 27.09.2010 г.

Адвокат обращает внимание, что эксперт Х (он вскрывал и исследовал труп) указывал, что на трупе не было телесных повреждений, что противоречит показаниям К но суд это обстоятельство проигнорировал. В кассационной жалобе указывается, что выводы экспертов о наличии аппендикса у трупа и состоянии зубного аппарата( эксперт указал об отсутствии одного зуба на верхней челюсти) противоречат показаниям потерпевшей Х об удалении дочери аппендицита в подростковом возрасте и нескольких золотых зубах на верхней челюсти П Сомнения защиты об эксгумации именно трупа П остались судом не разрешенными, поскольку в один день были захоронены два неопознанных трупа женщин без головы. Адвокат считает, что судом необоснованно отказано стороне защиты в назначении дополнительной генотипоскопической экспертизы, а также в допросе эксперта, производившего дактилоскопическую экспертизу; указывает, что выводы судебно-медицинских экспертов Х В и С существенно отличаются друг от друга, а также от показаний потерпевшей Х и выражает сомнения в выводах суда о принадлежности трупа П Оспаривая приговор, защита также указывает на то, что суд не стал конкретизировать действия каждого из осуждённых по нанесению ударов, указав о причинении телесных повреждений совместными действиями осуждённых, но у Чимит А.В. не было ни скалки, ни тяжелой обуви .Ничем, по мнению адвоката, не доказан мотив совершения преступления - невозврат потерпевшей долга за проданные наркотики, поскольку нет доказательств связи осуждённых с наркотиками. Суд, по существу, изменил мотив преступления; утверждает, что мотив совершения преступления не подтвержден доказательствами.В обоснование своих доводов о том, что приговор вынесен необъективно, а допущенные нарушения ст. 380 УПК РФ, должны повлечь его отмену, адвокат в кассационной жалобе приводит подробное изложение собранных по делу доказательств, показаний допрошенных по делу лиц, анализирует выводы проведенных по делу экспертных исследований, давая им свою оценку .

- осужденная Чимит А.В. в кассационной жалобе и дополнениях выражает полное несогласие с приговором суда, отрицает совершение преступления в отношении П и просит об отмене приговора. Она утверждает ,что доказательств ее вины нет, а в ходе расследования дела были нарушены ее процессуальные права, о чем были неоднократно поданы жалобы 6 в порядке ст. 125 УПК РФ, ссылается на фальсификацию следователями доказательств, незаконном их воздействии на свидетелей по делу, в том числе М и членов ее семьи. Осужденная считает, что рассматривавшие дело судьи являются заинтересованными в исходе дела лицами, поскольку они отклонили ходатайства, заявленные в судебном заседании стороной защиты, а отводы им заявленные были необоснованно отклонены. Ссылаясь на исследованные в судебном заседании доказательства, подробно излагая их содержание и анализируя их, давая им собственную оценку, осужденная утверждает, что выводы суда о ее виновности необоснованны, обвинительный приговор построен лишь на противоречивых показаниях свидетелей К . и П утверждает, что в основу приговора положены недопустимые доказательства: показания допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей К и П которые оговаривают ее, членов ее семьи, а также Тюлюш Р. Д.; оспаривает законность проведения имеющихся в деле экспертиз, в том числе дополнительной генотипоскопической, дактилоскопической; ставит под сомнение обоснованность выводов экспертов; заявляет об отсутствии мотива совершения преступления; Осужденная утверждает, что приговор не соответствует требованиям закона, поскольку выводы суда о ее виновности основаны не на доказательствах, а на предположениях; в приговоре не указано, почему суд признал достоверными одни доказательства и отверг другие, положив в основу приговора ложные показания К и П суд не обратил внимания на наличие в них существенных противоречий и не устранил данные противоречия, считает, что приведенные в приговоре суда показания свидетеля Б не соответствуют действительности, опровергаются показаниями свидетеля Ж данными им в суде; указывает, что судом не приняты во внимание показания свидетеля Д о том, что ранее он допрашивал хозяйку квартиры М по обстоятельствам продажи квартиры, не дана оценка показаниям свидетеля Р в совокупности с показаниями других свидетелей Е и Е и другими материалами уголовного дела; утверждает, что К оговаривает всех в связи с расследованием уголовного дела № по фактам мошенничества, допрошенные в суде свидетели С и Р подтвердили, что К имеет отношение к наркотическим средствам, провоцирует людей на совершение преступлений; указывает, что в приговоре искажены показания свидетелей П Ш Б М С Е Е Ж в полной мере не дана оценка показаниям данных свидетелей, а также искажены ее показания (Чимит А. В.), судом не дана оценка письменным доказательствам стороны защиты о времени знакомства и встречи К и П с Чимит А. В. и Тюлюш Р.

Д.; оспаривает принадлежность трупа П считает, что выводы суда о проживании П в мае 2008 г. в кв. 28 по опровергаются показаниями свидетелей Ш , Ы 7 Ж Т Д договором найма кв. Ж от 07.10.2008; полагает, что суд не дал оценки показаниям свидетеля Х , а также М относительно описания обстановки кв.

; считает, что судом необоснованно указано о недостоверности показаний свидетелей, подтверждающих алиби осужденных; указывает, что судом не дана оценка показаниям свидетелей об отсутствии угроз в адрес К и П доводы П о том, что 05 мая 2008 она из переплавилась на пароме через опровергается исследованными доказательствами, показания К о времени знакомства с Намчыл-оолом не соответствуют действительности; указывает, что при выполнении требований ст.ст. 215, 217 УПК РФ следователями О и С нарушены положения ч. 6 ст. 109 УК РФ, поскольку материалы уголовного дела предоставлены ей для ознакомления позднее, чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей.

Осужденная Чимит А.В. считает, что приговор суда основан лишь на противоречивых и непоследовательных показаниях неоднократно судимой мошенницы К и её «собутыльницы» П ,которые дали ложные показания и оговорили их в преступлениях. Приговор основан на предположениях суда, судом оставлены без внимания доказательства, рассмотренные в суде. Приговор подлежит отмене с учётом положений ст.380 УПК РФ в виду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Осужденная утверждает о своей невиновности, о наличии алиби ,которое не было принято во внимание судом и об оговоре со стороны К и П Судом не дана оценка ответам на запросы по ходатайствам защиты и многим свидетельским показания; в основу приговора положены сведения, формально указывающие на состав преступления в отношении П . Суд не дал полного анализа показаниям свидетелей, выбрав лишь сведения, которые якобы подтверждают показания К и П Осужденная указывает, что она не согласна с выводами суда о наличии совокупности доказательств вины, так как ничего кроме голословных и лживых показаний К и П не имеется. Не согласна с выводами суда о том, что нет оснований не доверять показаниям К и П , поскольку не учтены противоречия в их показаниях, данные об их личности. Считает приговор суда необъективным, указывает, что приведенные в приговоре показания свидетеля Б не соответствуют действительности. Она полагает необоснованным вывод суда о том, что семья М не проживала по адресу места происшествия в мае 2008 года. Суд не дал полной оценки показаниям свидетеля Р , Е В обоснование своей просьбы об отмене приговора и оправдании в содеянном, осуждённая Чимит А.В. в кассационной жалобе приводит подробный анализ показаний свидетелей и иных доказательств по делу, давая им свою оценку и подвергая сомнению выводы суда в части оценки доказательств. В дополнениях осуждённая Чимит А.В. утверждает, что 5 мая 2008 года о существовании таких людей как К . и П не знала. Ссылается на то, Ж и Д по адресу 8 стали проживать с октября 2008 года, и 5 мая 2008 года там не могло быть совершено преступление. В подтверждение невиновности ссылается на то, что показания П К и П в Кызылском городском суде не исключены из числа доказательств, о чем прилагает справку из суда.

- осуждённый Намчыл-оол А.К. оспаривает обоснованность приговора, считает его незаконным и необоснованным, а выводы суда несоответствующими фактическим обстоятельствам дела. В дополнениях утверждает, что не усмотрев в его действиях состава ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ, а осудив по ст.111 ч.З п. «а» УК РФ, суд выдвинул против него новое обвинение, чем нарушил право предусмотренное ст.6 п.З пп. «а», «в» «Конвенции о защите прав человека и основных свобод», так как его не уведомили о новом характере предъявленного обвинения и он был лишён возможности для подготовки своей защиты ;ссылается на то, что судебное разбирательство дела проведено с обвинительным уклоном, с нарушением принципов состязательности сторон и презумпции невиновности обвиняемого; считает, что в деле нет доказательств, подтверждающих, что он причинил какой-либо вред П в приговоре не конкретизировано какие именно он причинил ей телесные повреждения; органами предварительного следствия и в судом не установлен мотив совершения преступления; утверждает, что суд необоснованно отклонил ряд ходатайств стороны защиты, в том числе и об отказе в удовлетворении ходатайства о постановке новых вопросов эксперту, производившему генотипоскопическую экспертизу, о назначении судебно-медицинской экспертизы в отношении П об истребовании цветных фотографии осмотра места происшествия, в частности трупа П о допросе в качестве свидетеля начальника УУР МВД по Ш для выяснения обстоятельств о том, является ли К агентурным работником правоохранительных органов; указывает, что в нарушение требований закона следователь произвел осмотр вещественных доказательств- досок, изъятых с кв.

без участия специалиста, не были зафиксированы обнаруженные пятна на фото, видеоноситель, хотя допрошенная эксперт-биолог О пояснила, что видимых пятен крови не было, проба перекиси водорода не доказывает форму пятна и принадлежность к крови человека, а также принадлежность крови П ; полагает, что протокол осмотра вещественных доказательств был сфальсифицирован следователями, поскольку из протокола обыска следует, что из кв. были изъяты предметы (доски и щепки) и упакованы в полимерные пакеты белого цвета, а на экспертизу указанные вещественные доказательства были представлены упакованными в бумажные пакеты, следовательно образцы крови П И ее дочери П были нанесены на вещественные доказательства- доски в период с 28.05.2010 по 20.06.2010; утверждает, что образец для исследования от трупа П для генотипоскопической экспертизы были взяты из другой могилы, с другого трупа; считает, что при производстве предварительного следствия было нарушено право свидетеля Х 9 пользоваться родным языком, а потому суд обосновал свое решение доказательством, подлежащим исключению, кроме того, отвод, заявленный судьям Орешкову Э. В. и Шиирипей Г. Н. по факту нарушения права на пользование родным языком, разрешен в нарушение ч. 3 ст. 65 УПК РФ; указывает, что К не смогла пояснить причину противоречий в своих показаний, данных во время предварительного следствия и в судебном заседании, первоначальные показания свидетеля М а также ее показания, данные в ходе судебного заседания, показания членов ее семьи подтверждают доводы защиты о невиновности, показания свидетеля Л и материалы ОСТМ опровергают показания К и П считает, что в первоначальных показаниях свидетель Ш добросовестно заблуждалась о времени получения пенсии и ремонте в школе, в приговоре приведены неточные и выборочные показания свидетеля П в нарушение требований закона дактилоскопическая экспертиза проведена по копиям дактилокарт без предоставления оригиналов; полагает, что судья Орешков Э. В. в нарушение требований закона и инструкции по делопроизводству в Верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, не приняв уголовное дело к своему производству, незаконно продлил срок содержания под стражей обвиняемым по данному делу, при этом формально вынес частное постановление в адрес руководителя СУ СК РФ по ; считает, что судом не дана надлежащая оценка показаниям свидетеля О о получении обвиняемыми Намчыл-оол А. К. и Чимит В. В. копий обвинительного заключения, удаления из расписок ходатайств о составе суда, о назначении предварительного слушания.

Анализируя обвинение и приговор, осуждённый Намчыл-оол А.К. указывает, что его действия не конкретизированы, он отрицает причинение телесных повреждений потерпевшей; не установлено побудительной причины, которая могла явиться мотивом преступления. Осужденный ссылается на проявление обвинительного уклона суда, в связи с тем, что ему было отказано в постановке вопросов эксперту-генетику. Подробно излагая обстоятельства, связанные с осмотром места происшествия, обнаружением пятен крови, с исследованиями принадлежности крови, показания свидетелей членов семьи М - Х и Х ,приводя данные о вызове «Скорой помощи» (т. 19 л.д. 153-152) делает вывод о том, что нельзя исключить принадлежность крови членам семьи М и указывает на фальсификацию доказательств по делу. В жалобе неоднократно утверждает, что К и П лгут. Обращает внимание на нарушение принципа состязательности сторон.Выражает сомнение в результатах эксгумации и делает вывод о том, что образцы для исследования эксперта-генетика взяты не из могилы, где захоронена П и указывает о сомнениях в механизме образования крови на досках и плинтусе, обращает внимание на отсутствие генетического материала- 8-го зуба, утерянного в ходе расследования дела.Суд, по его мнению, необоснованно отказал в назначении судебно- медицинской экспертизы в отношении свидетеля П ,из-за чего он был лишён возможности доказать, что П получила синяк при других 10 обстоятельствах, что ставит под сомнение её показания. Осужденный считает, что как участник уголовного судопроизводства был лишён права представлять доказательства и было нарушено его право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок; отвод судьям Шиирепей и Орешкову (т. 17 л.д.212-213) разрешён без указания данных голосования с нарушением ч.З ст.65 УПК РФ.Суд, по его мнению, не учёл и правильно не оценил показания свидетеля М о том, что показания в ходе следствия (т. 10 л.д. 189-194) она дала под давлением следователя. Осуждённый считает, что суд необоснованно сослался в приговоре на показания свидетеля Ш (т.4 л.д.81-88) не учтя, что он их изменил, а также указывает, что не согласен с оценкой показаний свидетеля П как сделанной без учёта показаний Ы Т Автомобиль », на котором якобы вывезли труп потерпевшей П , находился на ремонте. Показания И в т. № 3, л.д. 127-134 правдивы, чем его показания, которые он дал позже (т. 11, л.д.73-77, 93-97), Суд 5 августа 2011 года проигнорировал его ходатайство об истребовании всех имеющихся фотографий трупа, чем было нарушил его право на защиту, а изменил смысл ходатайства.Осужденный считает, что суд 1 инстанции нарушил п.2 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, т.к. уже 17 января 2012 года и 23 марта 2012 года в определениях о назначении экспертиз указав, что он совершил определённые действия по нанесению П телесных повреждений, признал его виновным ещё до вынесения приговора , нарушив принцип презумпции невиновности. Утверждает об ущемлении судом его прав, и о том, что суд не выполнил обязанности по беспристрастному рассмотрению дела. Ссылается на то, что судья Орешков в нарушение закона, единолично проведя судебное заседание, продлил ему меру пресечения и только после этого было проведено предварительное слушание. 5 мая 2008 года он и его жена Чимит А. находились в другом месте, а не на месте преступления, установленном судом. Суд игнорировал его утверждение о том, что К являлась агентурным работником. Просит его оправдать за непричастностью к преступлению и приговор отменить, указывает ,что не доказано его и других осужденных знакомство с потерпевшей П наличие финансовых связей и взаимоотношений, не установлен мотив совершения преступления.Осужденный выражает сомнения в том, что обнаруженный труп принадлежит П , т.к. это опровергается заключением генотипоскопической экспертизы . По его мнению, анализ заключений судебно-биологических экспертиз вещественных доказательств свидетельствует о лживости показаний свидетелей К и П .

В обоснование доводов кассационной жалобы осужденный Намчын -оол А.К. подробно излагает содержание доказательств, собранных по делу, давая им свою оценку и отмечая имеющиеся в них, по его мнению, противоречия, анализирует нормы международного права, Конституции РФ, нормы уголовного и уголовно- процессуального закона и делает вывод о наличии оснований к отмене приговора и недоказанности его вины. 11 - осуждённая Тюлюш Р.Д. в кассационной жалобе и дополнениях оспаривает обоснованность приговора, ссылается на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела ,оспаривает выводы суда о ее виновности в преступлении и утверждает о непричастности к нему.

Осужденная утверждает, что рассмотрено дело судом необъективно и с обвинительным уклоном, нарушен принцип состязательности сторон и принцип презумпции невиновности и указывает, что суд положил в основу приговора недопустимые доказательства, которые получены с нарушением норм УПК РФ, ее показания в судебном заседании судом не приняты во внимание и не получили оценки в приговоре. Осужденная указывает, что в приговоре неправильно указаны данные о её образовании. Тюлюш Р.Д. оспаривает достоверность показаний К ссылается на то, что суд не дал оценки показаниям К об одних и тех же обстоятельствах по различным уголовным делам, утверждает об их противоречивости, ссылается на то, что не установлены обстоятельства знакомства осуждённых с потерпевшей П не опровергнуты доводы осуждённых о том, что они не были знакомы с потерпевшей, не выяснены обстоятельства якобы возникшего у потерпевшей долга; не установлен мотив преступления. Суд необоснованно отказывал в удовлетворении ходатайств о проведении следственного эксперимента и выезда на место происшествия; ссылается на то, что 5 мая 2008 года семья М жила в , что подтверждено не только показаниями свидетелей, но и договором найма от 7.10.2008 года. Осужденная указывает, что в нарушение требований закона все показания свидетелей судом оценены выборочно.

Тюлюш Р.Д. ссылается на то,что судебном заседании были исследованы протоколы очных ставок свидетеля П с Тюлюш и Чимит, где она говорила, что впервые увидела их в августе 2008 года, однако, эти показания не были учтены судом;считает неправдивыми показания П о том, что Чимит её ударила. Ссылается на то, что свидетели П и К . проходили по делу с ней и Чимит о мошенничестве и у них прямая заинтересованность оговорить их; утверждает, что К запугивала П в 2010 году. Суд не учёл объяснений К о том, что с ней(Тюлюш) она познакомилась при оформлении договора купли квартиры Ж , договор оформлялся один раз, и делает вывод о том, что в мае 2008 г.

этого быть не могло. Со ссылкой на данные о личности К , факты уклонения от явки в суд по вымышленным причинам, появления в нетрезвом виде, отсутствие паспорта, на то ,что она оговаривала их в причастности к смерти П , подвергает сомнению показания К , в том числе и в части нанесения телесных повреждений потерпевшей, утверждает, что при наличии разных показаний К об одних и тех же обстоятельствах по двум разным уголовным делам, суд не дал им никакой оценки в приговоре; указывает, что не опровергнуты доводы осужденных о том, что никто из них не был знаком с П не установлен мотив совершения преступления; считает, что показания К в части нанесения телесных повреждений П противоречивы, судом не установлено является ли 12 скалка, приобщенная к материалам уголовного дела, орудием преступления; Тюлюш Р. Д. утверждает, что в приговоре показания осужденных о наличии у них алиби не опровергнуты, показания К о датах, времени, цели прихода в агентство ООО « », времени ее знакомства с Тюлюш, о времени рождения внучки, ее поездки в роддом № противоречивы в целом и между собой; не установлена цель прихода всех в квартиру ; считает, что судом необоснованно приняты во внимание показания свидетеля М от 04.08.2010; описание мебели в квартире М и расположение комнат, описанное М противоречат показаниям К утверждает, что П и К дают показания против Чимит и Тюлюш т.к. являются обвиняемыми по уголовному делу № ; также указывает, что доводы К об угрозах в ее адрес в судебном заседании не подтвердились, многочисленные свидетели утверждали, что К может легко оговорить людей, лживая, ей доверять нельзя; при продлении сроков содержания под стражей следователь необоснованно сослался на показания свидетеля Х который был допрошен намного позднее; к материалам уголовного дела не приобщена веревка, которой был привязан труп к кустарникам, что доказывает, что тело женщины не приплыло к месту обнаружения, Тюлюш утверждает, что образцы крови П вероятно нанесены следователями на вещественные доказательства-доски, изъятые в кв. ; судом не приняты во внимание показания К и П по другому уголовному делу, считает, что показания очевидцев преступления противоречат показаниям остальных свидетелей, заключения экспертиз противоречивы, генотипоскопическая экспертиза не конкретизирована; указывает, что судом необоснованно отвергнуты ее показания о том, что с К она познакомилась только при оформлении договора купли-продажи квартиры между Ж и Х 23 июля 2008 г.; указывает, что нарушен порядок изъятия, упаковки и осмотра вещдоказательств, т. к. они упакованы в разные пакеты, на некоторых из которых нет печати и подписи; выписка из приговора не соответствует резолютивной части самого приговора, касающейся срока назначенного наказания( в выписке из приговора срок наказании указан 3 года, а в приговоре 3 года 6 месяцев).Ссылается на то, что государственный обвинитель М 8 июня 2010 г. был отстранён от дела как заинтересованное лицо, так как его родной брат участвовал в осмотре места происшествия, а поэтому исследованные при нём доказательства не могут быть допустимыми. Протокол осмотра места происшествия ,по мнению осужденной, неполно отражает обстановку обнаружения трупа, не выяснены полностью обстоятельства обнаружения трупа. Осужденная утверждает, что имеются существенные противоречия в выводах экспертиз от 10.06.2008 г. и 21.06.2009 г., проведённых экспертом Х .Не прояснены ,по ее мнению, до конца обстоятельства, связанные с опознанием Х трупа дочери. Для проведения геномной экспертизы не были представлены ввиду утери образцы крови дочери П Выводы экспертов свидетельствуют о крайне малой вероятности принадлежности обнаруженной крови П а 13 ходатайство об изъятии образцов у членов семьи М необоснованно отклонено.Многочисленные отводы суд незаконно рассматривал на месте, что свидетельствует о нарушении норм УПК РФ. Нарушен порядок изъятия, упаковки и осмотра вещественных доказательств, невозможно утверждать, что вещественные доказательства изъяты из кв.28, а кровь П , возможно, была перенесена на вещественные доказательства. . Считает несправедливым решение суда о взыскании процессуальных издержек, так как она является единственным кормильцев семьи. Ссылается на то, что суд неправильно исчислил срок наказания с 25 ноября 2009 г., хотя (т.1 л.д.235) она задержана 24 ноября 2009 г..Просит отменить приговор с прекращением дела, либо с направлением дела на новое рассмотрение и изменением ей меры пресечения. В жалобе осужденная Тюлюш Р. Д.. подробно ссылается на исследованные в судебном заседании доказательства, приводя изложение их содержания и давая им собственную оценку.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены приговора.

Вывод суда о доказанности вины осужденных соответствует материалам дела и основан на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств, надлежаще оцененных судом в соответствии с требованиями ст.88 УПК РФ .Приговор основан на допустимых доказательствах, которыми являются показания свидетеля К изобличавшей осужденных как лиц, совершивших преступление в отношении П и дававшей показания о конкретных действиях каждого из осужденных в процессе причинения потерпевшей телесных повреждений ; показания свидетеля П которая ,находясь в квартире ,где было совершено преступление, слышала звуки избиения и крики П и показывала о том ,что в это время , там находились Намчыл- оол А. К. и Чимит В. В., а также периодически заходили Чимит А. В. и Тюлюш Р. Д.; показания свидетелей Б М С , Е Е протокол осмотра места происшествия от 08 июня 2008 г., рапорт об обнаружении признаков преступления, заключения судебно-медицинских экспертиз предметом исследования которых являлся труп потерпевшей П , протокол осмотра жилища от 28 мая 2010, заключение медико-криминалистического исследования от 11 октября 2010, заключение экспертизы вещественных доказательств от 30 сентября 2010 г., заключение судебной генотипоскопической экспертизы от 18 октября 2010 и дополнение к нему от 02 февраля 2012, заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении П от 06.10.2010 года, а также иные приведенные в приговоре доказательства.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах защиты и осужденных, по существу, сводятся к переоценке исследованных по делу доказательств, однако, судебная коллегия не усматривает к этому оснований.

В основу приговора положены относимые к делу доказательства, которые получили всестороннюю оценку суда с точки зрения допустимости и достоверности. Оснований для признания положенных в обоснование 14 обвинительного приговора доказательств недопустимыми, предусмотренных ст. 75 УПК РФ, не имеется.

Все изложенные в кассационных жалобах доводы , касающиеся неправильной оценки данной судом показаниям свидетелей и иным доказательствам, по существу аналогичны позиции осужденных, которую они занимали в судебном заседании.

Все эти доводы были тщательно исследованы судом, в необходимых случаях по делу были допрошены дополнительны свидетели, истребованы письменные доказательства, назначены экспертные исслелования.

Изменению свидетелями М Х Х Х Х Х своих показаний в приговоре дана правильная оценка. При этом суд обоснованно, со ссылкой на анализ их показаний в совокупности с иными доказательствами отверг их показания в судебном заседании о том, что в мае 2008 года их семья проживала в кв.

и никуда не выезжала.

Доводы о том, что показания свидетеля Х в ходе расследования дела, признанные судом достоверными, подлежали исключению ввиду того, что в отношении свидетеля было нарушено право на пользование родным языком безосновательны.

Как видно из показаний допрошенного в судебном заседании следователя СУ СК РФ по С допрашиваемые им лица, в т.ч. свидетель Х русским языком владели, в услугах переводчика не нуждались, что указано в протоколах их допросов, показания ими даны добровольно, содержание протоколов и добровольность дачи показаний , удостоверены их собственноручными подписями. Судебная коллегия считает, что требования ст. 189 УПК РФ при допросе указанных лиц в ходе расследования дела нарушены не были, а поэтому их показания обоснованно признаны допустимыми доказательствами.

Доводы осужденных и защиты о том, что К и П дают показания против Чимит А. В. и Тюлюш Р. Д. с целью уйти от уголовной ответственности, поскольку являются обвиняемыми по уголовному делу № ,также аналогичны позиции стороны защиты в судебном заседании.Эти доводы были исследованы ,и судом им дана надлежащая оценка в приговоре.

Доводы об отрицательных характеристиках К и П (в том числе со ссылкой на показания свидетелей Б А , Ж С и других, перечисленных в кассационных жалобах) не свидетельствует о том, что К и П дали недостоверные показания о фактических обстоятельствах настоящего дела и о причастности к преступлению осужденных.

Вопреки доводам жалоб осужденных в судебном заседании подробно исследовались обстоятельства знакомства К с каждым из подсудимых и в приговоре данным обстоятельствам дана надлежащая оценка.

Отказ в удовлетворении ходатайства Намчыл-оола А. К. о допросе в качестве свидетеля начальника УУР МВД по Ш о постановке новых вопросов эксперту, производившему генотипоскопическую экспертизу, 15 об истребовании цветных фотографий осмотра места происшествия не свидетельствуют о какой-либо заинтересованности судей в исходе рассмотрения дела и не влияют на выводы суда о доказанности вины осужденных и квалификации их действий.

Судом приняты обоснованные решения по ходатайствам, заявленным осужденными и их защитниками о признании недопустимыми и исключении из перечня доказательств: заключения эксперта № (Т. 9 л.д. 171-174); заключения эксперта № и от 18.10.2010 (Т. 9 л.д. 78-84),' постановления о производстве выемки скалки, протокол ее выемки, протокола осмотра предметов от 20.06.2010; заключения судебной дактилоскопической экспертизы № от 27.03.2012, а также ряда других доказательств, допустимость которых оспаривается в кассационных жалобах осужденных.

Каких-либо оснований считать допрошенных в судебном заседании по обстоятельствам производства следственных действий следователей лицами, заинтересованными в исходе дела и давшими ложные показания (как об этом утверждается в кассационных жалобах) не имеется.

Доводы жалоб об имеющихся сомнениях в части того, что проводилась эксгумация именно трупа П (а не другого трупа), и о том, что данное обстоятельство надлежаще не выяснено, несостоятельны.

В судебном заседании тщательно исследовались обстоятельства проведения эксгумации трупа: порядок проведения эксгумации, процедура ее проведения, изъятие необходимых образцов для последующего назначения и проведения экспертных исследований. Анализ этих данных позволяет придти к выводу о том ,что эксгумирован был именно труп П что и указано в приговоре.

Доводы о том, что в ходе расследования дела исчезли кисти рук потерпевшей и зуб (изъятые при исследовании трупа), не ставят под сомнение законность и обоснованность приговора, поскольку принадлежность трупа именно потерпевшей П установлена путем проведения дактилоскопической экспертизы.

Вопреки доводам осужденных суд обоснованно пришел к выводу о достоверности показаний К и П в той части, в которой они рассказывали об участии осужденных по данному делу лиц в совершении преступления, поскольку их показания подтверждаются другими исследованными в судебном заседании доказательствами, оценка которым дана в приговоре.

Доводы адвоката Шикаловой Л.В. и доводы осуждённых о неопределённости вопроса об обнаружении трупа не могут быть признаны основанием к отмене приговора. Осуждённые никогда не показывали о причастности к преступлению и соответственно об обстоятельствах сокрытия трупа потерпевшей, а поэтому эти обстоятельства не ставят под сомнение на выводы суда, изложенные в приговоре о том, что телесные повреждения потерпевшей ,были причинены именно осужденными.

Судом данный вопрос был исследован. Ссылка на то, что в журнале регистрации (МЧС), сотрудники которого труп обнаружили, не 16 свидетельствует о том, что труп не был обнаружен при обстоятельствах, изложенных в рапорте дежурного РОВД. Объективно данное обстоятельство подтверждено показаниями свидетеля М - явившегося дежурным РОВД.

Доводы защиты о том, что следователем фактически сфальсифицированы протоколы опознания трупа потерпевшей ее матерью и дочерью не свидетельствуют о необоснованности приговора.

Протокол опознания от 31 декабря 2008 года, о фальсификации которого ,в частности, указывается в кассационных жалобах, исключен из числа допустимых доказательств. В приговоре ссылки на указанный протокол не имеется, а вывод суда о принадлежности трупа П вопреки утверждениям в кассационных жалобах, основан на совокупности объективных доказательств, приведенных в приговоре, в том числе проведенных по делу экспертных исследований.

Согласно выводам судебной генотипоскопической экспертизы № и № от 18 октября 2010 года в следах, ранее обнаруженных на фрагментах досок, установлено наличие крови человека, в которых присутствует генетический материал трех или более лиц, по крайней мере, одним из которых является лицо мужского генетического пола. Присутствие крови погибшей женщины, останки которой представлены на исследование, в следах на фрагментах досок не исключается.

Х является биологической матерью погибшей женщины, останки которой представлены на исследование. Теоретически в среднем одна их 18 741 женщин обладает генетическими признаками, не исключающими ее материнства по отношению к женщине, останки которой представлены на исследование.

Подробный анализ выводов экспертизы с учетом показаний в судебном заседании эксперта Ш приведен в приговоре. Оснований не доверять выводам экспертов не имеется, поскольку экспертные исследования проведены в соответствии с нормами уголовно- процессуального закона. Заключения экспертиз соответствуют требованиям ст.204 УПК РФ. Эксперты надлежащим образом предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, 0 чем имеется соответствующая отметка.

Согласно заключению дополнительной судебной генотипоскопической экспертизы № от 02 февраля 2012, женщина, останки которой исследованы ранее, вероятно, является биологической дочерью Х и биологической матерью П Вероятность случайного совпадения генетических признаков, выявленных в ДНК трупа женщиы, предполагаемого ребенка - П и предполагаемой матери - Х по совокупности признаков составляет: 1: 274 773 007, то есть одна из указанной величины женщины обладает генетическими признаками, не исключающими ее родства по отношению к проверяемым лицам.

По заключению судебной дактилоскопической экспертизы № от 27 марта 2012 представленные на исследование дактилокарты с отпечатками пальцев рук, составленные на имя П (т. 1 л.д.58), заполненной 6 июля 1987 г. в СИЗО- МВД АССР с отпечатками пальцев кистей рук трупа неопознанной женщины, обнаруженной 8 июня 2008 года в км от в западном направлении на автотрассы , и отпечатки пальцев кистей рук с дактилокарты, хранящейся в электронном виде в системе АДИС « под № являются идентичными. 17 Данных о фальсификации доказательств,положенных в основу приговора, на что имеется ссылка в кассационных жалобах, из материалов дела не усматривается.

Доводы защиты об отсутствии данных о попытках реконструкции внешности потерпевшей по черепу не основаны на материалах дела, поскольку по заключению медико-криминалистического исследования, выводы которого исследованы в судебном заседании и изложены в приговоре, ввиду того, что представленные кости не в полной мере воспроизводят череп (отсутствует нижняя челюсть и сильно повреждены теменные височные и другие кости черепа) провести реконструкцию лица не представлялось возможным (т.9 л.д. 170, 174).

Доводы, изложенные в кассационных жалобах о том, утерянная в ходе расследования кровь дочери потерпевшей П была перенесена на фрагменты досок, которые были изъяты при осмотре места происшествия (кв.28),что ставит под сомнение выводы экспертных исследований, судебная коллегия не может признать убедительными.

Судом было установлено, что кровь на досках обнаружена еще в ходе осмотра жилища в присутствии понятых, что отражено в протоколе, и в неизменном виде объекты поступили для экспертных исследований, что опровергает вышеприведенные доводы.

Судебная коллегия не может признать обоснованными доводы о неправильной оценке показаний свидетелей И и Ш Суд обоснованно признал достоверными показания, данные вышеуказанными лицами в ходе расследования дела с соблюдением процессуальных норм показания о том, что автомашину марки « » из ремонта владельцы забрали в марте-апреле 2008 года, что они подтвердили в присутствии друг друга на очной ставке, а изменение показаний И в судебном заседании и его заявление о том, что автомашину забрали после Дня пограничника 28 мая 2008 года, суд правильно оценил как не соответствующие действительности, данные в пользу бывшей клиентки Чимит А.В., поскольку , согласно показаниям свидетеля И Чимит А.В. просила его дать показания о том,, что автомашину из ремонта забрали в мае 2008 года.

Признавая выводы суда о доказанности вины осужденных обоснованными, судебная коллегия считает, что их действиям дана правильная юридическая оценка по ст. 111 ч.З п.»а» УК РФ. Выводы суда в части юридической оценки действий осужденных мотивированы и аргументированы.Судом установлено, что тяжкий опасный для жизни вред здоровью был причинен совместными согласованными действиями всех осужденных, действующих группой лиц, с единой целью, а поэтому ссылки в кассационных жалобах осужденного Намчыл-оола А. К на то, что суд не конкретизировал действия каждого из осужденных, не могут быть признаны основанием к отмене приговора.

Вопреки утверждению в кассационных жалобах мотив совершенного преступления судом установлен -неприязненные отношения по поводу ранее 18 возникшего долга потерпевшей перед осужденными ,о чем показывала очевидец преступления свидетель К ,а поэтому доводы жалоб осужденных об отсутствии доказательств мотива совершения преступления и цели прихода в квартиру безосновательны.

При этом мотив преступления, установленный органами предварительного расследования не искажен и не нарушает положений ст.252 УПК РФ. Суд лишь исключил ссылку на незаконные действия с наркотическим средствами, как на основание возникновения долга, обоснованно указав, что данное обстоятельство не имеет значения для квалификации.

Ссылка в кассационных жалобах на то, что до 31 декабря 2008 года следователь трижды выносил постановление об отказе в возбуждении дела ,не ставит под сомнение выводы суда , т.к вынесенные постановления были неоднократно отменены в установленном законом процессуальном порядке из- за того ,что такое решение признавалось необоснованным как преждевременное.

Ссылка на то, что суд необоснованно, как предположительный, оценил довод защиты о том, что К оговорила осуждённых, хотя об этом она заявила следователю Д 13.10.09 г., не может быть принята во внимание, т.к. это было заявлено К при предъявлении обвинения в мошенничестве по другому уголовному делу. Свои показания о причастности осужденных по настоящему делу лиц к преступлению в отношении П . она подтвердила в судебном заседании.

Доводы о том, что при рассмотрении дела были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, о том, что судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном, допущены нарушения принципа состязательности сторон и презумпции невиновности не основаны на материалах дела и положениях уголовно-процессуального закона.

Вопреки утверждению в кассационных жалобах, дело судом рассмотрено с соблюдением принципа состязательности сторон, предусмотренного ст. 15 УПК РФ. Судом созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Все доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, исследованы. Заявленные сторонами ходатайства разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, принятые судом по ходатайствам решения мотивированы и аргументированы.

Оснований для вывода о нарушении конституционных прав осужденных в ходе предварительного следствия, о чем указывается в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Доводы жалоб о том, что судьи удовлетворяли лишь ходатайства государственных обвинителей и отклоняли все ходатайства стороны защиты не основаны на материалах дела , поскольку судом удовлетворены ходатайства стороны защиты и осужденных о признании недопустимыми протокола опознания трупа, справки-характеристики на Намчыл-оола А. К., справки-19 характеристики на Чимит А. В., протокола осмотра предметов от 20 июня 2010 года, о чем вынесены мотивированные постановления. По поводу установленных судом нарушений закона, допущенных органами следствия при собирании доказательств по делу, было также вынесено частное определение в адрес руководителя СУ СК РФ по Ссылки осужденных на нарушение их права на рассмотрение дела в разумный срок , как на основание к отмене приговора, несостоятельны.

Длительность рассмотрения дела вызвана объективными причинами, о которых неоднократно указывалась в постановлениях в связи с жалобами осужденных о длительности судебного разбирательства.

Отводы, заявленные составу суда и судьям единолично, рассмотрены в установленной процедуре с учетом положений ст.61-63 УПК РФ. Решения об отказе в удовлетворении отводов мотивированы, изложение в них результатов голосования нормами УПК РФ не предусмотрено и принятые решения не противоречат положениям ч.З ст.65 УПК РФ.

Нельзя согласиться и с тем, что ряд отводов судьям необоснованно рассматривался без удаления в совещательную комнату ,поскольку данное обстоятельство имело место только при отсутствии каких-либо новых оснований к отводу со стороны осужденных, не свидетельствует о нарушении норм уголовно-процессуального закона и не ставит под сомнение то, что дело рассмотрено законным составом суда и законность и обоснованность приговора в целом. Нарушений требований уголовно-процессуального закона при разрешении ходатайства об отводе судьям Орешкову Э. В. и Шиирипей Г. Н. по факту нарушения права на пользование родным языком не установлено.

Доводы о том, что судья Сарыглар Г.Ю.не мог принимать участие в рассмотрении дела, поскольку участвовал в кассационном рассмотрении жалобы Намчын-оола А.К. в порядке ст. 125 УПК РФ, оспаривавшего постановление о продлении сроков предварительного расследования.

Как видно из определения, каких-либо суждений, предрешающих обоснованность предъявленного обвинения судом кассационной инстанции, в состав которого входил судья Сарыглар Г.Ю., не высказывалось, что, с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, впоследствии не препятствовало судье участвовать в рассмотрении дела по существу.

Вопреки утверждениям в кассационных жалобах, то обстоятельство, что судья Орешков Э. В. продлил срок содержания под стражей обвиняемым при поступлении уголовного дела в суд не противоречит требованиям закона, правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации и не свидетельствует о нарушении положений ст.ст.227,228УПК РФ.

Из дела видно, что участники процесса были надлежаще извещены о том, что вопрос о продлении срока содержания под стражей будет разрешаться в порядке ст.255 УПК РФ.

Предварительное слушание по делу проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в связи с чем ссылки в кассационных жалобах осужденных на то, что из их расписок были якобы 20 удалены ходатайства о проведении предварительного слушания, не являются основанием для отмены приговора.

Решения по заявленным в ходе предварительного слушания ходатайствам приняты. То, что на предварительном слушании не было принято решения об исключении недопустимых, по мнению осужденных, доказательств, не является нарушениям уголовно- процессуального закона и не свидетельствует о незаконности постановления о назначении дела к рассмотрению по итогам предварительного слушания.

Ссылка Чимит А.В.на то, что при выполнении требований ст.ст. 215, 217 УПК РФ следователями О и С нарушены положения ч.

6 ст. 109 УК РФ, поскольку материалы уголовного дела предоставлены ей для ознакомления позднее, чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, также не свидетельствует о незаконности приговора и не может являться основанием к его отмене.

Из дела видно, что осужденные в полном объеме были ознакомлены с материалами уголовного дела.

Доводы осужденного Намчыл-оола А.К. о нарушении в отношении него п.2 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и принципа презумпции невиновности ,поскольку еще до вынесения приговора (17 января 2012 г. и 23 марта 2012 г. в определениях о назначении экспертиз) суд предрешил вопрос о виновности осужденных, безосновательны.

Анализ текста определений, на которые ссылается осужденный, свидетельствует о том, что выводов о виновности данные решения не содержат, а в них лишь указаны обстоятельства совершения преступлений, в которых обвинялись лица, привлеченные к ответственности по настоящему делу, в частности, Намчыл-оол А.К. Доводы осужденного Намчыл-оола А.К. о нарушении права на защиту в связи с изменением судом предъявленного ему обвинения и невозможностью надлежаще от него защищаться, безосновательны.

Намчыл-оолу А.К. было предъявлено обвинение по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ в убийстве по предварительному сговору группой лиц, т.е. в совершении преступления против жизни и здоровья гражданина. Намчыл-оол А.К. категорически отрицал свою причастность к преступлению и утверждал, что в момент инкриминированных ему деяний находился в другом месте, а не на месте преступления, установленном органами следствия и судом. Осуждение его по п. «а» ч.З ст.111 УК РФ, т.е. за преступление также против жизни и здоровья по фактическим обстоятельствам дела ,месту, времени и по объекту посягательства не отличается от ранее предъявленного ему обвинения.

Осужденным подана кассационная жалоба на приговор, он участвовал в судебном заседании кассационной инстанции в режиме видеоконференцсвязи, дополняя доводы кассационной жалобы и представляя дополнительные документы, а поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденного о том, что его право на защиту от обвинения по п. «а» ч.З ст.111 УК РФ, нарушено. 21 Нет оснований согласиться с доводами осужденного Намчын-оола А.К. о том ,что имел место обвинительный уклон суда в связи с тем, что ему отказали в постановке вопросов эксперту-генетику.

Как видно из дела, судом были рассмотрены все ходатайства, заявленные как стороной защиты, так и стороной обвинения. При этом из дела видно, что часть ходатайств была удовлетворена ,а часть отклонена с приведением мотивированных суждений суда .При такие обстоятельствах нет оснований для вывода об обвинительном уклоне суда Приговор суда соответствует требованиям закона ст.307-309 УПК РФ. В нем приведены как доказательства, на основании которых суд пришел к выводу о виновности осужденных, так и мотивы, по которым суд отверг доказательства стороны защиты.

Вопреки доводам кассационных жалоб, приговор основан не на предположениях, а на объективных доказательствах, подробно проанализированных судом в приговоре.

При назначении осужденным наказания судом приняты во внимание характер и степень общественной опасности совершенного преступления, роль каждого из осужденных в совершенном преступлении, данные о личности осужденных, влияние назначенного наказания на их исправления, а также на условия жизни их семей.

Вместе с тем, как видно из приговора, суд указал о том, что при назначении наказания учитывает «наступившие в результате преступления последствия», »отношение подсудимых к содеянному» и «степень вреда, причиненного преступлением».

Однако, отношение подсудимых к содеянному(по настоящему делу отрицавших свою причастность к преступлению) является позицией их защиты и не может учитываться при назначении наказания.

Что касается степени вреда, причиненного преступлением, то причинение тяжкого вреда здоровью, предусмотрено диспозицией уголовного закона, по которому они признаны виновными.

Какие именно наступившие в результате преступления последствия учитывались судом, в приговоре не мотивировано, а последствия в виде тяжкого вреда здоровью, как указывалось выше, уже предусмотрены диспозицией ч.З ст.111 УК РФ, по которой осуждены Чимит А.В., Намчын-оол А.К., Тюлюш Р.Д. и Чимит В.В. Учитывая данные обстоятельства, судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора ссылки при назначении наказания на «наступившие в результате преступления последствия», «отношение подсудимых к содеянному» и «степень вреда, причиненного преступлением», как не основанные на требованиях закона и в связи с этим смягчить назначенное осужденным наказание.

Поскольку согласно протоколу задержания Тюлюш Р.Д. (т.1 л.д.235), она задержана 24 ноября 2009 года, судебная коллегия находит, что суд 1 инстанции неправильно исчислил ей срок наказания с 25 ноября 2009 года и считает необходимым внести изменения в приговор в этой части. 24 В силу изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Тыва от 19 июля 2012 года в отношении Тюлюш Р Д Чимита В В Чимит А В и Намчыл-оола А К изменить: исключить из приговора ссылки при назначении наказания на «наступившие в результате преступления последствия»,«отношение подсудимых к содеянному» и «степень вреда, причиненного преступлением» и снизить назначенное по ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ № 26 ФЗ от 7 марта 2011 года) наказание: Тюлюш Р Д до 3 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима; Чимиту В В до 3 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Чимит А В до 4 лет 6 месяцев; Намчыл-оолу А К до 5 лет 6 месяцев.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору от 28 декабря 1998 года и окончательно назначить Чимит А В 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима .

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору от 28 декабря 1998 года и окончательно назначить Намчыл-оолу А К 6 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Зачесть в срок наказания время задержания Тюлюш Р.Д. в порядке ст. 91, 92 УПК РФ и содержания под стражей с 24 ноября 2009 года по 17 мая 2011 года.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 92-О12-22

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 109. Причинение смерти по неосторожности
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 126. Похищение человека
УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 65. Порядок рассмотрения заявления об отводе судьи
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 125. Судебный порядок рассмотрения жалоб
УПК РФ Статья 189. Общие правила проведения допроса
УПК РФ Статья 204. Заключение эксперта
УПК РФ Статья 207. Дополнительная и повторная судебные экспертизы
УПК РФ Статья 215. Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 255. Решение вопроса о мере пресечения
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх